Разное

Сша национальные особенности: США. Особенности национального характера — Статьи на 100 дорог

Содержание

США. Особенности национального характера — Статьи на 100 дорог

Разумеется, особенности национального характера нельзя абсолютизировать и говорить о том, что они присущи абсолютно всем представителям той или иной нации. Но несомненно, есть некоторое количество черт, по которым несложно отличить американца.

Американская улыбка.Американец жизнерадостен или, по крайней мере, улыбчив, особенно на работе. Начальник должен показать подчиненным, а подчиненные — клиентам, покупателям, что «у меня все О’кей!». Быть угрюмым на работе — не принято.

Американский образ жизниПоскольку американцы — большие патриоты своей страны, то они не одобряют какие бы то ни было критические замечания, высказываемые иностранцами в адрес чего-либо американского, например, по поводу опубликованной статьи в американской газете или журнале. Американцы могут не одобрять политику своего президента, но не допустят, чтобы его критиковали иностранцы. Эти люди искренне верят, что американский образ жизни — высшее достижение человечества, а Соединенные Штаты — важнейшая страна мира. При этом американцы народ законопослушный — они уважают существующие у них законы и власть. Представители американской нации озабочены своим здоровьем. Спиртного потребляют очень мало. В основном пьют пиво и коктейли, где льда больше, чем жидкости. В последние годы все больше ужесточается отношение к курению в общественных местах. Повышенное внимание к здоровью связано в том числе и с тем, что около 50% населения страдает от ожирения. Собственно американская пища, в особенности fast-food, очень мало соответствует идее здорового питания. Для борьбы с избыточным весом, который превращается в национальную проблему, пропагандируются занятия спортом — даже президент участвует в забегах и различных спортивных акциях.

Семья Одна из актуальных проблем — старение нации: все больше растет процент пожилых людей. В Америке, как нигде много одиноких стариков. Именно одиноких, потому что несравненно чаще увидишь пожилого человека, гуляющего с собакой, чем с внуком или внучкой. Вообще, дети в США держатся по отношению к родителям независимо, обычно рано начинают жить отдельно. Американцы самостоятельны и независимы. Идея американского образа жизни — в том, что каждый сам строит свою жизнь. Хотя американцы — народ весьма общительный, тем не менее попасть в их семью не так-то просто. Они скорее пригласят в ресторан на ленч. Провести с человеком обеденный перерыв среди рабочего дня — значит поддерживать с ним деловые отношения. Но вечером в семью приглашают только с супругой, и это уже личные отношения.

Деловые отношения

Общеизвестно, что американцы энергичны, настроены на интенсивную работу. Этому способствует вся система образования и воспитания, существующая в США. Со школьной скамьи в американцах одобряется напористость, умение ставить цель и добиваться ее, поэтому в дальнейшем они жестко отстаивают интересы представляемых ими компаний. Для большинства американцев добиваться успеха, делать деньги — основной смысл жизни.

Деловой американец по своему характеру не мелочен и не педантичен, но он понимает, что в организации любого дела нет мелочей. Поэтому к переговорам он готовится тщательно, с учетом всех элементов, от которых зависит успех дела. Непременным качеством американского бизнесмена является соблюдение трех правил: анализируй, разделяй функции (обязанности), проверяй исполнение. Эти правила считаются условием квалифицированного руководства. Специализация — это девиз, без которого не начинается ни одно дело.

Американцы берегут время и ценят пунктуальность. Они пользуются ежедневниками и живут по расписанию, точно приходят на назначенную встречу. На Восточном побережье страны (от Вашингтона до Бостона) этому правилу неукоснительно следуют — опоздания недопустимы и не могут быть ничем оправданы. На западе страны к этому относятся гораздо терпимее. Переговоры могут быть очень короткими — от получаса до часа и, как правило, идут один на один. При ведении переговоров американцы, как правило, стремятся к неформальной атмосфере, не пытаются строго следовать протоколу. Между членами американской делегации довольно распространены партнерские отношения. Часто они обращаются друг к другу по имени независимо от возраста и статуса. Аналогичное обращение возможно и к зарубежным партнерам. Это означает, что отношения имеют не только деловой, но и дружеский характер. Американцы ценят и любят шутки, стараются подчеркнуть дружелюбие и открытость.

Входя в рабочий кабинет Вашего американского партнера, Вы можете быть поражены обилию развешенных по стенам различных сертификатов, принадлежащих либо владельцу кабинета, либо возглавляемой им фирме, а также фотографий, на которых запечатлены известные политические и общественные деятели, посещавшие некогда данную фирму.

Американцы не любят чопорности, предпочитают удобную повседневную одежду, обращаются друг к другу просто, неофициально, даже если между собеседниками большая разница в возрасте и общественном положении. Они обожают соревнования, ценят достижения, рекорды. Хотя их поведение вполне естественно, со стороны оно может показаться властным, навязчивым.

По материалам книги В. Сухарева, М. Сухарева. Психология народов и наций.

Американский этикет, деловой этикет в США, отношение к семье и браку

Национальный этикет Америки


Народ, населяющий Америку, является молодой нацией, поскольку период консолидации американского этноса стал формироваться сравнительно недавно. Традиционно считается, что американцы представляют собой смесь всех наций в мире. Неудивительно, ведь на территории современной Америки проживают народы, являющиеся носителями различных культур. Какие же особенности у американского этикета? Отвечая на вопрос, нельзя не отметить общительность, улыбчивость американцев, их раскованность, способность открыто выражать чувства и эмоции. На самом деле, в понятии «американский этикет» заключен более широкий смысл. Это история целой страны, нации, которая предпочитает следовать собственным традициям. О том, какого поведения в гостях, семье, бизнесе придерживаются американцы, мы поговорим более подробно.


Правила этикета в Америке

Отличительными чертами типичного американца являются вежливость и дружелюбие. Первый диалог с представителем этой культуры обязательно будет сопровождаться фразами, подчеркивающими его заинтересованность вами. Устоявшаяся фраза «How are you?» («Как поживаете?») обязательно следует за приветственными словами «Добрый день!» и считается знаком хорошего тона. Обращаться по имени и говорить «Hello!» («Привет!») принято знакомым людям.

Американцы, как и россияне, при встрече пожимают друг другу руки. Здороваться за руку можно как с мужчиной, так и с женщиной, особенно если речь идет о деловых переговорах.

Деловой этикет в США не приветствует поцелуи. Протягивать руку даме первым обязан мужчина, занимающий самый высокий статус и являющийся старшим по возрасту. Во время прощания пожимать руки не принято. Деловым партнерам достаточно обменяться фразами, выражающими признательность за дружеский прием (сотрудничество, продуктивный диалог) и желание встретиться снова.

Какой американец не любит шуток? Для создания непринужденной атмосферы, которая поможет быстрее найти общий язык, умение шутить – обязательное условие. Но не стоит забывать о пунктуальности – жители этой страны ценят в партнерах не только чувство юмора, но и порядок. Опоздания в США не допускаются. Причем объяснения американцев мало волнуют. Пунктуальность партнера в Америке считается отражением его надежности.

Согласно этикету, класть ноги на стол – признак дурного тона. Но только не в Америке! В США не сочтут за невежество подобное действие. В этой стране никто не будет пренебрежительно смотреть на человека, решившего закинуть ноги на стул/стол, даже в общественных местах.

Американцы часто приглашают товарищей по работе или бизнес-партнеров в гости. Традиционными подарками считаются цветы, вино, привезенный из России сувенир. Поскольку в Америке взятки и все, что к ним может быть приравнено, не приветствуются, с выбором других подарков лучше не экспериментировать.

Впервые прибывшему в Америку туристу может показаться, что улыбки не сходят с лиц местных жителей. Даже существует убеждение, что именно благодаря этой особенности в Америке так много успешных предпринимателей. Это особенность американского менталитета, привычка. Улыбка считается визитной карточкой каждого американца. Поэтому нет ничего удивительного в том, что люди здесь улыбаются не только во время деловых переговоров и похода в гости, но и на улице. Туристам тоже следует придерживаться этой традиции, хоть многие и считают такое выражение эмоций искусственным.

Этикет в США запрещает рассказывать посторонним о собственных успехах или несчастьях. Во время беседы следует придерживаться отвлеченных тем.


Отношение к семье и браку

Американцы очень ценят семью. Стремление типичного американского гражданина сводится к созданию традиционного крепкого союза между мужчиной и женщиной. Забота о детях и их воспитание превыше всего. Мамы и папы посвящают своим отпрыскам достаточно времени. Также маленьким жителям страны с рождения внушают их превосходство над остальными и уникальность. Поскольку Америка считается свободолюбивой страной, где признаки демократии проявляются буквально во всем, принято считаться с мнением младших членов семьи. С юных лет детям говорят об их исключительности и позволяют самостоятельно принимать решения (хоть в первые годы жизни они и касаются всего лишь выражения предпочтений в еде/одежде). Отличительной особенностью психологии американцев является их стремление уберечь детей от любых невзгод, опасных ситуаций. Не зря говорят, что в Америке защита прав ребенка начинается еще в материнской утробе.

Понятие дружбы

Не будет лишним повторить, что залогом успеха у американцев считается улыбка. Далеко не последнюю роль в его достижении играют друзья, влюбленные в жизнерадостных, положительно настроенных приятелей.

Дружба высоко ценится в американском обществе. Неудивительно, что наличие большого числа друзей едва ли не второй пункт в списке желаний после стремления стать успешным и построить карьеру. Несмотря на это, этикет в США не приветствует зависимость от кого бы то ни было. Следует также соблюдать некоторую дистанцию согласно психологии американской дружбы.

В Америке нет градации людей на знакомых и приятелей (как принято у россиян). Человек либо друг, либо таковым не является. Чтобы «записаться» в друзья, достаточно понравиться американцу. Другом может считаться каждый новый знакомый, вызывающий у американца симпатию. Поэтому есть смысл поменять отношение к такому понятию, как дружба, когда дело касается общения с американцами.

К своим друзьям американцы предъявляют несколько иные требования, нежели русские. Возбраняется, например, навещать американского друга без предварительной договоренности. Не допускаются звонки, целью которых является желание излить душу. Общаться можно исключительно на позитивные темы. Помните, что знать о ваших проблемах никто не хочет. Желание делиться душевными переживаниями здесь воспринимается несколько иначе.


Деловой этикет США

Американцы занимаются бизнесом давно. Недаром Америку называют страной предпринимателей. Особую важность для жителей заокеанского государства имеет особенность поведения в сфере делового общения.

Американцы считаются трудолюбивой нацией. Им не чужды пунктуальность и ответственность. Жители США не допускают опозданий и пропуска рабочего дня даже по причине недомогания.

Во время бизнес-переговоров американцы стараются создать непринужденную атмосферу, разбавляя слишком официальный тон разговора смехом, удачно сказанными шутками.

На совещаниях, во время деловых переговоров не принято долго обсуждать трудности, препятствующие достижению цели. Принято быстро переходить к конструктивному диалогу, обсуждению путей решения проблемы. Желательно также придерживаться главной темы встречи. Обычно американские совещания длятся недолго. Жители этого государства всегда помнят о том, что время – деньги, поэтому стремятся использовать его с пользой.

Женщины-карьеристки в США – обычное дело. Их не ущемляют в правах и предоставляют полную свободу действий.

Неважно, что партнером по бизнесу является женщина. В США мужчина-предприниматель к бизнес-леди относится как к человеку, равному себе. Поэтому любые намеки на флирт недопустимы. Не стоит целовать руку женщины, не являющейся супругой или дамой сердца. Подобное поведение нередко расценивается как попытка домогательства, за что можно отправиться на скамью подсудимых. Деловой этикет в США предлагает ограничиться традиционным пожатием рук.


О чем стоит молчать?

Отправляясь впервые в эту страну, стоит узнать, что нельзя говорить американцам. Известно, что россияне привыкли поднимать темы, касающиеся личных проблем, даже в присутствии незнакомцев. В Америке другое отношение к подобным беседам. В США такое поведение считается оскорбительным. За попытки продолжить неприятный американцу разговор можно получить повестку в суд.

Не стоит заводить разговоры на религиозные, политические темы, обсуждать расовые различия и людей, придерживающихся нетрадиционных взглядов на семейные ценности. Во время выражения субъективной точки зрения можно ненароком задеть самолюбие американца.

Вот что нельзя говорить американцам особенно, так это фразы, в которых содержатся нелестные отзывы о местной армии. Граждане США с гордостью отзываются о вооруженных силах страны, хвалятся храбростью солдат. Поэтому при желании обсудить мощь американской армии стоит говорить исключительно хорошие вещи. Шутки про теракты тоже недопустимы. Жизни многих людей искалечены трагическими событиями, так что обсуждение этой темы и тем более смех неуместны.


О чем еще стоит помнить?

Несмотря на то, что одной из главных проблем США является ожирение, американцы стараются следить за собой, придерживаясь правильного питания и здорового образа жизни. С осуждением относятся к людям, любящим выпить. Аналогичное отношение складывается к курильщикам.

Общественный транспорт в Америке не пользуется популярностью. Зато здесь много автомобилистов. Передвигаться по стране можно на арендованном автомобиле. Распространены в США также услуги такси «Uber».

При входе в дом обувь обычно не снимают. Но в некоторых семьях это все же принято делать. Все зависит от того, каких традиций придерживаются люди. Чтобы не оказаться в неловкой ситуации, стоит обратить внимание на поведение хозяев дома и гостей. Не случится ничего страшного, если напрямую поинтересоваться тем, как стоит поступать в конкретной ситуации.

Не нужно также надоедать новоиспеченным друзьям из Америки телефонными звонками. Пустые разговоры не приветствуются. Беспокоить американцев можно лишь в том случае, если вопрос действительно является важным.

Подводя итог, стоит сказать, что главной особенностью Соединенных Штатов является их становление и развитие под влиянием многих культур. Здесь уважают людей и их уникальность. Ключом к успеху является чувство юмора, особую важность для американцев также представляет соблюдение прав и свобод человека.

США – крайне интересная страна. Американский этикет уникален и многогранен. Только прикоснувшись к культурным традициям населения этого государства, можно лучше понять американский менталитет.


Национальные особенности подводной охоты / Полезная информация / Дискус

Инженер-кораблестроитель В. А. Дианов, бывший офицер-североморец, в своей статье рассматривает одну из версий трагических событий августа 2000 года.

Подводные учения

АПЛ «Курск» принимала участие в учениях Краснознаменного Северного флота, которые проводились в водах Баренцового моря. Район, отведенный для данного мероприятия, закрыли для входа посторонних судов. К учениям было допущено близко 30 кораблей ВМС РФ, ВВС, в числе которых представители сил Украины, береговые ракетные войска, ПВО. За все время мероприятия провели 40 самолетовылетов.

12.08.2000 года произошла гибель АПЛ «Курск». Катастрофа случилась на глубине 108 м. Место происшествия – 137 км от Североморска, вблизи пункта базирования Гремиха. На расстоянии 1000 км находится норвежский город Тронхейм (Trondheim). Координаты катастрофы – 37,35 восточной долготы, 69,40 северной широты.

Версия столкновения с автономным роботом

Существует мнение, что гибелью атомохода стало столкновение с автономным роботом, управление которым осуществлялось с борта подводного судна, принадлежащего службе разведки США.

Никого не удивит тот факт, что за военными объектами РФ наблюдают из космоса. Ведется слежение при помощи специально техники и на глубине.

Америка еще со 1970-х годов использовала атомную подводную лодку «Halibut» в целях шпионажа. Для этого судно оснастили переоборудованными торпедами. Управление такими «рыбками» осуществлялось непосредственно с борта подлодки. С помощью этого велась запись шумов и сигналов потенциального вражеского атомохода.

Особенности вражеской подводной разведки

Нужно отметить, что в США сочли такой шпионаж эффективным. Американские ВМС со временем были укомплектованы 4 новыми модернизированными АПЛ, оснащенными специальным оборудованием для разведки.

Современные шпионские АПЛ, состоящие на вооружении у США, укомплектованы микро-подлодками. По сути, они являются роботами. Управление осуществляется гидроакустическими сигналами. Такие микро-ПЛ, переходя в автономный режим, уходят от носителя на расстояние до 110 миль. Это позволяет роботу пребывать в гавани противника или районе учений, записывая необходимые данные. Носитель в то же самое время может находиться в открытом море.

Для подводной разведки в США используются судна, собранные на базе АПЛ. По габаритам они близки к типовой «Memphis». Из-за этого возможна ее ошибочная идентификация.

АПЛ, использующиеся для в разведки в США, оборудованы сильными гидроакустическими станциями. Предусмотрены и ангары для подводных роботов. На случай экстремальных ситуаций эти небольшие ПЛ имеют аварийные буи для связи – при необходимости они выстреливают за борт, а затем всплывают. Они передают сообщение на спутник и самоуничтожаются путем затопления спустя 30 минут.

Противоречия ВМС США

После катастрофы Военно-морские силы США сделали неоднозначное заявление, которое осветили в некоторых СМИ России. Было сказано, что две Американских подлодки действительно пребывали в Баренцевом море на момент катастрофы «Курска». Однако расстояние до места затопления ПЛ якобы составляло 100-120 миль. В качестве причины гибели ВМС США рассматривался взрыв собственной торпеды «Курска». Также были предложены записи сигналов, спровоцированных ударом и взрывом снаряда.

Отечественные СМИ не приняли во внимание важную деталь: 100 миль – это дистанция для устойчивой работы АПЛ с ПЛ-роботом. А именно на этом расстоянии находилось судно американцев.

Вполне вероятно, что автономный робот-шпион столкнулся с АПЛ «Курск». Это произошло непреднамеренно. Для нашей ПЛ зафиксировать робота на небольшой глубине было не так просто. Столкновение могло произойти в момент подвсплытия «Курска» для разрешения на отстрел аварийной торпеды.

Варианты атаки

На корпусе «Курска» были обнаружены пробоины, края которых были загнуты как снаружи, так и вовнутрь. Такой характер повреждений говорит о внешнем взрыве, что возможно при атаке. Например:

  • американский командир АПЛ мог принять столкновение своего робота с «Курском» как попытку захвата. Очевиден выбор отдать приказ о его взрыве. Каждый робот оснащается зарядом для таких ситуаций;
  • прямая атака. Командир АПЛ США, получив информацию о приготовлении российской подлодки к стрельбе (аварийная торпеда), решил действовать на опережение. Был отдан приказ атаковать «Курск». При таком варианте, вероятно, использовалась бы ракето-торпеда типа «Саброк». В пользу версии говорит то, что время подлета снаряда до российской АПЛ составляло бы 1,5-2 минуты.

Последствия второго варианта более критичны. Заряд «Саброка» может пробить корпус атомной подлодки. В результате внешнего взрыва могла произойти детонация заряда не только аварийной торпеды, но и остальных снарядов в первом отсеке. Вопреки уставу «Курск» на время учений был снабжен боеприпасами в большом количестве.

Само по себе столкновение с ПЛ-роботом или детонация аварийной торпеды, ни даже разрыв магистралей ВДВ не могли бы за столь короткое время потопить АПЛ.

Дальнейший ход аварии

1 отсек был уничтожен мощным взрывом. Командный пост второго также был серьезно поврежден. АПЛ резко «нырнула» в глубину, ударившись о дно. Столкновение заглушило реактор – «Курск» теряет ход и живучесть. Экипаж обречен на медленную смерть.

Разведчики США позаботились об устранении улик. Дно зачистили, а доказательства столкновения – обломки ПЛ-робота – были собраны подводными пловцами с «Мемфиса». Существуют свидетельства того, что рядом с местом гибели АПЛ был зафиксирован буй. Гидроакустический поиск помог обнаружить в этом районе посторонний объект на дне, который потом исчез.

СМИ было отмечено прибытие на главную базу Королевского Норвежского флота Хоконсверн АПЛ. Но условий для приема подводных судов такого типа в данных доках нет. Из-за чего ПЛ США была вынуждена была встать у стенки. Российским спутником удалось зафиксировать атомоход у причала.

Впоследствии фото АПЛ, которая была вероятной «убийцей», предоставил один скандинавский журналист. Но, как известно, эти видеокадры якобы «испортились».

Исход

Россия требовала право на осмотр корпусов АПЛ США. В ответ был получен отказ и отрицание факта столкновения. Действительно, его не было. Речь идет о столкновении «Курска» с роботом-шпионом. Но тщательный анализ подобных случаев показал, что атомоход не способен затонуть так быстро при таких условиях.

После катастрофы в столицу прибыл директор ЦРУ – Д. Теннент. Несложно догадаться, о чем он говорил с президентом. Мир был как никогда близок к подводной войне.

К сожалению, в США ставят интересы разведки и шпионажа выше военно-морского этикета. «Встречи» атомоходов России и Америки в последние десятилетия происходят практически каждый год. Это требует принятия мер от обеих сторон. Но пока наблюдаются такие тенденции, есть вероятность, что с национальными особенностями подводной охоты доведется знакомиться и в 21 веке.

Механизм принятия внешнеполитических решений в США: между национальным и частным интересом | Безруков

1. Байден Дж., Смит Гордон Х. Точка зрения. Конгресс и внешняя политика // США -Канада. Экономика, политика, культура. № 9. Ноябрь 2000.

2. Бондарев В.В. Совет национальной безопасности США при Администрации Обамы // США — Канада. Экономика, политика, культура. № 11. Ноябрь 2009.

3. Братерский М.В. США и проблемные страны Азии: обоснование, выработка и реализация политики в 1990-2005 гг. Москва, МОНФ. Институт США и Канады, 2005.

4. Жуган И.Б. Лоббизм в США. Правовые основы и анализ современного законодательства // Представительная власть — XXI век: законодательство, комментарии, проблемы. 2005. № 3.

5. Братерский М.В. США и проблемные страны Азии: обоснование, выработка и реализация политики в 1990-2005 гг. Москва, МОНФ. Институт США и Канады, 2005.

6. Кортунов С.В. О механизме принятия внешнеполитических решений // Международные процессы. Т. 2. № 2 (5). Май — август 2004 // http://www.intertrends.ru/five/005.htm (дата обращения: 01.09.2015).

7. Ньюхаус Дж. Дипломатия инкорпорейтед // Россия в глобальной политике. 2009, № 3.

8. Самуйлов С.М. Совет национальной безопасности США: прошлое и настоящее // США — Канада. Экономика, политика, культура, № 8, Август 2007.

9. Kissinger H. Years of Upheaval. Boston, 1982.

10. Official site of the FARA // http://www.fara.gov/fara-faq.html (дата обращения: 01.09.2015).

11. Official site of the Senate // http://www.senate.gov/legislative/Lobbying/Lobby_ Disclosure_Act/4_Registration_of_Lobbyists.htm (дата обращения: 01.09.2015).

12. Schlesinger A. A Thousand Days. John F. Kennedy in the White House. Boston, 1965.

13. Statement by the President on the White House Organization for Homeland Security and Counterterrorism, 26.05.2009 // http://www.gpo.gov/fdsys/pkg/DCPD-200900403/pdf/ DCPD-200900403.pdf (дата обращения: 01.09.2015).

14. U.S. Code, Title 50 — War and National Defense. Wash., 1983.

Все самое интересное об Организации Объединенных Наций

Можно ли назвать ООН мировым правительством?

Нет. Правительство представляет страну и народ. Организация Объединенных Наций не представляет ни конкретное правительство, ни какую-либо страну — она представляет всех своих членов и делает только то, что государства-члены ей поручат.

Хотя ООН иногда называют «парламентом наций», она не является надгосударственной структурой. У Организации нет армии, она не взимает налогов. Выполнение принимаемых ею решений зависит от политической воли ее членов, а для финансирования ее деятельности государства-члены делают взносы.

ООН — это форум, место, в котором могут встретиться представители практически всех стран мира. Она обеспечивает им механизм для поиска путей урегулирования споров или проблем и решения практически любых вопросов, стоящих перед человечеством.

Существует ли свод правил или принципов, по которым работает ООН?

Да, есть Устав Организации Объединенных Наций, в котором разъясняются права и обязанности государств-членов и необходимые действия для решения тех задач, которые они перед собой ставят. Вступая в ООН, страна принимает цели и правила, изложенные в Уставе.

Четыре главные цели ООН:

  • поддержание мира на планете;
  • развитие дружественных отношений между странами;
  • совместная деятельность по улучшению условий жизни бедных людей, борьба с голодом и болезнями, ликвидация неграмотности и содействие уважению прав и свобод;
  • помощь странам в достижении этих целей.

Как создавалась ООН?

Идея создания Организации Объединенных Наций возникла во время Второй мировой войны (1939–1945 годы). Руководители стран мира, которые совместными усилиями добивались окончания войны, осознали острую необходимость создания механизма, который позволил бы обеспечить мир и не допустить войн в будущем. Они понимали, что это возможно только в том случае, если все страны будут действовать сообща в рамках всемирной организации. Такой организацией стала Организация Объединенных Наций. Официальной датой рождения Организации является 24 октября 1945 года. На тот момент в нее входила 51 страна.

Как появилось название «Организация Объединенных Наций»?

Название «Организация Объединенных Наций» было предложено президентом Соединенных Штатов Франклином Д. Рузвельтом. Впервые оно было официально употреблено в 1942 году, когда представители 26 стран подписали Декларацию Объединенных Наций. В честь президента Рузвельта, который умер за несколько недель до подписания Устава, все, кто присутствовал на Сан-Францискской конференции, согласились с названием «Организация Объединенных Наций».

Здание, выросшее на месте скотобойни

На своем 1-м заседании, состоявшемся в 1946 году в Лондоне, Генеральная Ассамблея постановила разместить Центральные учреждения Организации Объединенных Наций в Соединенных Штатах. Нью-Йорк был не единственным кандидатом — рассматривались также Филадельфия, Бостон и Сан-Франциско. В итоге Генеральная Ассамблея склонилась в пользу нынешнего места, когда Джон Д. Рокфеллер-младший в последнюю минуту безвозмездно предоставил 8,5 млн. долл. США.

Позже муниципалитет города Нью-Йорка выделил в качестве дара дополнительный участок. На месте, выбранном для Центральных учреждений ООН, находились скотобойня, железнодорожное депо и другие промышленные здания.

24 октября 1949 года Генеральный секретарь ООН Трюгве Ли заложил первый камень в фундамент 39-этажного здания, а 21 августа 1950 года сотрудники Секретариата начали занимать свои новые кабинеты.

Существовала ли подобная организация до этого?

Аналогичная организация — Лига Наций — была создана в 1919 году после первой мировой войны. Ее главная задача заключалась в поддержании мира. Однако в Лигу вошли не все страны. Так, например, Соединенные Штаты никогда не были ее членом. Некоторые страны, вступившие в Лигу, позже вышли из нее, и во многих случаях Лига не принимала никаких мер. Хотя опыт Лиги оказался неудачным, она возродила мечту о создании всемирной организации. В итоге появилась Организация Объединенных Наций.

Кому принадлежит комплекс Центральных учреждений ООН?

Центральные учреждения Организации Объединенных Наций являются международной зоной. Это означает, что земля, на которой находится комплекс ООН, принадлежит не только Соединенным Штатам как принимающей стране, но и всем членам Организации. У Организации Объединенных Наций свой флаг и свой контингент сотрудников безопасности, которые охраняют территорию. Кроме того, она располагает собственным почтовым отделением и выпускает свои марки. Корреспонденцию с этими марками можно отправлять только из Центральных учреждений ООН или из отделений ООН в Вене и Женеве.

Кто оплачивает деятельность ООН?

Всю работу Организации Объединенных Наций оплачивают входящие в нее 193 государства-члена. Других средств у нее нет. У Организации Объединенных Наций четыре вида бюджетов:

  • регулярный бюджет, покрывающий расходы основных подразделений в Центральных учреждениях в Нью-Йорке и местных отделений во всем мире;
  • бюджет операций по поддержанию мира;
  • бюджет международных уголовных трибуналов;
  • бюджет так называемого «Генерального плана капитального ремонта» (1,9 млрд. долл.
    США) для финансирования ремонтных работ в комплексе штаб-квартиры ООН).

Взносы в бюджет ООН делаются в обязательном порядке. Размеры взносов определяются по шкале, которая утверждается всеми государствами-членами. Эта шкала рассчитана с учетом платежеспособности стран, их национального дохода и численности населения.

Оправдывает ли ООН расходы на ее содержание?

Регулярный бюджет Организации Объединенных Наций утверждается Генеральной Ассамблеей на два года. Предложенный бюджет на 2018–2019 годы составил 5,4 млрд. долл. США, которые идут на оплату деятельности ООН, выплату окладов сотрудникам и содержание основных объектов инфраструктуры. Примерно такую же сумму граждане Соединенных Штатов ежегодно тратят на покупку срезанных цветов и комнатных растений. Бюджет операций по поддержанию мира на 2016–2017 годы составил около 8 млрд. долл. США, что соответствует 0,5 процента общемировых военных расходов. Миротворческая деятельность гораздо дешевле, чем война, и поэтому затраты на нее оправданы.

В 2013–2015 годах в список десяти государств-членов, которые сделали самые большие начисленные взносы в бюджеты Организации Объединенных Наций, вошли Соединенные Штаты Америки, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Япония, Германия, Канада, Швеция, Норвегия, Франция, Нидерланды, Бразилия.

История Организации Объединенных Наций: хронология событий

  • сентябрь 1939 года

    Спустя считанные недели после начала Второй мировой войны значительная часть территории Европы превратилась в руины.
  • 14 августа 1941 года

    Президент США Рузвельт и премьер-министр Великобритании Черчилль провели встречу на борту боевого корабля в Атлантическом океане. Они приняли Атлантическую хартию, содержавшую набросок плана достижения мира во всем мире.
  • 1 января 1942 года

    В первый день 1942 года Рузвельт, Уинстон Черчилль, Максим Литвинов — от имени Советского Союза — и Цзы-вень — от имени Китая — подписали краткий документ, который впоследствии стал известен как «Декларация Объединенных Наций». На следующий день эта декларация была подписана также представителями 22 других государств.
  • 30 октября 1943 года

    Представители Китая, Советского Союза, Соединенного Королевства и Соединенных Штатов подписали Московскую декларацию и договорились о создании по окончании войны организации наций для поддержания мира.
  • лето и осень 1944 года

    Руководители Великобритании, Китая, Советского Союза и Соединенных Штатов встретились на вилле Думбартон-Окс под Вашингтоном и разработали принципы и цели будущей Организации Объединенных Наций.
  • 11 февраля 1945 года

    Президент США Рузвельт, премьер-министр Великобритании Черчилль и председатель Совнаркома СССР Иосиф Сталин после встречи в Ялте (Советский Союз) объявили о своем твердом намерении создать Организацию Объединенных Наций. Кроме того, они договорились о системе голосования в Совете Безопасности.
  • 26 июня 1945 года

    На конференции, состоявшейся в Сан-Франциско, представители 50 стран единогласно приняли Устав Организации Объединенных Наций.
  • 24 октября 1945 года

    После того как большинство стран, включая пять постоянных членов Совета Безопасности (Соединенное Королевство, Китай, СССР, США и Франция), подписали и официально признали Устав ООН, начался отсчет истории Организации Объединенных Наций. Таким образом, каждый год 24 октября мы отмечаем День Организации Объединенных Наций.

Какова структура ООН?

Организация Объединенных Наций работает практически во всех странах мира, а руководят этой деятельностью шесть главных органов:

Все эти органы заседают в Центральных учреждениях ООН в Нью-Йорке, за исключением Международного Суда, который находится в Гааге, Нидерланды. Кроме того, существуют программы, фонды, управления, специализированные учреждения и связанные с ООН организации. Специализированные учреждения и связанные с ООН организации координируют свою работу с ООН, являясь при этом отдельными, самостоятельными организациями. Они действуют в самых разных областях: здравоохранение, сельское хозяйство, телекоммуникации, изменение климата, проблемы коренных народов, устойчивое развитие и др. Все они наряду с собственно ООН образуют систему Организации Объединенных Наций.

Что такое Постоянный наблюдатель?

Государства, являющиеся членами одного или более специализированных учреждений, не будучи при этом членами Организации Объединенных Наций, могут получить статус Постоянного наблюдателя. Статус Постоянного наблюдателя возник исключительно из практики — в Уставе Организации Объединенных Наций никаких положений на этот счет нет. Эта практика существует с 1946 года, когда Генеральный секретарь признал назначение правительства Швейцарии в качестве Постоянного наблюдателя при Организации Объединенных Наций. Впоследствии своих наблюдателей направляли некоторые другие государства, которые позднее стали членами Организации Объединенных Наций, например Австрия, Италия, Финляндия и Япония. Швейцария стала членом ООН 10 сентября 2002 года.

Постоянные наблюдатели могут посещать большинство заседаний и имеют доступ почти ко всей соответствующей документации. Многие региональные и международные организации также участвуют в качестве наблюдателей в работе Генеральной Ассамблеи.

Какие языки являются официальными языками ООН?

В Организации Объединенных Наций используются следующие официальные языки: английский, арабский, испанский, китайский, русский и французский. Рабочими языками Секретариата ООН являются английский и французский.

Первоначально в качестве рабочих языков ООН использовались английский и французский. Позже арабский, испанский, китайский и русский языки были добавлены к числу рабочих языков Генеральной Ассамблеи и Экономического и Социального Совета. Рабочими языками Совета Безопасности являются английский, арабский, испанский, китайский, русский и французский.

Делегат может выступать на любом из официальных языков, а его выступление синхронно переводится на другие официальные языки. Большинство документов ООН также издается на всех шести официальных языках. Иногда делегаты выступают на неофициальных языках. В этом случае делегация обязана либо обеспечить устный перевод, либо предоставить текст выступления на одном из официальных языков. Дополнительная информация >>

Какова процедура признания нового государства или правительства? Каким образом страны становятся членами ООН?

Признание нового государства или правительства — это акт, который могут совершить или отказаться совершить только другие государства и правительства. Как правило, этот акт означает готовность установить дипломатические отношения. Организация Объединенных Наций не является ни государством, ни правительством и поэтому не обладает никакими полномочиями признавать то или иное государство или правительство. Будучи организацией, объединяющей независимые государства, она может принимать в свои члены новые государства или принимать полномочия представителей нового правительства.

Согласно Уставу Организации Объединенных Наций, «прием в члены Организации открыт для всех миролюбивых государств, которые примут на себя содержащиеся в Уставе Организации Объединенных Наций обязательства и которые, по суждению Организации, могут и желают эти обязательства выполнять». Прием государств в члены Организации Объединенных Наций производится решением Генеральной Ассамблеи по рекомендации Совета Безопасности. В сжатом виде эту процедуру можно представить так:

  • Государство направляет Генеральному секретарю заявление и письмо, в котором оно официально принимает на себя обязательства, содержащиеся в Уставе.
  • Заявление рассматривается Советом Безопасности. Рекомендация о приеме считается принятой, если за нее проголосовали 9 из 15 членов Совета и при этом никто из 5 постоянных членов — Китай, Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Соединенные Штаты Америки и Франция — не проголосовал против.
  • Если Совет выносит рекомендацию о приеме, она представляется на рассмотрение Генеральной Ассамблее. Для приема нового государства необходимо большинство в две трети голосов членов Ассамблеи.
  • Членство вступает в силу с даты принятия резолюции о приеме.

На каждой сессии Генеральная Ассамблея рассматривает полномочия всех представителей государств-членов, участвующих в работе сессии. При рассмотрении полномочий, которое, как правило, проводится сначала в Комитете по проверке полномочий в составе девяти членов, но может проводиться и в других случаях, может возникнуть вопрос о том, находится ли фактически у власти правительство, аккредитовавшее конкретного представителя. В итоге решение принимается большинством голосов в Ассамблее. Следует отметить, что при обычной смене правительств, например в результате демократических выборов, никаких вопросов, связанных с полномочиями представителя соответствующего государства, не возникает.

Как менялась численность государств-членов начиная с 1945 года до настоящего времени?

Специальные права заимствования (СДР)

Специальные права заимствования (СДР)

18 февраля 2021 г.


СДР представляют собой международный резервный актив, созданный МВФ
в 1969 году, и они дополняют официальные резервы его государств-членов. По состоянию на март 2016 года создано и распределено среди государств-членов
204,1 млрд СДР (эквивалентно приблизительно 285 млрд долларов США). СДР могут обмениваться на свободно используемые валюты. Стоимость СДР в настоящее время основана на корзине из четырех основных валют: доллара США, евро, японской иены и фунта стерлингов. Эта корзина будет расширена и станет включать китайский юань в качестве пятой валюты с 1 октября
2016 года.

Роль СДР

СДР были созданы в качестве дополнительного международного резервного актива в контексте Бреттонвудской системы фиксированных обменных курсов. В результате распада Бреттонвудской системы в 1973 году и перехода основных валют на режимы плавающего обменного курса использование СДР в качестве глобального резервного актива уменьшилось. Тем не менее, распределения СДР могут сыграть определенную роль в предоставлении государствам-членам ликвидности и дополнении их официальных резервов, как это было во время мирового финансового кризиса.

СДР являются расчетной единицей МВФ и некоторых других международных организаций.

СДР не являются ни валютой, ни требованиями к МВФ. Они, скорее, представляют собой потенциальное требование к свободно используемым валютам государств-членов МВФ. СДР могут обмениваться на эти валюты.

Стоимость СДР определяет корзина валют

Стоимость СДР

Стоимость СДР в долларах США устанавливается ежедневно на основе спотовых обменных курсов, которые определяются примерно в полдень по Лондонскому времени, и публикуется на веб-сайте МВФ.

Изначально стоимость СДР была определена эквивалентной 0,888671 грамма чистого золота, что в то время было также эквивалентно одному доллару США. После распада Бреттонвудской системы стоимость СДР была определена как основывающаяся на корзине валют.

Включенные в корзину СДР валюты должны удовлетворять двум критериям: критерию экспорта и критерию свободного использования.Валюта удовлетворяет критерию экспорта, если ее эмитент является членом МВФ или валютного союза, в который входят члены МВФ, а также является одним из пяти крупнейших мировых экспортеров. Для того чтобы валюта была признана МВФ «свободно используемой», она должна широко использоваться для осуществления платежей по международным операциям и находиться в широком обращении на основных валютных рынках. Свободно используемые валюты могут использоваться в финансовых операциях Фонда.

Корзина СДР пересматривается каждые пять лет или ранее, если потребуются, с тем чтобы обеспечить отражение в ней относительного значения валют в мировой торговой и финансовой системах. Пересмотр распространяется на важнейшие элементы метода стоимостной оценки СДР, в том числе критерии и индикаторы, используемые для выбора валют для корзины СДР, и первоначальные веса валют, используемые для определения сумм (количества единиц) каждой валюты в корзине СДР. Эти суммы валют остаются неизменными на протяжении следующего пятилетнего периода оценки стоимости СДР, при этом фактические веса валют в корзине колеблются вместе с изменением обменных курсов включенных в корзину валют относительно друг друга. Стоимость СДР определяется ежедневно на основе рыночных обменных курсов. В ходе пересмотров также проводится оценка целесообразности включения в корзину для определения процентной ставки по СДР финансовых инструментов, входящих в нее (см. ниже).

  Доллар США 41.73 0.58252
  Евро 30.93 0.38671
  Китайский юань 10.92 1.0174
  Японская иена 8.33 11.900
  Фунт стерлингов  8.09 0.085946

В рамках последнего пересмотра, завершенного в ноябре 2015 года, Исполнительный совет МВФ принял решение, что китайский юань соответствует критериям для включения в корзину СДР. На основании этого решения c 1 октября 2016 года китайский юань входит в состав корзины СДР наряду с долларом США, евро, японской иеной и фунтом стерлингов, а в расчет процентной ставки по СДР была включена доходность по трехмесячным эталонным казначейским облигациям Китая. В ходе проводившегося в 2015 году пересмотра Совет также утвердил новую формулу, согласно которой экспорту и сводному финансовому показателю каждой страны-эмитента валюты присваиваются равные доли для определения весов валют в корзине СДР.

Процентная ставка по СДР

Значение процентной ставки по СДР


Процентная ставка по СДР устанавливается еженедельно на основе средних взвешенных репрезентативных процентных ставок по краткосрочным государственным долговым инструментам на денежных рынках валют, входящих в корзину СДР, с минимальным значением 5 базисных пунктов. Она публикуется на веб-сайте МВФ.

Процентная ставка по СДР служит основой для расчета процентов, взимаемых с государств-членов по полученным ими от МВФ нельготным кредитам и выплачиваемых государствам-членам по их кредиторским позициям в МВФ. Она также представляет собой проценты, уплачиваемые государствам-членам по их авуарам в СДР, и взимаемые с распределенных  им СДР.

 

 

Распределения СДР

Согласно Статьям соглашения, при соблюдении определенных условий МВФ может распределять СДР государствам-членам, участвующим в Департаменте СДР (в настоящее время все члены МВФ). В частности, общее распределение СДР должно соответствовать цели удовлетворения долгосрочных глобальных потребностей в дополнении имеющихся резервных активов и иметь широкую поддержку со стороны стран-членов МВФ (решение о распределении утверждается Советом управляющих большинством в 85 процентов от общего числа голосов членов Департамент СДР). После утверждения распределения СДР предоставляются странам-членам пропорционально их долям квот в Фонде.

Специальное разовое распределение в 2009 году позволило странам, присоединившимся к МВФ после 1981 года (т.е. после предыдущих распределений), участвовать в системе СДР на справедливой основе.

Операции с СДР

Государства-члены и назначенные держатели могут добровольно покупать и продавать СДР на свободном рынке. При необходимости МВФ может также назначать государства-члены для покупки СДР у других участников.

СДР могут быть использованы членами МВФ и самим МВФ в соответствии со Статьями соглашения и решениями, принимаемыми Исполнительным советом и Советом управляющих. МВФ имеет полномочия назначать в качестве других держателей СДР страны, не являющиеся членами Фонда, страны-члены, не участвующие в Департаменте СДР, ведомства, выполняющие функции центрального банка в отношении более чем одного члена, и другие официальные учреждения.  По состоянию на конец января 2021 года 15 организаций были утверждены в качестве назначенных держателей. Назначенные держатели не могут получать распределения СДР.  Держателями СДР не могут быть частные учреждения или физические лица.

Великая Депрессия в США 1929-1933 годов. Тяжелый американский кризис

Великая Депрессия (great depression) – продолжительный экономический кризис в мировой экономике, начавшийся в США в 1929 году, а затем и в других странах мира. 


Великая Депрессия была синхронная, всеобъемлющая и затронула все отрасли мировой экономик. По сути, это был мировой экономический кризис, но свое название он получил благодаря эмоциональному состоянию, в котором пребывало общество.

Официально закончился в 1940 году, но реально экономика США стала восстанавливаться после Второй мировой войны. 

Определение Великая Депрессия обычно употребляется именно по отношению к США, к остальным странам применяется определение мировой экономический кризис. 

Этот кризис затронул практически все развитые страны Запада.


 


Люди действительно погрузились в состояние депрессивного оцепенения.

Уборщица в Правительстве США, фото 1942 г.


Страдали и дети.



 


Причины Великой Депрессия в США


С точки зрения экономической теории Великая Депрессия 1929 г. в США наступила вследствие перепроизводства товаров и нехватки денежной массы для покупки этих самых товаров. 

Так как деньги были привязаны к золоту, а количество этого металла ограничено, возник дефицит денег, а затем и дефицит платежеспособного спроса на товары и услуги. 

Далее по цепочке работает «принцип домино»: резкое падение цен (дефляция) на товары, банкротства предприятий, безработица, заградительные пошлины на импортные товары, падение потребительского спроса и резкое падение уровня жизни.




Началом Великой Депрессии в США считают 29 октября 1929 г., так называемый «черный вторник».

Фондовый рынок обрушился, за 1 день акции упали на 10 млрд. долл США, что означало исчезновение кредитных денег в размере 10 млрд. долл США. 

Из-за этого падения фондового рынка 20-25 млн. человек в США понесли убытки.


Есть другая точка зрение о причинах Великой американской Депрессии. 

Великой Депрессии предшествовал бурный рост американской экономики. 

С 1917 по 1927 национальный доход США увеличился почти в 3 раза. 

Было освоено конвейерное производство, бурно развивался фондовый рынок, росло число спекулятивных операций, дорожала недвижимость. 

Рост производства товаров требовал увеличения денежной массы, а доллар был привязан к золоту.


Перед началом Великой Депрессии золотые запасы США увеличивались не так стремительно, как развивалась экономика. Это обстоятельство привело к появлению скрытой инфляции, так как правительство печатало новые деньги под бурный рост экономики. Тем самым была подорвана обеспеченность доллара золотом, нарастал дефицит бюджет, а ФРС снижал учетную ставку.


Возникла ситуация, когда рост производительности труда в промышленности уменьшился, а количество псевдоденег (векселей, расписок и тд.), наоборот выросло. Этот дисбаланс в экономике и привел к «черному вторнику» 1929 года.

Последствия Великой Депрессии для США и мира


Великая Депрессия в США 1929-1933 годов, выраженная в цифрах, выглядит удручающе.

Уровень промышленного производства в 1933 г. упал на 46% по сравнению с 1929 г. После Великой Депрессия 1929 года промышленность США была отброшена более чем на 20 лет назад, к уровню 1911 г.


ВНП США за 1929-1933 года упал в 1,85 раза с 103.9 до 56 млрд. долларов. Объем безработицы вырос с 3.2% до 25% в 1933 году, что составило около 12.8 млн. человек.

По данным американской Ассоциации по исследованию проблем труда, число безработных было значительно выше — около 17 млн. Около 2.5 млн. человек остались без жилья.


Разорилось около 135 000 компаний, доходы корпораций упали на 60%.

Общая капитализация рынка упала в 4.5 раза с 87 млрд. долл. до 19 млрд. долл. Фермерская недвижимость упала в цене более чем 10 раз. Разорилось около 897 тыс. фермерских хозяйств, т.е. 14.3% от общего числа.


Под удар Великой Депрессии попали и другие страны Запада, такие как Германия, Франция, Великобритания, также пострадали страны Центральной и Юго-Восточной Европы (Япония еще в 1927 году), страны Азии и Латинской Америки.

Великая Депрессия и финансовый кризис 2008 года


Зная о событиях, которые происходили в прошлом веке, невольно проводишь аналогии с сегодняшним мировым финансовым кризисом. Можно с легкостью найти общее у Великой Депрессии и мирового финансового кризиса 2008-2009.


Все опять началось в США, все опять началось с финансового сектора, а затем перекинулось на реальную экономику, фондовый рынок обрушился, потребительский спрос падает, безработица растет, деньги обесцениваются…Что будет дальше? Неужели нас ждет еще одна Великая Депрессия, которая теперь коснется и России?

Национальный характер американцев (А. В. Павловская)

Соединенные Штаты Америки — уникальная страна с особым национальным характером. Американская система ценностей изначально была основана на тесном взаимодействии с европейской, что нашло отражение в противоречивой позиции «любовь-ненависть». Традиционная и культурная Европа часто ассоциируется с консерватизмом и стагнацией. Поэтому Америка поклоняется всему новому; концепции «явной судьбы» и «американской мечты» были сформулированы в отличие от старого и европейского.Желание быть счастливым (мотивация поселенцев), оптимизм, ориентация на успех и американская улыбка в любой ситуации являются неотъемлемой частью американского характера и образа жизни.

Основополагающие принципы равенства в американском обществе привели к многочисленным предрассудкам и, как следствие, к тому, что каждый борется за свои права; и к феномену «политкорректности». Американцы в высшей степени послушны законам. Эта особенность связана с феноменом передачи информации властям, что рассматривается не как стукач, а как поддержание «правопорядка» в стране.Американцы очень трудолюбивые, они «трудоголики». Они слишком деловиты: даже их религиозность очень практична, политизирована и внешне. Не имея возможности отдыхать и расслабляться, американцы не могут жить без комфорта и удобства: все должно быть привычным и простым. Важными чертами американцев являются простота и наивность по отношению к категоричности и гиперболе: их детское восприятие мира, в котором есть только черное и белое, и нет полутонов, и всегда верны только американские ценности.

Ключевые слова: американский национальный характер, Соединенные Штаты Америки, иммигранты, американская система ценностей, американский образ жизни.

Полный текст на русском языке

Американский национальный персонаж

История
Ресурс Standard 3

Американский национальный символ

Диссертация 1

Есть определенные качества
и отношения, которые помогают определить американский
люди как отличные от всех остальных.Когда первые европейские поселенцы достигли
берега Нового Света адаптировали
к новому образу жизни, который заставил
им быть более самостоятельными, творческими,
и амбициозный. В этой новой среде
Американцы познакомились с новыми
народов (коренных американцев) и уменьшилось
их контакты с европейскими сообществами.Американцы создали свои системы
производства и испытали огромные
рост за счет уникальных
география (расширяющаяся граница).
Американцы даже занимались социальными проблемами
в отличие от своих европейских аналогов.

Из «Что тогда
американец, этот новый человек? »

Артур Шлезингер,
Старший

Диссертация 2

американских учреждений
укоренены в европейских традициях и
практики.Хотя отцы-основатели
жил на окраинах Северной Америки,
они поддерживали контакт с мужчинами и
женщин в Европе и твердо понимали
европейской истории и политики. В
Соединенные Штаты стали независимым
нация, расширила свои границы, и
материально процветали, потому что американские
руководители были знакомы как с отечественными
и иностранные дела, и они могли
иметь дело с европейскими лидерами в
умно и реалистично.Несмотря на разницу между
Американец и англичанин, француз,
немец и т. д., мы все являемся частью
Атлантическое сообщество, и мы разделяем
в целом западная культура.

Из «Американца»
Граница — Граница чего? »

Карлтон Дж.Х. Хейз

Предлагается
Задача 2:
Перечислите и объясните возможные причины различий
в интерпретациях, которые появляются выше.

Сорта
4–5: соотнесите ответы с «представленными доказательствами или
точка зрения автора «.

6–8 класс: связать ответы на
историки «выбор вопросов и использование источников».

9–12 классы: связать ответы
к «выбору вопросов историков», использованию и выбору
источников, точек зрения, убеждений и точек зрения.»

(В начало)

Ожидания конца кластера
| Литература по обществоведению
| Полевые экскурсии |
Интернет-ресурсов
Статьи | Домашняя страница DSSEP
| Домашняя страница DCTE
| Присоединяйтесь к нашей рассылке |
Мастерские | Ключ
Условия тестирования в Делавэре

Отправить
комментарии Фрэн О’Мэлли на fomalley @ udel.edu.

Эта страница была в последний раз изменена:

Кто мы? Споры о национальных характеристиках

Роберт Д. Каплан, главный геополитический аналитик Stratfor

Когда кто-то говорит, что он американец, это означает что-то очень конкретное, верно? Он ассоциируется с конкретным ландшафтом, историческим опытом, набором культурных склонностей и системой ценностей, верно? Действительно, часто утверждается, что все американцы — евреи, католики, индуисты, мусульмане — тем не менее, являются добровольными протестантами, потому что это протестантское вероучение и трудовая этика, которым они все подсознательно подчинили себя в ходе иммиграции. и натурализация.Конечно, все это правда. Однако верно и то, что американский характер сам по себе меняется и становится, возможно, более тонким. Именно эта тема была темой последней книги покойного гарвардского политолога Сэмюэля П. Хантингтона перед его смертью « Кто мы?» Вызовы национальной идентичности Америки (2004). Хантингтон считал, что массовый приток латиноамериканцев в последние десятилетия в сочетании с американской элитой, которая становилась все более интернациональной и менее американской, ставит под сомнение, означает ли само слово American то же самое, что и раньше.

Американские культурные символы, яблочный пирог, бейсбол и американский флаг (Фото: Википедия)

Не только американцы сталкиваются с этими вопросами идентичности, но и большая часть остального мира. Иммиграция, миграция беженцев, появление глобальной элиты в отличие от национальных элит, путешествия на реактивных самолетах, рост экспатриатизма и так далее — все это постепенно размывает основу национальности, а вместе с ней и национальные особенности.Здесь требуется нюанс, потому что национализм может фактически расти в моноэтнических азиатских обществах, таких как Япония, и доморощенные популистские движения в Соединенных Штатах, которые сами по себе являются реакцией отчасти на интернационализацию общества в целом, — тоже могут , будь еще более дерзким, чем когда-либо. Затем есть уродливый призрак антииммигрантского национализма в Европе. Тем не менее, по мере того, как технологии сужают географию, а люди все больше и больше перемещаются по планете, национальные особенности становятся все менее и менее четкими, а космополитизм находится на подъеме.

Либеральные интеллектуалы не будут недовольны. Национальные характеристики, хотя и относительно благоприятные для американского опыта, оказались губительными для европейского. Вот философ Ханна Арендт из книги « Истоки тоталитаризма», (1951):

.

«Когда русские стали славянами, когда французы взяли на себя роль командующих войсками force noire , когда англичане превратились в« белых людей », как уже в бедственном периоде все немцы стали арийцами», это будет «означать, что конец западного человека.Ибо что бы ни говорили ученые ученые, с политической точки зрения раса — это не начало человечества, а его конец, не происхождение народов, а их распад, не естественное рождение человека, а его неестественная смерть ».

И все же это не может быть концом спора. Ведь от явного расизма до разумного предположения, что, например, американцы в целом отличаются от французов, норвежцы в целом отличаются от греков, немцы отличаются от китайцев и так далее.Хотя в мире интеллектуалов-гуманистов расстояние меньше, чем можно было бы подумать. И не зря: доведенная до крайности вера в национальные особенности была элементом нацизма и японского фашизма. Холокост — это одна жизнь, удаленная от нашей, наносекунда в истории человечества. Так что это правильно, что интеллектуальная жизнь (как и внешняя политика) существует в тени. Результатом стала интеллектуальная атака на само понятие национальных характеристик. Это то, о чем следует помнить людям, изучающим геополитику.

Им нужно помнить об этом, поскольку я считаю, что такие интеллектуальные тенденции могут улучшить геополитику, а не подорвать ее. Геополитика — это исследование «пространства и силы», как сказал политолог середины 20-го века и посол Роберт Страус-Хупе. Речь идет о том, как разные народы, населяющие разные географические пространства, соревнуются друг с другом за влияние и превосходство. Интеллектуалы могут с этим согласиться. Но им труднее принять то, что популяции, населяющие эти разные географические пространства, остаются неизменными по своим характеристикам.На самом деле, говорят интеллектуалы, такие характеристики эволюционировали сложным образом, даже несмотря на то, что их никогда не было так просто классифицировать с самого начала.

Я думаю, например, об историке Йельского университета Тимоти Снайдере, который описывает гибкое, раннесовременное чувство идентичности, воплощенное в карьере поэта 19-го века Адама Мицкевича в академической классике 2003 года, Реконструкция народов: Польша, Украина, Литва, Беларусь, 1569-1999 гг. Мицкевич, как пишет Снайдер, видел в Литве «страну многих народов, но в конечном счете польскую судьбу…» Никогда не ступая ни в Варшаву, ни в Краков, Мицкевич, тем не менее, стал «медиумом» для польского национализма; и хотя он никогда не представлял Литву отдельно от Польши, сочинения Мицкевича использовались литовскими националистами.Хотя с технической точки зрения, как отмечает Снайдер, Мицкевича в сегодняшней терминологии можно было бы считать белорусом. Затем был разносторонний государственный и военный деятель межвоенного периода Юзеф Пилсудский, который, по словам Снайдера, «никогда не выбирал между Польшей и Литвой», даже когда он говорил «на народном белорусском деревенском языке». Сердце Пилсудского, похороненного в краковском замке Вавель в 1935 году вместе с польскими королями, было вырезано и похоронено рядом с его матерью в Вильнюсе, столице Литвы. Вместо «устоявшихся« фактов »географии» Снайдер документирует богатый культурный и лингвистический обмен, изобилующий сложными и частично совпадающими идентичностями в северо-восточной Европе.

Здесь идентичности слишком тонкие, чтобы вписаться в этнические смирительные рубашки, которых требуют современные националисты и поставщики национальных характеристик, которые отвергли гибкие определения раннего модернизма, образцом которого был, например, Мицкевич, и вместо этого обратились к иллюзии групповой чистоты и «врожденных национальных черт», которые в конечном итоге привели к геноциду и этническим чисткам. Действительно, привлекательность постмодернистского Европейского Союза, по словам Снайдера, проистекает — несмотря на трудности союза — из стремления народов бывших коммунистических государств избежать строгих ограничений современного национализма и национальных особенностей и войти в мир индивидуальные права за пределами этнической принадлежности.

Тезису

Снайдера помогает тот факт, что регион северо-востока Европы, о котором он пишет, более или менее плоский, с относительно небольшими естественными границами и преимущественно славянский, что способствует перемещению людей и, следовательно, изменчивой идентичности. Горные Балканы с географией, менее благоприятной для таких постоянных перемещений людей (даже если они находятся на пути евразийских торговых путей), населены носителями романского, венгерского, тюркского, греческого языков. ораторы, говорящие на албанском и славянском, могут быть несколько менее дружелюбны к посланию Снайдера.Хотя единственное место на Балканском полуострове, где война действительно разразилась после падения коммунизма, была Югославия, почти исключительно среди славяноговорящих, а не между славяноязычными и другими. Более того, идентичность румын, венгров, евреев и других не всегда так однозначна, как кажется. В любом случае, всеобъемлющая идея Снайдера состоит в том, что групповая идентичность — а также война и мир — в первую очередь зависят от человеческого выбора и случайностей, которые «ускользают от национальных рассуждений…» Это то, что те, кто занимается геополитикой, всегда должны помнить.

Хантингтон, консервативный интеллектуал, опасался потери идентичности и групповых характеристик в случае Америки; Снайдер, либеральный интеллектуал, видит опасность такого зашитого чувства идентичности в случае Европы. Урок для геополитики состоит не в том, чтобы судить о ценности таких идентичностей, а в том, чтобы понять, что и Хантингтона, и Снайдера объединяет их глубокое понимание того, что такие вещи, как национальные особенности, по своей природе ненадежны и изменчивы, и в будущем их может быть все труднее придавить.

Географическое пространство имеет значение, но личность тех, кто его занимает, может все больше затруднять обобщение. Урок: те, кто пишет о геополитике, должны не только оглянуться назад, на мир 19-го или 20-го века, в котором национальных народа боролись друг с другом за космос, но и на более сложный, более переполненный и более противоречивый мир пересекающихся идентичностей, где элементарно Тем не менее, битвы за космос по-прежнему будут иметь значение.

ХАРАКТЕРИСТИК АМЕРИКАНЦЕВ И АМЕРИКАНСКОГО ОБЩЕСТВА | Bound for the United States: An Introduction to U.С. Колледж и университетская жизнь

К сожалению, эту книгу нельзя распечатать из OpenBook. Если вам нужно распечатать страницы из этой книги, мы рекомендуем загрузить ее в формате PDF.

Посетите NAP.edu/10766, чтобы получить дополнительную информацию об этой книге, купить ее в печатном виде или загрузить в виде бесплатного PDF-файла.

«Предыдущая: ЖИЗНЬ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ

Предлагаемое цитирование: «ХАРАКТЕРИСТИКИ АМЕРИКАНЦЕВ И АМЕРИКАНСКОГО ОБЩЕСТВА.Национальный исследовательский совет. 1982. Bound for the United States: An Introduction to U.S. College and University Life . Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press. Doi: 10.17226 / 19539.

×

Предлагаемое цитирование: «ХАРАКТЕРИСТИКИ АМЕРИКАНЦЕВ И АМЕРИКАНСКОГО ОБЩЕСТВА». Национальный исследовательский совет. 1982. Bound for the United States: An Introduction to U.С. Колледж и университетская жизнь . Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press. DOI: 10.17226 / 19539.

×

Предлагаемое цитирование: «ХАРАКТЕРИСТИКИ АМЕРИКАНЦЕВ И АМЕРИКАНСКОГО ОБЩЕСТВА». Национальный исследовательский совет. 1982. Bound for the United States: An Introduction to U.S. College and University Life . Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press.DOI: 10.17226 / 19539.

×

Ниже приведен неисправленный машинно-читаемый текст этой главы, предназначенный для того, чтобы наши собственные поисковые системы и внешние системы имели богатый, репрезентативный текст каждой книги с возможностью поиска по главам. Поскольку это НЕПРАВИЛЬНЫЙ материал, пожалуйста, рассматривайте следующий текст как полезный, но недостаточный прокси для авторитетных страниц книги.

Далее: ВЫЕЗЖАЯ ИЗ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ »

Как границы сформировали американский характер

С первых дней исторической письменности в Соединенных Штатах историки изрядно и обычно тщетно пытались ответить на знаменитый вопрос, заданный Гектором Сен-Иоанном де Кревекером в восемнадцатом веке: «Что же тогда такое американец, этот новый человек?» Была ли эта составная фигура действительно «новым человеком» с уникальными чертами, которые отличали его от его предков из Старого Света? Или он был просто пересаженным европейцем? Наиболее широко принятый — и вызывающий ожесточенные споры — ответ был предложен молодым историком из Висконсина по имени Фредерик Джексон Тернер в 1893 году.Он считал, что американец был новым человеком, который обязан своими отличительными характеристиками и институтами необычной среде Нового Света, характеризующейся наличием свободной земли и постоянно сужающейся границей, в которой его цивилизация достигла зрелости. Эта экологическая теория, принятая на протяжении целого поколения после ее провозглашения, в течение последних двух десятилетий подвергалась яростным нападкам и яростной защите. Как он преуспел в этой словесной битве? Это все еще верный ключ к пониманию американской истории?

История

Тернера дает ключ к ответу.Он родился в Портидж, штат Висконсин, в 1861 году в семье пионеров из верхнего штата Нью-Йорк, он вырос на земле, окаймленной бескрайним лесом и все еще отмеченной печатью молодости. Там он общался с пионерами, которые ловили бобра или охотились на индейцев или очистил девственную пустыню; от них он кое-что узнал о свободных и простых демократических ценностях, преобладающих среди тех, кто судит людей по их собственным достижениям, а не по достижениям их предков. В Университете Висконсина вера Тернера в культурную демократию укрепилась, а его интеллектуальные перспективы расширились благодаря контактам с учителями, которые привели его в эту страну чудес приключений, где научные методы применялись к социальным проблемам, где эволюционная гипотеза Дарвина пробуждала ученых к пониманию проблем. непрерывность прогресса, и где искатели истины начинали осознавать множественность сил, ответственных за человеческое поведение.Молодой студент показал, насколько хорошо он усвоил эти уроки, в своем магистерском эссе «Характер и влияние меховой торговли в Висконсине»; он подчеркнул эволюцию институтов от простых форм к сложным.

Из Висконсина Тернер отправился в Университет Джона Хопкинса, как и многие другие молодые ученые того времени, только для того, чтобы встретить упорное сопротивление историческим теориям, которые уже складывались в его сознании. Его главный профессор, Герберт Бакстер Адамс, рассматривал развитие человечества с точки зрения эволюции, но считал, что окружающая среда не имеет места в уравнении; Американские институты можно было понимать только как ростки европейских «микробов», зародившихся среди тевтонских племен в лесах средневековой Германии.Тернеру это объяснение было неудовлетворительным. «Теория микробов» объяснила сходство между Европой и Америкой, но как насчет множества различий? Эта проблема все еще была в его голове, когда он вернулся в Висконсинский университет в качестве преподавателя в 1889 году. В двух замечательных статьях, подготовленных в течение следующих нескольких лет, он изложил свой ответ. Первый, «Значение истории», подтвердил свою веру в то, что историки называют «множественной причинностью»; он настаивал, чтобы понять сложную природу человека, нужно не только знание прошлой политики, но и знакомство с социальными, экономическими и культурные силы тоже.Во втором, «Проблемы американской истории», была сделана попытка выделить те силы, которые наиболее влиятельны в объяснении уникальных особенностей американского развития. Среди них Тернер считал, что наиболее важной была необходимость для институтов «адаптироваться к изменениям, происходящим в замечательно развивающихся, расширяющихся людях».

Это была теория, которая была развита в полномасштабную историческую гипотезу в знаменитом эссе «Значение границ в американской истории», прочитанном на конференции историков, проведенной в связи с Всемирной выставкой в ​​Чикаго в 1893 году.Различия между европейской и американской цивилизациями, заявил Тернер в этой монументальной работе, отчасти являются продуктом отличительной среды Нового Света. Самыми необычными особенностями этой среды были «наличие области свободной земли, ее непрерывная рецессия и продвижение американских поселений на запад». Эта свободная земля служила магнитом, притягивающим людей на запад, привлеченных надеждой на экономическую выгоду или приключения. Они приехали как европейцы или выходцы с Востока, но вскоре поняли, что дикая природа плохо приспособлена к привычкам, институтам и культурному багажу стратифицированных обществ, которые они оставили.В крошечной пограничной заставе не было необходимости в сложных политических институтах; традиционные экономические методы были бесполезны в изолированном сообществе, ориентированном на экономику самодостаточности; жесткие социальные обычаи устарели в стране, где престиж зависел от умения обращаться с топором или ружьем, а не от наследственной славы; культурные занятия были несущественными в стране, где предстояло сделать так много материальных дел. Следовательно, в каждом поселении первопроходцев происходило быстрое возвращение к первобытности. То немногое, что было необходимо, обеспечивалось простыми ассоциациями поселенцев; каждый мужчина заботился о своей семье, не полагаясь на своих товарищей; социальные иерархии распались, и культурный прогресс остановился.По мере того как пришельцы отступали по шкале цивилизации, привычки и обычаи их традиционных культур были забыты.

Однако постепенно сюда стали прибывать новички, и по мере того, как соотношение человек-земля увеличивалось, сообщество начало медленный подъем к цивилизации. Государственный контроль был ужесточен и расширен, началась экономическая специализация, началось социальное расслоение и активизировалась культурная деятельность. Но новое общество, которое в конечном итоге возникло, отличалось от старого, из которого оно возникло.Отказ от культурного багажа во время миграций, заимствования из множества культур, представленных в каждом поселении-первопроходце, отклонения, естественные в отдельных эволюциях, и влияние окружающей среды сыграли свою роль в создании уникального социального организма, подобного, но отличающегося от них. на востоке. Произошла «американизация» мужчин и их институтов.

Тернер полагал, что многие характеристики, связанные с американским народом, были связаны с его опытом в течение трех столетий, необходимых для заселения континента, постоянного «начала заново».«Их мобильность, их оптимизм, их изобретательность и готовность принимать новшества, их материализм, их эксплуататорская расточительность — все это были пограничные черты; ибо пионер, привыкший к повторяющимся движениям по мере продвижения на запад, смотрел на мир через розовые очки, мечтая о лучшем будущем, постоянно экспериментировал, адаптируя артефакты и обычаи к своей специфической среде, презирая культуру как сдерживающий фактор практической жизни. задачи, которые были столь важны в его жизни, и без промедления растрачивали, казалось бы, неисчерпаемые природные ресурсы.Тернер также приписывал характерный для Америки характер индивидуализма с ее неприязнью к государственному вмешательству в экономические объединения опыту первопроходцев, которые не желали препятствий со стороны общества, эксплуатируя богатства природы. Точно так же он проследил преувеличенный национализм Соединенных Штатов до его корней среди приграничных жителей, которые обращались к национальному правительству за землей, транспортными развязками и защитой от индейцев. И он считал, что вера Америки в демократию проистекает из новаторского опыта, когда нивелирующее влияние бедности и уникальность местных проблем поощряли самоуправление большинства.Он указал, что эти характерные черты, характерные для приграничных жителей, сохранялись еще долгое время после того, как сама граница исчезла.

Это была знаменитая «пограничная гипотеза» Тернера. В течение поколения, прошедшего после его провозглашения, его убедительная логика завоевала некритическое признание среди историков, но начиная с конца Игао и все больше и больше изменяя смерть Тернера в 1932 году, лавины критики неуклонно росли. Его теории, по словам критиков, противоречивы, его обобщения не подкреплены, его предположения недостаточно обоснованы; Они спрашивали, какое эмпирическое доказательство он может выдвинуть, чтобы доказать, что опыт Irontier ответственен за американский индивидуализм, мобильность или расточительность? Он был проклят как романтик за его утверждение, что демократия возникла из лесной среды Соединенных Штатов, и как изоляционист за то, что он признал продолжающееся влияние Европы на Америку.По мере того, как мода на «приманку-тернер» набирала популярность среди молодых исследователей логотипа с их интернациональными, полумарксистскими взглядами на историю, критика теории границ стала такой же иррациональной, как и прежняя поддержка, оказываемая ее сторонниками чрезмерного энтузиазма.

Однако в течение последнего десятилетия здоровая реакция медленно и неожиданно набирала силу. Современные ученые, постепенно осознавая, что Тернер выдвигает гипотезу, а не доказывает теорию, продемонстрировали здоровую тенденцию отказаться от бесплодных споров о значении его фраз и вместо этого сосредоточиться на проверке своих предположений.Они направили свои усилия в первую очередь на пересмотр его гипотезы в свете критики, направленной против нее, и на применение ее к приграничным районам за пределами Соединенных Штатов. Их выводы изменили многие взгляды, высказанные Тернером, но далеко продвинулись в направлении доказательства того, что пограничная гипотеза остается одним важным инструментом — хотя и не единственным — для интерпретации американской истории.

То, что Тернер был виновен в чрезмерном упрощении как природы, так и причин процесса миграции, несомненно, было правдой.Он представил поселенцев, движущихся на запад упорядоченной процессией — звероловы, скотоводы, шахтеры, фермеры-первопроходцы и экипированные вееры — причем каждая группа играет свою роль в превращении дикой местности в цивилизацию. Он считал, что свободная земля была магнитом, который заманивал их вперед, и это действовало наиболее эффективно в периоды депрессии, когда перемещенные рабочие с Востока искали убежище от экономических бурь среди изобилия природы на Западе: «Пустыня всегда открывала ворота. бегства к бедным, недовольным и угнетенным », — писал однажды Тернер.«Если социальные условия имели тенденцию к кристаллизации на востоке, то за пределами аллегенств существовала свобода».

Ни одно из этих предположений не может быть подтверждено в упрощенной форме, в которой его сформулировал Тернер. Его видение «упорядоченной процессии цивилизации, идущей гуськом на запад» не учитывало отклонений, которые были почти такими же важными, как и нормы; Не менее важны для завоевания леса, чем охотники или фермеры, были солдаты, мельницы, винокурни, ремесленники, кладовщики, купцы, юристы, редакторы, спекулянты и горожане.Все сыграли свою роль и все внесли свой вклад в сложный социальный порядок железного уровня, мало похожий на примитивные общества, которые изображал Тернер. Особенно это касалось первых строителей города. Деревни, которые возникали рядом с каждым поселением пионеров, были продуктом окружающей среды так же верно, как и скотоводы или индейские бойцы; каждая из них развивала экономические функции, приспособленные к нуждам примитивной территории, окружающей ее, и в условиях жесткого государственного контроля над такими важными функциями, как измельчение зерна или розничная продажа, каждая из них отражала ориентированные на сообщества взгляды приграничных жителей.В этих деревнях уравнительное влияние Запада также отражалось в полностью демократических правительствах, где всенародно избираемые советы были верховными, а мэр превратился в всего лишь номинального руководителя.

Пионеры, которые шли на запад в этой неорганизованной процессии, не были привлечены магнитом «земли деревьев», поскольку Тернер предположил, что до 1862 года общественное достояние было открыто для всех, кто мог заплатить 1,25 доллара за акр, или эта площадь была Tree al’ter Закон о усадьбе, принятый в том же году, был полностью опровергнут.Тернер не смог распознать присутствие в шествии к границе этого вездесущего искателя прибыли, спекулянта. Джобберы всегда опережали фермеров, продвигавшихся на запад, скупая вероятные городские участки или присваивая лучшие сельскохозяйственные земли с хорошей почвой и доступными транспортными средствами. Когда поселенец прибыл, его выбор был между уплатой цены спекулянта или принятием внутреннего участка. Даже Закон о Хомстеде снизил спекулятивную активность. Использование щедрых государственных субсидий железным дорогам и государственным образовательным учреждениям (которые не хотели, чтобы их беспокоили продажи частным лицам), или покупка бонусных сценариев у солдат, или обеспечение безопасности индейских земель после заключения контрактов на резервации, или использование ошибочных особенностей действий Конгресса. для избавления от болот и лимберленд джобберам удалось захватить большую часть пахотных земель Дальнего Запада.В результате на каждого новичка, получившего усадьбу у государства, приходилось шесть или семь хозяйств, приобретенных у спекулянтов.

Те, кто совершал эти покупки, не были, как полагал Тернер, перемещенными лицами с востока, спасаясь от периодических промышленных депрессий. Мало кто из городских ремесленников имел навыки или склонность, и почти никто из них не был столицей, чтобы бежать к границе. Цена на землю в 1,25 доллара за акр сегодня может показаться низкой, но она была непомерно высокой для рабочих, зарабатывающих всего доллар в день. Более того, необходимая сельскохозяйственная техника, животные и жилье добавили примерно 1000 долларов к стоимости открытия фермы в 1850-х годах, в то время как самый дешевый тариф на проезд из Нью-Йорка в Сент-Джордж.Луи был около 13 долларов на человека. Поскольку эти суммы всегда были недоступны фабричным рабочим (в тяжелые времена они сдерживали миграцию даже из сельских районов Востока), граница никогда не служила «предохранительным клапаном» для рабочих в том смысле, в каком Тернер использовал этот термин. Вместо этого американские границы были отодвинуты на запад в основном младшими сыновьями из соседних сельскохозяйственных районов, которые мигрировали в периоды процветания. Хотя эти обобщения применимы к эпохе до Гражданской войны, которая была основным интересом Тернера, они еще более применимы к концу девятнадцатого века.В этот период основные перемещения населения происходили из страны в город, а не наоборот; на каждого рабочего, покинувшего фабрику, чтобы переехать на ферму, двадцать человек переходили с фермы на фабрику. Если предохранительный клапан и существовал в то время, то это был предохранительный клапан в сельской местности, отводящий излишки сельскохозяйственной рабочей силы и, таким образом, уменьшающий недовольство аграрного населения в эпоху Грейнджера и популизма.

Признание того, что процессия к границе была более сложной, чем представлял Тернер, что хорошие земли редко бывают бесплатными и что предохранительный клапан никогда не срабатывал для слива обездоленных и недовольных из промышленных центров, означает ли это, что его выводы относительно процесса миграции были полностью дискредитированы? Совершенно верно обратное.Более разнородная группа, чем предполагал Тернер, почувствовала влияние границы, но это не умаляет степени воздействия. Кроме того, хотя земли на Западе почти никогда не были бесплатными, они были относительно дешевле, чем в Европе или на Востоке, и эта разница служила притягательной силой. Страницы статистики также не могут опровергнуть тот факт, что, по крайней мере до гражданской войны, граница служила косвенным предохранительным клапаном, привлекая перемещенных восточных фермеров, которые в противном случае перебрались бы в промышленные города; тысячи, покинувшие Новую Англию или Нью-Йорк на Старый Северо-Запад в 1830-х и 1840-х годах, когда начинался «сельский упадок» Северо-Востока, искали бы работу на фабрике, если бы не существовало западного выхода.

Эффект их исхода становится очевидным из сравнения политической философии Соединенных Штатов с философией другой приграничной страны, Австралии. Там земли, лежащие за прибрежными горами, были закрыты для пионеров засушливостью почвы и крупными овцеводами, которые первыми оказались на месте. В результате в Австралии относительно раньше, чем в Соединенных Штатах, сформировалась городская цивилизация и индустриальное население; и в нем были профсоюзы, правительства, в которых доминируют профсоюзы, и политическая философия, которые в Америке считались бы радикальными.Без предохранительного клапана собственного Запада, каким бы слабым он ни был, в Соединенных Штатах можно было бы пойти по такому пути.

Выводы Фредерика Джексона Тернера о влиянии границы на американцев также подвергались сомнению, дебатам и модификации с тех пор, как он выдвинул свою гипотезу, но они не были серьезно изменены. Это верно даже в отношении одного из его утверждений, которое подвергалось более ожесточенным спорам, чем любое другое: «Американская демократия родилась из мечты любого теоретика; его не перевозили на «Сьюзан Констант» до Вирджинии или на «Мэйфлауэр» до Плимута.Он вышел из американского леса и набирал новую силу каждый раз, когда касался новой границы ». Когда он писал эти часто цитируемые слова, Тернер писал как пропагандист против исторической школы «теории микробов»; в менее эмоциональный и более вдумчивый момент он приписал демократические институты Америки не «подражанию или простому заимствованию», а «эволюции и адаптации органов в ответ на изменившуюся окружающую среду». Даже эта умеренная теория вызвала критику. Демократия, согласно анти-тернерерианцам, была хорошо развита в Европе и была перенесена в Америку на Сьюзен Констант и Мэйфлауэр; в этой стране демократические практики размножались наиболее быстро в результате давления восточных низших классов, и им только подражали на Западе.Если, спрашивают критики, какое-то мистическое влияние леса было ответственно за такие практики, как избирательное право для мужчин, усиление полномочий законодательных органов за счет исполнительной власти, справедливое представительство в законодательных органах и политические права женщин, почему они не развивались в приграничных районах за пределами Соединенных Штатов? в России, Латинской Америке и Канаде, например — точно так же, как здесь?

Ответ, конечно, заключается в том, что демократическая теория и институты были импортированы из Англии, но пограничная среда имела тенденцию делать их на практике еще более демократичными.Это стало неизбежным благодаря двум условиям, характерным для общин пионеров. Одним из них было широкое распространение земельной собственности; это создало независимое мировоззрение и привело к спросу на участие в политической жизни со стороны тех, кто был заинтересован в жизни общества. Другой — общий социально-экономический уровень и отсутствие, характерное для всех примитивных сообществ, какой-либо предшествующей структуры руководства. Отсутствие какого-либо национального или внешнего контроля сделало самоуправление жесткой необходимостью, и жители приграничья с их опытом сотрудничества с общественностью на подъемниках, лесозаготовках, уборке кукурузы, строительстве дорог или школ приняли простые демократические методы как естественные и естественные. неизбежный.Эти практики, зародившиеся на низовом уровне, были расширены и распространены в повторяющемся процессе построения правительства, который ознаменовал движение цивилизации на запад. Каждая новая организованная территория — а всего их было 31 — требовала структуры правительства; это было составлено относительно недавно прибывшими относительно бедными людьми или меньшинством лидеров высшего класса, все из которых были привержены демократическим идеалам благодаря своему опыту приграничного сообщества. Результатом стала постоянная демократизация институтов и практики, поскольку создатели конституции переняли наиболее либеральные черты старых структур правительства, с которыми они были знакомы.

Это было верно даже в приграничных территориях за пределами Соединенных Штатов, поскольку везде, где есть границы, существующая практика была изменена в направлении большего равенства и более широкого участия населения в государственных делах. Конечно, результаты никогда не были идентичными, поскольку и среда, и природа импортированных институтов слишком сильно варьировались от страны к стране. В России, например, несмотря на то, что она не обещала никакой демократии, сопоставимой с американской, продвигавшаяся на восток сибирская граница, убежище примерно семи миллионов крестьян в девятнадцатом и начале двадцатого веков, отличалась отсутствием гильдий. авторитарные церкви и всесильное дворянство.Самодержавный чиновник, посетивший там в 1910 году, был встревожен «огромной, грубо демократической страной», развивающейся под влиянием небольших дворов, которые были обычными жилыми домами; он опасался, что царизм и европейская Россия скоро будут «задушены» эгалитарными течениями, развивающимися на границе.

То, что граница подчеркнула дух национализма и индивидуализма в Соединенных Штатах, как утверждал Тернер, также было правдой. Каждая страница истории страны, от войны 1812 года до эпохи Явной судьбы и до сегодняшних ожесточенных конфликтов с Россией, демонстрирует, что американское отношение к миру было гораздо более националистическим, чем отношение к миру приграничных стран, и что такое отношение имеет были самыми сильными в новейших регионах.Точно так же новаторский опыт превратил поселенцев в индивидуалистов, хотя и с помощью несколько иного процесса, чем предполагал Тернер. Его акцент на стремлении к свободе как основной силе, привлекающей людей на запад, и его вера в то, что пионеры развили позицию самодостаточности в своей одинокой битве против природы, были подвергнуты сомнению и справедливо. Долгожданная выгода была магнитом, который привлекал большинство мигрантов в более дешевые земли Запада, тогда как когда-то там они жили в единицах, где кооперативное предприятие — для защиты от индейцев, для строительства домов, обеспечения правопорядка и тому подобного — было более важным, чем в более устоявшихся городах Востока.Однако факт остается фактом: обильные ресурсы и большая социальная мобильность приграничных территорий действительно привили приграничным жителям уникальную американскую форму индивидуализма. Несмотря на то, что они могут быть похожи на овец, следуя указу социальных арбитров или диктаторов моды, современные американцы, как и их предки-первопроходцы, не любят вмешательство государства в их дела. «Жесткий индивидуализм» зародился на границе не больше, чем демократия или национализм, но каждая концепция была углублена и заострена пограничными условиями.

Его оппоненты также подвергли сомнению утверждение Тернера о том, что американская изобретательность и готовность внедрять инновации являются чертами, унаследованными от предков-первопроходцев, которые постоянно разрабатывали новые методы и артефакты, чтобы справиться с незнакомой средой. Критики настаивают на том, что каждое механическое усовершенствование, необходимое для завоевания границы, от плугов до ограждений из колючей проволоки, зародилось на Востоке; когда жители пограничья столкнулись с такой непонятной задачей, как завоевание Великих равнин, они оказались настолько привязанными к традициям, что их продвижение остановилось до тех пор, пока восточные изобретатели не предоставили им инструменты, необходимые для покорения пастбищ.Каким бы неопровержимым ни был этот аргумент, он игнорирует тот факт, что постоянный спрос на орудия и методы, необходимые для пограничного продвижения, действительно повысил изобретательность американцев, независимо от того, жили они на Востоке или на Западе. То, что даже сегодня они менее связаны традициями, чем другие народы, отчасти объясняется их пионерским наследием.

Антиинтеллектуализм и материализм, которые являются национальными чертами, также можно проследить до пограничного опыта. В пионерской жизни мало что могло привлечь робких, образованных или эстетически чувствительных.В бурлящих западных пограничьях изучение книг и интеллектуальные спекуляции вызывали подозрение среди тех, кто занимался материальными задачами, необходимыми для покорения континента. Сегодняшние американцы отражают свое прошлое и ставят «интеллектуалов» значительно ниже «практичных бизнесменов» в своей шкале героев. Однако пограничник, как признавал Тернер, был не только материалистом, но и идеалистом. Он восхищался материальными объектами не только как символами развивающейся цивилизации, но и как суть его надежд на лучшее будущее.При экономическом успехе он мог бы позволить себе эстетические и интеллектуальные занятия, которые, по его мнению, были ему причитающимися, даже если он не был вполне способен их ценить. Этот дух вдохновлял культурную деятельность — литературные общества, дискуссионные клубы, «театральные группы», библиотеки, школы, лагерные собрания — которые процветали в самых примитивных западных сообществах. Это также помогло воспитать в пионерах безграничную веру в будущее. Вера в прогресс, как материальный, так и интеллектуальный, которая является частью кредо современной Америки, была усилена пограничным опытом.

Таким образом, Фредерик Джексон Тернер был не так уж и неправ, когда утверждал, что у пограничников действительно развиваются уникальные черты и что они, сохраненные в памяти, образуют основные отличительные черты современного американского народа. В степени, неизвестной европейцам, американцы действительно демонстрируют неугомонную энергию, разносторонность, практическую изобретательность и земную практичность. Они действительно растрачивают свои природные ресурсы с такой отдачей, которую нигде не знают; они развили социальную и физическую мобильность, которая отличает их от других людей.В немногих других странах так интенсивно поклоняются демократическому идеалу или национализму, доведенному до таких крайностей, как изоляционизм или международное высокомерие. Редко другие народы проявляют такое безразличие к интеллектуализму или эстетическим ценностям; редко в сопоставимых культурных регионах они так упорно цепляются за лозунг грубого индивидуализма. Жители приграничных земель не испытывают в той же степени опрометчивого оптимизма, радужной веры в будущее, веры в неизбежность прогресса, которые являются частью американского вероучения.Это новаторские черты, они вошли в национальное достояние.

И все же, если граница произвела такую ​​трансформацию в Соединенных Штатах, почему она не оказала аналогичного воздействия на другие страны с границами? Если новаторский опыт был ответственен за нашу демократию, национализм и индивидуализм, почему народы Африки, Латинской Америки, Канады и России не смогли развить идентичные характеристики? Ответ очевиден: в немногих странах мира существуют границы, описанные Тернером.Ибо он видел границу не как пограничную полосу между незаселенными и оседлыми землями, а как доступную территорию, в которой низкое соотношение человека и земли и обильные природные ресурсы предоставляли человеку необычную возможность улучшить себя. Там, где автократические правительства контролировали перемещения населения, при нехватке ресурсов или когда условия не позволяли обычным людям эксплуатировать девственные богатства природы, нельзя было сказать, что существует граница в тернеровском понимании.

Области мира, которые были оккупированы с начала эпохи открытий, содержат удивительно мало границ американского типа.В Африке немногочисленных европейцев было настолько мало относительно нецивилизованных коренных жителей, что потребность в защите превосходила любые импульсы к демократии или индивидуализму. В Латинской Америке пересеченная местность и дымящиеся джунгли ограничивали возможности использования людьми бразильскими равнинами и аргентинскими пампасами; они действительно привлекали приграничных жителей, хотя в Аргентине из-за того, что до этого в Аргентине большинство хороших земель поддерживали животноводы, мелкие фермеры не могли проникнуть туда до тех пор, пока в регион не проникли железные дороги.В Канаде путь на запад был прегражден Лаврентийским щитом, запутанной массой холмов и бесплодной, забитой кустами почвой, покрывающей страну к северу и западу от долины Святого Лаврентия. Когда в конце девятнадцатого века железные дороги наконец преодолели этот барьер, они увезли пионеров прямо с Востока в прерийные провинции Запада; новички, не имевшие до этого опыта новаторства, просто адаптировали к своей новой ситуации восточные институты, с которыми они были знакомы. Среди приграничных наций мира только Россия обеспечивала физическую среду, сопоставимую с окружающей средой в Соединенных Штатах, и там пионеры были слишком привыкли к жесткому феодальному и монархическому контролю, чтобы реагировать, как американцы.

Еще одно доказательство того, что экспансия Соединенных Штатов на запад была мощной формирующей силой, было предоставлено проблемами, стоящими перед нацией в нынешнем столетии. В течение последних пятидесяти лет американский народ приспосабливал свою жизнь и институты к существованию в безграничной стране, поскольку инспектор переписи был решительно преждевременен, когда объявил в 1890 году, что «неспокойный район страны был настолько разбит изолированными слоями населения». «поселений, о которых вряд ли можно сказать, что это пограничная линия», эпоха дешевой земли быстро подходила к концу.Пытаясь приспособить страну к ее новому будущему без экспансии, государственные деятели часто призывали пограничную гипотезу для оправдания всего, от жесткого индивидуализма до государства всеобщего благосостояния и от изоляционизма до мирового господства.

Политические мнения резко разделились по вопросу о необходимости изменения философии и методов государственного управления нации в ответ на изменившуюся обстановку. Некоторые государственные деятели и ученые восстали против того, что они называют «космической концепцией истории» Тернера, со всеми вытекающими отсюда последствиями, касающимися отсутствия возможностей для человека в стране без экспансии.Они настаивают на том, что современные технологии создали целый ряд новых «границ» — интенсивного земледелия, электроники, механики, производства, ядерного деления и т. Д. — которые открывают такие разнообразные возможности для индивидуальных талантов, что вмешательство государства в экономическую деятельность страны является неоправданно. С другой стороны, столь же компетентные представители утверждают, что эти новые «границы» предоставляют мало возможностей для человека — в отличие от корпорации или капиталиста — и, следовательно, не могут дублировать функцию границы свободной земли.Они настаивают на том, что правительство должно обеспечить людям безопасность и возможности, которые исчезли, когда побег на Запад стал невозможным. Самый красноречивый представитель этой школы Франклин Д. Рузвельт заявил: «Наш последний рубеж уже давно достигнут. … Равенства возможностей в том виде, в каком мы его знали, больше не существует. … Наша задача сейчас не в открытии или эксплуатации природных ресурсов или необходимости в производстве большего количества товаров. Это трезвый и менее драматичный бизнес по управлению ресурсами и заводами, которые уже находятся в руках, по поиску восстановления внешних рынков для нашей избыточной продукции, по решению проблемы недостаточного потребления, по адаптации производства к потреблению, по более справедливому распределению богатства и продуктов. адаптации существующих экономических организаций к служению народу.Настал день просвещенного управления ». Для Рузвельта и для тысяч подобных ему переход границы создал новую эру в истории, которая потребовала новой философии управления.

Дипломаты также нашли в гипотезе о границах оправдание многих своих шагов, от империалистической экспансии до ограничения иммиграции. Вспоминая заявление Тернера о том, что постоянное возрождение общества необходимо для поддержания демократического духа, экспансионисты на протяжении всего двадцатого века выступали за расширение американской мощи и территорий.Во время испано-американской войны империалисты проповедовали такую ​​доктрину, добавляя аргумент, что земли Испании были необходимы, чтобы обеспечить выход населения для людей, которые больше не могут бежать к своей собственной границе. Такие идеалисты, как Вудро Вильсон, могли согласиться с материалистами, такими как Дж. П. Морган, в том, что распространение американской власти за рубежом, будь то посредством территориальных приобретений или экономического проникновения, будет полезно как для бизнеса, так и для демократии. В более позднем поколении Франклин Д. Рузвельт поддерживал подобное расширение американского демократического идеала как необходимую прелюдию к лучшему миру, который, как он надеялся, возникнет после Второй мировой войны.Его преемник Гарри Трумэн рассматривал свою «Доктрину Трумэна» как средство расширения и защиты границ демократии по всему миру. Хотя широко распространенное убеждение в превосходстве политических институтов Америки было намного старше Тернера, эта вера частично опиралась на пограничный опыт Соединенных Штатов.

Эти практические применения пограничной гипотезы, а также ее продемонстрированное влияние на развитие нации предполагают, что ее критики не смогли подорвать эффективность теории как ключа к пониманию американской истории.Повторяющееся возрождение общества в Соединенных Штатах на протяжении трехсот лет наделяло людей характеристиками и институтами, которые отличали их от жителей других стран. Очевидно, неверно, что только пограничный опыт объясняет уникальные черты американской цивилизации; эта цивилизация может быть понята только как продукт взаимодействия наследия Старого Света и условий Нового Света. Но среди этих условий нет ни одного большего, чем функционирование пограничного процесса.

исследований национального характера развеивают стереотипы личности — Ассоциация психологических наук — APS

Сколько американцев нужно, чтобы заменить лампочку? Нет — они просто просят канадца сделать это.

У многих эта изюминка вызывает несколько смешков (со стороны американцев) или, по крайней мере, небольшую ухмылку о том, почему это может быть смешно (со стороны наших читателей из Канады), из-за общего понимания национальных стереотипов: послушный канадец против напористый американец.Но действительно ли эти «национальные персонажи» правдивы? Действительно ли люди из этих стран проявляют послушные и властные черты характера соответственно?

В статье, опубликованной в журнале Current Directions in Psychological Science , соавторы Роберт Р. МакКрэй и Антонио Терраччано из Национального института старения исследуют исследования точности национального характера — термина, который они определяют как сходный с культурным стереотипом. но относящиеся только к характеристикам личности, а не к стереотипам, основанным на физических характеристиках (например,грамм. «Мрачный скандинав» вместо «толстый американец»). Они обнаружили, что восприятие людьми национального характера — даже по отношению к своей собственной стране — согласуется с национальными и межкультурными образцами, но не отражает фактические личностные черты людей.

Исследование национального характера сочетает в себе психологию личности и кросс-культурные исследования. Психологи со всего мира работают вместе, сотрудничают и обмениваются данными, что позволяет проводить более широкий анализ взаимодействия между личностью и культурой.Большинство исследований, которые Маккрэй и Терраччиано обсуждают в своей статье, основаны на данных опросов, которые были почти эпическими по размеру. Были проанализированы данные 4000 человек, говорящих на 27 языках в 49 странах на 6 континентах.
Терраччиано создал первый тест, использованный в этом исследовании, — National Character Survey. Он просит граждан описать свой национальный стереотип. Например, канадцев, проходящих этот тест, могут спросить: «Насколько приятен типичный канадец?»

Затем участники взяли NEO-PI-R, личностный инвентарь, который измеряет параметры пяти личностных черт, общих для всех культур: экстраверсия, доброжелательность, невротизм, открытость и сознательность.Отвечая на вопрос о том, насколько вероятно, что они «легко злятся» или «беспокоятся о вещах», личностные характеристики испытуемых были записаны самими испытуемыми и их близкими родственниками или друзьями. Затем Терраччиано и его коллеги сравнили данные Национального исследования характера с личностными данными для каждой отдельной страны.

«Надежно, но не точно» — кажется, тема национального характера.

Представьте, что ваша очередь играть в боулинг, и вы нацелены на забастовку.Ваша первая попытка скатывается прямо в сточную канаву. Ваш второй тоже летит в сточную канаву. Посмотрим правде в глаза, вы надежный боулер (всегда непреднамеренно пропускаете кегли), но при этом очень неточный.

Как и в вашей игре в боулинг, национальные и культурные стереотипы имеют тенденцию быть удивительно последовательными, но чаще всего неточными. Во всем мире — от Эстонии до Индонезии, от Перу до Турции — представления о национальных стереотипах были стабильными, но не имели ничего общего с фактическими личностными оценками по любой из пяти основных сфер личности.

Канадцы, например, обычно считали свой национальный характер низким невротизмом и высоким покладистостью, но результаты Канадской личностной инвентаризации показали обратное. Граждане Соединенных Штатов считали, что у них высокий уровень невротизма и низкий уровень покладистости, но, о чудо, американские индивидуальные оценки показывают, что они гораздо менее «психованные» и гораздо более «милые».

«Кажется, что в стереотипах национального характера нет даже зернышка истины», — заключают МакКри и Терраччано.«Хотя есть некоторый консенсус, нет никакой точности». Похоже, мы все еще бросаем шары из сточной канавы.

Хотя национальные стереотипы часто становятся пищей для шуток, преобладающие, но ошибочные национальные стереотипы имеют серьезные последствия, когда они служат основой для предрассудков и культурной дискриминации.

Несмотря на то, что может быть легко запечатлеть целую нацию в одном удобном стереотипе, МакКрэй и Терраччиано настоятельно предупреждают против этого: «Стереотипы национальных характеров — это даже не преувеличение реальных различий: это фикция.”

Похоже, что вместе с шаром для боулинга нам, возможно, придется отбросить наши стереотипы о кротких канадцах и напористых американцах.

См. «Национальный характер и личность» в августовском выпуске журнала за 2006 год «Текущие направления психологической науки ». Статья доступна в Интернете для членов APS по адресу www.psychologicalscience.org/journals.

Национальная идентичность — обзор

Нация

Способы создания национальной идентичности в различных частях региона исследовались в основном в Турции, Египте и Израиле / Палестине, при этом значительная работа ведется в Северной Африке.Важно подчеркнуть, что работа над нацией и национализмом, во многом вдохновленная работами Бенедикта Андерсона (1983), является довольно новой для социокультурных дисциплин, таких как антропология, будь то в этом регионе или где-либо еще. Таким образом, этот фокус представляет собой скорее разделение, чем переход от «племени» (как метонима для всех «ограниченных» и «местных» групп) к «нации», и переход от одной литературы к другой не был гладким. Справедливо отвергая эволюционные парадигмы (от племени к нации), новая литература в значительной степени не может рассмотреть, как структуры государства связаны с производством локальности и локализма.Более пристальное внимание к тому, как нация вплетена в местное (и наоборот), выявило бы сосуществование альтернативных идентичностей, а также различное понимание нации различными социальными группами и сообществами.

Этнографическая работа действительно сосредоточена и весьма интересным образом на истории и памяти, а также на построении социальных категорий, таких как крестьянство, понятия секуляризма и современности, а также на роли производства знаний и «науки» в консолидации наций. (см. Абу Эль-Хадж, 2001).Также представляют интерес работы о прошлых и настоящих стратегиях элит, роли интеллектуалов и различных профессиональных групп, мобилизации различных групп населения, а также роли средств массовой информации и других способов коммуникации в построении национализма, а также национального и транснационального публичные сферы (Шами, 2009). Работа над выразительной культурой, различением (в смысле Пьера Бурдье) и репрезентацией также растет как в антропологических, так и в социально-исторических работах. История арабского национализма представляет собой особенно интересный случай, учитывая, что он одновременно создается в разных местах, так что жители 22 стран идентифицируют себя как арабские в дополнение к идентификации как сирийцы, египтяне, марокканцы или саудовцы (см. International Journal of Middle Востоковедение , 2011).Арабский национализм особенно иллюстрирует транснациональные процессы, лежащие в основе производства нации, а также напряженность, порождаемую перекрывающимися и даже конкурирующими национализмами.

Споры о нации на Ближнем Востоке были особенно интересны там, где они касались пересечения индивидуального и национального, частного и общественного. Здесь также важна литература о политике памяти и о том, как истории, которые вспоминают люди, трансформируют индивидуальную память в нечто более публичное и национальное. Этнографические повествования также способствуют пониманию роли искусства и средств массовой информации в построении национализма. Инструментальная культурная и политическая роль развлекательных средств массовой информации, например телевизионных мелодрам, в создании национальной культуры и превращении людей в современных национальных граждан, находится в центре внимания растущего числа произведений.

В то время как литература о нации фокусируется на построении национальной и коллективной идентичности, особенно в том, как трансформируются тело, личность, семья, общительность и гражданство / участие, менее изучены политические и дискурсивные процессы выдвижения на первый план определенных идентичностей. и стирание других, которые лежат в основе любого национального проекта.Национальная идентичность основана на существовании «большинства» с разной степенью терпимости к тем, кто затем будет отброшен или выброшен как «меньшинство». Те, кто воплощает немажоритарную идентичность, часто остаются малоизученными, из-за чего этнографы становятся соучастниками народов. что они учатся, воображая, что большинство существует и сформировано из коллективности, которая является домодернистской. Другими словами, этническая идентичность и меньшинства, если они отмечены, рассматриваются как пережитки домодерна и, таким образом, перемещены и неуместны в стране.

Именно там, где противоречия между прошлым и настоящим слишком остры, чтобы их игнорировать, и где политика признания выдвигает сильные конкурирующие претензии, национальные проекты лучше всего деконструировать с помощью критического исследования. Палимпсест, которым является Палестина, является ярким примером. В истории города Эйн-Худ / Эйн-Ход Сьюзан Слимович (1998) рассказывает о двух народах, палестинских арабах и израильских евреях, которые культивируют связь между памятью и местом, и чувство утраты пронизывает повествование на каждом шагу. уровень.Ее книга « Объект памяти, » не только о лишении собственности, но и об активной памяти. Слимович помещает палестинскую память в более крупный жанр мемориальных книг, созданных теми, кто пережил войну, рассеяние и травматические потери, когда они стремятся построить нацию, сообщество через связи между памятью и местом (см. Naguib, 2008). Другие работы о Палестине / Израиле, независимо от того, сосредоточены ли они на местах или людях, начинают распаковывать перекрывающиеся и противоречивые процессы создания нации и включений / исключений и моделирования / стираний, которые действуют.

Литература о Турции одинаково увлекательна как в стирании, так и в воспевании курдства в зависимости от контекста, таким образом отражая политические позиции, часто занимаемые прогрессивными светскими элитами. Многие из прекрасных работ о турецком национализме, которые сосредоточены на государственных проектах по изменению пола, семьи, семейной жизни и гражданства, каким-то образом не затрагивают проблему этнических различий, хотя это явно становится объектом исследования при изучении того, как курдство конструируется против воображаемого турецкого происхождения.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *