Разное

Песни походные: Тексты туристических песен

Тексты туристических песен

Как часто мы слышали у костра: “эх, так хочется подпеть, да слов не знаю…” Поэтому теперь, собираясь в поход с группой, мы закидываем в рюкзак несколько распечаток так называемого песенника туриста (скачать версию для печати), который представляем вам в данной статье. Здесь мы постарались собрать любимые туристические песни наших походных друзей.

Среди вариантов проведения походного досуга также на нашем сайте можно найти туристические загадки в картинках.

Песни о походах и туризме

 

Юрий Визбор — Перевал

Просто нечего нам больше терять,
Все нам вспомнится на страшном суде.
Эта ночь легла, как тот перевал,
За которым исполненье надежд.
Видно, прожитое — прожито зря,
Hо не в этом, понимаешь ли, соль.
Слышишь, падают дожди октября,
Видишь, старый дом стоит средь лесов.
Мы затопим в доме печь, в доме печь,
Мы гитару позовем со стены,
Все, что было, мы не будем беречь,
Ведь за нами все мосты сожжены,
Все мосты, все перекрестки дорог,
Все прошептанные клятвы в ночи.
Каждый предал все ,что мог, все, что мог,
Мы немножечко о том помолчим.

Пусть луна взойдет оплывшей свечой,
Ставни скрипнут на ветру, на ветру.
О, как я тебя люблю горячо —
Годы это не сотрут, не сотрут.
Мы оставшихся друзей соберем,
Мы набьем картошкой старый рюкзак.
Люди спросят: «Что за шум, что за гам?»
Мы ответим: «Просто так, просто так!».

Просто нечего нам больше скрывать,
Все нам вспомнится на страшном суде.
Эта ночь легла, как тот перевал,
За которым исполненье надежд.
Видно, прожитое — прожито зря,
Hо не в этом, понимаешь ли, соль.
Слышишь, падают дожди октября,
Видишь, старый дом стоит средь лесов.

Владимир Высоцкий — Здесь вам не равнина

Здесь вам не равнина, здесь климат иной —
Идут лавины одна за одной,
И здесь за камнепадом ревет камнепад.
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа.
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа.

Кто здесь не бывал, кто не рисковал,
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес.
Внизу не встретишь, как ни тянись,
За всю свою счастливую жизнь
Десятой доли таких красот и чудес.

Нет алых роз и траурных лент,
И не похож на монумент
Тот камень что покой тебе подарил.
Как Вечным огнем, сверкает днем
Вершина изумрудным льдом,
Которую ты так и не покорил.

И пусть говорят, да, пусть говорят…
Но нет, никто не гибнет зря!
Так лучше — чем от водки и от простуд!
Другие пройдут, сменив уют
На риск и непомерный труд, —
Пройдут тобой непройденный маршрут.

Отвесные стены… А ну, не зевай!
Ты здесь на везение не уповай:
В горах не надежны ни камень, ни лед, ни скала.
Надеемся только на крепость рук,
На руки друга и вбитый крюк
И молимся, чтобы страховка не подвела.

Мы рубим ступени… Ни шагу назад!
И от напряжения колени дрожат,
И сердце готово к вершине бежать из груди.
Весь мир на ладони! Ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,
Другим, у которых вершина еще впереди.

Владимир Высоцкий — Песня о друге

Если друг оказался вдруг
И не друг и не враг — а так…
Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош,
Парня в горы тяни — рискни! —
Не бросай одного его:
Пусть он в связке в одной с тобой —
Там поймешь, кто такой.

Если парень в горах — не ах,
Если сразу раскис — и вниз,
Шаг ступил на ледник — и сник,
Оступился — и в крик,
Значит, рядом с тобой — чужой,
Ты его не брани — гони:
Вверх таких не берут, и тут
Про таких не поют.

Если ж он не скулил, не ныл,
Пусть он хмур был и зол, но — шел,
А когда ты упал со скал,
Он стонал, но держал;
Если шел он с тобой, как в бой,
На вершине стоял хмельной,
Значит, как на себя самого,
Положись на него.

Владимир Высоцкий — Скалолазка

Я спросил тебя: — зачем идете в горы вы?-
А ты к вершине шла, а ты рвалася в бой,-
Ведь эльбрус и с самолета видно здорово.
Рассмеялась ты — и взяла с собой.

И с тех пор ты стала близкая и ласковая,
Альпинистка моя, скалолазка моя.
Первый раз меня из пропасти вытаскивая
Улыбалась ты, скалолазка моя.

А потом за эти проклятые трещины,
Когда ужин твой я нахваливал,
Получил я две короткие затрещины,
Но не обиделся, я приговаривал:

Ох, какая же ты близкая и ласковая,
Альпинистка моя, скалолазка моя,
Каждый раз меня по трещинам выискивая,
Ты бранила меня, альпинистка моя.

А потом на каждом нашем восхождении,-
Но почему ты ко мне недоверчивая?
Страховала ты меня с наслаждением,
Альпинистка моя, гутаперчивая.

Ох, какая ты неблизкая, неласковая,
Альпинистка моя, скалолазка моя.
Каждый раз меня из пропасти вытаскивая,
Ты учила меня, скалолазка моя.

За тобой тянулся из последней силы я,
До тебя уже мне рукой подать.
Вот долезу и скажу: — довольно, милая…
Тут сорвался вниз, но успел сказать:

Ох, какая ты близкая и ласковая,
Альпинистка моя, скалолазка моя.
Мы теперь одной веревкой связаны:
Стали оба мы скалолазами.

Юрий Визбор — Люди идут по свету

Люди идут по свету,
Им, вроде, немного надо,
Была бы прочна палатка
Да был бы не скучен путь.
Hо с дымом сливается песня,
Ребята отводят взгляды,
И шепчет во сне бродяга
Кому-то — не позабудь.
Hо с дымом сливается песня,
Ребята отводят взгляды,
И шепчет во сне бродяга
Кому-то — не позабудь.

Они в городах не блещут
Манерой аристократов,
Hо в чутких высоких залах,
Где шум суеты затих,
Страдают в бродяжьих душах
Бетховенские сонаты
И светлые песни Грига
Переполняют их.
Страдают в бродяжьих душах
Бетховенские сонаты
И светлые песни Грига
Переполняют их.

Люди идут по свету,
Слова их порою грубы,
Пожалуйста, извините, —
С улыбкой они говорят.
Hо грустная нежность песни
Ласкает сухие губы,
И самые лучшие книги
Они в рюкзаках хранят.
Hо грустная нежность песни
Ласкает сухие губы,
И самые лучшие книги
Они в рюкзаках хранят.

Выверен старый компас,
Получены карты к сроку,
Выштопан на штормовке
Лавины предательский след.

Счастлив, кому знакомо
Щемящее чувство дороги,
Ветер рвёт горизонты
И раздувает рассвет.

Счастлив, кому знакомо
Щемящее чувство дороги,
Ветер рвёт горизонты
И раздувает рассвет.

Юрий Визбор — Милая моя, солнышко лесное

Всем нашим встречам
Разлуки, увы, суждены,
Тих и печален ручей у янтарной сосны.
Пеплом несмелым
Подёрнулись угли костра.
Вот и окончилось всё,
Расставаться пора.

Милая моя,
Солнышко лесное,
Где, в каких краях
Встретишься со мною.
Милая моя,
Солнышко лесное,
Где, в каких краях
Встретишься со мною.

Крылья сложили палатки,
Их кончен полёт.
Крылья расправил
Искатель разлук самолёт.
И потихонечку
Пятится трап от крыла,
Вот уж действительно
Пропасть меж нами легла.

Милая моя,
Солнышко лесное,
Где, в каких краях
Встретишься со мною.
Милая моя,
Солнышко лесное,
Где, в каких краях
Встретишься со мною.

Не утешайте меня,
Мне слова не нужны.
Мне б отыскать тот ручей
У янтарной сосны.
Вдруг там меж сосен
Краснеет кусочек огня,
А у огня ожидают,
Представьте, меня.

Милая моя,
Солнышко лесное,
Где, в каких краях
Встретишься со мною.
Милая моя,
Солнышко лесное,
Где, в каких краях
Встретишься со мною.

Милая моя,
Солнышко лесное,
Где, в каких краях
Встретишься со мною.

Олег Митяев — Изгиб гитары желтой

Изгиб гитары желтой ты обнимаешь нежно
Струна осколком эха пронзит тугую высь
Качнется купол неба большой и звездно-снежный
Как здорово что все мы здесь сегодня собрались
Качнется купол неба большой и звездно-снежный
Как здорово что все мы здесь сегодня собрались

Как отблеск от заката костер меж сосен пляшет
Ты что грустишь бродяга а ну-ка улыбнись
И кто-то очень близкий тебе тихонько скажет
Как здорово что все мы здесь сегодня собрались
И кто-то очень близкий тебе тихонько скажет
Как здорово что все мы здесь сегодня собрались

И все же с болью в горле мы тех сегодня вспомним
Чьи имена как раны на сердце запеклись
Мечтами их и песнями мы каждый вдох наполним
Как здорово что все мы здесь сегодня собрались
Мечтами их и песнями мы каждый вдох наполним
Как здорово что все мы здесь сегодня собрались

Валерий Уланов — Медвежонок

Неуклюжий медвежонок
Жил в берлоге с мамой, с папой.
Был пушистый, как котёнок,
От природы косолапый.

Никогда медведь не плакал,
Знал он песен очень много.
И, притопывая лапой,
Пел про синие сугробы.

Как-то выйдя из берлоги,
Направляясь к бабке старой,
Мишка посреди дороги
Повстречал друзей с гитарой.

Мишка долго-долго слушал,
Как они тихонько пели.
А потом смотрел, ка дружно
С маргарином кашу ели.

Захотелось мишке тоже
Кашу есть и спать в палатке,
И мешок таскать огромный
И штаны с цветной заплаткой.

И простившись с мамой, с папой,
Значит прежней жизни крышка,
Помахав прощально лапой,
Убежал к туристам мишка.

Высоцкий В. С. — Прощание с горами

В суету городов и в потоки машин
Возвращаемся мы — просто некуда деться!
И спускаемся вниз с покоренных вершин,
Оставляя в горах, оставляя в горах свое сердце.

Так оставьте ненужные споры!
Я себе уже все доказал —
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал.

Кто захочет в беде оставаться один?
Кто захочет уйти, зову сердца не внемля?
Но спускаемся мы с покоренных вершин —
Что же делать, и боги спускались на землю.

Так оставьте ненужные споры!
Я себе уже все доказал —
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал.

Сколько слов и надежд, сколько песен и тем
Горы будят у нас и зовут нас остаться.
Но спускаемся мы — кто на год, кто совсем,
Потому что всегда, потому что всегда мы должны возвращаться.

Так оставьте ненужные споры!
Я себе уже все доказал —
Лучше гор могут быть только горы,
На которых никто не бывал.

Юрий Кукин – А я еду за туманом

Понимаешь, это странно, очень странно,
Hо такой уж я законченный чудак.
Я гоняюсь за туманом, за туманом,
И с собою мне не справиться никак.

Люди посланы делами, люди едут за деньгами,
Убегая от обид и от тоски.
А я еду, а я еду за мечтами,
За туманом и за запахом тайги

Понимаешь, это просто, очень просто
Для того, кто хоть однажды уходил.
Ты представь, что это остро, очень остро
Горы, солнце, пихты, песни и дожди.

Пусть полным полно набиты мне в дорогу чемоданы,
Память, грусть, невозвращенные долги,
А я еду, а я еду за туманом,
За мечтами и за запахом тайги

 

 

Песни из кинофильмов

 

Из к/ф «Кавказская пленница» — Песенка о медведях

Где-то на белом свете,
Там, где всегда мороз,
Трутся спиной медведи
О земную ось.
Мимо плывут столетья,
Спят подо льдом моря,
Трутся об ось медведи,
Вертится земля.

Ла-ла-ла-ла-ла ла-ла
Вертится быстрей земля.

Крутят они, стараясь,
Вертят земную ось,
Чтобы влюблённым раньше
Встретиться пришлось.
Чтобы однажды утром,
Раньше на год иль два
Кто-то сказал кому-то
Главные слова.

Ла-ла-ла-ла-ла ла-ла
Вертится быстрей земля.
Ла-ла-ла-ла-ла ла-ла
Вертится быстрей земля.

Вслед за весенним ливнем
Раньше придёт рассвет,
И для двоих счастливых
Много-много лет
Будут сверкать зарницы,
Будут ручьи звенеть,
Будет туман клубиться
Белый, как медведь.

Где-то на белом свете,
Там, где всегда мороз,
Трутся спиной медведи
О земную ось.
Мимо плывут столетья,
Спят подо льдом моря,
Трутся об ось медведи,
Вертится земля.

Ла-ла-ла-ла-ла ла-ла
Вертится быстрей земля.
Ла-ла-ла-ла-ла ла-ла
Вертится быстрей земля.

Из к/ф «Служебный роман» — Песня о погоде

У природы нет плохой погоды —
Каждая погода благодать.
Дождь ли снег — любое время года
Надо благодарно принимать,

Отзвуки душевной непогоды,
В сердце одиночества печать,
И бессонниц горестные всходы
Надо благодарно принимать,
Надо благодарно принимать.

Смерть желаний, годы и невзгоды —
С каждым днём всё непосильней кладь,
Что тебе назначено природой
Надо благодарно принимать.

Смену лет, закаты и восходы,
И любви последней благодать,
Как и дату своего ухода
Надо благодарно принимать,
Надо благодарно принимать.

У природы нет плохой погоды,
Ход времён нельзя остановить.
Осень жизни, как и осень года,
Надо, не скорбя, благословить.

Надо, не скорбя, благословить,
Надо, не скорбя, благословить.

Из к/ф «Карнавал» — Позвони мне, позвони

Позвони мне, ради бога.
Через время протяни
Голос тихий и глубокий.
Звезды тают над Москвой.
Может, я забыла гордость.
Как хочу я слышать голос,
Долгожданный голос твой.

Без тебя проходят дни.
Что со мною, я не знаю.
Умоляю — позвони,
Позвони мне — заклинаю,
Дотянись из далека.
Пусть под этой звездной бездной
Вдруг раздастся гром небесный
Телефонного звонка.

Если я в твоей судьбе
Ничего уже не значу,
Я забуду о тебе,
Я смогу, я не заплачу.
Эту боль перетерпя,
Я дышать не перестану.
Все равно счастливой стану,
Даже если без тебя!

Из к/ф «Чародеи» — Три белых коня

Остыли реки, и земля остыла,
И чуть нахохлились дома.
Это в городе тепло и сыро,
Это в городе тепло и сыро,
А за городом зима, зима, зима.

И уносят меня, и уносят меня
В звенящую снежную даль
Три белых коня, эх, три белых коня —
Декабрь, январь и февраль.

И уносят меня, и уносят меня
В звенящую снежную даль
Три белых коня, эх, три белых коня —
Декабрь, январь и февраль.

Зима раскрыла снежные объятья,
И до весны всё дремлет тут,
Только ёлки в треугольных платьях,
Только ёлки в треугольных платьях
Мне навстречу всё бегут, бегут, бегут.

И уносят меня, и уносят меня
В звенящую снежную даль
Три белых коня, эх, три белых коня —
Декабрь, январь и февраль.

И уносят меня, и уносят меня
В звенящую снежную даль
Три белых коня, эх, три белых коня —
Декабрь, январь и февраль.

Остыли реки, и земля остыла,
Но я мороза не боюсь,
Это в городе мне грустно было,
Это в городе мне грустно было,
А за городом смеюсь, смеюсь, смеюсь.

И уносят меня, и уносят меня
В звенящую снежную даль
Три белых коня, эх, три белых коня —
Декабрь, январь и февраль.

И уносят меня, и уносят меня
В звенящую снежную даль
Три белых коня, эх, три белых коня —
Декабрь, январь и февраль.

Из к/ф «В бой идут одни старики» — Смуглянка, молдаванка

Как-то летом на рассвете 
Заглянул в соседний сад, 
Там смуглянка-молдаванка 
Собирает виноград. 
Я бледнею, я краснею, 
Захотелось вдруг сказать — 
Станем над рекою 
Зорьки летние встречать. 

Раскудрявый клён зелёный, лист резной, 
Я влюблённый и смущённый пред тобой, 
Клен зелёный да клён кудрявый, 
Да раскудрявый резной. 

А смуглянка-молдаванка 
Отвечала парню в лад — 
Партизанский молдаванский 
Собирается отряд. 
Нынче рано партизаны 
Дом покинули родной, 
Ждёт тебя дорога 
К партизанам в лес густой. 

Раскудрявый клён зелёный, лист резной, 
Здесь у клёна мы расстанемся с тобой. 
Клён зелёный да клён кудрявый, 
Да раскудрявый резной. 

И смуглянка-молдаванка 
По тропинке в лес ушла, 
В том обиду я увидел, 
Что с собой не позвала.  
О смуглянке-молдаванке 
Часто думал по ночам, 
Вдруг свою смуглянку 
Я в отряде повстречал. 

Раскудрявый клён зелёный, лист резной, 
Здравствуй, парень, мой хороший, мой родной. 
Клен зелёный да клён кудрявый, 
Да раскудрявый резной.

Из к/ф «Ох уж эта Настя» — Лесной олень

Осенью, в дождливый серый день
Проскакал по городу олень.
Он летел над гулкой мостовой
Рыжим лесом пущенной стрелой.

Вернись, лесной олень, по моему хотенью!
Умчи меня, олень, в свою страну оленью,
Где сосны рвутся в небо, где быль живет и небыль,
Умчи меня туда, лесной олень!

Говорят чудес на свете нет,
И дождями смыт оленя след.
Только знаю: он ко мне придет…
Если веришь, сказка оживёт

Вернись, лесной олень, по моему хотенью!
Умчи меня, олень, в свою страну оленью,
Где сосны рвутся в небо, где быль живет и небыль,
Умчи меня туда, лесной олень!

Вернись, лесной олень, по моему хотенью!
Умчи меня, олень, в свою страну оленью,
Где сосны рвутся в небо, где быль живет и небыль,
Умчи меня туда, лесной олень!
Умчи меня туда, лесной олень. ..
Умчи меня туда, лесной олень…
Умчи меня туда, лесной олень…

Из к/ф «Земля Санникова» — Есть только миг

Призрачно все в этом мире бушующем.
Есть только миг — за него и держись.
Есть только миг между прошлым и будущим.
Именно он называется жизнь.

Вечный покой сердце вряд ли обрадует.
Вечный покой для седых пирамид
А для звезды, что сорвалась и падает
Есть только миг — ослепительный миг.

Пусть этот мир вдаль летит сквозь столетия.
Но не всегда по дороге мне с ним.
Чем дорожу, чем рискую на свете я —
Мигом одним — только мигом одним.

Счастье дано повстречать да беду еще
Есть только миг — за него и держись.
Есть только миг между прошлым и будущим.
Именно он называется жизнь.

Из к/ф «Мэри Поппинс» — Полгода плохая погода

Изменения в природе
Происходят год от года.
Непогода нынче в моде,
Непогода, непогода.

Словно из водопровода
Льет на нас с небес вода.
Полгода плохая погода.
Полгода — совсем никуда.
Полгода плохая погода.
Полгода — совсем никуда.

Никуда, никуда нельзя укрыться нам,
Но откладывать жизнь никак нельзя.
Никуда, никуда, но знай, что где-то там
Кто-то ищет тебя среди дождя.

Грома грозные раскаты
От заката до восхода
За грехи людские плата 
Непогода, непогода.

Не ангина, не простуда,
Посерьезнее беда,
Полгода плохая погода.
Полгода — совсем никуда.

Никуда, никуда нельзя укрыться нам,
Но откладывать жизнь никак нельзя.
Никуда, никуда, но знай, что где-то там
Кто-то ищет тебя среди дождя.

Из к/ф «Мэрри Поппинс» — Ветер перемен

Кружит Земля, как в детстве карусель,
А над Землёй кружат ветра потерь.
Ветра потерь, разлук, обид и зла,
Им нет числа.

Им нет числа, сквозят из всех щелей
В сердца людей, срывая дверь с петель.
Круша надежды и внушая страх,
Кружат ветра, кружат ветра.

Сотни лет и день, и ночь вращается
Карусель-Земля,
Сотни лет все ветры возвращаются
Hа круги своя.

Hо есть на свете ветер перемен,
Он прилетит, прогнав ветра измен,
Развеет он, когда придёт пора
Ветра разлук, обид ветра.

Сотни лет и день, и ночь вращается
Карусель-Земля,
Сотни лет все ветры возвращаются
Hа круги своя.

Завтра ветер переменится,
Завтра, прошлому взамен,
Он придёт, он будет добрый, ласковый,
Ветер перемен.

Завтра ветер переменится,
Завтра, прошлому взамен,
Он придёт, он будет добрый, ласковый,
Ветер перемен.

Из к/ф «Ирония судьбы или с легким паром» — Мне нравится, что вы больны не мной

Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не Вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной,
Распущенной — и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Спасибо Вам и сердцем и рукой,
За то, что Вы меня, не зная сами,
Так любите: За мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,

За наше не-гулянье под луной,
За солнце не у нас над головами,
За то, что Вы больны — увы, не мной.
За то, что я — увы! — больна не Вами…

Из к/ф «Ирония судьбы или с легким паром» — Если у вас нету тети

Если у вас нету дома, пожары ему не страшны
И жена не уйдет к другому
Если у вас, если у вас
Если у вас нет жены
Нету жены

Если у вас нет собаки, ее не отравит сосед
И с другом не будет драки
Если у вас, если у вас
Если у вас друга нет
Друга нет

Оркестр гремит басами
Трубач выдувает медь
Думайте сами, решайте сами
Иметь или не иметь

Если у вас нету тети, то вам ее не потерять
И если вы не живете
То вам и не, то вам и не
То вам и не умирать
Не умирать

Оркестр гремит басами
Трубач выдувает медь
Думайте сами, решайте сами
Иметь или не иметь
Иметь или не иметь.

Из к/ф «Белое солнце пустыни» — Ваше благородие, Госпожа Удача

Ваше благородие,
Госпожа Разлука,
Всё мы с ней не встретимся —
Вот какая штука.

Письмецо в конверте
Погоди, не рви,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Письмецо в конверте
Погоди, не рви,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Ваше благородие,
Госпожа Удача,
Для кого ты добрая,
А кому иначе.

Девять граммов в сердце
Постой, не зови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Девять граммов в сердце
Постой, не зови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Ваше благородие,
Госпожа Чужбина,
Жарко обнимала ты,
Да только не любила.

В ласковые сети
Постой, не зови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

В ласковые сети
Постой, не зови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Ваше благородие,
Госпожа Победа,
Значит, моя песенка
До конца не спета.

Перестаньте, черти,
Клясться на крови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Перестаньте, черти,
Клясться на крови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Из к/ф «Бриллиантовая рука» — Остров Невезения

Весь покрытый зеленью,
Абсолютно весь
Остров невезения
В океане есть.
Остров невезения
В океане есть.
Весь покрытый зеленью,
Абсолютно весь

Там живут несчастные
Люди дикари.
На лицо ужасные
Добрые внутри.
На лицо ужасные
Добрые внутри.
Там живут несчастные
Люди дикари.

Там живут несчастные
Люди дикари.
На лицо ужасные
Добрые внутри.
На лицо ужасные
Добрые внутри.
Там живут несчастные
Люди дикари.

Что они не делают
Не идут дела.
Видно в понедельник
Их мама родила.
Видно в понедельник
Их мама родила.
Что они не делают
Не идут дела.

Крокодил не ловится
Не растет кокос
Плачут, богу молятся
Не жалея слез.
Плачут, богу молятся
Не жалея слез.
Крокодил не ловится
Не растет кокос

Вроде не бездельники
И могли бы жить
Им бы понедельники
Взять и отменить
Им бы понедельники
Взять и отменить
Вроде не бездельники
И могли бы жить

Как назло на острове
Нет календаря
Ребетня и взрослые
Пропадают зря
Ребетня и взрослые
Пропадают зря
На проклятом острове
Нет календаря

По такому случаю
С ночи до зари
Плачут невезучие
Люди дикари
И рыдают бедные
И клянут беду,
В день какой неведомо
В никаком году.

Из к/ф «Гардемарины, вперед!» — Не вешать нос, гардемарины!

По воле рока так случилось? 
Иль это нрав у нас таков? 
Зачем троим скажи на милость 
Такое множество врагов? 
Но на судьбу не стоит дуться, 
Там у другиx вдали бог весть. 
А здесь у нас враги найдутся: 
Была бы честь была бы честь! 

Не вешать нос, гардемарины!
Дурна ли жизнь иль xороша.
Едины парус и душа,
Eдины парус и душа!
Судьба и Родина едины!

В делаx любви как будто мирныx 
Стезя влюбленныx такова, 
Что русский взнос за счастье милыx — 
Не кошелек — а голова. 
Но шпаги свист и вой картечи, 
И тьмы острожной тишина, 
За долгий взгляд короткой встречи 
Аx это право не цена! 

Не вешать нос, гардемарины!
Дурна ли жизнь иль xороша.
Едины парус и душа,
Eдины парус и душа!
Судьба и Родина едины! 

Из к/ф «Юнона и Авось» — Я тебя никогда не забуду

Ты меня на рассвете разбудишь
Проводить необутая выйдешь
Ты меня никогда не забудешь
Ты меня никогда не увидишь

Заслонивши тебя от простуды
Я подумаю: «Боже, Всевышний»
Я тебя никогда не забуду
Я тебя никогда не увижу

Не мигают, слезятся от ветра
Безнадежные карие вишни
Возвращаться — плохая примета
Я тебя никогда не увижу

И качнутся бессмысленной высью
Пара фраз залетевших отсюда
Я тебя никогда не увижу
Я тебя никогда не забуду

И качнутся бессмысленной высью
Пара фраз залетевших отсюда
Я тебя никогда не увижу
Я тебя никогда не забуду

Я знаю, чем скорее уедешь
Тем мы скорее вечно будем вместе
Как не хочу, чтоб уезжал
Как я хочу, чтоб ты скорее уехал
Мне кажется, что я тебя теряю

И качнутся бессмысленной высью
Пара фраз залетевших отсюда
Я тебя никогда не увижу
Я тебя никогда не забуду

Я тебя никогда не увижу
Я тебя никогда не забуду

 

Песни из мультфильмов

 

Из м/ф «Бременские музыканты» — Ничего на свете лучше нету

Ничего на свете лучше нету
Чем бродить друзьям по белу свету
Тем, кто дружен, не страшны тревоги
Нам любые дороги дороги.
Нам любые дороги дорогиииии
На на на нанай на на на е е е е е

Наш ковер — цветочная поляна
Наши стены — сосны-великаны
Наша крыша — небо голубое
Наше счастье — жить такой судьбою

Мы свое призванье не забудем
Смех и радость мы приносим людям
Нам дворцов заманчивые своды
Не заменят никогда свободы.

Из м/ф «Бременские музыканты» — Луч солнца золотого

Луч солнца золотого
Тьмы скрыла пелена.
И между нами снова
Вдруг выросла стена.

Ночь пройдет, наступит утро ясное.
Знаю, счастье нас с тобой ждет!
Ночь пройдет, пройдет пора ненастн-ая,-
Солнце взойдет!
Солнце взойдет!

Петь птицы перестали,
Свет звезд коснулся крыш.
В час грусти и печали
Ты голос мой услышь!

Ночь пройдет, наступит утро ясное.
Знаю, счастье нас с тобой ждет!
Ночь пройдет, пройдет пора ненастн-ая,-
Солнце взойдет!
Солнце взойдет!

Из м/ф «Незнайка с нашего двора» — Дождя не боимся

Если дождик идёт, не значит,
Если дождик идёт, не значит,
Будто туча от горя плачет.
Просто хочется доброй туче,
Просто хочется доброй туче,
Чтоб росли мы быстрей и лучше.

Пусть падают капли, а мы веселимся,
Ни капли, ни капли дождя не боимся.
Пусть падают капли, а мы веселимся,
Ни капли, ни капли дождя не боимся.

Как услышим раскаты грома,
Как услышим раскаты грома,
Так в припрыжку бегом из дома.
Мы с дождём, как и с солнцем, дружим,
Мы с дождём, как и с солнцем, дружим,
Ну-ка, все босиком по лужам.

Пусть падают капли, а мы веселимся,
Ни капли, ни капли дождя не боимся.
Пусть падают капли, а мы веселимся,
Ни капли, ни капли дождя не боимся.

От последней упавшей капли,
От последней упавшей капли
Вспыхнет радуга пусть внезапно.
На умытой дождём планете,
На умытой дождём планете
Пусть от радости пляшут дети.

Пусть падают капли а мы веселимся
Ни капли ни капли дождя не боимся
Пусть падают капли а мы веселимся
Ни капли ни капли дождя не боимся

Дождик, ура.

Пусть падают капли, а мы веселимся,
Ни капли, ни капли дождя не боимся.
Пусть падают капли, а мы веселимся,
Ни капли, ни капли дождя не боимся.

Пусть падают капли, а мы веселимся,
Ни капли, ни капли дождя не боимся.
Пусть падают капли, а мы веселимся,
Ни капли, ни капли дождя не боимся.

Пусть падают капли, а мы веселимся,
Ни капли, ни капли дождя не боимся.

Из м/ф «Мама для мамонтенка» — Песня Мамонтёнка

По синему морю, к зеленой земле
Плыву я на белом своем корабле.
На белом своем корабле,
На белом своем корабле.

Меня не пугают ни волны, ни ветер,-
Плыву я к единственной маме на свете.
Плыву я сквозь волны и ветер
К единственной маме на свете.
Плыву я сквозь волны и ветер
К единственной маме на свете.

Скорей до земли я добраться хочу,
«Я здесь, я приехал!»,- я ей закричу.
Я маме своей закричу,
Я маме своей закричу…

Пусть мама услышит,
Пусть мама придет,
Пусть мама меня непременно найдет!
Ведь так не бывает на свете,
Чтоб были потеряны дети.
Ведь так не бывает на свете,
Чтоб были потеряны дети.

На, на, на, на, на, на, на, на, нааа…
На, на, на, на, на, на, на, на, нааа…

Пусть мама услышит,
Пусть мама придет,
Пусть мама меня непременно найдет!
Ведь так не бывает на свете,
Чтоб были потеряны дети.
Ведь так не бывает на свете,
Чтоб были потеряны дети.

Из м/ф «Умка» — Колыбельная Медведицы

Ложкой снег мешая,
Ночь идет большая,
Что же ты, глупышка, не спишь.
Спят твои соседи
Белые медведи,
Спи и ты скорей, малыш.
Спят твои соседи
Белые медведи,
Спи и ты скорей, малыш.

Мы плывём на льдине,
Как на бригантине
По седым суровым морям.
И всю ночь соседи,
Звёздные медведи
Светят дальним кораблям.
И всю ночь соседи,
Звёздные медведи
Светят дальним кораблям.

Ложкой снег мешая,
Ночь идет большая,
Что же ты, глупышка, не спишь.
Спят твои соседи,
Белые медведи,
Спи и ты скорей, малыш.
Спят твои соседи,
Белые медведи,
Спи и ты скорей, малыш.
Спи и ты скорей, малыш.

Из м/ф «По дороге с облаками» — По дороге с облаками

Дорога, дорога ведет от порога,
Идет от порога к мечте голубой!
Пусть мир необъятный, но все же приятно,
Когда ты шагаешь обратно домой!

Хорошо под небесами, Словно в лодке с парусами,
Вместе с верными друзьями
Плыть куда глаза глядят.
По дороге с облаками,
По дороге с облаками
Очень нравится, когда мы
Возвращаемся назад.

Дороги, дороги, как добрые руки,
Как добрые руки хороших друзей.
Друзей новых много нам дарит дорога.
С друзьями намного шагать веселей!

Хорошо под небесами.
Словно в лодке с парусами,
Вместе с верными друзьями
Плыть куда глаза глядят.
По дороге с облаками,
По дороге с облаками
Очень нравится, когда мы
Возвращаемся назад.

Дорога, дорога похожа на друга,
Похожа на друга, с которым всегда,
Всегда интересно и даже не тесно
На узенькой самой тропе никогда.

Хорошо под небесами.
Словно в лодке с парусами,
Вместе с верными друзьями
Плыть куда глаза глядят.
По дороге с облаками,
По дороге с облаками
Очень нравится, когда мы
Возвращаемся назад

Из м/ф «Паучок» — Паучок

Сказано-сделано, долго ли
Построить дом двоим
Из паутин.
Тонкая,
Тонкая ниточка та паутиночка,
Ветром тронь —
Сломанный дом.

Но не порвет нипочем
Тонкую нить паучок.

Плакали,
Плакали вместе паук и невеста бы,
Если б дом
Смыло дождем.
Счастье их,
Счастье их соткано сотнями
Тончайших нитей в шелк,
Чтоб холод не прошел.

Но ни одну не порвет
Тонкую нить паучок.

 

Песни разных авторов

 

Кино — Видели ночь

Мы вышли из дома, когда во всех окнах
Погасли огни один за одним
Мы видели как уезжает последний трамвай.
Ездит такси, но нам нечем платить
И нам незачем ехать мы гуляем одни
На нашем кассетнике кончилась плёнка. Мотай!

Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели нoчь, гуляли всю ночь до утра.

Зайди в телефонную будку скажи, чтоб
Закрыли дверь в квартире твоей
Сними свою обувь, мы будем ходить босиком.
Есть сигареты, спички, бутылка вина и она
Поможет нам ждать, поможет поверить
Что все спят и мы здесь вдвоём.

Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели нoчь, гуляли всю ночь до утра.

Мы вышли из дома, когда во всех окнах
Погасли огни один за одним
Мы видели как уезжает последний трамвай.
Ездит такси, но нам нечем платить
И нам незачем ехать мы гуляем одни
На нашем кассетнике кончилась плёнка. Мотай!

Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели нoчь, гуляли всю ночь до утра.

Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели ночь, гуляли всю ночь до утра.
Видели нoчь, гуляли всю ночь до утра.

Михаил Пляцковский — Ты, да я, да мы с тобой

Ты, да я, да мы с тобой!
Ты, да я, да мы с тобой!
Здорово, когда на свете есть друзья.
Если б жили все в одиночку,
То уже давно на кусочки
Развалилась бы, наверное, земля.
Если б жили все в одиночку,
То уже давно на кусочки
Развалилась бы, наверное, земля.
Ты, да я, да мы с тобой!
Ты, да я, да мы с тобой!
Землю обогнём, потом махнём на Марс.
Может, у оранжевой речки
Там уже грустят человечки
От того, что слишком долго нету нас.
Может, у оранжевой речки
Там уже грустят человечки
От того, что слишком долго нету нас.
Ты, да я, да мы с тобой!
Ты, да я, да мы с тобой!
Нас не разлучит ничто и никогда.
Даже если мы расстаёмся,
Дружба всё равно остаётся,
Дружба остаётся с нами навсегда.
Даже если мы расстаёмся,
Дружба всё равно остаётся,
Дружба остаётся с нами навсегда.
Ты, да я, да мы с тобой,
Ты, да я, да мы с тобой,
Ты, да я, да мы с тобой,
Ты, да я, да мы с тобой…

Анна Герман — Надежда

Светит незнакомая звезда
Снова мы оторваны от дома
Снова между нами города
Взлетные огни аэродромов
Здесь у нас туманы и дожди
Здесь у нас холодные рассветы
Здесь на неизведанном пути
Ждут замысловатые сюжеты

Надежда — мой компас земной
А удача — награда за смелость
А песни довольно одной
Чтоб только о доме в ней пелось

Ты поверь, что здесь издалека
Многое теряется из виду
Тают грозовые облака
Кажутся нелепыми обиды
Надо только выучиться ждать
Надо быть спокойным и упрямым
Чтоб порой от жизни получать
Радости скупые телеграммы

Надежда — мой компас земной
А удача — награда за смелость
А песни довольно одной
Чтоб только о доме в ней пелось

И забыть по-прежнему нельзя
Все, что мы когда-то не допели
Милые усталые глаза
Синие московские метели
Снова между нами города
Жизнь нас разлучает, как и прежде
В небе незнакомая звезда
Светит, словно памятник надежде

Надежда — мой компас земной
А удача — награда за смелость
А песни довольно одной
Чтоб только о доме в ней пелось.

Анна Герман — Нежность

Опустела без тебя земля
Как мне несколько часов прожить
Так же падает в садах листва
И куда-то всё спешат такси

Только пусто на земле одной без тебя
А ты, ты летишь и тебе
Дарят звёзды свою нежность

Так же пусто было на земле
И когда летал Экзюпери
Так же падала листва в садах
И придумать не могла земля

Как прожить ей без него пока он летал, летал
И все звёзды ему
Отдавали свою нежность

Опустела без тебя земля
Если можешь, прилетай скорей

Анна Герман — Мы долгое эхо друг друга

Покроется небо пылинками звезд
И выгнутся ветви упруго
Тебя я услышу за тысячу верст
Мы эхо мы эхо
Мы долгое эхо друг друга
Мы эхо мы эхо
Мы долгое эхо друг друга

И мне до тебя где бы я ни была
Дотронуться сердцем не трудно
Опять нас любовь за собой позвала
Мы нежность мы нежность
Мы вечная нежность друг друга
Мы нежность мы нежность
Мы вечная нежность друг друга

И даже в краю наползающей тьмы
За гранью смертельного круга
Я знаю с тобой не расстанемся мы
Мы память мы память
Мы звездная память друг друга
Мы память мы память
Мы звездная память друг друга

Мы память мы память
Мы звездная память друг друга
Мы память мы память

Олег Митяев — С Добрым Утром, Любимая

В городке периферийном отдает весна бензином
Дремлет сладко эамороченный народ
И редеет мгла над трассой на которой белой краской
Написал какой-то местный идиот

С добрым утром любимая! — крупными буквами
С добрым утром любимая! — не жалея белил
И лежит нелюдимая надпись огни маня
И с Луны различимая и с окрестных светил

Ночь растает без остатка и останется загадкой
Кто писал и будут спорить соловьи
Им прекрасно видно с веток что нарушена разметка
Им так жалко что расстроится ГАИ

С добрым утром, любимая, милая ты моя!
Эта надпись красивая смотрит в окна твои
Может строчка счастливая мартом хранимая
Будет всем как в пути маяк пусть потерпит ГАИ

Олег Митяев — Лето — это маленькая жизнь

Посмотри, в каком красивом доме ты живешь.
Я вчера пошел за пивом — прямо обомлел
Целовал его слепой расплакавшийся дождь
Извиняясь, что всю зиму гриппом проболел
Я стоял бы, любовался до скончанья дня
Вместе с нашим участковым молча под грибком
Но в пакетике прозрачном дырка у меня
И все время утекает пиво из него.
Я ушел в апрель, я нашел повод
Я замерз, укутываясь в твой холод
И пошел на улицу встречать лето
А лето — это маленькая жизнь.

 

Лето — это маленькая жизнь порознь
Тихо подрастает на щеках поросль
Дом плывет по лету — а меня нету
Лето — это маленькая жизнь
Странно, мы все время были в городе одном,
Ты все там же, в доме на последнем этаже,
А я в различных точках, именующихся дном.
Впрочем, если пить,то нету разницы уже.
Я и не заметил, что конец мая,
Что давно повесилась метель злая.
Выпил с участковым ,смотрю — лето,
А лето — это маленькая жизнь

И хотя в окне твоем ночует наша грусть
Я в мусоропровод бросил два своих ключа
И к тебе я точно этим летом не вернусь
Я хожу в кино и в Парк культуры по ночам.
А ты вернулась с моря — я вчера видел
Словно прошлой жизни посмотрел видик
Видик про разлуку, про твое лето
Лето — это маленькая жизнь
Жизнь, в которой не было ни дня фальши.
Вряд ли кто-то точно знает — что дальше
Только участковый мне кивнет молча
Лето — это маленькая жизнь

Чайф — 17 лет

Я вижу, я снова вижу тебя такой.
В дерзкой мини-юбке, что мой покой,
Мой сон превратили шутя
В тебя, я умоляю тебя.
Пусть все будет так, как ты захочешь.
Пусть твои глаза, как прежде, горят.
Я с тобой опять сегодня этой ночью.
Ну а впрочем, ну а в прочем, следующей ночью, следующей ночью,
Если захочешь, я опять у тебя.
Тебе 17, тебе опять 17 лет.
Каждый твой день рожденья хочет прибавить, а я скажу нет.
Твой портрет, твои дети, я расскажу им о том:
«Дети, вашей маме снова 17, вы просто поверьте, а поймете потом».
Пусть все будет так, как ты захочешь.
Пусть твои глаза, как прежде, горят.
Я с тобой опять сегодня этой ночью.
Ну а впрочем, ну а в прочем, следующей ночью, следующей ночью,
Если захочешь, я опять у тебя.
Вазы в нашем доме, в них редко бывают цветы.
В мае снова будут тюльпаны, я помню их так любишь ты.
Я напишу свою лучшую песню, если будет угодно судьбе.
И первой ее сыграю тебе, конечно тебе.
Пусть все будет так, как ты захочешь.
Пусть твои глаза, как прежде, горят.
Я с тобой опять сегодня этой ночью.
Ну а впрочем, ну а в прочем, следующей ночью, следующей ночью,
Если захочешь, я опять у тебя.

Чайф — Аргенитина-Ямайка

Сегодня солнце зашло за тучи,
Сегодня волны бьют так больно,
Я видел, как умирала надежда Ямайки,
Моя душа плачет.
Зачем ты стучишь в мои барабаны?
Зачем ты танцуешь под мои барабаны?
Зачем ты поёшь мою песню?
Мне и так больно.

Какая боль, какая боль!
Аргентина — Ямайка 5:0.
Какая боль, какая боль!
Аргентина — Ямайка 5:0.

Я вижу над собою синее небо,
Такие белые облака на голубом,
Как бело-голубые флаги Аргентины,
Я закрываю глаза.
Я закрываю глаза и вижу леса Ямайки,
Я вижу её золотые пляжи,
Я вижу её прекрасных женщин,
Их лица печальны.

Какая боль, какая боль!
Аргентина — Ямайка 5:0.
Какая боль, какая боль!
Аргентина — Ямайка 5:0.

Наши женщины прощают нам нашу слабость,
Наши женщины прощают нам наши слёзы,
Они прощают всему миру смех и веселье,
Даже Аргентине.
Так танцуй же, танцуй под мои барабаны,
Ну так пой же, пой со мной мою песню,
Сенсемильи хватит на всех
Пока звучит регги.

Какая боль, какая боль!
Аргентина — Ямайка 5:0.
Какая боль, какая боль!
Аргентина — Ямайка 5:0.

Чайф — Бутылка кефира пол батона

Бутылка кефира, пол батона.
А я сегодня дома,
А я сегодня дома один о-хо-хо-хо-хо.

С утра я почитаю газету.
И может быть сгоняю в кино.
И в прочем всё равно,
И в прочем всё равно какое о-хо-хо-хо-хо.

А потом стоя на балконе,
Я буду смотреть на прохожих,
На девчёнок,
На московских девчёнок
и не много на парне-е-ей

А потом проходя мимо зеркала,
Я скажу: «А что не так уж я и страшен.»
И даже не много,
И даже не много ничего.

А я похож на новый «Икарус»,
А у меня такая же улыбка.
И как у него
Оранжевое настроенье.

Кефир я допью ровно в десять,
А батон я доем чуть пораньше
И перед сном, и скажу перед сном:
«Ах мама, дочего хорошо!»

Бутылка кефира, пол батона

Оранжевое небо, оранжевое солнце,
Оранжевая мама, оранжевый верблюд,
Оранжевые песни, оранжево поём.

Чайф — Никто не услышит (Ой-Йо)

От старых друзей весточки нет, грустно.
А на душе от свежих газет пусто.
И от несвежих — невелика потеха.
Правда вот был армейский дружок — уехал.
Ой-о, ой-о, ой-о. Ой-о, ой-о, ой-о.
Запил сосед — у них на фабрике стачка.
С чаем беда — осталась одна пачка.
На кухне записка — не жди, осталась у Гали.
По телеку рядятся, как дальше жить — достали.
Ой-о, ой-о, ой-о. Ой-о, ой-о, ой-о.
Скорей бы лед встал. Пошел бы тогда на рыбалку.
Чего бы поймал — знакомым раздал, не жалко.
Луна появилась и лезет настырно — все выше и выше.
Сейчас со всей мочи завою с тоски — никто не услышит.
Ой-о, ой-о, ой-о. Никто не услышит…
Ой-о, ой-о, ой-о. Никто не услышит…
Ой-о, ой-о, ой-о. Никто не услышит…

Чайф — Поплачь о нем

Зачем тебе знать, когда он уйдет?
Зачем тебе знать, о чем он поет?
Зачем тебе знать то, чего не знает он сам?
Зачем тебе знать кого он любил?
Зачем тебе знать о чем он просил?
Зачем тебе знать о чем он молчит?
Поплачь о нем, пока он живой
Люби его, таким, каким он есть.
На детском рисунке домик с трубой
Тебе Михаил машет рукой.
Мы никак не можем привыкнуть жить без войны.
В космосе вместо валюты полет
Ночью толпа — крестный ход.
Она уже видит себя в роли вдовы.
Поплачь о нем, пока он живой
Люби его, таким, каким он есть.
У тебя к нему есть несколько слов.
У тебя к нему даже наверно любовь.
Ты ждешь момента, чтоб отдать ему все.
Холодный мрамор — твои цветы.
Все опускается вниз, и в горле комок.
Морщины так портят твое лицо.
Поплачь о нем, пока он живой
Люби его, таким, каким он есть.
Тихое утро — над городом смог.
Майская зелень — энцефалит.
Там хорошо, где нас с тобой нет.
Канистра с пивом — при чем здесь вода.
Искусственный белок — при чем здесь народ.
Сегодня умрешь — завтра скажут: поэт!
Поплачь о нем, пока он живой
Люби его, таким, каким он есть.

Александр Шаганов — Выйду в поле с конем

Выйду ночью в поле с конем,
Ночкой темной тихо пойдем,
Мы пойдем с конем по полю вдвоем,
Мы пойдем с конем по полю вдвоем,
Мы пойдем с конем по полю вдвоем,
Мы пойдем с конем по полю вдвоем…

Ночью в поле звезд благодать,
В поле никого не видать,
Только мы с конем по полю идем,
Только мы с конем по полю идем,
Только мы с конем по полю идем,
Только мы с конем по полю идем…

Сяду я верхом на коня,
Ты неси по полю меня,
По бескрайнему полю моему,
По бескрайнему полю моему…

Дай-ка я пойду посмотрю,
Где рождает поле зарю,
Ай брусничный цвет, алый да рассвет,
Али есть то место, али его нет.
Ай брусничный цвет, алый да рассвет,
Али есть то место, али его нет.

Полюшко мое — родники,
Дальних деревень огоньки,
Золотая рожь, да кудрявый лен…
Я влюблен в тебя, Россия, влюблен
Золотая рожь, да кудрявый лен…
Я влюблен в тебя, Россия, влюблен..

Юрий Визбор — Ты у меня одна

Ты у меня одна,
Словно в ночи луна,
Словно в степи сосна,
Словно в году весна.
Hету другой такой
Ни за какой рекой,
Hи за туманами,
Дальними странами.

В инее провода,
В сумерках города.
Вот и взошла звезда,
Чтобы светить всегда,
Чтобы гореть в метель,
Чтобы стелить постель,
Чтобы качать всю ночь
У колыбели дочь.

Вот поворот какой
Делается с рекой.
Можешь отнять покой,
Можешь махнуть рукой,
Можешь отдать долги,
Можешь любить других,
Можешь совсем уйти,
Только свети, свети!

Клён — Синяя птица

Там где клён шумит
Над речной волной
Говорили мы о любви стобой
Опустел тот клён
В поле бродит мгла
А любовь как сон
Стороной прошла

А любовь как сон
А любовь как сон
А любовь как сон стороной прошла

Сердцуочеь жаль
Что случилось так
Гонит осень вдаль
Журавле косяк
Четырём ветрам
Грусть ппечаль раздам
Невернётся вновь это лето к нам
Невернётся вновь
Невернётся вновь
Невернётся вновь
Неверётся вновь это лето к нам

Ни к чему теперь за тобой ходить
Ни к чему теперь мне цветы дарить
Ты любви моей не смогла сберечь
Поросло травой место наших встреч
Поросло травой поросло травой
Поросло травой место наших встреч

Александр Дольский — Мне звезда упала на ладони

Мне звезда упала на ладошку,
Я ее спросил: — Откуда ты?
— Дайте мне передохнуть немножко,
Я с такой летела высоты.
А потом добавила, сверкая,
Словно колокольчик прозвенел:
— Не смотрите, что невелика я,
Может быть великим мой удел.

Вам необходимо только вспомнить,
Что для Вас важней всего на свете.
Я могу желание исполнить,
Путь не близкий завершая этим.

— Знаю я, что мне необходимо:
Мне не нужно долго вспоминать.
Я хочу любить и быть любимым,
Я хочу, чтоб не болела мать.
Чтоб на нашей горестной планете
Только звезды падали с небес,
Были все доверчивы, как дети,
И любили дождь, цветы и лес.

Чтоб траву, как встарь, косой косили,
Каждый день летали до Луны,
Чтобы женщин на руках носили,
Не было болезней и войны,

Чтобы дружба не была обузой,
Чтобы верность в тягость не была,
Чтобы старость не тяжелым грузом —
Мудростью бы на сердце легла,
Чтобы у костра, пропахнув дымом,
Эту песню тихо напевать.
А еще хочу я быть любимым
И хочу, чтоб не болела мать.

Говорил я долго, но напрасно,
Долго, слишком долго говорил.
Не ответив мне. звезда погасла —
Было у нее немного сил…

Хиль Эдуард — Последняя электричка

Как всегда мы до ночи стояли с тобой
Как всегда было этого мало
Как всегда позвала тебя мама домой
Я метнулся к вокзалу
Опять от меня сбежала последняя электричка
И я по шпалам опять по шпалам
Иду домой по привычке
А вокруг тишина а вокруг ни души
Только рельсы усталые стонут
Только месяц за мною вдогонку бежит
Мой товарищ бессонный
Опять от меня сбежала последняя электричка
И я по шпалам опять по шпалам
Иду домой по привычке
Ни унять ни понять мною радость мою
Так вот каждую ночь коротаю
Завтра снова с любимой до звезд простою
И опять опоздаю
Не жди ты меня пожалуй последняя электричка
Уж я по шпалам опять по шпалам
Пойду домой по привычке

Александр Розенбаум — Ау

Я хотел бы подарить тебе песню
Но сегодня это вряд ли возможно
Нот и слов таких не знаю чудесных
Всё в сравнении с тобою ничтожно
Я хотел бы подарить тебе танец
Самый лучший на твоем дне Рождения
Если музыка играть перестанет
Я умру, наверное, в то же мгновение

Ау. Днём и ночью счастье зову
Ау. Заблудился в темном лесу я
Ау. И ничего другого на ум
Ау. Ау. Ау.

Я хотел бы подарить тебе небо
Вместе с солнцем, что встаёт на востоке
Так где былью начинается небыль
Там не будем мы с тобой одиноки
Я хотел бы провести тебя садом
Там, где сны мои хорошие зреют
Только жаль, что не смогу идти рядом
От дыханья твоего каменею

Ау. Днём и ночью счастье зову
Ау. Заблудился в темном лесу я
Ау. И ничего другого на ум
Ау. Ау. Ау.

Я хотел бы подарить тебе счастье
То, которое никто не оспорит
Только сердце часто рвется на части
Так как, видимо, я создан для горя
Я хотел бы подарить тебе голос
Чтобы пела колыбельную детям
Ни рукой не снять мне боль, ни уколом
Точно знаю, что меня ты не встретишь

Ау. Днём и ночью счастье зову
Ау. Заблудился в темном лесу я
Ау. И ничего другого на ум
Ау. Ау. Ау.

Пелагея — В горнице

В горнице моей светло
Это от ночной звезды.
Матушка возьмет ведро,
Молча принесет воды.

Красные цветы мои
В садике завяли все,
Лодка на речной мели
Скоро догниет совсем.
Дремлет на стене моей
Ивы кружевная тень,
Завтра у меня под ней
Будет хлопотливый день!

Буду поливать цветы,
Думать о своей судьбе,
Буду до ночной звезды
Лодку мастерить себе…

Александр Щербина — Песня о Безумной Маше

Маша
Подходит к краю крыши
И машет с крыши, —
Слышу: «Гудбай, май бэби!»
И отрывает тело,
И расправляет крылья,
И улетает в небо.

Маша летит по небу,
Каркает – птица птицей,
Храбрых безумству вторя.
Тут налетает как бы ветер
И как бы нашу Машу
Бросает в море.

Бьётся в испуге сердце –
Между хвостом и клювом,
Между собой и долгом,
Между «нельзя» и «надо».

Маша роняет в море
Руки, и ноги тоже,
И остальное тело.
Дело уже не столько даже
В какой-то Маше,
Дело в самом примере.

Море – всего лишь символ,
Маша – всего лишь образ,
Важно понять всё это,
И позабыть сейчас же.

Маша плывёт – а как же?
Плещется – рыба рыбой,
Смотрится – дура дурой!
Машу не жрут акулы,
Машу попробуй скушать,
Маша уже на суше.

Маша находит руки
И приставляет ноги,
Ноги встают и ходят!
Но не одни, конечно, ходят,
А вместе с Машей,

Машу выводят
Прямо к родному дому,
К жёлтым, как сажа, стенам,
К окнам в железных шторах
И к простыням в горошек.

Машу встречает самый
Главный по сну и мозгу,
Строгий и лысый очень.
Он назначает Маше
Клизму, укол и кашу.
И пересадку почек.

Маша не любит почки
И презирает клизму,
И ненавидит кашу,
И обожает крыши.

Маша
Подходит к краю крыши
И машет с крыши,
И расправляет крылья,
И улетает в небо,
Маша немного crazy,
С каждым случиться может,
Может и не случиться,
Важно учиться плавать
Кролем, и даже брасом,
Брасом, конечно, лучше,
Если не можешь кролем,
Полем и лесом тоже,
Боже, какая лажа!..

Вадим Егоров — Монолог сына, или Детская воздухоплавательная

Нам с сестренкой «каюк»
Наша мама на юг улетела недавно.
Жизнь без мамы не мед
Это каждый поймет
А с отцом и подавно.
В доме трам-тарарам
Папа нас по утрам
Кормит жженою кашей
Он в делах, как в дыму
И ему потому
Не до шалостей наших.

ПРИПЕВ
А пошалить хочется очень
Мы ведь не так многого хочем
Каждый отец и даже очень это поймет.

Вот вчера, например,
Я такое сумел
Пошалить захотелось.
И была не была
Два бумажных крыла
Мы приделали к телу.
И пошли на балкон
Пусть на нас из окон
Поглядят домочадцы
Как с балкона мы «ах»
Сиганем на крылах
Чтоб по воздуху мчаться.

ПРИПЕВ
Плыли б внизу реки, поляны
И у всех пап падали б шляпы
Вот красота, только бы папа не увидал.
Я уже улетал
Но отец увидал
Представляете жалость
Он расширил глаза
И схватил меня за …
То, что ближе лежало
Папы страшен оскал,
Я от папы скакал,
Как лошадка в голопе
И как будто коня,
Папа шлепал меня
По горцующей попе

ПРИПЕВ
А пошалить хочется очень
Мы ведь не так многого хочем.
Вот подрасту и буду шлепать папу я сам…

Александр Викторов — Крутится, вертится шар голубой (пародия)

Крутится, вертится шар голубой
Наш самолет отправляется в бой
Тра-та-та-та — бортмеханик сказал
Тра-та-та-та — командир отвечал

Штурман уснул средь бутылок пустых
Мы в облаках заблудились густых
Тра-та-та-та — командир очень злой
Тра-та-та-та — полетели домой

Вдруг к нам в кабину радист прибежал
Братцы родные тратец нам настал
Чья то ракета за нами летит
Тра-та-та-та — командир говорит.

Прямо с небес трататнулись в овраг
Кто же нас сбил — свои или враг?
Наша ракета и наш самолет……
Так и окончился этот полет

Весь экипаж на свет вылезал
Каждый себе — тра-та-та-та — сказал
Лишь командир в этот миг промолчал
Воздуха в легкие он набирал…

(наберем воздуха в легкие и послушаем, что сказал командир)

Тра-та-та-та-та-та-та-та-та-та
Ты не механик ты — тра-та-та-та
Тра-та-та-та-та-та-та — вашу мать
Больше не буду я с вами летать

Лора Бочарова – Хорошо быть деревом на вольном ветру

Когда милые друзья закончат пить мою кровь
Когда будущую жизнь начнёт считать господь
Я скажу — возьми обратно человечью плоть
Я хочу быть просто деревом на вольном ветру

Хорошо быть деревом на вольном ветру
Что за жизнь начнётся когда я умру…

Если стану я берёзой белоствольной прямой
Будут девки приходить в сарафанах с каймой
Будут петь да причитать, проклиная мужей
Буду я смотреть на девок и бросать на них клещей

Если стану я сосною на большом лугу
Будут белки кувыркаться подо мною в снегу
Буду слушать пенье птиц, подставляя им лоб
А из белой древесины выйдет праздничный гроб

Хорошо быть деревом на вольном ветру
Что за жизнь начнётся когда я умру…

Если вырасту я дубом в три обхвата свола
Замечательное выйдет покрытье стола
И влюблённый поэт на мне напишет рамдель
И двенадцать вольных каменщиков выпьют свой эль

Если вырасту я вязом — будет крепкий вяз
Для супружеской кровати просто в самый раз
Наблюдая жизнь влюблённых от объятий до драк
Буду я желать им счастья и поскрипывать в такт

Хорошо быть деревом на вольном ветру
Что за жизнь начнётся когда я умру…

Ну а если стройным тисом окажусь я вдруг
Из ветвей моих точёных выйдет гибкий лук
И прекраснейшая плаха выйдет из ствола
И хорошая оглобля для боков вола

Если вырасту я ясенем с листвой резной
То в тени укрою путников в полдневный зной
Если вырасту я вишней — выйдет трубка из ветвей
Мной затянется бродяга и пойдёт веселей

Хорошо быть деревом на вольном ветру
Что за жизнь начнётся когда я умру…

Но взойти зелёным клёном — все чего хочу
В виде скрипки музыкант меня поднимет к плечу
Если вырасту я тополем, листвой звеня
Полтораста тонких кистей выйдет из меня

Хорошо родиться деревом врагам назло
Жизнь окончить в виде дров и подарить тепло
Жизнь такая бесполезна — мне она не по нутру
Я хочу быть просто деревом на вольном ветру

Хорошо быть деревом на вольном ветру
Что за жизнь начнётся когда я умру…

Чиж и Кo — «18 берёз»

Солнце встает, становится теплее,
Хочется жить вечно, да где-то прогадал.
Вновь не угодил в обьятия Морфея,
А главное в твои обьятья не попал.

И мне не спится, не спится,
И мне не спится, не спится.

Циферблат от дыма почти уже не виден.
Липкий от пота, курю в потолок,
Из динамика чуть слышно доносится Ванклиберн,
А на стене все тот же пацифистский значок.

И мне не спится, не спится,
И мне не спится, не спится.

Поезд поезд поезд поезд поезд,
Увези меня на Невский к невесте.
Знаю знаю знаю, я все знаю, ну и что?
Нам надо быть вместе всегда.

За моим окном восемнадцать берёз,
Я их сам считал, как считают ворон,
Тех, что северный ветер куда-то унёс,
И последний г…н как последний патрон.

И мне б не спиться, не спиться,
И мне б не спиться, не спиться.

Тексты туристских песен, тексты авторских песен, походные песни про туризм о горах и походах. Походная песня Ю.Визбор, А.Крупп, Б.Вахнюк, Б.Окуджава, В.Канер, А.Городницкий, Н.Лисица и др.

А. Городницкий

Тихо по веткам шуршит снегопад, сучья трещат на костре.

В эти часы, когда все еще спят, что вспоминается мне?

Неба таежного просинь, редкие письма домой.

В царстве чахоточных сосен быстро сменяется осень

Долгой полярной зимой.

Снег, снег, снег, снег, снег над палаткой кружится

Вот и окончился наш краткий ночлег.

Снег, снег, снег, снег, тихо на тундру ложится

Над тишиной замерзающих рек снег, снег, снег.

Над Петроградской твоей стороной вьется веселый снежок.

Вспыхнет в ресницах звездой озорной, ляжет пушинкой у ног.

Тронул задумчивый иней кос твоих светлую прядь.

И над бульварами линий по ленинградскому синий,

Вечер спустился опять.

Снег, снег, снег, снег, снег за окошком кружится.

Он не коснется твоих сомкнутых век…

Снег, снег, снег, снег, что тебе, милая снится?

Над тишиной замерзающих рек снег, снег, снег.

Долго ли сердце свое сберегу — ветер поет на пути.

Через туманы, мороз и пургу, мне до тебя не дойти.

Вспомни же если взгрустнется наших палаток огни.

Вплавь и пешком, как придется, песня к тебе доберется

Даже в ненастные дни.

Снег, снег, снег, снег, снег над палаткой кружится

Вьюга заносит следы наших саней.

Снег, снег, снег, снег, пусть тебе нынче приснится

Залитый солнцем трамвайный перрон завтрашних дней.

Б.Окуджава 

Кавалергарда век не долог, 

И потому так сладок он! 

Труба трубит, откинут полог, 

И где-то слышен сабель звон. 

Ещё рокочет голос трубный, 

Но командир уже в седле. 

Не обещайте деве юной любови вечной на земле! 

Не обещайте деве юной любови вечной на земле!

Проигрыш. 

Напрасно мирные забавы 

Продлить пытаетесь, смирясь. 

Не раздобыть надёжной славы, 

Покуда кровь не пролилась! 

И как ни сладок мир подлунный, 

Лежит тревога на челе. 

Не обещайте деве юной любови вечной на земле! 

Не обещайте деве юной любови вечной на земле!

Проигрыш. 

Течёт шампанское рекою 

И взор туманится слегка. 

И всё, как будто под рукою, 

И всё, как будто на века! 

Крест деревянный и чугунный 

Назначен нам в грядущей мгле! 

Не обещайте деве юной любови вечной на земле! 

Не обещайте деве юной любови вечной на земле!

А распахнутые ветра 

Снова в наши края стучатся. 

К синеглазым своим горам 

Не пора ли нам возвращаться. 

Ну а что нас ждет впереди? 

Много раз на дорогу хлынут 

Не пролившиеся дожди, 

Притаившиеся лавины.

Снова ломится в небо день, 

Колет надвое боль разлуки, 

И беда неизвестно где 

Потирает спросонья руки. 

Ты судьбу свою не суди — 

Много раз на дорогу хлынут 

Не пролившиеся дожди, 

Притаившиеся лавины.

Звезды падают к нашим ногам. 

Покидаем мы наши горы, 

Унося на щеках нагар 

Не разбившихся метеоров. 

Так живем и несем в груди 

По московским дорогам длинным 

Не пролившиеся дожди, 

Притаившиеся лавины.

Ю.Визбор

Да обойдут тебя лавины 

В непредугаданный тот час. 

Снега со льдом наполовину 

Стоят, как будто про запас 

Про чью-то душу, чью-то душу, 

Но я клянусь, не про твою. 

Тебя и горы не задушат, 

Тебя и годы обойдут.

Ты напиши мне, напиши мне, 

Не поленись и напиши, 

Какие новые вершины 

Тебе видны среди вершин, 

И что поделывают зори, 

Свой старый путь переходя, 

И как Домбай стоит в дозоре, 

Подставив грудь косым дождям.

А мне все чудится ночами 

Тепло любимого плеча. 

Под четырьмя скрестясь лучами, 

Горит в ночи моя свеча. 

Дожди пролистывают даты, 

Но видно мне и сквозь дожди: 

Стоишь ты грустный, бородатый, 

И говоришь: «Не осуди.»

Ах пустяки, какое дело — 

Ну осужу, не осужу. 

Мне б только знать, что снегом белым 

Еще покрыта Софруджу. 

Мне б только знать, что смерть не скоро, 

И что прожитого не жаль, 

Что есть еще на свете горы, 

Куда так просто убежать.

Н.Лисица 

Солнца не будет, жди — не жди, 

Третью неделю льют дожди. 

Третью неделю наш маршрут 

С ясной погодой врозь. 

Словно из мелких-мелких сит 

Третью неделю моросит. 

Чтоб не погас у нас костер, 

Веток подбрось.

В мокрых палатках спят друзья, 

Только дежурным спать нельзя, 

Сосны качаются в ночи 

Словно орган звучит. 

А у костра не сесть, не лечь, 

Как не устанет дождик течь. 

Слушай, давай станцуем вальс 

В ритме дождя.

В небе не виден звездный свет, 

В небе просвета даже нет. 

А под ногами не паркет, 

А, основном вода. 

Но согревает нынче нас 

Этот смешной вожатский вальс, 

И вопреки всему горит 

Наша звезда.

Завтра нам снова в дальний путь. 

Ты эту песню не забудь, 

А передай ее друзьям 

Так, как запомнил сам. 

Собраны наши рюкзаки, 

Стянуты крепче ремешки, 

Снова нас будет дождик сечь 

Словно картечь.

В.Высоцкий 

Ну вот, исчезла дрожь в руках, 

Теперь — наверх! 

Ну вот, сорвался в пропасть страх 

Навек, навек, — 

Для остановки нет причин — 

Иду, скользя… 

И в мире нет таких вершин, 

Что взять нельзя!

Среди нехоженых путей 

Один — пусть мой, 

Среди невзятых рубежей 

Один — за мной! 

А имена тех, кто здесь лёг, 

Снега таят… 

Среди непройденных дорог 

Одна — моя!

Здесь голубым сияньем льдов 

Весь склон облит, 

И тайну чьих(нибудь следов 

Гранит хранит… 

И я гляжу в свою мечту 

Поверх голов 

И свято верю в чистоту 

Снегов и слов!

И пусть пройдёт немалый срок — 

Мне не забыть, 

Что здесь сомнения я смог 

В себе убить. 

В тот день шептала мне вода: 

Удач — всегда!.. 

А день… какой был день тогда? 

Ах да — среда!….

В.Высоцкий 

Ты идёшь по кромке ледника, 

Взгляд не отрывая от вершины. 

Горы спят, вдыхая облака, 

Выдыхая снежные лавины.

Но они с тебя не сводят глаз — 

Будто бы тебе покой обещан, 

Предостерегая всякий раз 

Камнепадом и оскалом трещин.

Горы знают — к ним пришла беда, — 

Дымом затянуло перевалы. 

Ты не отличал ещё тогда 

От разрывов горные обвалы.

Если ты о помощи просил — 

Громким эхом отзывались скалы, 

Ветер по ущельям разносил 

Эхо гор, как радиосигналы.

И когда шёл бой за перевал, — 

Чтобы не был ты врагом замечен, 

Каждый камень грудью прикрывал, 

Скалы сами подставляли плечи.

Ложь, что умный в горы не пойдёт! 

Ты пошёл — ты не поверил слухам, — 

И мягчал гранит, и таял лёд, 

И туман у ног стелился пухом…

Если в вечный снег навеки ты 

Ляжешь — над тобою, как над близким, 

Наклонятся горные хребты 

Самым прочным в мире обелиском. 

Наклонятся горные хребты 

Самым прочным в мире обелиском.

Михаил Калинин

Тех, кто кантом раскраивал снежный перкаль, 

Кто движения музыку понял, 

Кто ногами своими провёл вертикаль 

Меж земной и небесной ладонью, 

Кто на склон на крутой не боится шагнуть 

И не ищет готовых ответов, 

Раз хотя бы один обязательно путь 

На приют их приводит вот этот.

Там, где неба бездонные сини, 

Там, где солнце над правым виском, 

Там, где скорость до неба поднимет, 

Это место зовётся Терскол.

Кто до неба дотронулся в жизни хоть раз, 

Горных ветров дыхание взвесив, 

Тем, кого и проверил, и принял Кавказ, 

Всем пароль этот краткий известен. 

Где отыщется место всегда за столом 

И печали любые развеет, 

Где, как щедрый хозяин, светло и тепло 

Горы делятся силой своею.

Это неба бездонные сини 

И победа над серой тоской, 

Это лыжная слава России, 

Это мужество наше — Терскол.

Пусть закружит судьба под лезгинку свою, 

Мы в Терсколе с тобой остаёмся. 

В исцеляющий тело и душу приют 

Мы вернёмся, вернёмся, вернёмся.

Это неба бездонные сини, 

Это солнце под правым виском, 

Это лыжная слава России, 

Это мужество наше — Терскол.

Александр Федоровский

Вот и всё. Прощайте, горы, 

Уезжаю я в который раз. 

Но в душе, где‑то рядышком с любовью 

Будут жить воспоминания о вас.

Как укрытые туманом, словно белым одеялом, 

Надо мною вырастали заколдованные скалы. 

И шептал негромко ветер, над землёй живёт который: 

«Выше всех на белом свете только горы».

Вот и всё. Прощайте, горы, 

Уезжаю в дальние края. 

Но уже начинаю жить мечтою, 

Как скажу, вернувшись: «Здравствуй, это я!»

Снова снежные рассветы над горами будут где‑то 

Наслаждаться их высокой красотой. 

Заколдованный горами, я душой останусь с вами, 

Ну, а вы всегда останетесь со мной.

Вот и всё. Прощайте, горы… 

«Походные песни». Зинаида Гиппиус. Книги стихов

             МИЛАЯ 

Где-то милая? Далеко,
На совдепской на земле.
Ходит, бродит одиноко,
Ест солому, спит в золе.

Или, может, изменила,
Поступила в Нарпродком?
Бриллианты нацепила
И сидит с большевиком?

Провожала, так недаром
Говорила мне: ну что ж?
Подружусь я с комиссаром,
Если скоро не придешь.

Нет, не верю! Сердце чисто,
И душа ее верна.
Не полюбит коммуниста,
Не таковская она.

Голодает, холодает, —
Не продаст чертям души.
Наше войско дожидает:
Где мой милый? Поспеши!

Я в томленьи ежечасно,
Где же друг? Освободи!
Убери ты этих красных...
Милый, белый мой, приди!

Слышу, слышу, верь заклятью!
Мы готовы, мы идем!
Все нагрянем буйной ратью,
Красных дьяволов сметем.

Или кони наши — клячи?
Братья, други, все ко мне!
Иль у вас никто не плачет
На родимой стороне?

РВАНЬ

Видали ль вы, братцы,
Какой у нас враг,
С кем будем сражаться,
Какой у них флаг?

Эй, красное войско!
Эй, сборная рать!
Ты ль смертью геройской
Пойдешь умирать?

Китайцы, монголы,
Башкир да латыш...
И всякий-то голый,
А хлебца-то — шиш...

И немцы, и турки,
И черный мадьяр...
Командует юркий
Брюнет-комиссар.

Плетется, гонимый,
И русский дурак,
Столкуемся с ним мы,
Не он же наш враг.

__________

Мы скажем: ты с нами.
Сдавайся своим!
Взгляни, что за знамя
Над войском твоим?

Взгляни, как чернеет,
Чернеет насквозь.
Не кровью ль твоею
Оно запеклось?

Очнись от угара
И с Богом — вперед!
Тащи комиссара,
А сброд — удерет.

Погоним их вместе,
Дорогу, воры!
Мы к семьям, к невесте,
В родные дворы!

КОМИССАР

Комиссар! Комиссар!
Отрастил ты брюхо.
Оттого-то наш народ
Душит голодуха.

Комиссар! Комиссар!
Эй, не зарывайся.
Не спасет тебя Че-Ка,
Сколько ни старайся.

Комиссар! Комиссар!
Нам с тобой не внове.
Мы теперь — не дураки,
Попил нашей крови.

Комиссар! Комиссар!
Трусишь, милый? Вольно!
Наших баб нацеловал,
А теперь — довольно.

Комиссар! Комиссар!
Пуля — много чести.
На веревке повиси,
На своей невесте!

КРАСНАЯ ЗВЕЗДА

Повалили Николая,
Ждали воли, ждали рая —
Получили рай:
Прямо помирай.

Воевать не пожелали,
Мир похабный подписали,
Вместо мира, вот —
Бьемся третий год.

Додушив буржуев, сами
Стать хотели буржуями,
Вот те и буржуй:
Паклю с сеном жуй.

Видим, наше дело чисто...
Записались в коммунисты,
Глядь, взамен пайка —
Сцапала Че-Ка.

Не судили — осудили,
И китайцев пригласили...
К стенке под расстрел
Окончанье дел.

Заклинаем люд рабочий,
Трудовой и всякий прочий,
До последних дней:
Будьте нас умней!

Не сидите вы в Совете!
Всех ужасней бед на свете
Черная беда —
Красная Звезда.

ТОВАРИЩ

Неспокойствие во взоре,
Ловок, юрок, брит.
Чепуху такую порет,
Даже слушать — стыд.

Врет, что вырос на Урале,
Этакий нахал!
В плен его мы, что ли, взяли,
Как сюда попал?

Всюду трется, всюду вьется,
Всюду лезет в спор:
«Что в Совдепии живется
Плохо — сущий вздор.

Этих басен ходит много
Про советский край.
Там, не верите? ей-Богу,
Не житье — а рай.

Что душе твоей угодно,
Можешь всё купить.
Кормят, поят превосходно,
Весело служить.

Все обуты, все одеты,
Не на что роптать.
Опекают всех Советы,
Как родная мать.

Говорят, что пулеметы
Ставят за спиной.
Эка, не было заботы!
Сами рвутся в бой.

Всё честь честью. Всё как надо.
Никаких Че-Ка.
Дисциплина и порядок.
Русские войска.

И охота вам сражаться,
На своих идти?
Так ли думаете, братцы,
Родину спасти?»

Ах ты, бритая лисица,
Вот куда ты гнешь!
Только стоит ли трудиться:
Нас не проведешь!

Ишь нашелся примиритель!
Видим, кто таков!
Не умеришь нашей прыти
Бить большевиков.

Знаешь, пуля есть шальная?
Не уйти в кусты:
Для такого негодяя
Отлита, как ты.

ПИСЬМО ИЗ СОВДЕПИИ

С аэроплана посылаю
Письмо — кому? Кому-нибудь.
Хочу сказать, что умираю,
Что тяжкий камень давит грудь.

Знакомый летчик, парень смелый,
Мне обещался сбросить лист.
(Я знаю, летчик этот — белый,
Хоть говорит, что коммунист.)

Кому б листочки ни попались,
Пусть он поверит, пусть поймет:
Мы ныне в муке все сравнялись,
Нет ни рабочих, ни господ.

Я сам рабочий, пролетарий,
Из Петрограда — металлист;
Схватили, заперли в подвале
За то, что я — социалист.

Жена сидела и сынишка,
Сидели с нами мужики —
Зачем не ссыпали «излишка»
Армейцам красным в сундуки.

В допросах мы хлебнули горя:
Ходил кулак, свистела плеть...
Жена моя скончалась вскоре,
Да что ж! И лучше помереть.

О мне не толк — мы все страдальцы.
На землю нашу пала тень.
Впились в нас дьявольские пальцы,
И недалек последний день.

Скажите всем — ужель не знают?
Ужель еще не пробил час?
Что красный дьявол замышляет,
Прикончив здесь — идти на вас.

Скажите всем, что небо грозно,
Что гибель наша — гибель вам.
Скорей, скорей, пока не поздно!
Идите все на помощь к нам!

Труслив наш враг, хотя и ловкий,
Легко с ним справимся и мы...
Но развяжите нам веревки,
Освободите из тюрьмы!

Зовем из вражеского стана,
Из преисподней мы кричим...
Лети, письмо с аэроплана,
К свободным, честным и живым!

РОДИНЕ

1

Не знаю, плакать иль молиться,
Дождаться дня, уйти ли в ночь,
Какою верой укрепиться,
Каким неверием помочь?

И пусть вины своей не знаем,
Она в тебе, она во мне;
И мы горим и не сгораем
В неочищающем огне.

2

Повелишь умереть — умрем.
Жить прикажешь — спорить не станем.
Как один, за тебя пойдем,
За тебя на тебя восстанем.

Видно, жребий у нас таков;
Видно, велено так законом,
Откликается каждый зов
В нашем сердце, тобой зажженном.

Будь что будет. Нейти назад:
Покорились мы Божьей власти.
Подымайся на брата брат,
Разрывайся душа на части!

БОЖИЙ СУД

Это, братцы, война не военная,
Это, други, Господний наказ.
Наша родина, горькая, пленная,
Стонет, молит защиты у нас.

Тем зверьем, что зовутся «товарищи»,
Изничтожена наша земля.
Села наши — не села, пожарищи,
Опустели родные поля.

Плачут дети, томясь в испытании
И от голода еле дыша,
Неужель на такие страдания
Не откликнется наша душа?

Мы ль не слышим, что совестью велено?
Мы ль не двинемся все, как один,
Не покажем Бронштейну да Ленину,
Кто на русской земле господин?

Самодержцы трусливые, куцые,
Да погибнут под нашим огнем!
Знамя новой, святой революции
В землю русскую мы понесем.

Слава всем, кто с душой неизменною
В помощь Родине ныне идут.
Это, други, война не военная,
Это Божий свершается суд.

ГОСТЬ

Как приехал к нам англичанин-гость,
По Гостиному по Двору разгуливает,
В пустые окна заглядывает.
Он хотел бы купить — да нечего.
Денег много — а что толку с того?
Вот идет англичанин завтракать,
Приходит он в Европейскую гостиницу,
А ее, сердечную, и узнать нельзя.
Точно двор извозчичий заплевана,
Засорена окурками да бумажками.
Три года скреби — не выскребешь,
Не выскребешь, не выметешь.
Ни тебе обеда, ни ужина,
Только шмыгают туда-сюда
Ловкачи — комиссары бритые.
Удивился гость, покачал головой
И пошел на Садовую улицу
Ждать трамвая номер тринадцатый.
Ждет он час, ждет другой, — не идет трамвай.
А прохожие только посмеиваются:
«Ишь нашелся какой избалованный.
Что ж, пожди, потерпи, коли время есть,
Долго ли до второго пришествия?»
И прождал бы он так до вечера,
Да терпение аглицкое лопнуло.
И побрел он пешком к Покрову, домой.
Наплывали сумерки осенние,
Фонарей не видать, не светятся,
Ни души кругом, тишина да мгла,
Только слышно: журчит где-то около
Ручеек, по камушкам прыгая,
Да скрипит-шуршит, мягко стелется
Под ногою трава забвения.
Вот пришел он домой измученный,
Не горит камин, темно-холодно,
Керосину в лампе ни капельки,
Хлеба ни крошки, ни корочки,
Трубы лопнули — не идет вода,
Не идет, только сверху капает,
С потолка на голую лысину.
Покорился гость, делать нечего.
Доплелся до кровати ощупью
И улегся спать, не поужинав.
Как заснул он — выползла из щелочки
Ядовитая вошь тифозная.
Поглядела, воздуха понюхала,
Очень запах ей аглицкий понравился,
Подползла она тихонько, на цыпочках,
И... кусь! англичанина в самый пуп.
Пролежал англичанин в сыпном тифу,
Пролежал полтора он месяца.
А как выздоровел, сложил чемодан
И удрал, не теряя времени,
Прямо в Лондон через Финляндию.
Вот приехал к себе он на родину,
Обо всем Ллойд Джоржу докладывает:
«Ваше, говорит, Превосходительство,
Был я в русской советской республике,
Еле ноги унес, еле душу спас.
Никого там нет, ничего там нет,
Только белая вошь да голый шиш,
С кем торговлю вести, мир заключать,
Не со вшой ли сыпнотифозною?»
А Ллойд Джорж сидит, усмехается,
Пузом своим потряхивает,
На соседнюю дверь подмигивает:
«Обману, говорит, я обманщиков,
Самого товарища Красина.
Штуку выкину, только дайте срок.
Время терпит, а дело трудное».

__________

Врет, иль правду говорит?
Спорить неуместно.
Кто кого перехитрит,
Ой, неизвестно.

Песни наших Побед

01.05.2021 — 31.05.2021

Центр литературы по искусству

А песни ходят на войну, а песни рушат доты…
Я тоже песню знал одну, как подданный пехоты.
В нее стреляют сто полков, висит разрывов проседь…
Но в мире нет таких стрелков, чтоб мир обезголосить.
Сергей Островой

В Центре литературы по искусству работает книжно-иллюстративная выставка, посвященная песням  Великой Отечественной войны.

Для поднятия духа бойцов Красной Армии на фронт отправлялись лучшие творческие силы. Неотъемлемой частью отечественной музыкальной культуры в эти годы стала песня.

Песни звучали с первого и до последнего дня войны. Они рождались в ожесточенных боях с врагом и в тылу, они поднимали бойцов в атаку и согревали их сердца на привале. Песни вселяли каждому воину глубокую веру в победу; дарили надежду тем, кто самоотверженно трудился у станков и в поле, на встречу с сыновьями и мужьями, надежду на мирную жизнь; учили любить свой родной дом, свою Родину. Все песни – строевые, походные, партизанские и даже лирические – по словам композитора Александра Александрова, были «мощным оружием в руках», они приближали долгожданную Великую Победу.

Минули многие годы, а эти песни живы. Они до сих пор волнуют наши сердца. Песни о войне всегда будут напоминать нам, какой героический подвиг совершил советский народ в борьбе с фашизмом.

На выставке представлены книги, нотные сборники, статьи из периодики, а также грампластинки с записями песен Великой Отечественной войны.

Настояшим Туристам: Песни у костра

 

Как невозможно представить туриста без костра, так невозможно представить костер без песен под гитару. Кто-то скажет: подумаешь, три аккорда и простые слова! Но не каждый с этим согласится.

Бардовская песня получила свое развитие в 60-70-е годы XX века, но впервые самодеятельные песни появились гораздо раньше, и родоначальником этого направления считают автора многих песен для театра и кино М. Анчарова. 

В конце 50-х — в 60-е годы XX века на поэтическом Олимпе один за другим появляются имена Б. Окуджавы, А. Галича, Н. Матвеевой, позднее В. Высоцкого, Ю. Визбора. Возникает понятие «авторской песни».

Авторская песня – поэты, поющие свои стихи.

Гармоническое звучание слов усиливала мелодия, слова «озвучивала» гитара, делала их призывнее, доступнее.

Устав от идейных, шумных, часто неестественно патетических песен, слушатели отдавали предпочтение авторской песне, которая привлекала душевной открытостью, многообразием ритмов и интонаций, подчас исповедальностью, которая подчеркивалась авторской манерой исполнения (это были и гимны университетов, и туристические, походные песни, и романсы, и шуточные мелодии).

Своеобразие эпохи 60-х годов XX века в том, что это время называют «застоем». Период «застоя» в политике, экономике и культуре. Развитие общества застыло, прогресс шёл очень медленно. Все желали позитивных перемен. Но говорить об этом можно было лишь дома, на кухне. Эта необходимость открытого выражения мыслей сделала востребованным бардовское творчество. Общество тянулось к душевному откровению, которое находило в песнях Б. Окуджавы. А. Галича, В. Высоцкого, Ю. Визбора, А. Дольского,  А. Городницкого, Ю. Кима, В. Долиной. Сначала эти песни можно было услышать у костра, в лесу, на поляне. Затем стали появляться рукописные сборники, магнитофонные кассеты с записями песен.

В них поется о дружбе, любви, незыблемых человеческих ценностях. Для них существует и устойчивая система символов: звезды, птицы, паруса олицетворяют мечту о жизненном пути: путь, дорога — долг и дело жизни; горы — испытания: костер, гитара — душевную теплоту, братство.

Для Вас, молодого поколения, эти песни – ИСТОРИЯ. Надеемся, что Вам будет любопытно узнать, какими ценностями жили люди в то время, а может и кто-то из Вас подберет эти песни по аккордам и сможет окунуться в атмосферу чистоты, искренности, мечтательности, гражданственности не по указке, а по состоянию ДУШИ.

В феврале ансамбль «Покров» порадует волгоградцев казачьим многоголосьем

В феврале ансамбль «Покров» порадует волгоградцев
казачьим
многоголосьем

Окунуться в ледяную январскую Волгу и повести сложное многоголосие старинной казачьей песни – Виктория Путиловская все это может. Она руководитель известного фольклорного ансамбля «Покров», без малого 15 лет
прославляющего донское казачество.
«Мы позиционируем культуру казаков Верхнего и Среднего Дона», – уточняет Виктория, сама потомственная казачка.
Во что веровали предки, как воевали, как землю пахали, что пили-ели, как женили детей, как одевались – все это
отражается в песнях и обрядах, которые играет «Покров». В них живой дух многовековых народных традиций».
Для участников ансамбля это не просто исполнение песен, а нечто большее – мудрые основы, на которые можно
опираться и в реальной жизни. Интервью с Викторией Путиловской пришлось на Васильев день (Старый Новый год). Так и выяснилось, что предстоящее Крещение (Богоявление) для нее и всех «покровцев» самый настоящий праздник.
Крестик над окном – Я это впитала с детства. Помню,
маленькой со своей бабушкой ездила в гости в Новоаннинский район, откуда мои корни. В крещенский сочельник мы с бабушкой и крестной брали уголек или
мелик, что было под рукой. И рисовали кресты-обереги над окнами и дверями, снизу на сиденьях стульев, диванов, на
столе под столешницей… Бабушка пекла вкуснейшие булочки в виде креста, сверху выложенные изюмом. Это как на Пасху пекли куличи, как на Сорок мучеников – печенья-жаворонки, как на Вознесение – сдобные лесенки из теста, так на Крещение из печи вынимались румяные булочки-кресты.
Несмотря на то что было советское атеистическое время, бабушка всегда меня будила в крещенскую ночь, вела в
ванную и устраивала мне усиленное купание. Набиралась водичка, которая потом стояла весь год, ею умывались в
болезни. Я так тоже делаю. Замечено, что крещенская вода может годами не портиться. Но при условии, что в семье царит мир и доброе отношение друг к другу, нет конфликтов. И наоборот, святая вода быстро мутнеет и дает
осадок, если в доме неблагополучно или если бутылку со святой водой поставили в недостойном месте. Строгий праздник – Как будете встречать завтрашнее
Крещение? – Крещение – праздник строгий, наполнен
благоговейной тишиной. Безудержное веселье, которое сопровождало святую неделю, замирает в ожидании очередного
рождественского чуда – Богоявления Господня. Накануне надо попоститься. Обязательно посетить храм. Конечно, наша профессия берет свое. Сейчас иду на эфир на волгоградское телевидение, который называется «Святочные вечера». Мы исполняем традиционные христославные и
крещенские песни, которые нашли и записали в Волгоградской области. Например, красивейший распев «Как на речке было Иоардани» записан в Даниловском районе и посвящен Крещению, ведь крещенскую купель-прорубь принято называть иордань, в честь реки, где крестился Иисус Христос. Завтра, 19 января, в Крещение, участвуем
в большом концерте «Волга в сердце впадает мое», видя свою миссию в том, чтобы поздравить людей с рождественской и крещенской радостью. Мы не играем в старину, мы казаки 21-го века. Есть потребность посещать
богослужение, и завтра мы идем на церковную службу. Я с мужем и друзьями-покровцами, наверное, пойду в свой любимый храм Богоявления, который находится на Тулака, к отцу Александру Сазонову. Батюшка со своими прихожанами всегда заранее оборудует место крещенского купания на Волге. Отслужит молебен, и мы по доброй русской традиции со словами «Господи, помилуй» кидаемся в эту купель.
– Неужели и вы тоже? – Мой супруг Андрей Сандалов, он же
атаман нашего ансамбля, и некоторые молодые ребята каждый год окунаются в крещенскую прорубь. Это очень по-
мужски: потешить свой дух и тело испытанием. Отчасти тут и бравада: «Что я, не казак?». Я же попробовала недавно. Зная о некоторых моих недомоганиях, мне подсказал один батюшка: «Все у тебя будет хорошо, как только ты искупаешься в крещенской воде». Эта мысль мне так
запала, что я собрала всю свою волю, приободрилась и в позапрошлом году впервые нырнула в крещенскую иордань.
Ощущения непередаваемые. Сначала шок: мороз, колкий лед у берега, ветер. Зато как выйдешь из воды – тело словно
загорается, наступает какой-то физический восторг, радость в каждой клеточке. Однако каждый должен здраво оценить свои силы и противопоказания, идя на
крещенское купание, потому что это огромный стресс для организма. Я лично весь год после этого серьезно не болела. Главное, надо понимать, что без веры
купание в Крещение простое моржевание.
– Потом еще чарочкой согреться. – Это имеет место быть, но не у самой купели. «Соточку» выпить можно потом,
на праздничной трапезе. Как парни девок пугали
– А как насчет святочных колядок? – Это мы умеем. Вот отметили Васильевский, или Щедрый, вечер (с 13 на
14 января по новому стилю). В народе он еще назывался Коляда. Его истоки уходят в незапамятную языческую древность, отзвуки которого сохранились в колядовании, наивном веселье без греховного умысла. Это не совсем
церковная традиция, не распевание под окнами рождественских христославных гимнов – их пели чинно, носили Вифлеемскую звезду. А тут появляются ряженые – чем страшнее, тем лучше, чтобы отогнать нечисть, да и пошутить. Считалось, что в эти дни все, и хорошее, и
плохое, разгуливает по земле, Господь открывает все врата – и рая, и ада. Парни с девками пели колядки: «Сею, вею, посеваю, с новым годом поздравляю», горстями кидали рожь и пшеницу. Я из своего ковра до сих пор не все зернышки вычистила. Ну ничего, по примете это к
изобилию и богатству хозяев. – Женская магия, гадание у казачек были приняты? – Всегда было понимание, что это
заигрывание с бесовским силами. Сами подумайте, для гадания надо снимать нательный крест, распустить волосы и
призвать в помощь потусторонние, иные силы. Магические ритуалы – одно из тех искушений, расплата за которые
неминуема, может быть, до третьего и четвертого колена. Но для смеха можно было спросить у первого встречного, как
будут звать суженого, или по тому, какой навстречу идет мужчина, угадывать, какой будет твой жених – чернявый, рыжий, блондин, рябой, щербатый… Играем песни походные
– Где в ближайшее время волгоградцы увидят «Покров»?
– Кроме уже упомянутых выступлений, нам предстоит главная волгоградская дата 2 февраля и связанные с ней
традиционные концерты, где мы будем играть песни военные, походные, напоминающие о славных победах
доблестного казачества, испокон веков защищавшего границы Отечества от врага. 4 февраля в 19.00 в ЦКЗ пройдет праздничный концерт «Казаки – городу-
победителю!» в честь 71-й годовщины Победы в Сталинградской битве. В нем участвуют популярные волгоградские коллективы, которые в особом
представлении не нуждаются: Государственный ансамбль песни и пляски «Казачья воля», фольклорный ансамбль
старинной казачьей песни «Станица», народный ансамбль казачьей песни «Благовестъ», народный фольклорно-
этнографический ансамбль «Покров» с ребятишками из коллективов-спутников, а также детский ансамбль казачьей песни «Майдан». Каждый фольклорный коллектив как
маленький казачий хутор – у него свое лицо, свой стиль, своя исполнительская манера запевалы и дишканта.
Дорогим гостем на этом вечере станет ансамбль «Казачий круг» под руководством артиста-самородка, настоящего подвижника, нашего земляка Владимира Скунцева (г. Москва), который по праву называют «энциклопедией
казачьей песни». В его репертуаре сотни песен донских, кубанских, терских, запорожских, уральских, сибирских,
волжских казаков, а также казаков- некрасовцев. Они записывались участниками ансамбля в экспедициях по
России и в Волгоградской области – на родине руководителя. «Казачий круг» работает по канонам исконного казачьего пения, исполняя оригинальные
аранжировки в сопровождении самобытных казачьих музыкальных инструментов. Вместе с «Казачьим
кругом» наш ансамбль «Покров» выступит 1 февраля в Михайловке, 2 февраля в Котово и во Фролово. Мы с нетерпением ждем встречи со зрителями этих исконно
казачьих районов.

Исторические и походные солдатские песни

***

Как во славноем во городе во Астрахане

Откуль взялся, проявился чуж-незнаем человек,

Чуж-незнаем парень незнакомый, из новых, из новых городов…

 Баско, щегольно парень по городу погуливает,

Чернобархатный новой кафтанчик нараспашку его держит,

 Семишелкова его опоясочка а по белым по грудям,

Новы зелен-сафьяновы сапожечки а на резвых на ногах,

Белы-лайковы его перчаточки и на белых его на руках,

Модна шапка его пуховая на русых его волосах.

Он купцам-то, енералам он челом, парень, не бьет,

Самому-то губернатору он не кланяется.

Увидает молодца да губернатор со крыльца:

«Уж вы слуги мои, слуги, слуги верные да мои,

Вы пойдите, сохватайте удалого молодца,

Приведите молодца губернатору налицо».

Его слуги, слуги были верны, неослушны были никогда,

Поимали-то его, сохватали удалого молодца,

Привели-то молодца да губернатору налицо.

Губернатор слово молвил, стал выспрашивать:

«Откуда, чей ты такой, парень детина, чей удалый молодец?

Что казанец, иль рязанец, али астраханец?

Али со Дону казак-от ле казаческий сын?».

Тут ответ держит детинушка удалой молодец:

«Не казанец я, право, не рязанец, я не астраханец,

Я со матушки со Волги, я со Камы со реки,

Самого я, право, атамана Стеньки Разина сынок.

Заутра-то мой батюшко будет в гости к вам спобывать.

Вы умейте гостя встретить, умейте потчивати».

Как за эти-то словеса посадили его, молодца,

Посадили-то его в засаду, в белокаменну тюрьму,

В белокаменную его тюрёмку за решотку частую.

Заутра-то утром да раненько легка шлюпочка плывет,

Их немножко сидит гребцов, да полтораста удалых молодцов.

На кормы-то сидит хозяин, Стенька Разин да атаман.

«Уж вы греньте-кось, ребята, вдоль по Камы по реке,

Зачерпните вы воды вы со Камы да со реки,

Вы со Камы да со реки, вы со правой со руки.

Погляжу я да в чисту воду, да отчего вода темна?

Видно, мой бедной сыночек во засаду посажон,

Во засаду посажон да во белой сидит тюрьмы».

***

Ох, да кто бы, кто бы да нам,

ребята,

Нам компанью взвеселил?

Да э-эх, ой да люли.

Да кто компанью взвеселил?

Ох, да взвеселил бы нам да компанью

Разудалый молодец,.

Да э-эх, ой да люли,

Да разудалый молодец.

Ох, да разудалый, солдат бравый.

Шестьдесят четвертый год,

Да э-эх, ой да люли,

Да шестьдесят четвертый год.

Ох, шестьдесят четвертый год,

Да он назначен был в поход,

Да э-эх, ой да люли,

Да он назначен был в поход.

Ох, да он назначен был в поход,

Да во турецкую войну,

Да э-эх, ой да люли,

Да во турецкую войну.

Ох, да во турецкую войну,

Да ко злодею да королю,

Да э-эх, ой да люли,

Ко злодею королю.

Ох, да у злодея короля

Да чужа сила, не своя,

Да э-эх, ой да люли,

Да чужа сила, да не своя.

Ох, да чужа сила, да не свояг

Да огличанкиной земли,

Да э-эх, ой да люли,

Да огличанкиной земли.

Ох, да они били, колотили

До двенадцати часов,

Да э-эх, ой да люли,

Да до двенадцати часов.

Ох, да со двенадцатого часу

Стали полки да проверять,

Да э-эх, ой да люли,

Да стали полки проверять..

Ох, да стали полки проверять,

Стали силушку терять,

Да э-эх, ой да люли,

Да стали силушку терять.

Ох, да мы считали, проверяли —

Да сорока двух полков нет,

Да э-эх, ой да люли,

Да сорока двух полков нет..

Ох, да сорока двух полков нет,

 Да Лопухин лежит убит,

Да э-эх, ой да люли,

Да Лопухин лежит убит.

Ох, да Лопухин-то лежит убит,

Да душа в теле да говорит,

Да э-эх, ой да люли,

Да душа в теле да говорит..

 

***

Ты Россия ле, Россия,

Ты Россия ле, Россия,

Мать российская земля,

Ой, мать российская земля

Прославилась хороша,

Да не сама-то про себя,

Ох, не сама-то про себя,

Не сама-то про себя,

Да про Платова-казака,

Ой, про Платова-казака.

У Платова-казака

Да необрита борода,

Ой, необрита борода

Да нестрижены волоса,

Нестрижены волоса.

Платов бороду обрил,

Да потом волосы остриг,

Потом волосы остриг,

Да ко французу в гости шел.

Его француз не признал,

Да за купчика почитал,

Да стакан водки наливал,

Стакан водки наливал

Да он Платову подавал.

 Выпил рюмку, выпил две

Да зашумело в голове,

Зашумело, загремело.

«Скажи сущу правду мне.

Я у вас-то во России

Много раз в Москве бывал,

Много раз в Москве бывал

 Да генералов много знал,

 Генералов и купцов

 И всех донских казаков,

Всех донских казаков,

Всех донских, гребенских,

Всех уральских молодцов».

Едного только не знал

Он Платова-казака.

«Кто бы Платова сказал —

Тому много денег дал».

«Как на что казна терять,

Да можно так его сказать,

Ох, можно так его сказать:

Один волос, один возраст,

Поглядит-ко на меня,

Ох, посмотрит-ко на меня,

 Да как на брата моего,

Ох, как на брата моего,

Да на Платова-казака,

Ох, на Платова-казака».

У француза дочь Парижа

Таки речи говорила,

Ох, таки речи говорила:

«Уж ты, купчик, мой голубчик,

Покажи-ка твой портрет».

 Во карман руки совал,

Он портретик доставал,

 Ой, вот портретик доставал

 Да на дубовой стол бросал,

Ой, на дубовой стол метал,

Да из палат он побегал.

Из палат он побегал,

Да звонким голосом вскричала

 «Вы, ура, ура, ребята,

Все донские казаки,

Ой, все донские казаки!

Вы ведите коня

Да под Платова-казака,

Ой, под Платова-казака».

На коня Платов садился,

Как соколик полетел,

Ой, как соколик полетел,

Кругом города объехал,

К окошечку приезжал,

Ой, к окошечку приезжал,

К окошечку приезжал,

Он надсмешку надсмеял:

«Ты ворона, ты ворона,

Б. . . . французская свинья,

Ох, б…. французская свинья!

Не умела ты, ворона,

Сокола в саду имать,

 Да ты Платова сохватать».

 

***

 

Выпил рюмку да выпил две,

Выпил рюмку, выпил две —

Да зашумело в голове.

Зашумело да в голове,

Зашумело, загремело:

«Скажи сущу правду мне.

 Я у вас в Москве живал,

Генералов много знал,

Генералов и купцов,

И всех донских казаков,

Всех донских казаков.

Одного только не знал

Я Платова-казака,

Кто б про Платова сказал

Тому б много казны дал».

 

***

Запоем мы, запоем,

Как в армеюшке живем.

Эх, мы в армеюшке живали,

Ни об чем горя не знали,

Ни об чем горя не знали.

Провианты получали.

Получали мы картечь,

Нам не для чего беречь.

Ой, начинай, наши ребята,

Палить с правого крыла.

Эх, наши начали палить —

Только дым столбом валит,

 С дыму головы не ломит,

 К жару слезы не текут,

Наши рубят и секут.

Ох, каково и красно солнышко —

Не видно во дыму,

Только слышно по горам —

 Светит солнце по лесам.

Как по крутой по горе

Сам на вороном коне

Шибко, громко просвистал,

Только три слова сказал.

Сказал: «Воины-солдаты,

Разудалы молодцы,

Разудалы молодцы.

Моего полка стрельцы,

Вы без мерушки пейте,

Зеленое вино,

Без расчету получайте

Государевой казны,

Государева казна —

Славна Питерна Москва».

***

Как поехал наш Олександра

Свою ар… свою армию смотреть,

Свою армию смотреть.

Обвещался и наш Олександра

К рождеству… к рождеству домой прибыти,

К рождеству, ой, домой прибыть.

Светлы празднички проходят,

Олекса… Олександра дома нет,

Олександра дома нет.

Что не пыль в поле пылит,

Не туман… не туман с моря несет,

Не туман с моря несет,

Молодой кульер бежит,

Про Олекса… про Олександра весть тащит,

Про Олександра весть тащит:

«Помер, помер ваш Лександра,

Помер, жисть… помер, жисть в гробе скончал.

Помер, жисть в гробе скончал».

***

Ночи темны, тучи грозны,

Все ли расходится туман.

Наши русски командиры

Со ученьица идут,

Наши русски, русски командиры

Со ученьица идут.

Они идут, идут маршируют,

Пред собою да говорят,

Они идут, идут маршируют,

Пред собою говорят:

«Нам да не трудно нам, да ребята,

 Нам да в Варшаве побывать.   

Только да трудно нам, да ребята,

 Нам да Варшаву город взять.

От труднее нам, да ребята,

Нам да под пушки да подбегать,

От труднее нам, да ребята,

Нам да под пушки подбегать».

Ох, мы под пушки подбегали,

Закричали все «ура»,          

Закричали все «ура»,

Потом да свалились как трава.

Слава русскому солдату,

Командиру-молодцу.

Мы докажем супостату,

Службою служить пойдем.

Служим службу нашу царску

И генералов много знам.    

Генералы закричали,           

Подбежал я да в дальний стог.

Я порезал, поколол

Да сколь да германского народ.

Уж вы да злы, лихи германцы,

Покоритеся вы нам.

Если вы не покоритесь,

То ложитесь, как трава.

Слава русскому солдату,

Командиру-молодцу.

Мы докажем супостату,

Службою служить пойдем.

***

Вдоль по линии Кавказа

Не сизой орел летал:

Он летал перед войсками

Православный генерал.

Он с походом нас проздравил,

Отдавал такой приказ:                                            

Чтобы были у вас, братцы,

Ружья новые в руках,

Ружья новые, винтовки,

Сашки острые в ножнях,

Сашки острые в ножнях,

Леворьверы в кобурах.

Мы поедем за границу

Бить картечию врага,

Мы побьем-то их, порежем,

Остальные в плен возьмем.

Что ты вьешься, черный ворон.

Над моей над головой?

Ты добычи не дождешься,

Я солдат еще живой.                                       

Ты возвейся, черный ворон,

Над родимой стороной,

Ты скажи моей невесте:

 Я женился на другой.

Взял невесту тиху, смирну

Под ракитой зеленой.

 

                                  

***

На возморье мы стояли,

На германском берегу,

Да на возморье мы смотрели,

Как волнуется волна.                                               

Да не туман с моря поднялся —

Частый дождичек пролил.

Да хотел он, враг-германец,

Русско войско победить.

Да врешь ты, врешь ты, враг-германец,

Тебе неоткуль взойти.

Да как у русских войска много,

 Русский любит угостить,                                      

Да угостить свинцовой пулей,

На закуску стальной штык,

Да стальной штык четырехгранный

Он насквозь тебя пронзит.

Вам понравился материал? Есть возможность поделиться ссылкой в сетях.

Плейлист на март

: Лучшие маршевые песни

Для профессора ударных инструментов UNCSA Джона Бека неудивительно, что его попросили поделиться своим плейлистом на март на канале Spotify UNCSA. После всего,
без барабанщика как узнать, когда сделать шаг вперед левой ногой?

Итак, поехали. Выберите игру и вперед, марш!

Бек рассказывает, почему эти песни попали в его плейлист:

Придать жизни небольшое направление. «Paddy on the Handcar» в исполнении команды Old Guard Fife и Drum Corps армии США.
В 2013 году, когда я был президентом Общества ударных искусств, меня попросили помочь
куратор выставки военных барабанов для нашего музея в Индианаполисе под названием «Барабанщикам запрещено,
Нет направления ». Название было выбрано потому, что во время Войны за независимость каждая часть
дня солдата было направлено под звуки барабанов и звуки пятидесяти, которые говорили солдатам
что делать — в лагере и на поле боя.Фиферы и барабанщики старой гвардии армии
продолжают сегодня эту традицию, которая началась с войск Джорджа Вашингтона в 1776 году.

Звуки истории. N.C. Духовой оркестр 26-го полка исполняет «Trovatore Quickstep». Вскоре после присоединения
на факультете UNCSA в 1998 году Моравский музыкальный фонд обратился ко мне с просьбой помочь
реконструировать барабанные партии для единственного сохранившегося набора Confederate Band Books, содержащегося
в их архивах.Моравские музыканты из (Старого) Салема зачислены в 26-й полк.
и играл духовой оркестр во время гражданской войны (включая битву при Геттисберге)
до их поимки и заключения. Музыканты вернулись в Салем со своей музыкой.
книг в 1865 году и снова выступил для горожан. Мне нравится это использование популярного
оперная тема с маршем духового оркестра.

Один раз морской пехотинец, всегда морской пехотинец. «Semper Fidelis» в исполнении оркестров морской пехоты США. Как бывший морской оркестр (1983-87)
Я остаюсь всегда верным.

Отличный ритмичный хук. «Марширующие муравьи» группы Дэйва Мэтьюза. У этой песни есть ритмичный зацеп, который захватывает вас
с самого начала, а ударные у Картера Бьюфорда такие классные. Как говорится в
мир джаза, он «прямо в кармане». Как можно слушать эту песню и не нажимать
твоя ступня и улыбка?

Стоит подождать. «Симфония № 9« Турецкий марш »Бетховена». Походная музыка началась во времена Османской империи.
Империя с оркестром янычар, играющим на треугольнике, тарелках и большом барабане. Бетховен понял
очарование этой экзотической музыки из Турции и ударных инструментов
в свою последнюю симфонию, сыграв «Турецкий марш». Перкуссионисты должны сидеть терпеливо
через 51 минуту великолепной музыки, прежде чем сыграть свою первую ноту в финале
движение.

Группа ударных инструментов Симфонии Уинстон-Салема во время выступления носила фески.
«Симфония № 9 Бетховена» — сюрприз для дирижера.

Элизабет Уайт

армейских походных песен

Слушайте великие военные оркестры, исполняющие 50 классических маршевых песен разных исполнителей на Deezer.Что делать? 0 0. Он приземлился на Мой подоконник. Главная> Патриотические песни. 10 лучших песен для военной музыки могут быть очень мощными и вызывать эмоциональную привязанность. Транслируйте песни, в том числе «Британские гренадеры», «Blaze Away» и другие. проверьте сайты служб (а в случае морской пехоты — ФИЛИАЛ ВМФ). Сразу после того, как Иствуд берет на себя командование своим разведывательным взводом и направляется к ним, один из парней вызывает эту Джоди прямо перед майором женской морской пехоты. В аду нет демона, которого я не победил бы, я воин, и это моя песня.Робхезер13. Оригинальные тексты песен отражают повседневную деятельность конной артиллерийской батареи. Erika (или Auf der Heide blüht ein kleines Blümelein) — походная песня немецких военных, написанная Гермсом Нилом в 1930-х годах, и вскоре она стала использоваться Вермахтом, особенно Heer и, в меньшей степени. , Кригсмарине. Тема песни основана на «Эрике», которое является одновременно общим немецким женским именем и названием вереска … Знаменитые ритмы бега из фильма Цельнометаллический жакет.Я не понимаю, какие песни у вас после, если каденции этого не сделают, или вы имеете в виду, что вам просто не нравятся американские тексты, и в этом случае вам нужно будет их придумать, поскольку Mister_Angry говорит, что британцы не делают походные песни . В 1948 году они провели конкурс, чтобы найти официальную песню, но ни одна из работ не получила широкой поддержки. Собака Дино (Ruff Ruff0 был на грани (Chomp Chomp) Мой дорогой хороший человек. Songs For Children — The Ants Go Marching Тексты песен.Обычная каденция Корпуса морской пехоты США звучит так: «Давным-давно, на заре времен». В США эти каденции иногда называют джоди-звонками или джоди, в честь Джоди, повторяющегося персонажа, который фигурирует в некоторых традиционных каденциях. Военные песни вдохновляют войска, сохраняют традиции. PT! Они укрепляют солидарность групп, укрепляют моральный дух и помогают уменьшить страх, в то время как как разновидности простых, выразительных, пограничных, само-развлечений они помогают уменьшить скуку, разочарование и монотонность большей части военной жизни.Лучшие армейские каденции для бега или марша. 1. … Буммтара — Немецкая лирика. В вооруженных силах военная каденция или каденция — это традиционная рабочая песня с призывом и ответом, которую военнослужащие поют во время бега, марша или работы. Входите и выходите, слышите, как они кричат, Встречный марш и прямо вокруг, Первоначальная версия этой песни была названа As the caissons go Rolling вперед. Тексты песен US Military Marching Songs.? Как профессиональный фольклор, песни, которые поют солдаты, служат многим целям. В вооруженных силах военная каденция или каденция — это традиционная рабочая песня с призывом и ответом, которую военнослужащие поют во время бега или марша.Любимый ответ. Мы идем вместе, женский армейский корпус! Поскольку будут добавлены новые песни, я не могу создать алфавитный порядок — мне приходилось каждый раз писать все заново. Актуальность. Артиллерия (Кессон) Текст песни Текст и музыка Эдмунда Грубера (1908) Адаптировано Робертом Ллойдом (1918) Над холмом, над долиной, Когда мы находимся на пыльную тропу, И кессоны катятся. 4:13. Текст и мелодию песни написал Гермс Ниль, немецкий композитор маршей.Первоначально песня была опубликована в 1938 году издательством Louis Oertel в Гросбургведеле. Коломбо. Песня Воина — Hard Corps Тексты песен. Хорошо для вас И хорошо для меня Утром до восходящего солнца Орел, рожденный для тех, кто отдал свою жизнь и святая честь. Общая информация Уважаемый народ, В этом разделе Вы можете найти всевозможные военные песни или другие мелодии с военным контекстом и текстами. Указатель в ветке внизу убедитесь, что Вы всегда можете найти нужную песню в одном и том же месте.Галька и Бам Бам Галька и Бам-Бам в пятницу вечером Пытаясь попасть в рай на бумажном воздушном змее Молния ударила (Бум), и они упали (Ааа) Вместо того, чтобы попасть в рай, они попали прямо в ад. Врач сказал. Хотя теперь они выполняют церемониальные функции, эти отряды когда-то были неотъемлемой частью поля боя. Без пушки, без ружья Мы сражаемся всем сердцем. Вместе мы идем по США или за границу. Мы — женская армия. Чтобы весь мир увидел, что мы одеты в цвета хаки и всегда рады, что мы здесь, чтобы внести свой вклад.Слушайте 20 величайших военных маршей разных исполнителей в Apple Music. Сюда входят армии Республики и Империи. Немецкий. Точный год происхождения песни неизвестен; часто дата указывается как «около 1930 года» [1], что, однако, не было подтверждено. В этом посте также приведены примеры песен, рифм и песнопений на ту же мелодию и / или похожие тексты, что и в некоторых военных каденциях. В самом сердце Долины Смерти, где не светит солнце. Sprack 02-08-2001, 12:33:40 1.2k голосов, 31 комментарий. История каждой служебной песни Каждый вид вооруженных сил США поддерживает свой собственный военный оркестр, чтобы вдохновлять войска и сохранять традиции. Тексты к ‘Military Anthems Medley’ от Unknown: Army — За холмом, над долиной, пока мы идем по пыльной тропе, а армия катится по ней. Есть ли у кого-нибудь тексты всех военных песен? Ответить Сохранить. Песня была преобразована Джоном Филипом Соуза в марш в 1917 году и переименована в «Песню полевой артиллерии. Уровень 5. Мама и папа лежали в постели. Мама перевернулась, это то, что она сказала. , эти каденции иногда называют Джоди, в честь Джоди, повторяющегося вымышленного персонажа, который впервые начал появляться в… Списке текстов, исполнителей и песен, содержащих термин «Марш» — из Текстов песен.com веб-сайт. Я Собака-Дьявол, на которой иду, я воин, и это моя песня. Нацистские песни — это песни и марши, созданные НСДАП. Эти цвета никуда не годятся — Iron Maiden. История. 26 лучших песен разрыва всех времен ГОРЯЧАЯ ПЕСНЯ: 21 Savage x Metro Boomin — «My Dawg» — ТЕКСТ НОВАЯ ПЕСНЯ: Rod Wave — POP SMOKE — «MOOD SWINGS» ft. Lil Tjay — ТЕКСТ Операция Military Kids была основана как ресурс для подростков и молодых людей, которые хотят пойти в армию, но не знают, с чего начать. Не твоя первая мысль […] В маршевых песнях много стихов и повторяющийся размер, так что, если вы успеваете вовремя петь, гномы двигаются быстрее.Раймон Райли. У нас работают самые разные писатели, которые фактически служили в каждом роде вооруженных сил, что дает вам уникальное представление о том, чего вы можете ожидать от вступления. Вы знаете, что «я не знаю, что мне сказали» и т. Д. Ответьте «Сохранить». Кружащаяся гитара, играющая в тяжелые барабаны, плюс быстрые лирики де ла Роша наверняка разожгут огонь внутри любого воина, выходящего за пределы проволоки. Желтая птица с желтым клювом. Первоначально песня была написана старшим лейтенантом полевой артиллерии [впоследствии бригадным генералом] Эдмундом Л.Грубера, когда он находился на Филиппинах в 1908 году как «Кессонская песня». The Fox — Знаменитая интернет-песня Илвиса «The Fox», перепеванная Университетом Огайо Marching 110 !! Вступление. Желтая птица. 1 десятилетие назад. Смейтесь, плачьте, вдохновляйтесь и наслаждайтесь 10 лучшими песнями для военных. 1 десятилетие назад. … (Verbotsgesetz 1947), запрет, который включает в себя как текст, так и мелодию, которые разрешены только в образовательных целях. У каждого вида вооруженных сил США есть свой собственный военный оркестр, чтобы воодушевлять войска и сохранять традиции.Бог улыбнулся и освободил от цепей и железного ошейника. Как звучит лирика для военных песнопений во время марша? (Топайте падающей ногой в унисон) Я позвонил доктору. Эдит Дюбоуз. 12 ответов. Хотя теперь они выполняют церемониальные функции, эти отряды когда-то были неотъемлемой частью поля боя. Песни, которые мы выбрали для топ-10 лучших военных песен, ничем не отличаются. С куском хлеба, а потом я поцеловал его Головушку! Муравьи идут один за другим, ура, ура Муравьи идут один за другим, ура, ура Муравьи идут один за другим, маленькая Эта цирковая песня должна была быть крутой военной маршевой темой 5.Актуальность. Под редакцией Азизи Пауэлла Этот панкокоджам предоставляет информацию об истории военных ритмов и о том, как эти песнопения стали называться «Джоди». 3 ответа. Военные марши и песни Последнее обновление: 19.07.2009, всего песен: 612, показаны 53 лучшие песни. Были ли у Rome’s Army когда-нибудь походные песни с текстами или они… Эта птица мертва. Военные марши и песни Последнее обновление: 19.07.2009, всего песен: 612, показаны песни от 1 до 50. Идем вместе Никто нас сейчас не остановит.Любимый ответ. Я уговорил его. Лирика отличается от нынешней официальной версии. 0:34. МАРШЕВЫЕ КУРСЫ. Для врагов звук поющих гномов — с такими словами, как «хай-хо, убивать, мы идем» — это громкий призыв убежать или хотя бы поднять боевые порядки. 8:54 Маршевое выступление группы Роберта Ли из UIL «Знаменитые». ВМС США, Корпус морской пехоты, ВВС и Береговая охрана приняли официальные песни, и армия стремилась найти свою собственную. PT! Армия, морская пехота, авиация, береговая охрана и флот? Линдси Герман марширует с Народным собранием 20 15 июня, чтобы положить конец строгой экономии.

To Battle We Go: Marching Songs — Армия спасения США

У каждой военной службы США есть свои походные песни, некоторые уникальные для этой службы, некоторые универсальные для всех служб. Большинство из нас знакомо с волнующими официальными песнями различных служб, которые часто поют на марше. Но у военных есть десятки маршевых песен, охватывающих все аспекты военной жизни, от раннего подъема до отказа от мирной жизни, от рассказа о военных триумфах прошлого до борьбы со страхом и тревогой перед битвой и смертью, и все они предназначены для сохранения подразделения. шагая и идя вперед.

Эти песни считаются настолько важными для воспитания культуры и духа наших военнослужащих, что их обучение и исполнение начинается в первый же день базовой подготовки под руководством сержантов-инструкторов, специально обученных «петь ритм». И они их очень хорошо учат. Я все еще могу петь многие из этих песен дословно сегодня, спустя более сорока лет после моего опыта в учебном лагере.

Многие песни юмористические и имеют более приземленное и практическое применение, например, чтобы идти в ногу или избавиться от скуки в долгом марше.Но некоторые из них имеют большое значение и мотивируют. Приведу лишь один пример: самый гордый и эмоциональный момент в карьере любого морского пехотинца наступает ближе к концу учебного лагеря, когда он выдержал своего рода изнурительный выпускной экзамен под названием «Горнило» и тем самым «заработал титул» Соединенных Штатов. Морской пехотинец, ему или ей впервые разрешается спеть гимн морских пехотинцев. Даже самые грубые и крутые морпехи плачут как младенцы.

Армия Спасения, уникальная среди деноминаций и христианских движений, также имеет свои маршевые песни, которые мы называем Военными песнями.Этим песням до сих пор посвящен раздел нашего песенника, и было время, когда их пели еженедельно в каждом корпусе. Эти песни отражают культуру и дух Армии и были очень значимыми и мотивирующими для поколений спасенцев по всему миру.

Да, мы разделяем многие великие церковные гимны с другими деноминациями, и они помогают объединить нас с верующими по всему миру. Но мы, спасители, играем уникальную роль в церкви, и наши песни должны это отражать.К сожалению, прекращение Воскресного вечернего собрания спасения означало, что целое поколение спасенцев выросло, не зная и не поющих этих отличительных песен.

Кто-то может сказать, что милитаризм таких песен, как «Ever Is The War Cry», «Storm The Forts Of Darkness» и «Am I A Soldier Of The Cross?» не идет в ногу с современной культурой. Но не Армия спасения придала христианству военный оттенок, а апостол Павел (среди многих других библейских авторов), который часто называет своих соработников «товарищами по работе» и который говорит нам «облечься в всеоружие Божие »и« переносить с нами невзгоды, как добрый воин Христа Иисуса.”

Или дело в том, что маршевые песни не имеют смысла для армии, которая в наши дни не так часто бывает на марше, в прямом или переносном смысле? Нет, Армия Спасения всегда должна идти под звуки выстрелов, то есть к зоне духовной битвы. А для этого нам нужны наши походные песни. Подайте боевой клич!

Вдохновляющая сила «Мы победим»: NPR

Американский фолк-певец и активист Пит Сигер (слева) усыновил и помог популяризировать «We Shall Overcome», преподавая песню на митингах и протестах.Здесь он поет с активистами в Гринвуде, штат Миссисипи, в 1963 году.

Адгер Коуэнс / Getty Images


скрыть подпись

переключить подпись

Адгер Коуэнс / Getty Images

Американский фолк-певец и активист Пит Сигер (слева) усыновил и помог популяризировать «We Shall Overcome», обучая этой песне на митингах и протестах.Здесь он поет с активистами в Гринвуде, штат Миссисипи, в 1963 году.

Адгер Коуэнс / Getty Images

NPR 100 Информационный бюллетень

Название: Мы победим

Исполнитель: Слова / музыка Зильфии Хортон, Фрэнк Гамильтон, Бай Караван, Пит Сигер

Считается, что он произошел от баптистского гимна Ч. Альберта Тиндли «Я преодолею однажды

Репортер:

Производитель:

Редактор:

Длина:

Опрошенных:

Использованных записей:

В то время как страна отмечает 50-ю годовщину марша в Вашингтоне, All Things Accountred завершает свою серию о моментах, которые определили историческое лето 1963 года. Еще в 1999 году Ноа Адамс исследовал историю и наследие песни «We Shall Overcome» для NPR 100. Аудиосвязь содержит сокращенную версию этой пьесы.

Послушайте оригинальный 20-минутный аудиодокументальный фильм, показанный в 1999 году, когда должно было быть 70 лет со дня рождения Мартина Лютера Кинга.

Ной Адамс из NPR о «Мы победим»

Это не походная песня. Это не обязательно вызывающе.Это обещание: «Когда-нибудь мы победим. Я верю в глубине своего сердца».

Это песня о гражданских правах вот уже 50 лет, ее звучат не только в США, но и в Северной Корее, в Бейруте, на площади Тяньаньмэнь, в южноафриканском городке Соуэто. Но «Мы победим» начиналась как народная песня, рабочая песня. Рабы в полях пели: «Когда-нибудь со мной все будет в порядке». Об этом стало известно в церквях. Методистский священник Чарльз Альберт Тиндли опубликовал в 1901 году версию: «Я когда-нибудь одолею.»

Первое политическое использование произошло в 1945 году в Чарльстоне, Южная Каролина. Была забастовка против American Tobacco Co. Рабочие хотели повышения; они получали 45 центов в час. Они вместе маршировали и пели на пикете:» Мы победим, и когда-нибудь мы завоюем свои права ».

В 1947 году двое членов профсоюза из Южной Каролины поехали в город Монтигл, штат Теннеси, на семинар в Фольклорный центр горцев. Черные и белые много лет собирались вместе по трудовым вопросам в «Горец».В Highlander считалось, что люди, у которых есть проблемы, — это те, у кого есть ответы. Было важно поговорить вместе, а особенно петь. Табачники привезли свою песню в Теннесси, а Зильфия Хортон, музыкальный руководитель Highlander, начала использовать ее в мастерских в Теннесси и за его пределами.

На пленке конца 1940-х годов можно услышать, как Хортон разговаривает с группой сельскохозяйственных рабочих в Монтане.«Это песня из« We Will Overcome »- духовная», — говорит она. «Я спел ее с разными национальными группами. И это так просто, и идея настолько искренняя, что не имеет значения, что она исходит от табачников. Когда я пою ее людям, она становится их песней».

В 1947 году Хортон поехала в Нью-Йорк, как она делала каждый год, чтобы собрать деньги для Горец. Там она спела песню для Пита Сигера, который принял ее и добавил свои собственные штрихи.

«У нее был красивый альтовый голос, и она пела его без ритма», — говорит Сигер.«Я дал ему что-то вроде ump-chinka, ump-chinka, ump-chinka, ump-chinka, ump-chinka, ump . Я пел его медленно, но банджо сохранял устойчивый ритм.

«Я помню, как в том году преподавал его банде в Карнеги-холле, а на следующий год я поместил его в небольшой музыкальный журнал под названием People’s Songs, », — добавляет Сигер. «За эти годы я помню, как пел его двумя разными способами. Обычно мне приписывают изменение [«Уилл»] на «Должен», но была чернокожая женщина, которая преподавала в Центре горцев, замечательный человек по имени Септима Кларк.И, как мне сказали, ей всегда нравилась «Должность».

«Electrifying Feeling»

В Южной Калифорнии в начале 1950-х годов песня дошла до Гая Каравана. Он заканчивал аспирантуру по социологии в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и кое-что делал. пел сам. Он также узнал о Центре Горцев в Теннесси, и именно там он оказался. Кэнди Караван и ее муж уже много лет вместе преподают в Хайлендере. Они встретились, когда центр внимания сместился на гражданские права, и » We Shall Overcome »собирался стать вдохновляющей силой.

«Я впервые услышал эту песню от своего друга, Фрэнка Гамильтона. Он научил меня этой песне, и он также добавил к ней несколько аккордов [на гитаре]», — говорит Гай Караван. «Когда я приехал в Highlander в 1959 году, Зильфия Хортон умерла, и у меня были некоторые певческие и музыкальные навыки, и им нужен был кто-то там. Так что к тому времени, когда я приехал в Highlander, я уже играл на гитаре вот так».

Канди Караван тоже помнит, как впервые услышала эту песню. Пересадка в Калифорнии, как и Гай, она участвовала в сидячих забастовках в Нэшвилле в 1960 году и посетила Хайлендер на мероприятии выходного дня для студентов из разных городов, которые проводили аналогичные демонстрации.

«Гай пытался выяснить, какие песни мы использовали в рамках наших демонстраций — и в основном у нас было не так много песен», — говорит Канди. «В те выходные он научил нас нескольким песням, и одна из них была« We Shall Overcome ». И я могу вспомнить это возбуждающее чувство, когда мы его услышали, эта песня просто точно говорила, что мы делаем и что мы чувствуем ».

В последующие недели Гай Караван встречался с другими студенческими лидерами, которые собирали свои собственные собрания.

«А потом, в какой-то момент, — говорит он, — молодые певцы, которые знали много стилей а капелла, они сказали:« Положи эту гитару, мальчик. Мы можем лучше сыграть эту песню ». И они вложили в него такую ​​триоль [ритм] и спели его а капелла со всеми этими гармониями. [Это стало] стилем, который некоторые очень могущественные молодые певцы распространили и распространили ».

Организовано в Олбани, штат Джорджия, Студенческим координационным комитетом по ненасильственным действиям. Певцами свободы были Корделл Ригон, Чарльз Неблетт, Рута Харрис и Бернис Джонсон-Ригон (тогда просто Бернис Джонсон — позже она была замужем за Корделлом Ригоном в течение нескольких лет). годы).

Джонсон-Ригон была дочерью проповедника и знала эту песню как «Я одолею». Она вспоминает изменение слова «Мы победим» как уступку, которая помогла белым и черным сблизиться в борьбе за гражданские права.

«Левые, в которых преобладали белые, считали, что для того, чтобы выразить группу, вы должны сказать« мы »», — объясняет Джонсон-Ригон. «В черном сообществе, если вы хотите выразить группу, вы должны сказать« я », потому что если вы скажете« мы », я понятия не имею, кто там будет.Вы когда-нибудь были на собрании, люди говорят: «Мы принесем завтра еды, чтобы накормить людей». А вы сидите на скамейке и говорите: «Хм. Не имею представления.’ Когда я говорю: « Я принесу торт», а кто-то другой говорит: « Я принесу цыпленка», — вы действительно знаете, что собираетесь поужинать. Так что есть много черных традиционных песен коллективного выражения, где это «я», потому что для того, чтобы получить группу, нужно иметь «я» ».

Джонсон-Ригон говорит, что она все еще пела« I Will Overcome », когда Организаторы гражданских прав приехали в Олбани.Именно Корделл Ригон убедил ее переключиться на «мы» — урок, по ее словам, он усвоил у Горец.

«И, знаете, мы пели эту песню всю свою жизнь, и вот этот парень, который только что выучил эту песню, говорит нам, как ее петь», — говорит Джонсон-Ригон. «И ты знаешь, что я сказал себе?« Если тебе это нужно, ты это получил ». То, что это заявление делает для меня, — это документальное подтверждение присутствия черных и белых людей в этой стране, борющихся с несправедливостью. И есть черные люди, принимающие эту потребность, потому что они также принимали эту поддержку и эту помощь.»

Песня, поддерживающая борьбу

15 марта 1965 года президент Линдон Джонсон предстал перед Конгрессом и 70 миллионами американцев, смотрящих по телевизору, с призывом принять закон, который обеспечил бы каждому гражданину право голоса.

» — это стремление американских негров обеспечить себе все блага американской жизни », — заявил Джонсон в своей речи.« Их дело должно быть и нашим делом, потому что не только негры, но и все мы должны преодолеть пагубное наследие фанатизма и несправедливости.И мы победим ».

Возможно, некоторые в движении за гражданские права считали, что президент Джонсон заимствовал эту фразу. Но Джон Льюис смотрел речь в ту ночь с Мартином Лютером Кингом-младшим. О президенте позже писал Льюис. «Это были слова государственного деятеля и, более того, слова поэта», — добавил доктор. Кинг, должно быть, согласился. Он вытер слезу в том месте, где Джонсон сказал: «Мы победим». «

Джон Льюис теперь конгрессмен от Джорджии.В своей книге «Прогулки с ветром: воспоминания о движении» он рассказывает о том, как в подростковом возрасте присоединился к делу защиты гражданских прав на ферме в Алабаме. Он стал лидером. Он был заключен в тюрьму; его избили. Его череп был сломан в Сельме в день, который назывался Кровавое воскресенье. Он говорит, что «Мы победим» поддерживали его на протяжении многих лет борьбы — особенно в те моменты, когда избитые, арестованные или задержанные демонстранты встали и пели ее вместе.

«Это дало вам чувство веры, чувство силы, чтобы продолжать бороться, продолжать идти вперед.И вы потеряете чувство страха, — говорит Льюис. — Вы были готовы маршировать в адский огонь ».

Песня разносилась движением за гражданские права по всему Югу, песня, поднявшаяся в воздухе, была окрашена слезами. газ, это был ропот мужчин и женщин по ночам в южной тюрьме, и утверждение, которое пели сотни тысяч человек в пределах видимости купола Капитолия.

И его сила и обещание проявлялись в речах и проповедях Короля, в том числе один 31 марта 1968 года, всего за несколько дней до его смерти.

«Есть небольшая песенка, которую мы поем в нашем движении на юге. Не знаю, слышали ли вы ее», — сказал Кинг собравшимся в Мемфисе. «Знаете, я так часто брал руки за руки со студентами и другими людьми за решеткой, напевая:« Мы победим ». Иногда у нас на глазах стояли слезы, когда мы собирались вместе, чтобы спеть ее, но мы все же решили спеть ее: «Мы победим». О, прежде чем эта победа будет одержана, кого-то еще бросят в тюрьму, но мы победим ».

Маршевые песни | Хэл Леонард онлайн

Ряд:

MusicWorks 2 класс

Партитура и партии

Композитор:

Густав Холст

Аранжировщик:

Джон Мосс

Уровень: 2

Вот редкая жемчужина из архивов литературы группы, переработанная с использованием более практичных инструментов и партий.Первоначально взятая из оркестрового произведения под названием Две песни без слов , «Марширующая песня» выполнена в винтажном стиле Холста, мелодична и увлекательна. Новая версия Джона Мосса — идеальный номер программы для концертной группы.

Приборы

Приборы Количество деталей страниц в детали
ПОЛНЫЙ ОЦЕНКА 1 20
ФЛЕЙТА 8 2
OBOE 1 2
ФУТБОЛ 1 2
BB CLARINET 1 4 2
BB CLARINET 2 4 2
BB CLARINET 3 4 2
EB ALTO CLARINET 1 2
BB BASS CLARINET 2 2
EB АЛЬТО САКСОФОН 1 2 2
EB АЛЬТО САКСОФОН 2 2 2
BB TENOR САКСОФОН 2 2
EB БАРИТОН САКСОФОН 1 2
ТРУБА ВВ 1 4 2
BB ТРУБА 2 4 2
РОГ 4 2
ТРОМБОН 4 2
БАРИТОН Б.С. 2 2
BARITONE T.C. 2 2
ТУБА 4 2
КАБРИОЛЕТ BASS LINE 2 2
НАПРЯЖЕНИЕ 1 2 2
УДАЛЕНИЕ 2 2 1
МОЛОТОК УДАР 2 1
ТИМПАНИ 1 1

55 долларов.00

(НАС)

Инвентарный №HL 04001757

UPC: 07399

71

Ширина: 9,0 »
Длина: 12,0 »

Цены и наличие могут быть изменены без предварительного уведомления.

Cal Songs — Марширующий оркестр Калифорнийского университета

Здесь вы можете найти тексты и MP3-файлы многих наших боевых песен.

Большая буква «C»

Написано в 1913 году Гарольдом П. Уильямсом и Н. Лойаллом Маклареном, аранжировано Робертом О. Бриггсом.
© UC Regents. Все права защищены.
Слушай

На наших суровых восточных предгорьях
Четко и жирно обозначает наш символ,
Большая буква «C» означает бороться и стремиться
И побеждать синих и золотых.
Золотой Медведь всегда наблюдает;
День за днем ​​он крадется,
И когда он слышит поступь
Смиренного красного Стенфурда,
Из своего Логова он яростно рычит.
Что он сказал? Он говорит:
Grrrrrah, Grrrrrrah!
Гррр, Рррр, Ррррра!
Мы — сыновья Калифорнии,
Сражаемся за золото и синих.
Ладони славы завоюем
для истинной альма-матер.
Люди Стэнфурда скоро будут разбиты.
Наша ослепительная буква «C»,
И когда мы будем змеиться,
Их красный цвет превратится в зеленый,
В час нашей победы!
Что он сказал? Он говорит:
Grrrrrah, Grrrrrrah!
Grrrr, Rrrr, Rrrrrah!

(Неофициальный третий стих)

Вниз по нашим суровым восточным предгорьям
Скользит наш символ сквозь деревья;
Большая буква «C» означает: смотрите ниже
И отойдите назад, если хотите.
Люди Стэнфурда скоро будут разбиты.
Он поскользнулся и упал,
И когда вы услышите грохот
Что-то разбивается,
Тогда вы узнаете, что он попал в Боулз-холл!

Титрование большой игры Стих

Мы — сыновья Калифорнии,
Сражаемся за золото и синих.
Псалмы и рассказы и титры
Скоро будет все до конца.
Люди Стэнфорда скоро будут разгромлены
Лаборатория
И когда мы перемешаем эту слизь,
Красный превратится в синий,
В этот час химии!

«Big C», несомненно, самая известная и противоречивая песня Кэла.«Big C» была написана в 1913 году Гарольдом П. Уильямсом на слова Нормана Лоялла Макларена. Она была написана в ознаменование создания большого цементного камня «C», построенного на «суровых восточных предгорьях» кампуса Беркли в 1905 году, а позже песня была включена в ежегодный конкурс школьной песни Daily Californian. Осенью 1913 года конкуренция была жесткой, но Комитету по ралли удалось сузить круг до двух песен: «Big C» и «Stanford Jonah». «Big C» выиграл приз, а «Джона» выиграл в следующем году.

Споры вокруг песни уходят корнями в «All University Weekend», ежегодное мероприятие, которое началось примерно в 1948 году и продолжалось до 1960-х годов. Это событие было футбольным матчем с двойным заголовком, в котором Кэла противостояли Калифорнийскому университету в Лос-Анджелесе, а Калифорнийский университет Дэвиса против Калифорнийского университета Санта-Барбара. Один год в игры поочередно играли в Беркли, а в следующем — в Лос-Анджелесе. Группы из всех четырех школ выступили вместе в одном гигантском совместном шоу в перерыве между таймами.

В один из последних «All U Weekends» Ф.Келли Джеймс, в то время заместитель директора оркестра Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и выпускник оркестра Калифорнии, написал аранжировку «Большой Си» для объединенного шоу в перерыве между таймами. Впоследствии Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе продолжил использовать его аранжировку «Big C», добавив собственные тексты и переименовав ее в «Sons of Westwood». UCLA Band начали регулярно играть эту песню в качестве своей новой боевой песни. Джеймс Бердал, тогдашний директор Cal Band, был возмущен тем, что, по его мнению, было нарушением святости песен Cal. В течение следующих нескольких лет между Бердалом и Джеймсом последовал ожесточенный обмен мнениями относительно юридических и этических оснований присвоения «Большой С».Дело дошло до апогея 18 февраля 1969 года, когда Ирвин Костер, работавший от имени Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, получил официальное сообщение от Бюро авторских прав Библиотеки Конгресса, что «Большая С» никогда не защищалась авторским правом, и, таким образом, это было в общественном достоянии. Статус Public Domain означал, что авторским правом можно было пользоваться только адаптации и аранжировки песни, поэтому UCLA имел полное законное право «украсть» песню. Некоторые регенты и администраторы Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе сочли вполне разумным, чтобы эта «младшая сестра» Кэла поддержала «Сынов Вествуда» как «подтверждение солидарности [Калифорнийского университета].Однако ярые студенты и выпускники Кэла никогда не были довольны ситуацией, особенно Бердал, который продолжал бороться за отмену «Сынов Вествуда» до конца своего пребывания в должности директора. По иронии судьбы, нация в целом признает «Сыновей Вествуда» боевой песней Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, а не Беркли, благодаря их успешным спортивным программам и широкому освещению телевизионных игр, но это может измениться с успехом Cal Sports в 21 веке!

«Big C» — традиционно первая песня перед игрой, под которую группа марширует в своем фирменном составе Flying Wedge.

Сыны Калифорнии

Написано в 1905 году Клинтоном Р. Морсом «Брик»; аранжировка Ларри Остина. © UC Regents. Все права защищены.
Слушай
(Пой 🙂

Мы сыновья Калифорнии,
Верная компания,
Все кричат ​​за Калифорнию
Пока мы стремимся к победе.
Все поют радостным хором
Как ее красками разворачиваются
Тогда ура! для Калифорнии —
И для Голубого и Золотого.

(Кричите хором 🙂

Ударил!
С!
А!
л!
Я!
F O R!
N I A!
Калифорния!
Калифорния!
Калифорния!

(Пой 🙂

Мы позовем Калифорнию,
Дорогая Мать всех нас.
Мы будем сражаться за Калифорнию
Пока не упадут малиновые знамена.
И поднимите радостный хор,
Как мы раскроем ее цвета.
Ибо мы выиграем для Калифорнии,
И для Синих и Золотых.

(Sing 🙂

Мы сыновья Калифорнии,
Прекрасная хозяйка моря.
И мы победим для Калифорнии,
Ее славная судьба.
Тогда поднимите радостный хор,
Как мы раскроем ее цвета.
Ибо мы выиграем для Калифорнии,
И для Синих и Золотых.

(Припев)

Ни одна история Кэла Сонгса не могла быть полной без упоминания Клинтона Р. Морса «Брик». Морс был не только выдающимся спортсменом, заслужившим большую тройку за все основные виды спорта, но и талантливым певцом. В 1893 году он организовал клуб ликования, известный как «Клуб Де Ковен», который стал очень популярным и в конечном итоге стал соперником Восточных клубов ликования. Группа Морса совершила двенадцать поездок под его руководством в такие места, как Европа, Аляска, Канада и Азия. Чтобы не отставать от их популярности, Морс поощрял членов Glee Club писать оригинальные композиции; его собственные работы включают «Сыновья Калифорнии» и «Да здравствует Калифорния».”

Морс имел обыкновение импровизировать на фортепиано, одновременно сочиняя слова. Он признал, что «выбил сотни [Cal Songs] и так же быстро [забыл] их. Наверное, случайно [он] вспомнил «Да здравствует Калифорния» и «Сыны Калифорнии» и написал их для хорового клуба ». «Сыны Калифорнии» всегда исполнялись Glee Club медленно и торжественно. В результате он не пользовался особой популярностью среди студентов. В конце 1930-х годов оркестр играл в гораздо более быстрой и живой аранжировке, что вызвало интерес у студентов.В результате «Sons of California» сейчас одна из самых известных и часто исполняемых Cal Songs. «Sons of California» — традиционно вторая песня перед игрой Cal Band.

Стэнфорд, Иона

Написано в 1913 году Тедом Э. Хейли; аранжировка Роберта О. Бриггса. © UC Regents. Все права защищены.
Слушай

Когда тренировочные дни закончились,
И Большая Игра только началась,
И в воздухе витает музыка;
Когда наша команда бежит по полю,
Стэнфорд знает, что ее судьба решена,
Ибо Золотой Медведь покинул свое логово.

Когда вопли из сладкого глотка,
Начинай ловить Стэнфордскую козу,
И секция укоренения кажется воющей толпой, Эй! Привет!
Затем вы берете шляпу и кричите:
Сообщаете людям, что вы собираетесь,
Потому что вы знаете, что Стэнфорд Джона на работе.

Итак … тогда … это …
с синими и золотыми,
с красными;
Калифорния стремится к победе.
Мы уроним наш боевой топор на голову
Стэнфорда, Чоп!

Когда мы с ней встретимся, наша команда обязательно ее обыграет.
На Стэнфордской ферме не будет ни звука,
Когда наш Оски разорвет воздух.
Как и наш друг мистер Джона,
Стэнфордская команда найдет
В животике Золотого Медведя!

«Стэнфордская Иона» была написана в 1913 году Тедом Э. Хейли для ежегодного песенного конкурса, проводимого Daily Californian, но в том же году песня проиграла «Big C.» Уильямса и Макларена. «Стэнфордская Джона» получила свой прорыв в 1914 году, когда Glee Club отправился в Европу. Клуб Glee разучил песню по дороге и исполнил ее во время своего тура.В результате «Стэнфордская Иона» стала популярной и в том году выиграла ежегодный песенный конкурс. С тех пор она стала одной из самых популярных песен Калифорнийского университета, и особенно популярна во время недели большой игры.

Мелодия не оригинальна. Автору этого отчета известны версии этой песни в Технологическом институте Джорджии и Военно-морской академии США в Аннаполисе. Поскольку у Кэла и Технологического института Джорджии было очень мало встреч, есть предположение, что Технологический институт Джорджии, возможно, приобрел мелодию после матча 1929 г.Джорджия Tech Rose Bowl.

Битва за Калифорнию

Написано в 1909 году графом Эллесоном Маккой, Робертом Н. Фитчем; аранжировка Роберта О. Бриггса.
© UC Regents. Все права защищены.
Слушай

Наш крепкий Золотой Медведь,
Смотрит с небес,
Смотрит свысока на наши знамена,
И охраняет нас из своего логова.
Наш баннер, золото и синий,
На нем тоже есть символ:
означает БОРЬБА! для Калифорнии.
Для Калифорнии насквозь!

Стойких бойцов, готовых к битве,
Будут стремиться к победе,
Их все будет у ног Матери,
Этот ум и сила одержат победу.
Сыновья могучие и верные
За нас заново заступятся,
И СРАЖАЙТЕСЬ! для Калифорнии,
Для Калифорнии насквозь!

В 1906 году Эрл Эллесон Маккой, студент Университета Иллинойса, написал «Марш погаснет», и
посвятил его командиру своего R.O.T.C. Блок. «Fight for California» — это просто трио и ломает
штамма «Lights Out March» с добавленным вступлением, написанным Чарльзом Кушингом. Хотя
, возможно, САМАЯ квинтэссенция песни Кэла, происхождение «Fight’s» довольно скучное.Брик Морс рассказывает историю
о том, как Роберт Фитч написал текст для песни «Fight for California»: «Однажды Glee Club
дурачился с мелодией под названием« Lights Out ». Прекрасно для песни колледжа». — сказал Боб Фитч, — думаю, я
напишу несколько слов, чтобы они соответствовали музыке ».

Из всех песен Кэла «Fight for California» отличается тем, что она исполняется, пожалуй, в самом уникальном месте
: а именно, в открытом космосе. В 1987 году НАСА запустило шаттл для спасения и ремонта спутника связи
, известного как SolarMax.Несколько членов экипажа шаттла были выпускниками из
в Беркли, и однажды утром во время миссии центр управления полетом разбудил команду от ревущих звуков
«Битва за Калифорнию». Несомненно, в то утро экипаж проснулся не поздно!

«Битва за Калифорнию» разыгрывается всякий раз, когда спортивная команда Калифорнии выходит на поле для игры, после каждой результативной игры Cal
в футболе и всякий раз, когда группа Соломенной шляпы выходит на представление. «Fight for
California» традиционно является четвертой песней перед игрой Cal Band, под которую группа переходит из блока
в Script Cal.

Калифорния Триумф

Написано в 2004 году Хирокадзу Хираива и Аароном Алкала-Мосли. © UC Regents. Все права защищены.
Слушайте

Смело, сыновья и дочери,
От всего сердца нашу песню мы поем.
При всей славе, которую мы принесем ей,
Имя Альма-Матер будет звучать.
Поднимите голоса; летают баннеры;
Все, что они увидят издалека,
Будет символом триумфа Калифорнии,
Восхождение к победе!

Вперед, калифорнийцы,
Ибо наш дух не умрет.
По этому случаю мы выпьем за нее тост;
Поднимите очки к небу.
Приветствуйте свои похвалы, поднимайте оркестр;
Пусть всегда будет рассказана история
О нашем стремлении принести могучую победу
Дом для синих и золотых!

Весной 2004 года исполнительный комитет оркестра решил провести конкурс на создание новой духовной песни для Кэла. Пятнадцать заявок поступили со всех концов Соединенных Штатов, включая Калифорнию, Мэриленд, Техас и Миннесоту.После отбора победителем была выбрана композиция Хирокадзу Хираива «California Triumph». Хираива четыре года играл на тромбоне в Cal Band, прежде чем окончил учебу в мае 2004 года.

Поскольку Хираива не включил тексты песен в свою композицию, во время футбольного сезона осенью 2004 года был проведен второй конкурс на завершение песни. Аарон Алькала-Мосли, пятый год выступавший в оркестре на ударных, выиграл это соревнование.
Хотя с годами были написаны новые песни, «California Triumph» — первая новая песня Cal, принятая группой после «Cal Band March» в 1978 году.

Cal Band March

Написано в 1978 году Джонатаном Б. Элкусом, Робертом Брамсоном и Сьюзен Мэттсон; аранжировка Ларри Остина. © UC Regents. Все права защищены.
Слушай

Мы маршируем, как стражи чести Калифорнии.
И верные могущественной Альма-Матер, мы будем сильными.
Ибо мы знаем о ее славном будущем
И мы хотим идти впереди.
И когда игра закончена,
Калифорнийский Золотой Медведь победил.

Приветствую славу Калифорнии, мы поднимаемся победителями.
И все же наше знамя по-прежнему гордо развевается «под золотым небом».
Идем дальше, наши барабаны и рожки зовут
За нашу славную судьбу,
В то время как все наши сердца, правда,
Несут Золото и Синий по всей земле и «C». (в настоящее время директор Калифорнийского университета Дэвис Кэл Эгги Маршинг Бэнд-э-э) сочинить «Cal Band March» в память о Крисе Теллефсене. Теллефсен был сотрудником Ассоциации студентов студенческого союза Калифорнийского университета, который тесно сотрудничал с Band с 1920-х по 1960-е годы и помогал Band получить новый комплект униформы.Теллефсен был почетным пожизненным участником ансамбля, и дом / общежитие ансамбля был назван в его честь.

Текст песни «Cal Band March» был адаптирован вскоре после написания пьесы. В рамках группы был проведен конкурс (как и в случае с «Roll On»), победителями которого стали Роберт Брамсон и Сьюзен Мэттсон, каждый из которых представил по одному куплету. Сама песня редко игралась до тех пор, пока трио не было использовано в качестве третьей песни перед игрой Cal Band 1991 года. «Весеннее шоу 1992 года» было первым разом, когда весь марш прошел в непрерывном режиме.

Калифорния, мы для вас

Написано в 1921 году (?) Сиднеем К. Расселом, аранжировано У. Д. Денни. © UC Regents. Все права защищены.

Калифорния сегодня на поле,
Каждый человек готов к битве
Золото и Синий значит испытанный и верный,
И еще раз вы увидите
Что мы стремимся к победе.
Все надежды нашего соперника обречены на смерть,
Когда наш Золотой Медведь смотрит сверху вниз;
Услышьте могучий гром нашего Оски,
Калифорния, мы для вас.

Сыны Калифорнии, храбрые и смелые,
Сражайтесь в битве за Синих и Золотых,
Мускулы и ум — все напрасно
Если только наш дух не там
В каждый сын Золотого Медведя.
Через эту стальную линию и над врагом
Калифорния наблюдает за вами;
Пусть эхо звенит наш Оски,
Калифорния, мы для вас.

Музыка и слова к «California, We’re For You» были написаны Сиднеем К. Расселом. Год, когда на ней впервые сыграли, неизвестен, но впервые она появилась в Калифорнийском сборнике песен в 1921 году.Настоящая аранжировка Cal Band была написана Уильямом Денни для записи «Spirit of Cal» 1966 года.

Золотой медведь

Написано в 1895 году Чарльзом Миллсом Гейли; аранжировка — Джонатан Б. Элкус. © UC Regents. Все права защищены.
Слушайте

О, вы видели голубые небеса, голубые небеса,
Когда только семь звезд сияют, сияют сквозь
Прямо над головой веселая команда?
Они берутся за руки, чтобы сделать Медведя.
Прямо над головой веселая команда?
Они взялись за руки, чтобы сделать Медведя!

И ох, этот Медведь — великолепное зрелище, великолепное зрелище,
A — кружит «вокруг шеста всю ночь, шест всю ночь»;
И как только вы его увидели, все в порядке.
Вы видели нашего Калифорнийского медведя.
И как только вы его увидели, все в порядке.
Вы видели нашего Калифорнийского Медведя!

У него очень терпеливый, терпеливый вид,
Он носит волосы Падеревского, волосы реевски,
Он — центр небес, клянусь,
Наш безмолвный, крепкий Золотой Медведь.
Клянусь, он — центр небес,
Наш безмолвный, крепкий Золотой Медведь!

О, вы видели наш синий баннер, синий баннер?
Золотой медведь на нем тоже, на нем тоже
Калифорнийский насквозь,
Наш тотем, Он, Золотой Медведь.
Калифорнийский насквозь,
Наш тотем, Он, Золотой Медведь!

Он мог быть Росомахой, Росомахой,
Тигром, или Барсуком, Барсуком,
Или каким-нибудь другим зверем, я знаю,
У него был выбор, и вот — Медведь.
Или еще какой-нибудь зверь, я знаю,
У него был свой выбор, и вот — Медведь!

Он мог бы улыбнуться Мичигану, Мичиган,
Или поддержать Гарвардского человека, Гарвардского человека,
Или даже уйти из Ялеса.
Но нет — он калифорнийский медведь.
Или даже ушел из Ялеса.
Но нет — он калифорнийский медведь.

Наш тотем берет нас на своем буксире, на своем буксире,
Он обнимает наш флаг, куда бы мы ни пошли, куда бы мы ни пошли,
Он делает холодным для всех врагов,
Он их холодный белый медведь.
Он делает холодным для всех врагов,
Он их холодный полярный Медведь!

«Это тот, кто заморозил У. П., У. П.
, Принстон и Скенектади, нектади,
И всю Западную галактику;
Он их крепко обнял, наш Золотой Медведь.
И вся западная галактика;
Он их крепко обнял, наш Золотой Медведь!

Самая старая песня в репертуаре Cal Band — «Золотой медведь», слова которой написаны в 1895 году профессором Чарльзом Миллсом Гейли. Чтобы понять происхождение песни, важно учитывать прошлое Гейли и ее связь с Калифорнийским университетом. Гейли родился в Шанхае в 1858 году, получил образование в Англии и получил степень бакалавра искусств. в 1878 году в Мичиганском университете.Он стал доцентом латыни, а затем профессором английского языка в Мичигане. Находясь в Мичигане, он продемонстрировал свое чутье к школьным песням, отредактировав сборник песен «Песни желтого и синего». В 1889 году Гейли переехал в Калифорнию, где работал в Калифорнийском университете профессором английского языка и литературы, лектором-исследователем и почетным профессором. Как и многие его коллеги-профессора в новом университете, он поощрял развитие традиций, которые способствовали бы развитию школьного духа и лояльности; его песни являются самым большим вкладом в его развитие.

В 1895 году Беркли был основан всего 27 лет назад. Команда по легкой атлетике Калифорнийского университета, недофинансированная и без тренера, решила поехать на Восток, чтобы соревноваться в престижном Eastern Track Meets, где Калифорния выступала против Принстонского университета, Йельского университета, Университета Пенсильвании и Чикагского университета. Университет-выскочка с западного побережья удивил всех, выиграв встречу! На встрече команда вывесила синий флаг с золотым медведем на удачу, и когда местные газеты заметили тотем, они начали утверждать, что он «сглазил» восточные школы.После соревнований по легкой атлетике измученная команда вернулась в Беркли глубокой ночью и была встречена преподавателями и студентами на железнодорожной станции Западного Беркли. Когда команда выходила из поезда, сжимая свой баннер, слова «Золотого медведя» дошли до Гейли во внезапной вспышке вдохновения, и вскоре он произнес эти слова в популярном эфире того времени «Папа». Поскольку его знали и любили студенты за его искреннюю и искреннюю заботу об их благополучии, вполне уместно, что песни Гейли по-прежнему остаются жизненно важной частью California Spirit.

Да здравствует Калифорния

Написано в 1907 году Клинтоном Р. Морсом «Брик»; устроил Чарльз К. Кушинг. © UC Regents. Все права защищены.
Слушайте

Да здравствует Калифорния,
Альма-матер, дорогая;
Спой радостный хор,
Звони далеко и близко.
Сплотиться вокруг своего знамени,
Мы никогда не проиграем;
Калифорния, Альма-Матер,
Слава! Град! Град!

Да здравствует Калифорния,
Королева, в которой мы благословлены;
Распространяя свет и добро
По всему Западу.
Сражаясь под ее знаменем,
Мы обязательно победим;
Калифорния, Альма-Матер,
Слава! Град! Град!

«Hail to California» была написана Клинтоном «Брик» Морсом во время импровизации на фортепиано в 1907 году. Президент университета Бенджамин Иде Уиллер и профессор Гейли попросили его написать песни для корневой секции и «Hail to California». был одним из многих, которые он сочинил (см. «Сыны Калифорнии»). Морс считал, что «Сыны Калифорнии» и «Да здравствует Калифорния» будут «ничем, если они не будут спеты в гармонии.Братства начали петь «Да здравствует Калифорния» (хотя и не в гармонии), и впоследствии ее популярность распространилась. Фактически, «Да здравствует Калифорния» часто угрожает вытеснить «Слава синему и золотому» в качестве официальной альма-матер Беркли. Действительно, «Да здравствует Калифорния» используется как альма-матер Калифорнийского университета в Дэвисе, Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и всей системы Калифорнийского университета в целом. Группа Cal Band традиционно поет «Hail to California» в гармонии после того, как сыграла «Звездное знамя» на каждом домашнем мужском баскетбольном матче.

Дорогу медведю

Написано в 1965 году Тедом Э.Хейли; аранжировка Ларри Остина. © UC Regents. Все права защищены.
Слушайте
(Примечание: этот вводный отрывок редко поют или играют.)

Грохот, ворчание, громко в воздухе,
Звучит рычание могучего Медведя.
Калифорнийцы собираются вокруг его Логова,
И идут к Победе.

Мы уже в пути, привет! Привет!
Иди до конца, Эй! Привет!

Идем в Калифорнию
Мы шагаем рядом с сражающимся Медведем.
Громко крича вызов нашему боевому кличу,
Высоко по небу,
Наше знамя гордо развевается.

В сторону Калифорнии,
Прилив, стой в стороне, берегись!
Ибо в могучей толпе,
Мы качаемся «под Синим и Золотым, так прекрасными»,
И идем к Победе.
Дорогу Медведю!

«Уступи дорогу медведю» была написана в 1965 году Тедом Э. Хейли к пятидесятилетию его выпуска в 1915 году. Группа сразу же взяла песню в аранжировке Ларри Остина и записала ее как часть записи «Spirit of Cal» 1966 года.Обычно Cal Band воспроизводит только трио.

Роликовый

Написано в 1961 году Полом Йодером и Ларри Манделем. © UC Regents. Все права защищены.
Слушай

Давай, Золотой Медведь,
Победа витает в воздухе;
Ради славы Калифорнии,
Мы выиграем игру,
И на ярмарке Альма-матер.
Так что давай, Золотой Медведь,
Наша верная группа всегда рядом;
Мы надеемся на Тебя, Могучий «С»,
За победу Калифорнии!

«Roll On» был написан профессиональным композитором Полом Йодером в 1961 году для Дня оркестра средней школы Калифорнийского университета.Песня была известна как «Massed Band Special», и в ней сочетались элементы фанфар и гимна, идея заключалась в том, чтобы уловить в одной песне элементы альма-матер и боевой песни. «Roll On» была частью боевой песни. Дэвид Мандель выиграл конкурс, проведенный внутри группы, на написание текста для песни. Вся «Massed Band Special» была записана на записи «Spirit of Cal» 1966 года.

«Roll On» стал ассоциироваться со штанами в начале 1960-х годов. История гласит, что во время поездки на север оркестра соломенной шляпы музыкант неоднократно пел «Roll On», несомненно, раздражая своих попутчиков.Когда представилась возможность, они сняли безудержного певца с его штанов, напевая ему серенаду «Roll On».

Калифорния Питьевая Песня

Сборник различных песен (California, Oh Didn’t He Ramble, Rambled Into) около 1939 года, аранжировка Ларри Остина. Авторские права UC Regents. Все права защищены.
Слушай
(начало разговора)

Стюард спустился вниз. (Шшш!)
Чтобы зажечь капитанскую лампу. (Шшш!)
Лампа не зажигается.(Почему бы и нет?)
Потому что фитиль был влажным. (Ой!)
Капитан спустился вниз. (Шшш!)
Пнуть стюарда… (Шшш!)
Он сказал: «Так зажги его, сукин сын,
Золотые ворота пройдены!»

(начало пения)

О, они устроили небольшую вечеринку в Ньюпорте;
Был Гарри, была Мэри, была Грейс.
О, у них была небольшая вечеринка в Ньюпорте,
И им пришлось унести Гарри с места.
О, они должны были нести Гарри на паром,
И паром доставил Гарри на берег;
И причина, по которой Гарри пришлось нести на паром
, заключалась в том, что Гарри больше не мог нести.
Для Калифорнии, для Калифорнии,
Холмы посылают в ответ крик,
Мы должны сделать или умереть,
Для Калифорнии, для Калифорнии,
Мы выиграем игру или узнаем причину.
И когда игра закончится, мы купим бочонок с выпивкой,
И выпьем за Калифорнию, пока мы не будем качаться в шкуре.
Итак, пей, тра-ла-ла,
Пей, тра-ла-ла,
Пей, пил, пьян прошлой ночью,
Напился прошлой ночью;
Сегодня вечером напьюсь
Как будто я никогда раньше не напивался;
Потому что, когда я пьян, я счастлив настолько, насколько это возможно.
Потому что я член семьи Соус.
Теперь семья Соус — лучшая семья
, которая когда-либо приехала из старой Германии.
Есть горные голландцы и низменные голландцы,
роттердамские голландцы и ирландцы.
Пойте славно, победно,
Один бочонок пива для нас четверых.
Пойте, слава Богу, что нас больше нет,
Ибо один из нас может выпить все в одиночку. Блин рядом.
За мертвого пьяного ирландца. Счастливчики…

«California Drinking Song» — одна из самых популярных песен Cal среди студентов и выпускников — все знают слова этой песни! Одна из самых необычных песен Кэла, за прошедшие годы не менее пяти разных песен были объединены, чтобы сформировать сегодняшнее исполнение.Ключевым элементом «Калифорнийской питьевой песни» является «Бродяга», также известная как «Калифорния». Мелодия основана на песне «Oh, Didn’t He Ramble» Коула и Джонсона (авторское право 1906 г.). Слова были изменены на то, что мы знаем как «Для Калифорнии, для Калифорнии, Холмы посылают обратно крик, Мы должны сделать или умереть», и впервые появились в печатном виде в 1906 году. Автор текста неизвестен.

В течение долгого времени группа часто играла «Rambled» на футбольных матчах, дважды исполняя хор.Когда также играл следующий элемент «Питьевая песня», он был известен как «Rambled Into». В магистерской диссертации Рошель Зелла Пол «Песенная традиция Калифорнийского университета в Беркли» она упоминает, что «в 1939 году оркестр University Band и Glee Club приехали в Лос-Анджелес на футбольный матч между Калифорнийским университетом в Лос-Анджелесе и Калифорнией. Когда они вернулись, обе группы присоединили к старой песне «California» дополнительные куплеты совершенно новой песни. [С тех пор] стихов накопилось еще больше ». Стихи, которые Павел ссылается на «Бродячую» часть «Калифорнийской питьевой песни».Названная «Еще один напиток для нас четверых», эта часть «California Drinking Song» — это традиционная песня для праздника, которую поют во всех Соединенных Штатах (например, в Университете штата Огайо есть собственная версия этой песни).

Происхождение других элементов «California Drinking Song» определить труднее. Считается, что «Speaking Start» (Стюард спустился ниже…,) — из традиционной застольной песни ВМФ; Истоки «Поющего начала» (о, они устроили небольшую вечеринку в Ньюпорте…) неясны.«California Drinking Song» заканчивается на доминирующем септаккорде, который оставляет ощущение неразрешенности. Следовательно, песня манит к дополнительным текстам, которые участники группы и студенты были более чем готовы предоставить. В настоящее время в кампусе распространено множество различных версий. Эта песня часто исполняется (под аккомпанемент) ансамблем.

Все цвета синего и золотого

Написано в 1905 году Гарольдом Бингхэмом, аранжировано Робертом О. Бриггсом. © UC Regents. Все права защищены.
Слушай

Приветствую всех, синий и золотой,
Раскрытие твоих цветов
О, верные калифорнийцы,
Чьи сердца сильны и смелы.
Слава синему и золоту,
Сила твоя никогда не иссякнет;
За тебя умрем,
Слава! Всем привет!

Слава синему и золоту,
Мы будем цепляться за тебя;
О золотые поля маков,
Мы будем петь хвалу Тебе.
Да здравствует синий и золотой,
На ветрах плывете ты;
Мы любим взгляд твой!
Всем привет! Всем привет!

В Калифорнийском университете не было альма-матер до тех пор, пока Гарольд У.Бингхэм в 1905 году. Бингем — один из самых плодовитых авторов песен Кэла, он также сочиняет «Синий и золотой», «Марш Калифорнии», «Тост за Калифорнию», «Ура Калифорнии» и «Песню калифорнийских индейцев». «All Hail Blue and Gold» был популяризирован квартетом Budweiser и California Glee Club (в обоих из которых был Бингем), получив статус неофициального калифорнийского гимна. «All Hail Blue and Gold» исполняется оркестром по окончании всех университетских мероприятий и спортивных соревнований.

Пальмы Победы

(также: Футбольная песня / Весна в Диксиленде / Счастливые дни в Диксиленде)
Написано в 1896 году Стюартом Л. Роулингсом; аранжировка Роберта О. Бриггса © UC Regents. Все права защищены.
Слушайте

Что мы сделаем со станфурдитянами в тот великий день?
Мы отметим их в ту ночь после игры!
Теперь мы заявляем, что наша хула исчезла, победа здесь!
Бей их снова, мальчики! Бей их снова, мальчики, сильнее!

(Припев)

Ладони победы, Ладони славы
Ладони победы мы победим
Для Кали-Калифорнии!
Ладони победы, Ладони славы,
Ладони победы мы победим!

Как вы думаете, что мы будем чувствовать той ночью? Все, что угодно, только не крест!
Что скажут красные рубашки после потери?
Залейте бампер до краев, ведь мы победили!
Сделайте это еще раз, мальчики! Делайте это снова, мальчики, часто!

(Припев)

В 1896 году Стюарт Л.Роулингс взял популярную в то время мелодию «Весна в Диксиленде» (или «Счастливые дни в Диксилленде») и добавил текст, назвав ее «Футбольная песня». Историю его композиции лучше всего рассказал Брик Морс: «Роулингс, чрезвычайно высокий, долговязый, горный инженер, определенно не был похож на поэта. Он был членом братства Phi Gamma Delta, и по обычаю мальчики собирались по ночам вокруг бочонка с пивом и пели. Роулингс и мальчики напевали песню и импровизировали несколько слов. Однажды ночью один из мальчиков сказал ему: «Я вижу, где Daily Cal предлагает 5 долларов.00 за песню Кэла. Почему бы тебе не прислать ее? »Он сделал это и выиграл 5 долларов, которые он взял и быстро превратил в еще один бочонок пива. Каждую ночь они сидели и пели, но ему никогда не приходило ни одной новой песни ». Песня осталась практически неизменной, за исключением случайного добавления имени конкретного исполнителя (Cochran) или особого дня (День благодарения) к тексту, когда это необходимо.

Поначалу «Пальмы Победы» особых побед не внушали. Кэл потерпел сокрушительное поражение от Стэнфорда в первых двух играх, на которых играла песня.Однако песня сохранилась и со временем стала популярной. Но затем суеверие стали следовать за песней, куда бы она ни шла. Однажды во время футбольного матча в 1930-х годах оркестр сыграл эту песню, но Медведи проиграли. В результате группа стала суеверной и отказалась играть на ней почти два года. В конце концов традиция предписывала, чтобы эту песню играли ТОЛЬКО после победы Кэла. В настоящее время после любой победы Медведя это первая играемая песня.

Суеверия продолжают окружать «Пальмы Победы».Например, в ночь перед Большой игрой в Калифорнии и Стэнфорде в 1992 году Группу уговорили сыграть «Пальмы победы» на нескольких мероприятиях для выпускников. Многие утверждают, что в результате Кэл потерпел сокрушительное поражение в Большой игре. В 1992 году участники группы обвинили в проигрыше Медведя игру «Пальмы победы» перед игрой, как и участники группы в 1930-х годах.

Роль группы в сохранении этих песен хорошо проиллюстрирована этой песней. После того, как оркестр перестал играть «Пальмы» в 1930-х годах, студенческая секция сразу забыла об этом.Когда два года спустя группа возродила песню, потребовалось немало усилий, чтобы вновь представить ее студентам. Сегодня очень немногие люди за пределами группы узнают эту песню или ее значение.

California Marching Song

Написано в 1927 году Ирвингом Пичелом, Чарльзом Хартом и Ваймондом Б. Гартвейтом; аранжировка Роберта О. Бриггса. © UC Regents. Все права защищены.
Слушай

Наши сердца будут петь и наши голоса звенят
Для дорогих старых Синих и Золотых.
Имя Калифорнии и ее могучая слава
В битве будет сказано.
Калифорнийцы сражаются с мощной мощью
рычащего Золотого Медведя.
Наш Оски издает звуки и сотрясает землю
Когда в воздухе наполняется победа.

Золотое имя нашей альма-матер
Будет звенеть вечно.
Ее хвала «до вечности»
Из верных сердец льется.
И когда придет вызов сражаться
Мы поддержим ее честь,
Ибо мы, ее сыновья, будем сражаться, сражаться, сражаться,
И побеждать Синих и Золотых.

«Калифорнийская марширующая песня» — адаптация произведения «Св. Франциск Ассизский »из пьесы« Богемский клуб Роща »Ирвинга Пишеля и Чарльза Харта. Харт написал музыку, а Ваймонд Гартвейт написал текст к песне в 1927 году. Группа Cal Band традиционно играет эту песню, покидая Мемориальный стадион после домашнего футбольного матча. Сразу после «California Marching Song» оркестр играет «One More River». На других мероприятиях оркестр иногда поет припев в четырехчастной гармонии в сопровождении солирующего баритониста и тубы.

Еще одна река

1950-е аранжировка Ларри Остина двух светских песен, «One More River» и «One Ball Riley».
© UC Regents. Все права защищены.

Выйти со стадиона маршем
Осталось пересечь еще одну реку.
Марширующий оркестр Калифорнии
Осталась еще одна река, которую нужно пересечь.

(Припев)

Еще одна река,
И эта широкая река — победа.
Еще одна река,
Еще одна река, которую нужно пересечь

У нас самый лучший дух,
Осталась еще одна река, которую нужно пересечь.
Лучшая группа, как Востока, так и Запада,
Есть еще одна река, которую нужно пересечь.

(Припев)

О, мы так высоко поднимаем каблуки
Шляпы и перчатки гордо мигают
Идите, пойте песню,
Протрите, даб, даб, марш.
Большой духовой оркестр — это мы,
Маршируем быстро и громко играем,
Идем вместе, поем песню.
Протри даб даб марш!

«One More River» — это на самом деле две песни, каждая в разных размерах, объединенных в одну песню.Отрывок 6/8 марта, которым открывается песня, якобы является песней британской армии. Эта песня использовалась учениками младших классов в качестве вступительной на митингах в 1920-х годах, потому что им буквально нужно было «пересечь еще одну реку (выпускной год)» до окончания школы. Раздел 2/4, который следует ниже, на самом деле является старой традиционной «грязной» песней, известной как «One Ball Riley» или для краткости «OBR». До середины 1950-х годов, когда только что заканчивался домашний футбольный матч, толпа людей обычно забивала Северный туннель, поэтому оркестрантам приходилось идти через заторы.Когда они это сделали, они начали петь «ОБР». В конце концов, части были записаны, и «OBR» был объединен с «One More River» в аранжировке Ларри Остина, чтобы сформировать современную версию «One More River». В какой-то момент к «OBR» части песни были добавлены новые тексты, лучше подходящие для группы. Традиционно «One More River» следует сразу после «California Marching Song», когда группа Cal Band выходит с Мемориального стадиона после домашнего футбольного матча.

Интересное примечание об этой песне возникло в 1991 году, когда профессиональная футбольная команда Buffalo Bills под руководством главного тренера Марва Леви отправилась на Суперкубок.Оказалось, что Леви выбрал «One More River to Cross» в качестве официальной песни команды в качестве мотивационного инструмента, вспомнив эту песню еще со времен своего пребывания в качестве главного футбольного тренера в Беркли в 1960-х годах. Леви часто пел эту песню своим музыкантам и учил их петь припев. По словам Леви, они «весело спели ее после игр, которые [они] только что выиграли».

Питьевая песня в Боулз-Холле

(первоначально: By the Old Pacific’s Rolling Waters; также: Mighty Bruin Bear / Rally Song)
Написано в 1948 году Томасом В.Будь всем. © UC Regents. Все права защищены.
Слушайте

Мы люди Ассоциации Боулза,
Приезжаем сюда со всей страны.
Пьем здесь все вместе,
Мы громко говорим за Боулз-холл!

(Припев)

Вот вам Ассоциация Боулза.
Выпейте и затем,
Выпейте тост за домашний милый дом,
Из калифорнийцев. Ура! Ура! Ура!
Наполните очки до краев,
И поднимите их в воздух.
И выпейте тост за Ассоциацию Боулза,
И Золотого Медведя.

Мужчины Боулза собрались здесь вместе,
Поджаривают все, от девушек до погоды.
Но самый большой тост из всех,
— это тот тост, который мы сейчас произносим за Боулз-холл!

(Припев)

«By the Old Pacific’s Rolling Waters» (известная как «By»), написанная Томасом В. Биллом, — одна из самых ярких песен Кэла. Написанная как боевая песня для Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе в 1940-х годах, она была первоначально известна как «Песня ралли» и «Могучий медведь Брюн».«Раньше школы-соперницы нередко играли песни друг друга; когда группа соперников не могла присутствовать на домашнем матче Кэла, группа Кэла часто встречалась с фанатами противоположной команды и играла свою боевую песню. Вполне вероятно, что «By» изначально таким образом вошла в репертуар.

Традиционно оркестр проходит парадом от Мемориального стадиона по кампусу и улицам Беркли после домашнего футбольного матча. По пути оркестр проходит мимо Боулз-холла, готического мужского общежития, останавливается и играет «By» для Bowlesmen, которые взяли мелодию «By» для своей собственной «питьевой песни Bowles Hall».Говорят, что традиция играть в «Бай» за Боулз-холл началась еще тогда, когда там жила вся футбольная команда. Группа играла для игроков, когда они возвращались в свое общежитие после игры. В конце концов футбольная команда переехала из Боулз-холла, но Cal Band все еще иногда останавливался перед общежитием после игры и играл за Bowlesmen. Однажды, как гласит легенда, оркестр отказался играть «By», когда они прошли мимо Боулз-холла, поэтому боулзмены побежали перед оркестром и легли на землю, чтобы остановить движение оркестра и «подбодрить» их. играть их застольную песню.Видимо сработало. Менее мифическая история 1970-х годов утверждает, что Боулз Холл убедил университет, что оркестр «обязан» выступать для них после каждой игры (в те времена, когда оркестр получал значительный доход от университета). По какой-то причине Cal Band продолжает играть «By» после каждой домашней игры для мужчин Bowles Hall. Однако одна традиция, которая в этом отношении вымерла, — это отказ группы играть «By» после игры Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе — настолько основательно эта песня была принята сообществом Калифорнийского университета как одна из своих собственных.

Тост за Калифорнию

Написано в 1956 году Джеймсом Мюрреем Хантом; аранжировка Howdy Brownson. © UC Regents. Все права защищены.
Слушай

Калифорния, вот тебе;
Слава имени Твоему;
Alma Mater, продолжай
К удаче и славе.
Королева у Западного моря
Управляй нашей судьбой;
Стой вправо,
Да будет свет,
Калифорния, вот тебе.

Легенда гласит, что Джеймс Мюррей Хант 17-летнего возраста настолько воодушевился в клубе Glee Club — Встреча выпускников Treble Clef в 1956 году, что он был вдохновлен на завершение песни, над которой он работал, — A Toast to California.Он убедил старший мужской октет Glee Club открыть песню на вечеринке Peninsula, и эта красивая песня в стиле акапелла быстро вошла в репертуар Glee Club и Treble Clef, а также Cal Band. Традиционно это произведение исполняется ансамблем в гармонии из четырех частей на официальных мероприятиях.

Гаснет

Написано в 1909 году графом Эллесоном Маккой, Робертом Н. Фитчем; аранжировка Роберта О. Бриггса.
© UC Regents. Все права защищены.
Слушайте
(неофициальные слова Cal Band для Lights Out — написаны во время тура 1976 года)

Мы уехали в наш сказочный тур,
Но из-за жары было трудно вынести.
Хотя солнце все еще здесь,
Надвигающийся дождь — боль в спине,
Или, может быть, наш…
Разве ты не знаешь, что это сложно сделать шоу
Когда ты по колено в слизистой зеленая грязь?
Но вы знаете, что Группа будет упорствовать,
Выживать в поту! и кишки! и кровь!
О, разве ты не видишь, что толпа будет рычать сегодня вечером,
Как маршевый оркестр Кэла, лучший в стране,
выйдет, черт возьми!

(Начать битву за Калифорнию)

Наш крепкий Золотой Медведь…

В 1906 году Эрл Эллесон Маккой, студент Университета Иллинойса, написал «Марш погаснет» и посвятил его командиру своего R .O.T.C. Блок. «Fight for California» — это просто трио и ломка «Lights Out March» с добавленным вступлением, написанным Чарльзом Кушингом. Хотя, возможно, это самая типичная песня Кэла, происхождение «Fight» довольно скучное. Брик Морс рассказывает историю о том, как Роберт Фитч написал текст для «Битвы за Калифорнию»: «Однажды Glee Club дурачился с мелодией под названием« Lights Out ». Прекрасно для студенческой песни, — сказал Боб. Fitch, думаю, я напишу несколько слов, чтобы они соответствовали музыке.’”

«Lights Out» — традиционно последняя песня каждого мероприятия Cal Band. Исполняя «Lights Out», группа поет первый куплет «Fight for California» (в сопровождении соло-барабанщика и соло-тубы) в первый раз в составе трио, а затем возобновляет исполнение. Слова были написаны к первым двум штаммам «Lights Out» в ознаменование радостей и невзгод во время двухсотлетнего тура 1976 года.

Другие малоизвестные песни Cal

Да будет свет (ул.Anne / All Saints)
Написано в 1904 (?) Уильямом Крофтом и Чарльзом Миллсом Гейли
Чарльз Миллс Гейли написал «Да будет свет» в 1904 году, положив его на мелодию «Св. Энн », традиционная религиозная песня Уильяма Крофта. «Св. «Анна» была выбрана в качестве мелодии, потому что она была фаворитом президента Уиллера. Однако для Калифорнийского песенника 1921 года Гейли попросила вернуть в песне мелодию «All Saints». Так, с 1921 года «Св. Энн », был официальным гимном всей системы Калифорнийского университета и традиционно исполнялся на торжественных университетских мероприятиях, таких как День Хартии и Созыв.Уже много лет «Св. Анны »не разыгрывалась. Однако, как ни странно, «Св. Анны »недавно играли на церемониях, посвященных 125-летию основания Калифорнийского университета.

Fight ‘Em (вниз с севера)
Написано в 1915 году И. Б. Корнблюмом и Х. Э. Ковальски
« Сражайтесь с ними »было написано И. Б. Корнблюмом на стихи Х. Э. Ковальского для Большой игры 1915 года. Единственная разница в том году заключалась в том, что Большая игра была сыграна против Вашингтонского университета вместо Стэнфорда, потому что Стэнфорд решил вернуться к соревновательной игре в регби.Известный тогда как «Down From the North», «Fight‘ Em »сразу же стал хитом среди студентов. В 1919 году футбольные отношения со Стэнфордом были восстановлены, поэтому в «Fight‘ Em »играли только на митинги и игры с Вашингтоном. Несмотря на то, что Cal Band уже редко играет, она вытащила «Fight‘ Em »для недавних соревнований с Washington Huskies, но, к сожалению, студенты больше не осознают значение этой песни.

California Victory Song
Написана в 1938 году Дональдом Леви
«California Victory Song» — это малоизвестная калифорнийская песня, написанная в конце 1930-х годов Дональдом Леви как одна из последних песен, получивших приз Daily Californian.Несмотря на то, что песня была провозглашена Клинтоном «Брик» Морсом и его певческой группой «Калифорнийцы», она так и не была принята Группой или студентами.

Реконструкция римской маршевой мелодии

Одна вещь, которая отличает RMRS от многих других групп, заключается в том, что у нас есть хороший репертуар песен и песнопений, которые мы можем использовать либо во время марша, либо во время наших полевых выступлений. Это повышает эффективность нашего впечатления, и это то, за что нас часто хвалят члены других групп.

Одна проблема, которую, возможно, скрывает наше восторженное пение и пение, заключается в том, что у нас гораздо меньше свидетельств о песнях того периода, который мы изображаем, чем о другом. позже, периоды. То, что есть свидетельства, составляет немногим больше, чем наперсток, по сравнению с грузом ведра, доступным, например, реконструкторам наполеоновского периода. В нашем репертуаре всего четыре песни и два распева. По общему признанию, этого достаточно для нужд наших дисплеев, но по большому счету этого мало.Что еще хуже, половина нашего репертуара не является подлинным римским материалом, а представляет собой недавно написанный материал, который был переведен для нас на латынь именно потому, что сохранившийся образец настолько мал. Это не означает, что мы не должны быть благодарны за работу тем, кто написал и перевел современные реконструкции. Напротив, у нас есть повод быть очень благодарными, поскольку их работа делает нас как группу намного богаче и неизмеримо дополняет нашу экспозицию.

Однако то, что мы используем с римских времен, ограничено одним пением ( ‘Cras amet’ — на самом деле рефреном из длинного стихотворения ‘Pervigilium Veneris’ , возможно, Тиберианом) и двумя песнями, а именно ‘Bacche’ (который это стихотворение Флора), и «Urbane» , скверная песня (или, возможно, песни), которую Светоний цитирует как спетую во время триумфа Юлия Цезаря.Из них только «Urbane» пели марширующие солдаты.

Еще одна область, в которой нам не хватает, — это настоящие римские мелодии, под которые мы пели. Очевидно, у римлян были мелодии, но им не хватало современных технологий, которые у нас есть для записи звука, и хотя в древнем мире были системы нотной записи, они не оставили нам никаких записей маршевых мелодий. Поэтому нам пришлось придумывать или находить собственные мелодии, чтобы петь под них наши латинские песни. За это мы снова в долгу перед теми, кто создал или нашел мелодии, которые мы используем.

Знаем ли мы что-нибудь об подлинных римских маршевых мелодиях? Возможно, удивительно, но ответ: да, мы делаем. Хотя у нас нет настоящих мелодий, у нас есть ряд подсказок, как могли звучать римские маршевые песни.

Первым из них является упоминание поэта Пруденциуса в его «Психомахии», где он утверждает, что римские солдаты шли на метр, состоящий из трех групп по четыре слога, за которыми следует группа из трех слогов (всего пятнадцать слогов в строке).Я сверил этот ритм с песней (или песнями), процитированными Светонием, и обнаружил, что четыре из семи строк действительно следуют этому слоговому шаблону. Добавьте к этому возможность того, что строки, которые теперь имеют шестнадцать или семнадцать слогов, могли изначально содержать некоторую плохую грамматику, которая была исправлена ​​хорошо образованным Светонием (таким образом изменив слоговую структуру), и у нас есть возможность, что все семь строк могли изначально иметь было пятнадцать слогов. Интересно, что «Bacche», другая песня в нашем репертуаре, датируемая древними временами, также имеет эту слоговую структуру, и, следовательно, ритм, с которым мы знакомы для этой песни, также будет применим к «Urbani» .Подсчитайте: ОДИН, два, три, четыре — ПЯТЬ, шесть, семь, восемь — ДЕВЯТЬ, десять, одиннадцать, двенадцать — ОДИН, два, три; и оно у вас есть.

Далее мы имеем тот факт, что, хотя известно, что не существует музыки, сохранившейся с периода первого века нашей эры, который мы обычно изображаем, есть музыка, которая уцелела от того, что мы считаем поздним римским периодом. Для современного уха напевы простой песни, используемые католической церковью и англиканской церковью, имеют безошибочно церковное звучание, часто описываемое как «григорианское песнопение» (хотя «григорианское» песнопение — лишь один из многих типов простой песни).Однако самые ранние из этих песнопений на самом деле относятся к четвертому веку нашей эры, и, таким образом, они действительно сохраняют подлинный римский стиль пения. Можно было бы утверждать, что обычная песня была чисто религиозным стилем, но доказательств этому нет, поскольку ни один другой стиль не сохранился, чтобы сравниться с ним. Ранняя церковь, возможно, пела в совершенно обычном стиле пения для того времени. В конце концов, богослужебная одежда изначально мало отличалась от обычной официальной одежды. Некоторые из типов церковных облачений, которые сохранились до наших дней, такие как альб, были просто обычной формальной одеждой, которая в значительной степени вытеснила тогу к пятому веку нашей эры.Раннехристианские алтари также были очень похожи по форме на традиционные римские, с той лишь очевидной разницей, что они были покрыты белой тканью. Если бы ранняя церковь была счастлива одевать своих священников в эквивалент современного делового костюма и использовать алтари нормальной римской формы, есть ли какие-либо основания полагать, что она использовала бы что-то иное, кроме обычного современного стиля музыки для своих песен? Возможно нет. Поэтому разумно предположить, что нормальное римское пение того времени могло часто принимать форму ритмичной почти монотонной мелодии, где каждая строка заканчивалась тоном, который поднимался, опускался и снова поднимался, что повторялось одинаково с каждой строкой, включая финальную. один, который до сих пор знаком многим людям, которые сегодня посещают католические церкви или церкви англиканской церкви.Затем мы могли бы риторически задать вопрос, на который не было ответа, был ли этот стиль музыки новым в то время или уже имел долгую историю с римлянами.

Наше следующее возможное свидетельство несколько отличается от предыдущего. Из современных языков, которые произошли от латыни, итальянский и испанский остаются самыми чистыми. Сегодня на итальянском говорят с большим количеством тональных вариаций, но, в отличие от этого, на испанском часто говорят с очень небольшими тональными вариациями до конца предложения, где тон обычно повышается, а затем снова падает.Само по себе это может ничего не значить, но интересно отметить, что современная тональная аранжировка испанского языка может казаться похожей на тональную аранжировку простой песни, которая также часто демонстрирует незначительные тональные вариации или совсем без них до конца предложения.

Последнее возможное свидетельство звучания римского пения — это тот факт, что наше современное слово «пение» происходит от латинского слова « cantere» («петь» — также сохранившееся во французском языке. слово «певец», опять же — «петь»).Было ли римское пение обычно в форме ритмического пения с тональными вариациями, которые мы могли бы назвать «мелодиями», являющимися более поздним введением из других источников? Опять же, мы не можем дать удовлетворительный ответ на этот вопрос, но, тем не менее, его стоит рассмотреть. Хотя мы знаем, что римляне, должно быть, привыкли к мелодиям, сыгранным на флейтах, тростниковых инструментах и ​​арфах, это не обязательно означает, что они пели именно под такие мелодии. В конце концов, если бы они были осторожны, сохраняя определенные художественные стили для определенных материалов и классов объектов, как мы знаем, что они делали, могли бы они не чувствовать себя комфортно с подобными разделами в своей музыке? В древней поэзии (и, вероятно, как следствие в песнях) жестко говорится о метре.Могло ли использование определенных метров в значительной степени свести на нет потребность в пении «мелодий» для традиционно настроенных римлян?

Теперь вернемся к нашей единственной сохранившейся подлинной римской походной песне — «Урбани» . В течение многих лет мы пели его на старую латышскую армейскую мелодию, которую Юрис, помимо того, что она неплохо звучит, определенно достаточно хорошо подходит для этих слов. Тем не менее, эта мелодия, конечно, современная, и в ряде случаев я замечал, что новые члены подразделения и представители общественности комментируют, что мелодия напомнила им маршевую песню времен Первой мировой войны, а это, конечно же .Не пытаясь ничего убрать из вклада очень уважаемого участника в мелодию, которая хорошо работала для нас около двух десятилетий, надеюсь, я показал в этой короткой статье, что у нас действительно есть достаточно доказательств, чтобы попытаться сейчас прийти к тому, что может быть более аутентичный римский стиль мелодии для этой песни. Конечно, есть оговорка, что мы не можем гарантировать, что музыка четвертого века нашей эры была похожа на музыку первого века нашей эры, но всегда есть вероятность, что это могло быть.Как бы то ни было, факт остается фактом: музыка четвертого века нашей эры на полторы тысячи лет ближе к тому, чем мог быть реальный звук, чем мелодия, какой бы хорошей она ни была, которую мы сейчас используем.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.