Разное

Им принадлежит честь открытия архипелага шпицберген: Напишите:1.Им принадлежит честь открытия архипелага грумант (шпицберген).8 кл.ВСЕГО ОДНО

Содержание

Открытие арктического архипелага: от Свальбарда до Груманта | Программа тура

День 1 Прибытие в аэропорт Лонгъир рейсом Norwegian или SAS из Осло. Встреча и трансфер в Лонгьирбюен – норвежский поселок, столицу Шпицбергена.
День 2 Вы не просто в Арктике, вы на 78 градусе Северной широты, в одном шаге от Северного полюса. Летом здесь полярный день, и светло круглые сутки. Подбор экипировки, упаковка вещей. Поздно вечером вас ждет морской переход в Баренцбург.
Во время путешествия мы будем перемещаться по морю на морских открытых катерах «ПоларЦиркуль» норвежского производства. Это большие восьмиметровые лодки, специально созданные для Арктики, оснащенные мощными моторами, эхолотами, аварийными маяками и морской радиосвязью. Лодка открытая. Для тепла и обеспечение безопасности, вы будете облачены в специальные аварийные арктические гидрокостюмы.
От Лонгъира до Баренцбурга около 50 километров по Ис-фьорду. По пути мы увидим живописные скалистые берега, покинутый в 60-е годы поселок Грумант, бухту Колсбей, мыс Хеер и попадем в Грёнфьорд, на восточном берегу которого более 90 лет назад был основан голландскими шахметрами поселок Баренцбург. При хорошей погоде мы можем встретить кого-нибудь из морских млекопитающих – дельфинов, китов, белух или нерп с лахтаками – все они частые гости побережья Грёнфьорда.
Путь до Баренцбурга займет от 1,5 до 2 часов (в зависимости от погоды). По прибытии в Баренцбург мы размещаемся в двухместных номерах отеля «Баренцбург», легкий ужин.
День 3 Завтрак. Обзорная экскурсия по поселку начнется в 11.00. Посещение экспозиций Музейно-выставочного центра ArtArcticGalery, посвященных истории освоения Шпицбергена и Арктики. Кроме основной археологической экспозиции, посвященной поморам-промысловикам и российским исследователям XV-XIX веков, вы также познакомитесь с уникальными предметами зимовья Виллема Баренца на Новой земле (1596 год), а также сменными выставками художников, и другими экспозициями, объединенных темой Арктики.
​Баренцбург – российская «столица» Шпицбергена. Поселок основан в 1921 году голландцами, как угледобывающий рудник. С 1932 года принадлежит Государственному Тресту «Арктикуголь», который представляет экономические интересы России на Шпицбергене. Баренцбург сегодня – это современный арктический поселок, основой которого по-прежнему является самая северная российская угледобывающая шахта. Население поселка – около 500 человек, в том числе около 70 детей. Обед в ресторане отеля. Сегодня нас ждет путешествие к водопадам на ручье Брайда. ​Мы спускаемся в порт и на открытом катере пересекаем Грёнфьорд. Морской переход будет совсем небольшим, а прогулка к живописным водопадам займет около 4 часов (6-8 км). Это будет ознакомительный треккинговый маршрут, который позволит нам понять особенности рельфа, экипировки и подготовки группы. ​Ужин в ресторане пивоварни «Красный Медведь» с дегустацией самого северного в мире «живого» пива, сваренного здесь же. Вы конечно попробуете любимую всеми треску, выловленную в Грёнфьорде во время осенней путины.
День 4 В этот день мы предложим совершить экскурсию в действующую угольную шахту (оплачивается дополнительно). Во время экскурсии вы пройдете по двум штольням, и узнаете очень много о добыче угля. Двухчасовую экскурсию проводят профессиональные шахтеры.
Поздний завтрак в отеле. 10.30 –  надеваем гидрокостюмы и собираемся в наше следующее путешествие. Сегодня путь будет лежать на противоположную сторону Грёнфьорда к мысу Старостина. Небольшой двухкилометровый переход по тундре до озера Линнея, где нас будут ждать двухместные морские каяки. Затем, все желающие, после проведения инструктажа и небольшого обучающего занятия смогут поучаствовать в небольшом водном маршруте по озеру Линнея продолжительностью от 1,5 до 2,5 часов и протяженностью от 4-5 до 10 километров.
Те же, кто не готов к участию в каякинге, могут прогуляться с гидом пешком в живописных окрестностях.  Обед-пикник в промысловой избе на мысе Старостина.
Мыс Старостина – очень интересное, живописное и атмосферное место. Мыс назван в честь легендарного помора-промысловика Ивана Старостина, который провел на Шпицбергене 39 зим, причем последние пятнадцать лет жил на архипелаге постоянно, не возвращаясь на материк. Его главное становище располагалось в устье реки Руссекейла, недалеко от входа в Грёнфьорд. Гиды покажут вам реконструкцию зимовья Старостина и поморского поминального креста, заведут в действующую промысловую избу. ​Затем желающие могут совершить треккинговую прогулку вдоль побережья бухты Руссекейла до мыса Фестнинген, на котором находится маяк, указывающий кораблям вход в Грёнфьорд. Протяженность пути составит около 6 километров. Остальные могут насладиться еще какое-то время красотами мыса Старостина и на катере также перейти до мыса Фестнинген, где группы встретятся. Возвращение в Баренцбург. Ужин в ресторане отеля.
День 5 Завтрак. И снова в путь. Нас ждет увлекательный маршрут «Баренцбург – Имербукта – бухта Трюгхамна». Имербукта, название которой уходит корнями в скандинавскую мифологию, по праву можно считать одним их самых величественных и уединенных мест архипелага. Самая привлекательная сторона бухты та, где расположен ледник Эсмарк, протянувшийся на 15 км. В бухте Трюгхамна вы увидите остатки поморских поселений XVIII вв., а на горе Альхорн – живописнейшие птичьи базары.
Далее мы пересечем на лодке вход в Ис-фьорд и направимся к шхерам западного берега Шпицбергена, где можно встретить моржей и нерп. На мысе Линнея вы сможете сфотографировать огромный череп кита и пообедать в уютном кафе небольшой гостиницы «Ис-фьорд-радио». На обратном пути мы пройдем рядом с мысом Фестнинген и островом, на котором находится маяк, указывающий кораблям вход в Грен-фьорд. По возвращении – ужин в ресторане отеля «Баренцбург».
Сегодняшний вечер мы предлагаем посвятить посещению хаски-фермы (оплачивается дополнительно). Дружелюбные и веселые собаки породы сибирский хаски, самоед, аляскинский маламут, якутская лайка и чукотская ездовая с удовольствием познакомятся с вами. Мы расскажем о том, чем примечательны собаки каждой породы, какой вклад они внесли в историю освоения Арктики и какую роль играют сейчас. Желающие смогут совершить небольшую пешую прогулку на мыс Хеер, взяв с собой «пушистых сопровождающих». Каждый участник похода снабжается специальным поясом для дог-треккинга, к которому пристегивается 1 или 2 собаки. И вперед! Целью прогулки будет норвежская корабельная пушка, которая во время Второй Мировой войны отражала атаку «Тирпица».
День 6 Завтрак. Сбор и упаковка вещей – сегодня мы покидаем Баренцбург. Наш следующий маршрут посвящен истории первого российского рудника Грумант и поселка Колсбей, связанных с именем русского полярного исследователя Владимира Русанова. Снова на наших морских лодках мы отправляемся вдоль берега к законсервированному поселку Грумант. Осматриваем поселок и спускаемся самой северной в мире железной дорогой, ныне разрушенной, но которая однажды может быть восстановлена. Далее – переход к домику Русанова и законсервированному руднику Колсбей. Пешая часть маршрута составит около 5 км. После окончания маршрута мы берем курс на Адвентфьорд и буквально через полчаса окажемся снова в Лонгьире, где и начиналось наше путешествие. Лонгьирбюен – административный центр архипелага и столица провинции Свальбард  (норвежское название Шпицбергена). Это самый северный населенный пункт с количеством жителей более тысячи человек (около 1 800), а также самый северный международный аэропорт в мире. Небольшое знакомство с норвежской столицей Шпицбергена, продолжение морского путешествия на север Исфьорда к легендарному поселку Пирамида.
21:00 – 22:00 размещение в комфортабельных номерах отеля «Пирамида».
Ужин в ресторане отеля.
День 7 Завтрак в ресторане отеля. Сегодня наш путь лежит к фронту ледника Норденшельда. Это настоящая фотоохота на ледник! Если повезет, можно будет сделать уникальные кадры отколовшихся айсбергов и грибовидных льдин. Обед в отеле. Пешая прогулка по окрестностям, а затем, обзорная экскурсия по поселку, которая позволит окунуться в атмосферу счастливых «полярников» 80-х, живших в то время в реализованном в Пирамиде проекте «социализма с человеческим лицом». Пирамида – поселок, основанный в 1910-11 г.г. шведскими рудокопами, затем в 1927 году права на рудник были приобретены трестом «Северлес», который в 1931 в свою очередь передал права Тресту «Арктикуголь». В 1946 году началось планомерное освоение угольного месторождения. В 70-80-е годы здесь практически была построена идеальная модель социализма. Норвежский король Харальд V, посетивший Пирамиду в 1995 году назвал ее «жемчужиной архипелага». В 1998 г. Пирамида была законсервирована, однако ее образцовая инфраструктура, созданная в советское время, сохранилась до наших дней. В поселке, окруженном горами и ледниками, нет интернета, телевидения и телефонной связи. Поэтому каждое посещение Пирамиды – это время, проведенное наедине с Арктикой. Самобытность поселка отмечают все, кому довелось провести здесь хотя бы несколько часов.
Ужин в ресторане отеля.
День 8 После завтрака под руководством гида можно совершить восхождение если не на саму гору Пирамида, высота которой 937 м, то на смотровую площадку на 700-метровой террасе, откуда открывается потрясающий вид на все окрестности и сам поселок. Если кто-то не отважится на восхождение, то он сможет скоротать время за наблюдениями за птичьим базаром чаек, ближайших из которых находится прямо во дворе отеля, или с одним из гидов прогуляться по окрестностям Пирамиды. По возвращении в Пирамиду нас ждет ужин.​ Мы покидаем Пирамиду и берем курс обратно, на Лонгьирбюен. Ближе к вечеру приход в Лонгьир, сдача снаряжения, перепаковка вещей и прощальный ужин в одном из самых стильных ресторанов Лонгьирбюена.
День 9 Трансфер в аэропорт и вылет на материк одним из ночных рейсов.

Плавучие университеты: точка роста. Как объединить вузы, академическую науку и индустрию

12 ноября в пресс-центре информационного агентства ТАСС состоялась дискуссия  «Плавучие университеты: точка роста. Как объединить  вузы, академическую науку и индустрию», организованная порталом «Чердак» (www.chrdk.ru) при поддержке  Министерства науки и высшего образования РФ.

В дискуссии принимали участие доцент кафедры геологии и геохимии горючих ископаемых МГУ, один из основателей успешно работавшего плавучего университета МГУ Григорий Ахманов, владелец первого в России частного НИС «Картеш» Сергей Бедаш, а также представители Гагаринского плавучего университета. Кроме того, в дискуссии принимают участие начальник отдела координации и обеспечения деятельности научно-исследовательского флота, полигонов и экспедиций Евгений Наумов и заместитель директора Департамента координации деятельности научных организаций Наталия Голубева.

Модератором выступил член Общественного совета Минобрнауки, обозреватель ИД «Комсомольская правда», заведующий лабораторией НИУ ВШЭ Александр Милкус.

[-block-]

Александр МИЛКУС, координатор Ассоциации плавучих университетов России, модератор дискуссии:

Наша дискуссия называется: «Плавучие университеты: точки роста. Как объединить вузовскую науку и индустрию». Я – Александр Милкус, координатор Ассоциации плавучих университетов России. Это такая общественная организация. Мы её пока не зарегистрировали – ищем формы, в которых было бы удобно её организовать. Я представлю наших гостей. Сначала – начальника отдела координации и обеспечения деятельности научно-исследовательского флота, полигонов и экспедиций Евгений Наумов от Министерства науки и высшего образования Российской Федерации. Как хорошо звучит! Затем – один из соорганизаторов плавучего университета ЮНЕСКО и МГУ, доцент МГУ Григорий Ахманов. Рядом с ним – Юлия Смирнова, которой сейчас наши северные коллеги доверили представлять плавучий университет Северного (Арктического) Федерального Университета. Дальше – Николай Шабалин, директор Центра морских исследований МГУ. Сергей Бедаш – владелец первого в России и пока единственного, к сожалению, частного научно-исследовательского судна «Картеш», которое проводит достаточно много исследований. Рядом со мной находится Алексей Иванов, руководитель научной экспедиции «Флотилия плавучих университетов». Это вообще уникальный проект. Алексей – из Саратовского государственного технического университета. В принципе, поговорим мы о таком уникальном явлении для российской науки и высшего образования, как «плавучие университеты». Многие об этом не знают, к сожалению. А у нас, оказывается, достаточно много таких проектов. Начнём мы с истории. Я попрошу Григория Ахманова немного рассказать про успехи первого плавучего университета ЮНЕСКО (Университет ЮНЕСКО – МГУ, который у нас в 1990-е – 2000-е годы неплохо работал, да ещё деньги зарабатывал). Первую презентацию включите, пожалуйста. Я сразу предупреждаю: буду прерывать – 5-7 минут. Нам главное – нарисовать такую картинку, что плавучий университет является традицией российской науки, традицией высшего образования, которой уже лет 30. Ну 25 – так точно.

Григорий АХМАНОВ, доцент кафедры геологии и геохимии горючих ископаемых МГУ имени М.В. Ломоносова:

Я постараюсь максимально кратко выступить. Первый рейс самого первого плавучего университета состоялся в 1991 году в рамках начинающейся тогда, возрождающейся, строящейся программы, инициированной Московским государственным университетом – в частности, геологическим факультетом МГУ, и поддержанным ЮНЕСКО. В начале 1990-х, честно говоря, на тот срез времени было очень много скепсиса. Особенно со стороны наших зарубежных коллег, которые уже тогда умели считать деньги и говорили, что тратить на студентов деньги и дорогое судовое время не может быть практичным. Тем не менее, тогда мало кто мог представить, что за первым рейсом последует 18 просто выдающихся экспедиций, что программа, которая получила своё второе название (и главный основной принцип) – «обучение через исследование», станет всемирно известной. Она будет признана ЮНЕСКО лучшей образовательной программой в области морских наук за всё время существования сообщества. Что её создатели будут выдвинуты на государственную премию в России – правда, не получили, но выдвигались. А также – что по стопам первого плавучего университета пойдёт целая плеяда других плавучих университетов, и за 18 рейсов, которые здесь вот на карте продемонстрированы (большие, крупные морские экспедиции – от 45 и больше суток на крупнотоннажных океанических геологических судах, прекрасно оборудованных!), эти экспедиции действительно будут вписаны золотыми буквами, как минимум, в историю морской геологии. Хочу сказать, что несмотря на такую инновационность (как минимум, в девяностых годах), эта программа уходит своими корнями намного глубже. Ещё в 1960-х – тогда как раз было принято решение Министерством образования Советского Союза, было совершенно чётко понятно, что в дополнение к фундаментальному «формальному» образованию для подготовки специалистов, работы в Арктике, на морских просторах нужно, необходимо создавать, в том числе, университетский флот. И именно по заказу Министерства образования СССР было переоборудовано и спущено на воду судно «Батайск», как здесь показано. Это случилось в шестидесятых. Вскоре вслед за ним МГУ получил свои большие академические суда. Это настоящий университетский флот, на котором проводились практики. Часть из них была учебной, часть – учебно-производственной. Но, тем не менее, само состояние и развитие морских наук тогда было таково: практически ничего не было известно. Все мы, кто занимается морем, знаем, что именно так всё и было. Это привело к тому, что все основы «плавучего университета» закладывались именно тогда, ещё в Советском Союзе. Эти практики были настоящим обучением через исследование. Студенты вместе с преподавателями выходили. И это не было стандартной практикой, когда на одних и тех же полигонах выполняются одни и те же задания. Это было настоящее обучение через исследование – новые открытия, новые места. По моему мнению, на самом деле, вот это предвидение обусловило то, что создался некий потенциал, инерция, приведшая к тому, что люди, которые тогда выучились в ходе упомянутых морских экспедиций, до сих пор ещё могут заниматься Арктикой и т.д. Как минимум, университетский флот был прерван в 1990-х, когда суда Московского государственного университета (два крупнотоннажных и довольно хорошо оборудованных судна) отошли. Они базировались в Севастополе и практически прекратили своё существование в начале 1990-х. Нашему плавучему университету, новой программе тогда очень сильно повезло, что это «плечо» под Министерство образования подставило наше ведомство – геологическое, Министерство природных ресурсов. И предоставило, я хочу подчеркнуть, некоторое время практически в бесплатное пользование, а потом мы вышли на абсолютную самоокупаемость в течение 3-4 лет; вот это новое, совершенно замечательно оборудованное судно по последнему слову техники, для развития международной программы «Плавучий университет». Имея такое судно, конечно же, сразу были поставлены вполне себе амбициозные задачи. Мы никогда не выходили с образовательными задачами. Всегда были определены главные научные направления деятельности. Они сейчас здесь представлены и довольно-таки известны, а на то время это были новые прорывные направления, которые, кстати говоря, отталкивались от работ нашего плавучего университета, и потом стали частью больших европейских научных программ. Поэтому вот такие амбициозные задачи, которые сразу ставились, имеют свой смысл. Мы действительно занимались обучением через исследование. Это подтверждается колоссальными результатами. История плавучего университета – это история открытий. Про неё, с одной стороны, легко говорить, а с другой стороны – трудно. Я представлю только самые яркие наши открытия. К сожалению, не всегда многие люди даже знают, что это было открыто в т.н. «студенческих рейсах» (ставлю в кавычки). Впервые были подняты газовые гидраты в Средиземном море, в море Альборан, в заливе Кадис и даже на плато Воринг. Т.е. было сделано то, что не удавалось десяткам очень хорошо финансируемых европейских научных экспедиций.

Мы впервые изучали хладноводные карбонатные глубоководные постройки, тоже делали свои заключения, которые теперь уже написаны в учебниках. Ну, и несмотря на то, что мы геологи, всё-таки всегда направленность была мультидисциплинарной. С нами работали биологи. И параллельно в рейсах, на наших объектах, после нас или непосредственно в наших рейсах открывалась, в том числе, новая биологическая жизнь. Биологи мне подскажут получше, однако, в частности, lucinoma kazani (Mollusca Bivalvia) – это не по названию города Казани, замечательной столицы нашего Татарстана, а из-за того, что эта особая форма жизни была найдена на грязевом вулкане, который был открыт в рейсе плавучего университета и получил имя «Казань». Он находится в Средиземном море. Кроме того, одно из достояний плавучего университета – это практика, а точнее, даже такая семья из более чем тысячи студентов и преподавателей. По сети – более чем 58, в основном европейские, надо признать, но также у нас есть американские, азиатские, африканские партнёры. И сейчас я скажу, что в Европе, в любом научном центре, университете, занимающемся именно морской геологией (я подчеркну: наша специфика – именно морская геология!), вот эти выпускники все вместе. Многие из них занимают должности деканов и т.д. Это тоже выход из плавучего университета. Поскольку все мы любим наукометрические показатели, они здесь снизу даны. Они относятся исключительно к наукометрии геологического факультета. Т.е. наши европейские партнёры сюда не включены. Довольно много публикаций. «Выхлоп» с каждого рейса был огромен – в т.ч. в виде публикаций в Science, Nature и т.д. Все имеют колоссальные индексы Хирша и пр. Немаловажен вопрос об опыте долевого финансирования. Я должен подчеркнуть, что мы были спонсированы напрямую, за счёт бесплатного или почти бесплатного предоставления судового времени в течение трёх лет. Но за эти 3 года показали такую жизнеспособность конкретно этого суда, конкретной команды на борту и конкретных научных работников и студентов – ещё раз повторюсь, была масса открытий, — что начиная с третьего года, программу стал финансировать Европейский научный фонд (European Science Foundation). Начиная с пятого года, присоединились партнёры. Начиная с шестого-седьмого года, мы уже арендовали «в полный рост» это большое судно. А все, кто связан с морем, знают: речь идёт о 25-30 000 долларов за день. Вполне сумма набиралась. Когда программа вообще встала на свои рельсы, вот здесь показано, сколько приблизительно мы собирали дополнительного финансирования. Мы полностью окупали! Более того, мы не могли даже использовать. Запросов на участие в наших экспедициях было больше, чем существовала возможность – чтобы просто остаться в рамках студенческой программы (так или иначе).

И последнее, что я хочу подчеркнуть: эта мультипликация плавучих университетов меня очень радует, поскольку я видел первый плавучий университет и даже принимал в нём участие, работал. Она немножко приводит к тому, что смысл плавучего университета размывается. Я хотел сказать, что плавучий университет – это выработано годами. Это не просто так. Это опыт. Во-первых, он должен иметь свой годовой цикл. Это не просто участие студентов в течение сколько угодно времени на борту какой-то экспедиции. Студенты должны готовиться до экспедиции. С ними нужно заниматься после экспедиции. Они должны доводиться до состояния возможности публикации того, что они увидели в рейсе, в научных изданиях и т.д. Т.е. годовой цикл (интенсивность образования) – мы его освоили вполне. Мы настаиваем на том, что настоящий плавучий университет – это не студенты, брошенные на борт и оставленные после экспедиции. Со студентами надо работать. Только в этом и заключается смысл плавучего университета! Здесь есть несколько основных принципов. Они немножко сухо звучат. Но в дискуссии я постараюсь раскрыть – за каждым этим принципом лежит колоссальный опыт.

Александр МИЛКУС:

Спасибо большое! Я хочу просто добавить, что сейчас геофак МГУ – вы же участвуете в плавучем университете на Байкале?

Григорий АХМАНОВ:

Да. Сейчас немного в новых условиях, это всё переродилось. Масштаб потерян, к сожалению. Но, как минимум, созданная система позволяет в гораздо меньшем объёме финансирования и наших возможностях сохранить (исключительно благодаря ней, опыту, на который мы опираемся!)… сейчас у нас проводится проект класса «Байкал». Мы не называем его TTR (Training-through-research, т.е. «образование через исследование»), потому что считаем, что когда-нибудь вернёмся. И за большим 18-м океанским рейсом последует 19-й, 20-й и т.д. Но пока эта цепочка у нас немного прервалась, мы отрабатываем систему на Байкале. Уже было проведено 5 экспедиций на озере, в т.ч. были совершены различные открытия. Нас также любит телеканал «Россия-1», иногда приезжает, снимает. Сейчас это немаловажно. В последнюю экспедицию мы сделали вполне себе существенное открытие: нашли новую гидратоносную структуру.

Александр МИЛКУС:

Спасибо большое! А сейчас хочется сказать следующее: несмотря на то, что плавучий университет ЮНЕСКО – МГУ из-за того, что судно ушло, его жизнь закончилась, но плавучие университеты, как традиция, продолжаются. Я предоставляю слово Юлии Смирновой. Можно тоже не очень долго? Включите, пожалуйста, вторую презентацию. Это про Арктический плавучий университет нашего САФУ. То, что сегодня есть – и за этим, наверное, будущее?

Юлия СМИРНОВА, член Общественного совета «Росгидромет»:

Да. Сегодня Арктический федеральный университет находится в Архангельске. Сразу скажу, что я там не работаю, но я выпускница этого университета – поэтому его здесь сейчас и представляю. Арктический плавучий университет этим летом провёл свою юбилейную, 10-ю экспедицию. Хочу тоже уточнить, чтобы не было никаких недопониманий: это не 10 навигаций, а именно 10 экспедиций. Т.е. были годы, когда было по 2 экспедиции (это 2013 и 2014 годы). А первая была в 2012 году. Так получилось, что в 2011 году состоялась завершающая экспедиция плавучего университета, а в 2012 году была первая экспедиция Арктического плавучего университета. И уже, собственно, есть планы на 2019 год – тоже запланирована одна экспедиция. Я чуть позже скажу о том, куда и когда. За эти годы более пятисот участников было; в том числе, половина из них – студенты. Кстати, внизу есть график (из зарубежных вузов, в том числе). Зарубежные вузы – это северные страны, практически все – Норвегия, Швеция. Также и Швейцария очень активно участвует. Я знаю, что швейцарских студентов в следующей экспедиции будет очень много. Есть студенты из Китая, из Харбинского университета. И была даже девушка в экспедиции – индонезийка, побывавшая на Новой Земле. Правда, она была студенткой одного из архангельских вузов, о чём мы, кстати, писали на нашей страничке Ассоциации плавучих университетов в Facebook (сразу же её прорекламирую). Направления исследований разные. Есть как раз не только геология, а самые разные исследования – гидрометеорология, климат, содержание парниковых газов, гидрологические и океанологические исследования, биология (как ботаника, так и зоология), геология, археология. Кстати, и много гуманитарных исследований. Мне кажется важным сказать о том, что плавучие университеты могут заниматься и гуманитарными науками. В частности, здесь изучают и историю, и культурное наследие северных архипелагов. Все экспедиции проводятся на судне «Профессор Молчанов». Оно принадлежит «Росгидромету», в частности – северному СГМУ. Судно вмещает до 60 пассажиров. Собственно, все участники плавучего университета – они и пассажиры. Плюс к тому, оно может ходить без ледоколов во все архипелаги западной части Северного Ледовитого океана. За все годы они побывали и на Новой Земле, и на Земле Франца Иосифа, и на Шпицбергене. Исследования были проведены в Белом море, в Баренцевом, в Карском, Печорском и Гренландском морях. Собственно, вот то, о чём я уже сказала – 10 образовательных модулей. Климат, океанография – не буду их сейчас снова перечислять. А забыла ещё экологию и Арктику в системе международных отношений, а также правовое пространство Арктики. Также совмещается здесь практика, теоретическое обучение и совместные научные исследования, поскольку участвуют в экспедициях как студенты-бакалавры, так и магистранты, и аспиранты, и учёные. Вот некоторые научные результаты разных экспедиций Арктического плавучего университета. Изучена циркуляция атлантических водных масс в северо-восточном районе Баренцева моря, которая до того была менее известна. Это позволяет делать более точный прогноз ледовой обстановки в районе Земли Франца Иосифа. Впервые в мире произведён авиа-учёт популяции гусеобразных птиц и млекопитающих в акватории острова Вайгач. Также произведены учёт и топографическая съёмка исторических и культурных памятников на островах Колгуев, Долгий и Вайгач. Вот ещё одно интересное открытие: обнаружена колония древних кораллов в районе архипелага Новая Земля и проведена реконструкция палеографии архипелага Новая Земля. Тут я ещё добавлю: в этом году очень многие иностранные учёные, в т.ч. журналы писали про арктического шмеля, тоже найденного Арктическим плавучим университетом. Одно из изданий включило его в список одних из самых загадочных открытий в Арктике последнего времени. 

Тут важно подчеркнуть, что Арктический плавучий университет сотрудничает и с научными организациями. В частности, это Арктический и Антарктический НИИ, который находится в Санкт-Петербурге. Также он сотрудничает и с национальным парком «Русская Арктика». Собственно, все эти организации входят в число организаторов экспедиций. Так, здесь можно посмотреть на актуальную тему микропластика, про которую сейчас очень много пишут во всех мировых средствах массовой информации. Она также попала в поле зрения Арктического плавучего университета. Далее вы можете посмотреть про орнитофауну, птиц Арктики, морские водоросли. Для Архангельска и Белого моря морские водоросли – это очень важная и актуальная тема. В частности, одной из разработок АПУ является методика производства качественно новых медицинских препаратов из морских водорослей. Я как раз посвящу оставшуюся мне минуту эфирного времени планам АПУ на 2019 год: экспедиция запланирована на архипелаг Шпицберген и архипелаг Новая Земля. Начнётся она, как всегда, в Архангельске. 58 человек в ней будет участвовать. Время – 20 суток. Сейчас экспедиции не длинные, а раньше были и больше месяца. Всё, спасибо!

Александр МИЛКУС:

Спасибо! Слово имеет Николай Шабалин, директор Центра морских исследований. 

Николай ШАБАЛИН, директор Центра морских исследований МГУ имени М.В. Ломоносова:

Да, спасибо, коллеги! Вот, уже включили третью презентацию. Хотелось бы затронуть несколько иной аспект – в том числе, обучения через исследование. А именно, вопрос подготовки специалистов для прикладных работ. Поскольку у нас вроде бы стоит глобальная государственная задача – освоение Арктики, освоение Северного морского пути, освоение морских ресурсов, но самое важное – это иметь возможность. Т.е. в первую очередь иметь людей, подготовленные кадры, которые могли бы это сделать. Потому что если будут подготовленные специалисты, то, в общем-то, будут и технологии, и техника, и всё остальное. Потому что без людей это бесполезно. Кадры нужны. Хотелось бы просто сказать два слова о нас: мы, в общем-то, частно-государственная компания, которая была учреждена Московским университетом как раз для всевозможных нужд – исследовательских, опытно-конструкторских работ в сфере исследований и технологий. Как правило, мы выполняем прикладные работы, поэтому речь сейчас в основном пойдёт именно о прикладных вещах. Т.е. мы сосредоточены на инновационных работах, на комплексных прикладных исследованиях и на обучении. В принципе, как раз задача подготовки кадров – это одна из задач, которую мы пытаемся решить через вовлечение молодых специалистов (аспирантов и студентов) в производственный процесс, непосредственно связанный с получением необходимых знаний. Потому что учебная практика этих вопросов не решает. Почему? Потому что! Вот я тоже по образованию морской специалист. Учебная практика – это очень важно! Она вам позволяет вообще ликвидировать безграмотность и понять, как устроен механизм живого или неживого объекта. Т.е. в чём смысл – как это функционирует в общем. Но для того, чтобы решать прикладные задачи, нужны несколько другие компетенции и несколько другие умения. Необходимо знать логику исследований: каким образом работают те или иные приборы? Почему необходимо выполнять работы в той или иной последовательности? Какие есть требования российского законодательства и нормативно-технических документов – в том числе, международных? А что такое «стандарты IOGP (англ. – International Association of Oil and Gas Producers, Международная ассоциация производителей нефти и газа)»? а что такое «соответствие стандартам…» — а как по ним работать? Опять же, потому как море – среда абсолютно трансграничная, и в отличие от суши, тут не получится сказать: «Вот наш водораздел, здесь действует наше законодательство! А за тем водоразделом будет действовать законодательство другой страны». В принципе, всё законодательство, вся нормативная база гармонизируется, и в настоящий момент приводится к единому знаменателю. Это правильно, поскольку гидросфера вся взаимосвязана, любое негативное воздействие на неё рано или поздно окажется где угодно. Поэтому в партнёрстве с достаточно большим количеством вузов, НИИ и полярной экспедиции «Картеш» (Сергей Николаевич потом расскажет о ней подробнее) мы проводим практические работы, направленные, как правило, на решение актуальных задач освоения ресурсов морских акваторий. Преимущественно Арктики, потому что Россия – это, прежде всего, Арктика. География работ на данном слайде отражена.

В принципе, за последние 4 года – как можно заметить, это преимущественно арктические работы, всего порядка 140 проектов на морских акваториях. Нужно подчеркнуть, что все они, так или иначе, имеют негосударственное финансирование. Это заказы нефтегазовых компаний, работающих на шельфе. Соответственно, каких-то госпредприятий (но именно через государственные закупки!), частных компаний, так или иначе, работающих над освоением ресурсов. Допустим, угольных ресурсов Таймыра. И это те самые прикладные работы, которые, так или иначе, как мы надеемся, позволят внести наш скромный кирпичик в фундамент освоения ресурсов Арктики. И как раз для того, чтобы эти работы выполнять, мы продолжаем привлекать студентов, аспирантов и молодых специалистов. Потому что, слава Богу, у нас есть советский фундамент. Ещё не все специалисты умерли – но умрут в скором времени, поэтому необходимо выращивать новых. И это очень важно, чтобы люди вышли не теоретиками. Потому что у нас были вполне себе нормальные кандидаты наук, которые не знали, как работает тот или иной океанографический прибор. Хотя, в принципе, этим прибором добывалась та самая информация, на которой эти люди защищали кандидатскую диссертацию! Я говорю: «Ты разве не знаешь, как это работает?» и получаю ответ: «Нет, я только теоретически знаю». И вроде учёный, хороший, и публикаций у него много – но он не понимает, каким образом функционирует прибор в базисе. Это неправильно!

В 2017 году в нашей экспедиции было 225 человек. И так как финансирование у нас негосударственное, мне крайне отрадно – я понимаю, что в данном случае мы не пытаемся забивать микроскопом гвозди. Фундаментальная наука крайне важна! Потому что является тем самым, что позволяет нам развиваться и жить. Но прикладные работы позволяют вырастить тех специалистов, которые, так или иначе, могут решать прикладные задачи – которые, в свою очередь, надо решать здесь и сейчас. В принципе, как раз через это мы проводим экспедиционные исследования. Потом, соответственно, получаем результаты, которые, как правило, докладываются на нашей конференции «Морские исследования и образование» (ближайшая состоится в ноябре этого года, через неделю). Мы проводим международные школы – как раз совместно с ЮНЕСКО-центром, немного участвуем в классе «Байкал», проводим серию морских семинаров. И делаем специализированные курсы для того, чтобы подготовить молодые кадры (и не очень молодые, кстати говоря, бывают!) для практической работы в море. Крайне важным инструментом и проектом, который позволяет это делать, является научно-экспедиционная деятельность, осуществляемая в партнёрстве с «Галереей» — полярной экспедицией. Что это такое, Сергей расскажет. На мой взгляд, это действительно уникальный частный научно-исследовательский и культурно-просветительский проект, который ведёт свою деятельность в акватории западной Арктики. В принципе, маршрут 2017 года – 7 000 миль, от Мурманска до Тазовской губы (залив Обской губы Карского моря). В этом году мы ещё дальше ушли: аж до Диксона дошли! И вот тут можно посмотреть маршрут – так или иначе, по этому маршруту совершаются как чисто фундаментальные научные исследования, так и прикладные – под тех или иных заказчиков. Т.е. одновременно решаются как задачи фундаментальные, так и задачи, которые непосредственно необходимо решить для того, чтобы дальше продолжать осваивать ресурсы Печорского моря – для того, чтобы оценить, как воздействует судоходство или активная геологоразведка в Печорском море на состояние морских экосистем (прибрежных), как они влияют на морских млекопитающих, как – на орнитофауну? Это делается для того, чтобы разработать комплекс мер по мониторингу и сохранению, в общем-то, всей природы Арктики и её уникальных обитателей.

В принципе, если говорить про научно-экспедиционную деятельность, она отображена на данном слайде как раз. Она проводится в партнерстве с Советом по морским млекопитающим, Всемирным фондом дикой природы и Институтом океанологии РАН, Институтом проблем эволюции экологии РАН. Весь список зачитывать не буду, он тут приведён. Спектр именно некоммерческих работ достаточно широк. Это и полярная микробиология – изучение орнитофауны, морских млекопитающих, и комплексная оценка морских экосистем. И в принципе, таким образом потихоньку, за последние 4 года (это ещё с учётом того, что мы пока не подводили итоги 2018 года) порядка 170 студентов, аспирантов и молодых сотрудников прошли через борт судна. Ещё 93 сотрудника и аспиранта из различных академических структур и вузов России (не только России, кстати; ещё и из вузов Англии тоже были). Таким образом получается, что в рамках одного небольшого судна за последние годы (будем считать, уже пятый год идёт) порядка двухсот человек научились непосредственно простым (и не очень простым) прикладным работам, которые необходимо выполнять для того, чтобы осваивать, так или иначе, и Арктику, и Северный морской путь. Нам кажется, что это здорово. И в то же время, это частная инициатива. Она небольшая. Это капля в море – и хорошо, что она есть! Но крайне важно, по-моему, переводить это на более систематические рельсы, делать этот подход с помощью государства, Министерства образования и науки, Министерства природных ресурсов более систематическим и последовательным. Потому что если у нас всего за несколько лет получилось подготовить такое количество прикладников – многие из них остались у нас работать, многие пошли в другие структуры, кто-то в настоящий момент работает в крупных госкомпаниях. Так или иначе, нам отрадно понимать: люди, которые являются нашими заказчиками (взять хотя бы ту же «Роснефть»), проходили через наш борт и понимали, как это всё устроено. Поэтому, в принципе, они могут грамотно планировать, а что же будет дальше – для того, чтобы осваивать тот или иной лицензионный участок на шельфе или разрабатывать ту или иную технологию освоения нефтегазовых ресурсов морского шельфа. Поэтому мне кажется, что надо продолжать. Если это будет не один красный корабль, а целая флотилия, и это будет идти не через несколько организаций, а на уровне государства, то мы действительно сможем совершить все необходимые прорывы. Скажем, прорыв в освоении ресурсов мирового океана, ресурсов Арктики. Поскольку глаза боятся, а руки делают. Всё!

Алексей МИЛКУС:

Спасибо! Я хочу подчеркнуть, что относительно небольшими силами такое явление, как плавучее университеты, проталкивает себе дорогу. И уникальное явление здесь – это частное научно-исследовательское судно «Картеш», небольшое. Владелец – Сергей Бедаш. По-моему, оно сделало не меньше, чем серьёзные и достаточно большие государственные научно-исследовательские суда. Только государственные ещё и деньги тратят, а экспедиция этого года уже окупается. Так? Сергей Бедаш!

Сергей БЕДАШ, владелец первого в России частного НИС «Картеш»:

Добрый день, коллеги! Проект полярной экспедиции «Картеш» начинался в 2014 году. Он стартовал с восстановления судна «Картеш». Это исследовательское судно к тому времени уже было выведено из реестра судов. Работа была долгая, кропотливая. Но её удалось завершить осенью 2014 года, совершить тестовую экспедицию, и уже с 2015 года начался полномасштабный экспедиционный сезон совместно с Центром морских исследований МГУ. Причём уже в 2015 году нам удалось с этим судном выиграть несколько тендеров и получить небольшой, но некоторый объём прикладных исследовательских работ, которые, в принципе, позволяли детально изучать на опыте собственного судна всю проблематику, которая связана с эксплуатацией судов, с организацией экспедиций, с организацией непосредственного выполнения работ этими судами.

Регион, в котором проходят наши экспедиции, конечно, немного отличается от маршрутов экспедиций «Профессора Молчанова». У нас это в основном прибрежные экспедиции. Связано это с тем, что в принципе основной объём прикладных исследований, соответствующих масштабу нашего судна, расположен в прибрежной зоне. И нам кажется, что это и есть самая интересная зона. Всё то, что связано с берегом – и наиболее интересные экосистемы, и изучение побережья (в том числе, биоразнообразия как на берегу, так и в морских глубинах). В частности, на острове Вайгач, острове Матвеев – исследования лежбищ моржей. Так как я выпускник НИЯУ МИФИ, естественным желанием было привлечь и своих коллег по институту к арктическим экспедициям. К моему удивлению, такое намерение было воспринято очень хорошо, с поддержкой. В университете МИФИ был объявлен конкурс на лучшие арктические исследования, в которых участвовали молодые сотрудники и студенты. Победители побывали на судне и даже испытывали своё оборудование. В целом экспедиция позволяет увидеть прибрежную зону. И в целях популяризации она позволяет нам подготовить материал, который даёт нам представление о берегах арктических морей. Так, как большинство экспедиций на судах проходит на удалении от берега, нет возможности детального изучения прибрежной зоны. Зачастую с больших судов высадка на катере занимает очень много судового времени, что экономически нецелесообразно. Поэтому попасть на берег выдаётся возможность крайне редко. И береговые работы проводятся только в том случае, если это необходимо. Также нет возможности передать красоту прибрежной зоны, разнообразие ландшафтов хотя бы для того, чтобы понять, как всё это выглядит. Перед нами биостанция «Мыс Картеш». Как раз для этой биостанции было построено судно «Картеш» и было названо в честь мыса. Здесь уже ББС МГУ и непосредственно работы Центра морских исследований МГУ, специалистов – вот, как раз Николай Вячеславович здесь. Производятся различные исследования. За экспедиционный период, который длится у нас существенно больше двадцати суток. Хотя судно небольшое, но экспедиционное время… вот в этом году мы стартовали 30 июня, и завтра в 20:00 судно должно пришвартоваться в Мурманске. Таким образом, в 2018 году у нас экспедиционный период длился 4,5 месяца. Это существенно больше 20 суток на «Профессоре Молчанове». Так выглядят арктические берега. Не всегда даже веришь, что это Арктика. Мы стараемся к своим экспедициям привлекать внимание различных специалистов и людей, которые горят исследованиями Арктики. У нас побывал епископ Мезенский и Нарьян-Марский, владыка Иаков, активный исследователь Арктики и большой популяризатор, сподвижник.

От себя хочу сказать, что в рамках полярной экспедиции «Картеш» поставлены очень серьёзные вопросы. Во-первых, это изучение проблематики, связанной с эксплуатацией научно-исследовательских судов, изучение проблематики, связанной с организацией экспедиций, изучение проблематики, связанной с выполнением прикладных морских исследований (исследовательских работ). Сейчас этот опыт позволяет нам перейти к качественному переосмыслению полученной информации и сформулировать, например, предложения по облику перспективных исследовательских судов. По тому, какими эти суда должны быть, чтобы они были востребованы заказчиками для выполнения прикладных морских научно-исследовательских работ. А не просто простаивали у причала, как никому не нужный металлолом.

Я понимаю сейчас, на основе этого опыта, следующее: для того, чтобы развивался научно-исследовательский флот, одного российского шельфа мало. Мы должны задуматься о том, что мировой океан не заканчивается у наших берегов – а, можно сказать, только начинается. И мы должны выходить на международные воды для выполнения прикладных морских научно-исследовательских работ. А это уже совсем другой подход – в том числе, непосредственно к морским исследовательским судам. Потому что одно дело – выполнять работы на российском шельфе в интересах российских заказчиков, и совсем другое дело – победить в международном тендере! Именно поэтому наши суда, наверное, за исключением судов сейсморазведки, не участвуют ни в одном международном тендере на проведение прикладных исследовательских работ. Именно поэтому у нас нет подготовленных экипажей судов. У нас нет фактически даже групп морских специалистов, которые могли бы участвовать в подобного рода работах. В принципе, я думаю, стоит задуматься над тем, чтобы создать, может быть (в том числе, с помощью Ассоциации плавучих университетов), инициативную группу, которая ставила бы перед собой амбициозную задачу подготовки специалистов для выполнения прикладных исследовательских работ на международном рынке. Кто, какой университет готовит таких специалистов? Я скажу: никакой! А мы никогда не перейдём границы нашего шельфа, если не подготовим этих специалистов. Мы должны иметь людей, которые знают стандарты, у которых есть практика и понимание того, как выиграть тендер на международном рынке, как выполнить эту работу. Мне кажется, это достойная задача для Ассоциации плавучих университетов – серьёзно заявить о том, что наступило время нашей стране задуматься о подготовке специалистов для участия в международных исследовательских проектах, в тендерах для выполнения этих работ в различных уголках земного шара.

Александр МИЛКУС:

Спасибо, Сергей! Конечно, Россия – это великая морская держава, и у нас много морей. Но у нас есть и великие реки, и благодаря энтузиазму людей – учёных и преподавателей вузов, есть целая флотилия плавучих университетов, которая идёт каждый год по Волге. Я ещё раз подчеркну (наверное, мы всё равно всё время будем об этом говорить): Сергей говорил, и, как надеюсь, сейчас Алексей Иванов расскажет – кроме научной, есть очень важная гуманитарная миссия. Сергей не упомянул, а «Картеш» приходит в небольшие посёлки, где свежего человека не видели годами, привозит туда фотографии, какие-то продукты. Идёт некое культурное общение. Наверное, это тоже довольно дорогого стоит. Вот то, что сюда приходит «Картеш», и люди видят – о них заботятся! О них помнят. Это очень важная миссия! И то, что идут исследования по той же Волге, кроме прочего… я увлёкся, извините: пожалуйста, Алексей Иванов!

Алексей ИВАНОВ, руководитель научной экспедиции «Флотилия плавучих университетов», заведующий кафедрой «Геология и геоинженерная экология» СГТУ:

Уважаемые коллеги, плавучие университеты могут работать, действительно, не только на крупнейших акваториях планеты, но и на континентах, чему весьма способствует речная сеть, которая благодаря своей фрактальности есть везде. Т.е. мы можем, собственно, выполнять практические задачи в любой точке планеты, используя плавучие университеты, как некую изначальную формулу. Мы решили к тем традициям плавучих университетов, которые отработаны десятилетиями, добавить ещё кое-что, и в результате получили такой проект, который назвали «Флотилия плавучих университетов».

Он осуществляется последние несколько лет при активной поддержке неправительственного экологического фонда имени В.И. Вернадского и Ассоциации объединённых университетов имени Вернадского, которая включает в себя 15 различных организаций. Начиналось у нас всё с того, что мы на кафедре геоэкологии Саратовского государственного технического университета имени Ю.А. Гагарина стали практиковать проект «Гагаринский плавучий университет». Вот, он написан в такой цветной книге. И узнали о том, что по соседству с нами работают ещё коллеги и в Нижнем Новгороде (т.н. «Плавучий университет Волжского бассейна»), коллеги в Волгограде (т.н. «Волжский плавучий университет» — более 20 лет, гораздо старше, чем мы!). Работает Каспийский плавучий университет в Астрахани. Со временем всё это переросло в идею: а почему бы, собственно, не объединиться? Вот здесь вы видите карту на первом слайде. Мы, в общем-то, хорошо охватили за последние годы своими маршрутами Поволожье и Прикаспий. Общая протяжённость маршрутов – более 15 000 километров, десятки городов России – и, соответственно, десятки вузов и научных организаций (РАН и отраслевых институтов) приняли участие с помощью своих сотрудников и студентов в этих экспедициях. Ну, и в состав флотилии вошёл целый ряд самых разных структур. Вот, в частности, флотилия этого года включала у нас Плавучий объединённый университет имени Вернадского – как раз проект вот этих 15 организаций. Штаб-квартира ассоциации находится в Тамбове, откуда я только что вернулся (где как раз отчитывался о Плавучем объединённом университете имени Вернадского, как он работал в формате «Флотилии» в этом году). Затем «Гагаринский плавучий университет»; это проект нашего Саратовского технического университета. «Плавучая кафедра эволюционной урбанистики ЮНЕСКО»; это наш проект совместно с факультетом глобальных процессов МГУ, с кафедрой ЮНЕСКО по глобальным проблемам городов. И такая же подобная кафедра ЮНЕСКО есть и у нас – в нашем техническом университете (в Саратове). «Плавучий геоэколого-социологический центр» (совместный проект с Высшей школой экономики). «Плавучая научно-художественная школа» (интересный наш проект – совместно с Боголюбовским художественным училищем). «Плавучий научно-исторический театр» в этом году работал, поскольку «Флотилия плавучих университетов» 2018 года была посвящена 250-летию больших академических экспедиций Лепёхина, Палласа, Гмелина – вот этих знаменитых энциклопедистов. Поэтому плавучий научно-исторический театр в этом году нам был просто необходим. «Плавучее научное кафе» работало – и «Плавучая университетская библиотека», очень интересное подразделение. А в прошлом году, я напомню (хотя я неоднократно об этом рассказывал): в состав флотилии входили ещё и Волжский плавучий университет, Каспийский плавучий университет. В этом году они сделали, насколько мне известно, перерыв в своей работе. Вот организационно-техническое сопровождение экспедиций, конечно, очень сильно отличается от морского варианта. Суда у нас маленькие. Но в этом (в каком-то смысле) их сила, поскольку они могут подойти к любому природному объекту, буквально зайти во многие речушки и протоки. Они снабжены, разумеется, шлюпками и катамаранами, с помощью которых мы можем буквально в любую точку континента попасть. Более того: у нас распространены автомобильные маршруты, благодаря которым мы можем от основной плавбазы, которая передвигается, скажем, по Волге или Дону, уйти на ширину полосы – километров 200 уж точно! – для выполнения самых разнообразных работ. Ну и плюс к тому, разумеется, используются беспилотные аппараты. Автомобили эти, как правило – КАМАЗы и УАЗы. В основе лежит действительно формула «образование через исследование», поэтому основные действующие лица флотилии – это, конечно, приглашённые профессоры и студенты – участники наших экспедиций. Вот мы здесь видим, что работают коллеги из НИУ ВШЭ, из Владивостока, из Новосибирска. Отовсюду к нам съезжаются. Профессор Исаченко на нижней картинке делает какой-то доклад. Это представитель Государственного университета по землеустройству из Москвы, ежегодный наш участник вместе со студентами ГУЗ. В экспедиции работают все, от ребёнка до губернатора. Так получилось, что мы к этой формуле («образование сквозь исследование») добавили ещё и просвещение, причём в самом широком аспекте. Мы пытаемся привлечь к работе, к научным исследованиям и к популяризации науки и научных журналистов, и краеведческое сообщество, и музейное сообщество. Конечно же, школьное сообщество – школьников и их педагогов, родителей. И, конечно, представителей власти, чтобы они нам лучше помогали. Действительно, вот саратовский губернатор собственной персоной – он не просто здесь на кадре разговаривает с участниками экспедиции. На самом деле, он с геологическим молотком прошёл маршрут, отработал всё – как положено. В основе, разумеется, лежат научные исследования. Они у нас в основном имеют экологический уклон (эколого-геологический, эколого-гидрохимический). Вы видите, как работают энтомологи, как проводятся эколого-почвенные исследования. В этом году Московский университет – в том числе, и факультет почвоведения направил своих представителей. А также работали геологический факультет, факультет глобальных процессов, и музей землеведения активнейшим образом участвует каждый год в исследованиях. Тут же проводятся научные семинары и конференции – как на борту научно-исследовательских судов, так и в маршрутах, и полевые семинары. Есть варианты более цивилизованные: в городах, куда мы заплываем, где есть какие-то научные, производственные и учебные организации. «Образование через исследование»? Вот, пожалуйста, оно действительно традиционно осуществляется. Есть учебные практики, причём мы стараемся, чтобы их проводили приглашённые профессоры. Я, например, своим студентам уже за два семестра надоел со своей геологией, а вот коллега из Новосибирска приезжает – и как-то с ним пообщаться, на другого человека посмотреть и себя показать им будет полезно. Вообще я ловлю себя на мысли, что жаль – в мои годы не было вот таких «плавучих университетов». Я бы из них просто не вылезал. Этим студентам я завидую белой завистью. Кто действительно хочет чему-то научиться, тому прямая дорога на палубу плавучего университета – лучше формата, по-моему, и не придумаешь. Подготовка курсовых и дипломных работ осуществляется, само собой. Мастер-классы приглашённых учёных ежедневно проходят, само собой. Просветительская работа ведётся. Губернатор сеет всякие ископаемые остатки, встречается со школьниками. Вы видите, какое скопление людей с одного Красноармейского района Саратовской области пришло на встречу с флотилией. Очень активно задействуется техника. Всю общественность очень сильно привлекают суда, автомобили, беспилотные аппараты, демонстрация их возможностей. Через техническую составляющую очень активно идёт просвещение. Массовые мероприятия с населением проводятся постоянно, причём вы видите – как в клубах мы рассказываем о флотилии, это вот Дом культуры посёлка Красный Кут, рядом с которым находится село «Лепёхинка», названное в честь Ивана Ивановича Лепёхина, одного из тех, кто возглавлял большие академические экспедиции. Вот прямо на берегу Волги, на волжском побережье, непосредственно на обрыве, в лагере проходит вот такая встреча с общественностью. Причём вы видите: там, среди толпы находятся люди от нашего плавучего театра. А именно, знаковые персонажи – Екатерина Великая и Иван Иванович Лепёхин, которые как раз общаются с коллегами. Вот здесь они видны более крупным планом. Это работает театр, как раз на сцене – в данном случае, в Красном Куте. А он работал и просто в поле, не только на сцене. Они ставят, демонстрируют перформанс как раз об экспедициях Лепёхина, Гмелина и Палласа. Научные журналисты нас постоянно (в хорошем смысле этого слова) преследуют. Некоторые плывут постоянно на борту, тут же берут интервью, причём от профессора до школьника – у всех, тут же всё это выдают в эфир. У нас постоянно проходят пресс-конференции. И, как правильно уже было сказано, годовой цикл – на самой экспедиции, на полевом этапе мы не останавливаемся. Поэтому работа с журналистами идёт и в студиях. Потом – самые различные встречи, передачи интересные представляют. Из федеральных каналов только ОТР (Общественное телевидение России) пока, насколько я помню, на флотилию откликался. Научно-популярные фильмы и книги постоянно нами готовятся. Вот, собственно, одну из них я уже презентовал – о флотилии. Ещё есть книжечка такого толка. Постоянно снимаются фильмы. Они потом издаются, выкладываются в разные социальные сети. Живут уже своей жизнью. В этом году мы издали очень интересную книгу совместно с МГУ – это путеводитель и каталог совместной экспозиции по итогам развития совместного проекта музея землеведения и нашего музея естествознания в Гагаринском университете. Более того, чтобы эта связь экспедиций не прерывалась, мы устраиваем дни флотилий и плавучих университетов, где работают школы юнг, например, открывается картинная галерея плавучей научно-художественной школы, проводится мини-фестиваль научного кино, где фильмы об экспедициях постоянно крутятся на протяжении нескольких дней. И вот развитие музеев; я уже эту тему затронул – как вузовских, так и краеведческих (всего музейного сообщества). Это очень сильная, вообще говоря, вещь в формате флотилии для развития музеев – очень большой простор для сбора новых экспонатов, для появления различных идей по развитию музеев. Ну, вот как развивается, по материалам экспедиции, наш музей – как я уже говорил, совместная экспозиция в Московском университете. И чуть-чуть скажу, прямо два слова о перспективах. Значит, в этом году мы, к сожалению, проиграли грант Российского географического общества. К слову сказать, уже примерно в десятый раз – мы никогда там, по-видимому, не выиграем. Поэтому не смогли замахнуться на Волго-черноморский вариант флотилии, который планировался нами изначально. Поэтому мы замахнёмся на следующий год и хотим, чтобы нас в этом плане кто-то поддержал – участники и кто-то ещё каким-то образом, чтобы мы совместно развивали образовательные практики, популяризацию науки, музейное сотрудничество и многое другое. Спасибо!

Александр МИЛКУС:

Я хотел бы подчеркнуть, что у нас такие живые дела, и мы показали, что плавучие университеты есть в разных регионах. Конечно, хотелось бы, чтобы их было больше, потому что университетов у нас больше, морей большей, рек больше, нежели одна Волга. Я попрошу Евгения Наумова прокомментировать то, что он услышал, и потом мы поговорим немного о каких-то перспективах сотрудничества. Потому что, в принципе, Григорий Ахманов не даст соврать – Министерство образования от прежнего состава, при министрах Фурсенко и Ливанове, поддерживало плавучие университеты и как-то помогало координации. Нам бы очень хотелось продолжить эту традицию, мягко говоря.

Евгений НАУМОВ, начальник отдела координации и обеспечения деятельности научно-исследовательского флота, полигонов и экспедиций:

Добрый день, коллеги! Я вкратце расскажу о том, что есть на сегодняшний момент – и, соответственно, озвучу наши планы и перспективы. Ну, и задам вопросы по вашим презентациям, потому что у меня немножко накопилось. В мае у нас перестало существовать ФАНО (Федеральное агентство научных организаций России), у которого был флот. ФАНО сделало большое дело: был создан центр экспедиционных исследований, на который, в том числе, повесили функцию координации научных исследований в океане. Сейчас это всё перешло в Министерство науки. И министерством было создано отдельное структурное подразделение, т.н. «отдел координации деятельности научно-исследовательского флота».

На основе того, что было, мы решили всё это развивать. На данный момент у министерства есть 11 судов неограниченного района плавания. Плюс, достаточно большой набор судов, который бороздит наши реки и озёра. Из позитивного отмечу: у нас идёт ежегодное финансирование фундаментальных исследований водных просторов. Не скажу, что это достаточный объём, но, по крайней мере, необходимый объём удаётся выделить на проведение исследований. Исследованиями занимаются академические институты. Как таковых, прикладных задач наши суда не решают. Как коллеги озвучивали: выращивание прикладных специалистов – да, это важно, но наши суда, по крайней мере, в текущей ипостаси занимаются именно фундаментальными исследованиями. У нас грандиозные планы. Не секрет, что у нас весь флот, который есть, уже достаточно старый. Средний возраст у судов – 36 лет. У нас в планах значится его обновление путём постройки новых судов и глубокой модернизации текущих. Не всех, но той части, которую есть смысл модернизировать (и таким образом продлить срок службы флота, некоторых судов ещё лет на 10, как минимум). Следует насытить его оборудованием, чтобы решать задачи любой научной группы, которая находилась бы на борту судна. Это вкратце – по деятельности Министерства науки и высшего образования в плане исследований морей, океанов, рек и озёр. Мы к вопросам сразу переходим или отдельно?

У меня вопрос к САФУ по финансированию: МГУ мне озвучил, что финансируется в основном за счёт Европейского научного фонда. А финансирование экспедиций САФУ шло откуда?

Юлия СМИРНОВА:

Вы знаете, я на ваш вопрос отвечу лишь частично, а полностью переадресую руководителям экспедиций САФУ; во-первых, это руководитель всех экспедиций Константин Зайков, руководитель учебной части Людмила Драчкова и ректор САФУ Елена Владимировна Кудряшова. Точно были гранты. Точно есть привлечение иностранных студентов в большом количестве (что тоже источник финансирования). И во многих экспедициях участвовало Русское географическое общество. Это тоже один из источников – вот то, что я знаю.

Григорий АХМАНОВ:

Если позволите, я поправлю – не за счёт Европейского научного фонда. У нас 1994 год был финансирован за счёт ЕНФ. Дальше эта инерция, набранная университетом, на самом деле – на самом деле, это соль успеха плавучего университета. Это привело к тому, что к нам понесли национальные гранты. Португальцы приносили свои. Как идёт распределение денег – или как оно, во всяком случае, шло в Европе? Наш партнёр, наш коллега, который был уже с нами (условно говоря, один раз «бесплатно» ходил), выигрывает грант на 3-4 судовых дня – свой, национальный. Он понимает, что на 3-4 судовых дня сделать рейс невозможно. А с другой стороны, он знает, что если принести это в плавучий университет, туда же принесёт ирландец, туда же принесёт голландец. Это целая партнёрская сеть была! И начиная примерно с 1995–1996 года, не было никакого единого финансирования. Это всегда было то, что мы называли «долевым участием». И примерно с 1999 года (с девятого рейса) этих запросов, денег – причём национальных денег, т.е. не какие-то крупные фундаментальные организации, тот же самый Европейский научный фонд, – а именно национальные гранты приходили. Их хватало больше, чем на экспедицию. Причём по полной аренде судна Министерства природных ресурсов полярной морской геологоразведочной экспедиции. Хорошо оборудованное и дорогое судно! – вот о чём речь шла. Но для этого необходимы были первые 3-4 года. Потому что мы должны были себя проявить. К нам должны были пойти. Мы установили такие существенные дружеские связи и заработали такую высокую репутацию за эти первые годы, что потом инерция продолжалась и только нарастала. С финансированием судового времени проблем не было. А если бы не было первых 4 лет, наверное, ничего бы и не случилось. Это очень важный вывод из всего произошедшего, если оглядываться назад – на историю плавучего университета.

Евгений НАУМОВ:

У меня ещё короткий вопрос по «Картешу»: я так понимаю, там подготовка прикладных специалистов – это имеются в виду инженеры, геологоразведчики? Ресурсные исследования, которые проводятся «Роснефтью» и ЛУКОЙЛ? Эти вопросы решает судно?

Николай ШАБАЛИН:

Скажем так: это источник финансирования, в том числе, и наших некоммерческих работ. Условно говоря: проект живёт за счёт тех денег, которые он сам себе зарабатывает. Сколько денег из бюджета было привлечено? Ноль. Соответственно, изначально есть задача под постановку морской добывающей платформы на шельфе, под геологоразведочную задачу. Условно говоря, «Роснефть» или «Газпром» объявляют конкурс. Мы его выигрываем, выполняем эти инженерные изыскания либо экологический мониторинг при освоении месторождений (при геологоразведке, допустим, или том же самом бурении), решаем прикладную задачу, которая интересует недропользователя. Либо им нужно провести геологоразведку для того, чтобы понять, а что у нас там. Или посмотреть – провести инвентаризацию существующего. Скажем, они получили лицензию на то, чтобы посмотреть, что там уже было пробурено, в каком состоянии скважина или ещё что-то. Мы решаем их задачу. Таким образом, мы тренируем специалистов на выполнение прикладных задач именно для нужд недропользователей. Вот то самое внебюджетное финансирование, о котором так много говорят. Потом на заработанные деньги мы решаем, что нам сделать. Ага! – нам интересно изучить биоту Печорского моря. На какие средства мы будем это изучать? На заработанные. За счёт того, что шельф у нас большой, у недропользователей не так уж много участков, есть в июне эта работа, в августе – эта работа. А чем мы займём промежуток? Давайте сходим на Новую Землю и изучим там птичьи базары? Возьмём орнитологов и сделаем эту работу! Вот пожалуйста, так получается. Это своеобразная партнёрская сеть, где за счёт денег крупных нефтегазовых компаний – преимущественно, потому что у нас на шельфе всё-таки они в основном работают, – решаются задачи и научные, и образовательные.

Сергей БЕДАШ:

Я немного добавлю: дело в том, что сейчас совместно с Центром морских исследований МГУ мы получили большой опыт. И мы чувствуем себя уверенно на нашем шельфе. Процент тендеров, которые выигрываются – вот Николай Вячеславович подскажет…

Николай ШАБАЛИН:

Примерно 37–38 %.

Сергей БЕДАШ:

Итак, 37–38 % тендеров, которые выигрываются. Это благодаря безупречной работе, безупречным предшествующим годам, выполненным работам – и, соответственно, рекомендациям, которые получены всеми заказчиками. Но климатические условия на нашем шельфе не позволяют работать круглогодично. У нас фактически четыре месяца работы в году. И это не только у исследователей – в том числе, и у исследовательских судов. Уходить в другие регионы нашего шельфа невозможно. Дальний Восток, зимнее время – там тоже погодные условия не позволяют выполнять эти работы. Я, по крайней мере, за эти годы понял: единственный вариант развития исследовательского флота – это выход на международный рынок. Почему я сказал, что очень важно подготовить специалистов, с которыми можно идти на этот рынок? Ведь никто их не готовит! Никто не знает стандартов, по которым выполняются там работы, и тех требований, которые там предъявляются к работе. Я не считаю некоторые работы, которые связаны по сейсмике – да, действительно, у нас есть и современные суда (в частности, у «Совкомфлота»), хотя специалистов, насколько я понимаю, и российского оборудования в этой области, для этих исследований тоже недостаточно. Из нашего непродолжительного опыта – ну сколько там, 5 лет эксплуатации судна «Картеш», мы сделали очень серьёзные выводы.

Во-первых: крайне недостаточно оборудования российского производства и для научных исследований, и для оснащения судов. Ведь срочно необходимо предпринять шаги по линии импортозамещения судового оборудования! Вы попробуйте на рынке найти простейший прибор – например, судовую метеостанцию? Уверяю вас, вы увидите, что кроме импортных – нет ничего. А что мешает силами университетской науки справиться? Ведь это же прекрасное практическое дополнение к обучающему процессу! Дать задание самим университетам – например, МИФИ, МФТИ и ряду других вузов? Это совсем несложно, но им будет интересно! Плюс, это будет некий заказ от министерства, например, на разработку оборудования, которое потом можно будет устанавливать на российских судах – в частности, «Росгидромета». Это будет хорошее взаимодействие. Я привожу всего один пример, но это о наболевшем. Потому что мы с этим сталкиваемся. У нас небольшое судно, однако мы сталкиваемся с тем, что метеостанции постоянно ломаются – они импортного производства, и мы не можем их отремонтировать. Выбираем другую – она тоже ломается. Ну давайте сделаем российскую? Такую, как настоящая станция, которая не ломалась бы и была бы всепогодной? Это первый вывод. Второй вывод: хорошо, мы выходим на международный рынок – и что? Специалистов нет. Надо совместные усилия прикладывать к тому, чтобы готовить оных. Мы совместно с Центром морских исследований МГУ готовы стать центром кристаллизации по подготовке этих специалистов – нужных специалистов для выполнения прикладных исследовательских работ на международных рынках.

Александр МИЛКУС:

А можно я тогда встречный вопрос задам? Вы говорите всё время – наука. Я понимаю, что вы пришли из ФАНО, так? Вы говорите о фундаментальных исследованиях на судах. Почему вот эти суда не могут использоваться, как плавучие университеты, где будет и академическая наука, и вузовская наука, и подготовка специалистов? Почему такого вопроса пока не стоит?

Евгений НАУМОВ:

Вы немного меня опередили. Проект есть. Организация на одном из судов специализированного отделения под плавучий университет. У нас есть мысль: соединить фундаментальную науку и глубокий процесс подготовки специалистов. Наладить взаимодействие между вузами и академическими институтами. Т.е. это может быть институт наставничества. Это может быть, конечно, не плавучий лекторий, потому что это слишком дорого и неоправданно. Я понимаю, что какие-то мастер-классы или даже те же самые лекции допустимы во время перехода, но упор, понятно, должен быть на практическую деятельность. Потому что без практического применения все эти концепции плавучего университета теряют смысл. Лекционный зал не сравнится со стоимостью суток даже небольшого судна. Вопрос: как наладить взаимодействие академической науки и вузов? – остаётся открытым. Я думаю, что это должно быть вынесено на общественное обсуждение, чтобы своё видение сказало научное сообщество – и вузовское сообщество. Потому что соединить вот эти две вещи, которые в рамках России взаимодействуют слабо, довольно трудно. Ну, есть пара вузов, которые имеют ещё и сильную научную базу. Большинство же вузов направлено именно на обучение, а не на дальнейшее налаживание мостика между состоянием человека «студент» и его перехода далее в науку либо в околонаучную деятельность. Опять же, вы говорите про подготовку кадров, которые могли бы участвовать в международных проектах и международных тендерах. А как вы потом будете их удерживать в России? Когда готовится специалист подобного уровня, он спокойно уходит в любую страну работать и зарабатывает в несколько раз больше…

Сергей БЕДАШ:

Не все уходят!

Евгений НАУМОВ:

Понятно, что не все!

Сергей БЕДАШ:

Я же здесь, хотя и закончил МИФИ? И Николай Вячеславович здесь. Вы здесь! Не все уходят. И остаются прекрасные специалисты, которые готовы работать с душой, сделать такую работу, чтобы за неё гордилась вся страна.

Александр МИЛКУС:

И вузов у нас не 2 и не 3, которые занимаются серьёзной научно-исследовательской работой. Сколько у нас институтов? Есть федеральные университеты, которые сейчас занимаются наукой, и научно-исследовательские университеты. Мне кажется, что как раз дискуссия уже закончена после того, как создали Министерство высшего образования и науки. Возможно, и у вас, и у нас вместе с вами выбора уже нет. Соединение науки и высшего образования уже произошло – по крайней мере, административно. А технически нам, наверное, надо вместе искать пути, как реализовывать те задачи, которые перед нами поставил и президент страны, и правительство в тех же национальных проектах «Образование и наука». У нас 5 минут осталось.

Евгений НАУМОВ:

Ещё очень важно из того, что было отмечено? Это популяризация науки через фильмы, книги. Скажите, то, что вы выпускаете продукцию – на какие средства это происходит? Кто это всё создаёт? Своими силами справляетесь? Привлекаете кого-то?

Алексей ИВАНОВ:

Да, тяжёлый вопрос! Ну, каждый конкретный продукт имеет свою историю создания и финансирования, абсолютно непохожую на другие. Мы выполняем эти продукты своими силами, поскольку у нас в техническом университете Саратова есть такое направление, например, как «Телевидение» (где готовятся специалисты-телевизионщики). У нас есть телецентр, который работает. Поэтому фильмы мы можем снять самостоятельно, причём достаточно приличного уровня, если судить по их победам на разных конкурсах. Что касается книг, то, опять же, авторы свои. Издание осуществляется за счёт внутренних ресурсов. Это внебюджетка вуза. Это какие-то «уведённые из грантов» (так аккуратно скажем) деньги. Это личные вложения. Понятно, что такая продукция практически никогда не окупается. Она больше имеет всё-таки брендово-пиаро-популяризационную составляющую. Но мы чувствуем, что это нужно делать. И кто это, собственно, будет делать, если не мы? Поэтому мы будем рады любой помощи не только по самой экспедиции (я сейчас говорю не о своей экспедиции, а вообще – о плавучих университетах, поскольку все наверняка издают научно-популярную литературу и фильмы снимают), а именно в плане поддержки, может быть, конкретных проектов – и популярных (отдельных книг, отдельных фильмов). Кстати говоря, Александр Борисович: неплохо было бы давно уже снять какой-то популярный фильм о плавучих университетах? Вообще об этой форме деятельности – потому что о ней мало кто знает, как мы убедились, и в структурах власти?

Александр МИЛКУС:

Мы дискуссию вот для этого и устроили, чтобы кому-то рассказать?

Юлия СМИРНОВА:

Можно буквально минуту? У меня готов ответ на ваш вопрос. Оперативно мне ответили руководители Арктического плавучего университета. В последние 2 года из средств областного федерального бюджета не было финансирования экспедиции. А как раз главное то, что я сказала: гранты РГО и привлечение средств зарубежных вузов, которые они дают в виде грантов для своих студентов, которые участвуют в экспедициях. Также на средства САФУ.

Евгений НАУМОВ:

А названия грантов?

Юлия СМИРНОВА:

Точно название грантов сейчас не приведу. Они так быстро мне ответили – но я уточню, перешлю обязательно. Это грант РГО.

Евгений НАУМОВ:

Вопрос популяризации науки тоже остро стоит. И сейчас разрабатывается – я надеюсь, что вы во всём этом поучаствуете, потому что доносить до людей информацию о научной жизни, об образовательном процессе необходимо. Потому что мы не можем вариться в собственном соку. Всё это нужно выносить на общественное обсуждение и показывать, что мы, в общем-то, занимаемся нужным и полезным делом. Нам это понятно. Однако надо ещё это объяснить – желательно молодёжи, чтобы они, в том числе, смотрели в сторону науки. Да, потому что действительно плавучие университеты – это такая очень нишевая вещь. Информации по ней в общественном поле очень мало.

Александр МИЛКУС:

Давайте тогда подводить итоги, потому что у нас идёт трансляция – и она скоро закончится. Конечно, нам бы очень хотелось больше сотрудничества с Министерством науки и высшего образования в разработке стратегии. Мечта такая: чтобы плавучий университет был и Дальневосточный, и Черноморский, и Балтийский, и в Мурманске присутствовал, и на Каспии был постоянный плавучий университет, потому что на этой дискуссии мы показали – результаты есть. И даже в отличие от академических экспедиций, есть возможность заработать деньги (ну, хотя бы окупить эти экспедиции). Это кроме того, что мы приводим молодых людей в науку и в образование таким образом. Я просто проанонсирую: мы, т.е. ассоциация будет продолжать работу, а 21 ноября в рамках крупнейшей конференции «Морские исследования и образование» в Москве пройдёт круглый стол – как раз Ассоциации плавучих университетов. Мы очень ждём гостей из морского университета имени Невельского (с Дальнего Востока), Дальневосточного федерального государственного университета. По-моему, явление становится массовым. Я надеюсь, что через несколько лет мы действительно сможем говорить о пакетном предложении для наших партнёров, для студентов. Я знаю, что связи есть до сих пор – и они множатся. Вот Алексей сказал, что участвуют в волжской флотилии учёные из Москвы, из Новосибирска. В Арктическом плавучем университете работают исследователи и с Дальнего Востока, и из Новосибирска. Всё равно жизнь такая существует, и люди друг с другом соединяются. Однако не хватает координационных усилий. И, конечно, это роль и нашей ассоциации, как общественной организации, и Министерства науки и высшего образования, как государственной структуры.

Евгений НАУМОВ:

Действительно, роль координации – учитывая, что у нас у нас есть и возможности, плюс к тому – инструмент, которые позволили бы соединить, я надеюсь, и учёных, и вузы, и бизнес. Всё для того, чтобы на выходе мы получили качественный продукт. Действительно, если мы сделаем это на высшем уровне, то я не исключаю такой возможности – не на самоокупаемость, но что мы сможем выйти на вариант, когда все наши суда будут эксплуатироваться круглогодично, т.е. не 20 дней, а чтобы 200-300 дней в году – это идеальный режим работы судна. Тогда и экипаж весь в тонусе. Он знает глубоконаучную деятельность, прямо погружён. Я общался с капитанами, которые ходят в научные рейсы уже лет 40. Они знают всё научное оборудование. Они могут его установить, починить и т.д. И есть другая сторона, когда суда ходят мало, экипажи слабо мотивированы и слабо обучены – и относятся, скажем так, больше с формальной точки зрения. А наша задача – чтобы все были вовлечены в процесс не только материально, но и эмоционально. Потому что это одна из важнейших частей любой научной работы: глубокая эмоциональная вовлечённость. Мы со своей стороны будем всячески это поддерживать.

Александр МИЛКУС:

Ну вот, слава Богу, договорились! Я хочу сказать тем, кто смотрел нашу трансляцию: есть сайт, он легко ищется по запросу «Ассоциация плавучих университетов России», www.edufleet.ru. Если вы хотите участвовать, сотрудничать с нами, хотите что-то подсказать – пожалуйста! И мы будем рады гостям 21 ноября. Я ещё раз повторю: Москва, конференция «Морские исследования и образование», круглый стол плавучих университетов России. Спасибо большое!

 Редакция «Чердака»

Гринпис, треска и туристы на Шпицбергене

Журналист и путешественник Роман Грузов вместе с активистами Гринпис отправился в новый рейс ледокола Arctic Sunrise, чтобы понять, что изменилось в Арктике после «Приразломной», обнаружил следы новых тресковых и нефтегазовых войн, расчистил пляж на камеру и переосмыслил роман «Террор».

Перелет на Шпицберген предполагает пересадку в Осло, и это позволило мне провести почти целый день в Музее «Фрама», одном из главных полярных музеев мира. Там, среди костяных очков для защиты от снежной слепоты, изгрызенных собачьих постромок, лыж, саней, географических карт и дневников с последним, предсмертным, росчерком, есть иллюстрация из старой английской газеты. Перед закрывающими горизонт айсбергами торосится лед, на льду лежат кости, сверху — по полгода не сходящее с неба солнце, а ледяная гора отбрасывает тень в виде человеческого черепа. Прямо под черепом отражение складывается в надпись «Welcome».

Такой была Арктика в героическую эпоху — «страна отчаяния», «гроб природы», жестокий противник, счет жертв которого шел к концу XIX века на сотни. Так, в 1847 году исчезла экспедиция Франклина: 129 человек пропали, будто их никогда и не было. Отправившееся на поиски судно затерло льдами, команда бросила его после трех лет ледяного плена. Другие поисковые группы сумели выбраться, только когда им самим прислали помощь. Трагической судьбе экспедиции посвящен хоррор Дэна Симмонса «Террор», фантастическая эпопея, подробно описывающая гибель каждого члена команды и ту роль, которую в этих смертях сыграл Туунбак — напоминающий гигантского белого медведя эскимосский злой дух, преследовавший, по мнению Симмонса, экспедицию. В его образе сходятся вместе страхи инуитов и белых исследователей: Туунбак — хозяин безжизненной белой пустыни, олицетворение одиночества, безысходности и смерти. Поскольку сам я впервые заинтересовался арктическими исследованиями как раз из-за этой книги, я и думал о Туунбаке и не заходящем на ночь солнце, пока летел из Осло в Лонгйир.

Палатку с останками нашли 33 года спустя, по арктическим меркам — скоро

В третьем часу ночи солнце ярко освещало облака, похожие на сопки с мягкими склонами. Кое-где торчали острые пики, и когда самолет пошел на посадку, оказалось, что вершины эти — настоящие горы, такие же ледяные, как окружающий их туман, и такие же белые, как облака, которые они прорезали. Из-за них открывший архипелаг Виллем Баренц и назвал новую землю Шпицбергеном — «Острыми горами». В 1596 году вокруг островов, которые поморы до того называли Грумантом, а викинги — Свальбардом, Баренц обнаружил массу китов и моржей, и на следующие двести лет Шпицберген стал китобойной базой. Когда промысел угас, архипелаг превратился в terra nullis — «ничью землю».

К началу прошлого века, когда на Шпицбергене уже добывали уголь, архипелаг стал базой полярной авиации. Расположенная возле 80 градусов северной широты оконечность острова, куда я как раз рассчитывал попасть, называется землей Андре в честь шведа, пытавшегося долететь до полюса на воздушном шаре. Шар упал на лед; палатку с останками нашли 33 года спустя, по арктическим меркам — скоро. Экипаж и шхуну капитана Русанова, составившего и передавшего с попутным теплоходом первые карты этой местности, не нашли до сих пор.

Ледник неподалеку от Лонгйира

Гостеприимная Арктика

В 1913 году одна только Россия разыскивала в Арктике три исчезнувших экспедиции — Русанова, Брусилова и Седова, заодно помогая с поисками канадского судна «Карлук». Но пока люди с затонувшего «Карлука» пытались выжить (в полярной ночи погибла почти половина команды), их начальник, антрополог Вильялмур Стефанссон, предпринял грандиозное путешествие по льдам, доказывая свою теорию «гостеприимной Арктики». Стефанссон, которого и белые, и инуиты считали самоубийцей, утверждал, что Север — совсем не пустыня. За пять проведенных на льду лет его группа истребила невероятное количество животных (например — две трети всех оленей на отдаленной земле Бэнкса) и ни разу не испытывала голода. «Ледовитый океан является «безжизненным», если не считать того, что в каждой кубической миле его воды содержится столько же животной жизни, сколько в таком же объеме воды любого другого моря, — писал исследователь, — и те, кто сейчас молод, еще доживут до времени, когда будет осознана экономическая ценность даже самых отдаленных арктических островов». Путешествовавший без запаса продуктов самоубийца оказался визионером: сто лет спустя попасть в Арктику можно, взяв билет на забитый регулярный рейс, а крупнейшие государства мира пытаются поделить еще недавно никому не нужные земли.

Стефанссон опирался исключительно на собственный опыт. Туристы в моем самолете были подготовлены гораздо лучше — благодаря TripAdvisor. В сегодняшней столице Шпицбергена Лонгийире есть крафтовое пиво, тайские рестораны, спа, университет и гостиницы всех мастей. Их яркие красные, желтые и зеленые крыши окружают гнилые кровли угольных шахт. Местный уголь стал слишком дорог — на улицах Лонгйира больше почти не встретишь шахтеров. Новым сокровищем архипелага стала рыба: в Баренцевом море вылавливается по меньшей мере 70% всей потребляемой человечеством атлантической трески. Рыбные квоты распределяется почти поровну между Норвегией и Россией, и обе страны то и дело оказываются на грани очередного рыбного скандала — на архипелаге они вообще исторически не очень ладят.

Даже история открытия Шпицбергена чаще всего зависит от национальности рассказчика: норвежцы приписывают его викингам, россияне уверены, что поморы обнаружили острова гораздо раньше. В 1920 году, когда Норвегия выпустила «Шпицбергенский трактат» переводивший Свальбард в ее юрисдикцию, но сохранявший за всем подписавшими его странами право хозяйственной деятельности на островах, СССР не спешил к нему присоединиться, но неожиданно согласился со всеми пунктами договора пятнадцать лет спустя. Этот странный политической ход (Советский Союз мог бы претендовать и на весь архипелаг), объяснялся интригой, разыгранной дипломатами Александрой Коллонтай и Максимом Литвиновым: в ответ Норвегии пришлось официально признать молодой Советский Союз.

Три русских угольных рудника существуют на Шпицбергене до сих пор. Два из них, «Грумант» и «Пирамида», законсервированы, а про третий, «Баренцбург», мне прямо в аэропорту рассказали, что угольной пылью там вымазаны едва ли три шахтера, — старая шутка, намекающая на принадлежность остальных к военной разведке.

Остановился я в гостинице, когда-то бывшей общежитием настоящих шахтеров. Об этом напоминал и превращенный в курилку старый автобус у входа, на нем когда-то развозили по шахтам работников, и фотографии людей в забоях, и отбойные молотки на стенах. Даже обувь по старой шахтерской традиции здесь полагалось снимать прямо в сенях. Но на тапочках декорация заканчивалась — старый двор превратили в застекленный аттик с кафе, на ужин подавали оленину, на которую шахтеры зарабатывали бы месяц, а в комнатах нары сменили на удобные койки. От входа в гостиницу виден был черный фьорд и стоявший на рейде ярко-зеленый корабль — ледокол Arctic Sunrise. Ледокол отправлялся на север, и с утра от него отвалила красная шлюпка, чтобы забрать прилетевших ночью журналистов — и меня в том числе.

Arctic Sunrise спустя три года после «Приразломной»

— «Мелькарт-2», «Мелькарт-2», это Arctic Sunrise, судно Гринпис. Мы наблюдаем за тралением в этом районе. Вам известно, что в этом году крупные рыбопромышленные компании договорились не осваивать скрытые ранее подо льдом воды Баренцева моря? Мы наблюдаем за исполнением соглашения и за тем, как ведется лов.
Радио потрескивает в рубке, ответа нет.

— «Мелькарт-2», ответьте, пожалуйста, Arctic Sunrise, — повторяет Мария Фаворская, единственный представитель русского отделения Гринпис на корабле. Нынешней арктической кампанией руководит шведка Фрида Бенгтссон, но активисты по опыту знают, что говорить с капитанами лучше на их родном языке.

Радио не отвечает, и Мария, отпустив тангенту, обращается к капитану: «Предупредить их, что мы будем запускать дрон?» Капитан Майк Финкин, худощавый южноафриканец, думает быстро, отвечает четко: «Незачем, это их напугает. Начнется — что за дрон, почему дрон, я должен запросить начальство… Облетим их, и все». Фрида рассматривает круглый экран AIS, автоматической идентификационной системы, с помощью которой мы за сутки нашли «Мелькарт». На экране он выглядит просто желтой точкой.

В другой раз я нашел браконьеров, раскачивая над картой кристалл на нитке

«Когда AIS еще не существовало, разыскать корабли было гораздо сложнее», — вполголоса рассказывает капитан Финкин, сам тринадцать лет отходивший на коммерческом флоте. Советский китобойный флот впервые был обнаружен так: капитан оставил за штурвалом новичка, попросив держать прямо, а тот повел судно не по компасу, а по лунной дорожке. К утру сбившееся с курса судно вышло прямиком к китобоям. «В другой раз я нашел браконьеров, раскачивая над картой кристалл на нитке…» Мы, журналисты, недоуменно поднимаем головы от блокнотов, но Финкин продолжает как ни в чем не бывало: «Это было между Тасманией и ЮАР — огромная акватория, в которой мы искали один корабль. Искали четыре недели и гнались дня полтора — они обрезали сеть и пытались уйти. Мы догадывались, что они пойдут на Маврикий, известный браконьерский порт, и зашли туда вместе с ними. Улов на $2 000 000 был конфискован, хотя пока мы снимали лов, рыбаки швырялись в нас свинцовыми грузилами и даже разбили камеру. Отличный получился кадр!»

Рассказ прерывает радио: «Арктик Санрайз», это «Мелькарт». Слушаем вас». Нас уже узнали: в 2013 году Arctic Sunrise провел полгода под арестом в Мурманске, том же порту, к которому приписан «Мелькарт», и моряки наверняка не впервые видят яркую радугу на его зеленом борту. Фрида скороговоркой зачитывает текст соглашения, заключенного несколько месяцев назад при посредничестве Гринпис: большие игроки перестают закупать рыбу, выловленную в ранее покрытых льдом областях, а крупные производители, в том числе русские группы «Карат» и «Союз рыбопромышленников Севера», которым принадлежат большинство работающих на Шпицбергене российских судов, обязуются остановить лов в этих районах.

Жестко-корпусная надувная лодка, невероятно быстрая и маневренная шлюпка, позволяющая Гринпис проводить мгновенные и зачастую рискованные операции

1 из 10

Один из объективов подводного дрона Гэвина Ньюмана — всего на нем закреплено четыре камеры

2 из 10

Российский траулер «Мирах» во время лова привлек внимание команды Гринпис

3 из 10

Этот же траулер на экране AIS — автоматической идентификационной системы

4 из 10

Капитан Майк Финкин маневрирует возле траулера

5 из 10

Общее помещение в трюме корабля возле мастерской

6 из 10

Гэвин Ньюман управляет своей любимой игрушкой — его телеуправляемый необитаемый подводный аппарат парит над дном

7 из 10

Австралийский электрик Марти ремонтирует телеуправляемый необитаемый подводный аппарат

8 из 10

Забранная оргстеклом дыра в двери радиорубки выбита ногой российского спецназовца при штурме во время событий у «Приразломной»

9 из 10

Команда Arctic Sunrise собрана со всего мира: англичанин, швейцарец, бразильянка, шведка, индонезиец, южноафриканец, голландец, это даже если не считать журналистов

10 из 10

По мнению защитников природы, донное траление наносит непоправимый ущерб морскому дну: оттягивающие сеть грузы вспахивают его как бульдозеры. Рыбопромышленники видят проблему иначе — большая часть трески добывается именно донным тралением, и российские представители индустрии считают, что экологические лозунги используются для отъема у России природных богатств арктического шельфа. Тем не менее соглашение подписано — возможно, потому, что часть акций «Карата» принадлежит шведам, а возможно, оттого, что к нему присоединились по-настоящему важные для рынка компании. Незадолго до нас на Arctic Sunrise гостил глава экологического департамента также подписавшего документ «Макдоналдса», и сразу несколько человек на мостике одеты в шерстяные шапочки с отпоротым логотипом бургерной компании.

«Мы не против рыбной ловли, но призываем не разрушать дно на ранее нетронутых территориях. Здесь, на поверхности, все выглядит блекло, но на дне под вами не только ил, совсем не ил. Там может быть настоящий тропический лес!» — говорит Фрида. Я вижу этот лес своими глазами — под нами скользит дистанционно управляемая субмарина, обвешанное объективами и гребными винтами устройство, которое активист Гринпис Гэвин Ньюман собрал в собственном гараже. Ньюман, занимающийся подводными съемками для Би-би-си и National Geographic, сотрудничает с Гринпис уже тридцать лет.

В Англии загрязненную воду сбрасывали в илистую реку, и кое-где уровень заражения был выше, чем в Чернобыле

«Нырять на сетях — довольно опасное дело, можно легко запутаться, и кто-то рассказал экологам, что в бристольском дайвинг-клубе есть достаточно безумный желающий — я. Но по-настоящему я загорелся, когда работал на антиядерных проектах в Англии и во Франции. Там мы ныряли к очистным сооружениям, закрепляли камеры на выводах трубопроводов. Поражал масштаб того, что они пытались скрыть: во Франции в трубы прокачивалось в 200 раз больше выбросов, чем позволяла лицензия, в Англии загрязненную воду сбрасывали в илистую реку — притом что ил отлично задерживает радиацию, и кое-где уровень заражения был выше, чем в Чернобыле. Для меня настоящим открытием стало именно это бесстыдство — с глаз долой, как говорится, из сердца вон. Мы позволяем увидеть то, что плохие парни пытаются скрыть, выставляем их на обозрение. Делать невидимое видимым — то, для чего нужен Гринпис. Дальнейшее — дело общества. Мы не можем указывать индустрии, что и как делать, но наш долг — дать людям возможность узнать правду о происходящем».

ТНПА — телеуправляемый необитаемый подводный аппарат — готовится к погружению

Двигая джойстик, Гэвин ведет субмарину сквозь заросли желтых водорослей, над жирными морскими звездами, между огромных губок. Под водой обнаруживается такое буйство красок, что кто-то из команды спрашивает, не показывает ли он записи с Сейшел. Но это не тропики — вот проплыл, прижимаясь ко дну, маленький полярный скат. Вильнув в сторону, камера вздымает ил, и когда облако мути рассеивается, мы видим глубокую мертвую борозду. Это — след трала, и такими же бороздами изрезано все вокруг.

Сквозь треск помех с «Мелькарта» долетает усталый и злой ответ: «Давайте без лекций! И сразу предупреждаю — близко к борту не подходить, иначе я не смогу гарантировать вашу безопасность». На нашем мостике становится тихо. Пикают приборы, трещит рация, щелкают затворы фотоаппаратов. Капитан готов спускать лодку, но мы ждем съемочную группу немецкого телеканала ZDF, потерявшуюся где-то на нижних палубах. Хотя море безмятежно, Arctic Sunrise переваливается с боку на бок — у ледоколов не бывает успокоителей качки, устройств вроде подводных крыльев. Из-за этого судно сильно качает даже на небольшой волне, зато оно может заходить в недоступные для других кораблей Гринпис широты — например, каждый год возить ученых к берегам Гренландии, чтобы наблюдать за катастрофическим таянием ее льдов. В Баренцевом море дела обстоят еще хуже: с 1999 по 2009 год оно потеряло половину ледового покрова — больше, чем любое другое море в мире, и сейчас, пока мы раскачиваемся совсем близко от траулера, вокруг нас, насколько хватает глаз, нет ни одной льдины.

— И ваш капитан несет персональную ответственность, не только компания-судовладелец, — доносится вдруг из динамиков.
— Чепуха, — морщится Финкин, — он вообще кто — капитан или юрист? Спускайте лодку.
Он подтягивает к себе микрофон внутренней связи: «Немцы, живо на палубу!»
Телевизионщики, стуча новенькими и совершенно ненужными здесь сапогами-снегоступами, вытаскивают камеру. Мы спускаемся к ним и натягиваем неуклюжие спасательные костюмы с большими логотипами Гринпис на спинах.

Дело Arctic Sunrise

18 сентября 2013 года американский активист Гринпис Дмитрий Литвинов, правнук дипломата Литвинова, решавшего почти век назад судьбу Шпицбергена, рассматривал с борта Arctic Sunrise русскую нефтяную платформу «Приразломная». Литвинов возглавлял кампанию против начала первого в мире бурения в зоне дрейфующих льдов, и в этот день активисты рассчитывали высадиться на платформу, чтобы парализовать ее работу. Акция была жестко пресечена российским властями — ответные меры включали не только обычные для таких ситуаций попытки облить людей ледяной водой из брандспойтов, но и стрельбу из калашниковых и палубной артиллерии, захват гринписовского ледокола спецназом, арест корабля и несколько месяцев тюремного заключения экипажа.

«Мне кажется очевидным, что сегодняшнее противостояние России и Запада началось с нашего задержания, — рассказывал мне в Москве фотограф Денис Синяков, арестованный вместе с активистами, — но сейчас я вижу одну цепь: арест Arctic Sunrise — Олимпиада — Крым — Донбасс. Россия атаковала корабль демонстративно, потому что штурмовать корабль в международных водах можно, только если есть подозрение, что на нем находятся заложники, или если корабль занимается запрещенной деятельностью в экономической зоне РФ. В России не могли не понимать, что это вызовет международный протест, и Россия была к нему готова. Но для Гринпис скандал стал удачей, даже несмотря на то что в российских СМИ организация оказалась врагом страны и, вероятно, потеряла часть волонтеров. Если бы не Гринпис — кто вообще знал бы про «Приразломную»?

В сегодняшнем рейсе на борту только одна участница тех событий — бразильянка Анна Паула, уже стоящая за штурвалом отправляющегося к «Мелькарту» катера. Распахнув открывающуюся прямо над волнами дверь на нижней палубе, мы погружаемся в лодку. Мы, экологи с надписями «Greenpeace» на жилетах, бортах и касках, отваливаем на крошечной оранжевой лодке от ставшего вдруг огромным ледокола и, вспенивая воду, несемся к еще более огромному траулеру. Я не помню, где именно видел эту сцену — в передовицах, рекламе или по телевизору, но я видел ее столько раз, что меня не оставляет ощущение дежавю.

Перекрикивая ветер, пока мы летим к траулеру «Мелькарт», активистка Гринпис Анна Паула рассказывает о сделавшем Arctic Sunrise знаменитым штурме: «Когда гигантский вертолет завис над палубой, я подумала, что попала в голливудский боевик. Страшно не было — я сидела как загипнотизированная». Я объясняю, что в России вряд ли кто разобрался в смысле той акции: СМИ писали, что нефть в Арктике добывают все, и никогда — о том, что только «Газпром» занят этим в области дрейфующих льдов, где практически невозможно устранение последствий разлива. Но Анна Паула уверена, что акция удалась: «Выступавшие за наше освобождение люди волей-неволей вынуждены были задуматься и о судьбе Арктики. Ради этого стоило посидеть в тюрьме. Когда люди начинают думать — это всегда успех».

«Ради каши из мурманского СИЗО я готова была просыпаться каждый день в 6 утра»

К моему удивлению выясняется, что ни она, ни большинство задействованных в акции активистов не принимали участия в ее планировании, и что это — нормальная практика Гринпис.
— Разумеется, мы не думали, что нас могут обвинить в пиратстве, ведь платформа не корабль, а искусственный остров, который при всем желании нельзя взять на абордаж. И когда нам сообщают о новом задании, отказаться имеет право каждый активист. Но я спрашиваю только, холодно будет или жарко, — чтобы знать, что брать с собой. В тот раз никто не ожидал, что все так повернется, и конечно, никто не ожидал стрельбы. Но вертолет, атакующий наш корабль, — это было круто. Пожалуй это было самое крутое, что я вообще на этом корабле видела!

Когда Анна Паула смеется, я думаю, что самое крутое, что я видел в этой поездке, — это ее улыбка под каской, надетой поверх ушанки. Так же, кажется, думает и нацелившая на нее объективы команда ZDF. Немцы хотят, чтобы в кадре было идеально все — и развевающиеся на ветру волосы, и «Мелькарт», и идущий параллельным курсом Arctic Sunrise.
— Я возвращаюсь сюда снова и снова, потому что здесь, на Шпицбергене, — мое сердце, — говорит девушка.
— Лучше «здесь, со Шпицбергеном», — поправляет корреспондент, — иначе кажется, что у тебя тут любовник.
Анна Паула охотно поддерживает игру с журналистами и просит прислать рецепт каши из мурманского СИЗО: «Ради этой каши я готова была просыпаться каждый день в 6 утра», — и тут мы подходим к траулеру. Близко, на мой взгляд, — опасно близко, а потом еще ближе, так что видны становятся лица людей на борту. Хотя в нашем катере вдвое больше девушек, чем мужчин, с палубы «Мелькарта» кричат: «Здорово, пацаны!» — и приветственно машут руками.

Российский траулер «Мирах» поднимает улов на борт

Разинька или треска

С кормы уходят в воду туго натянутые фалы сетей. Тросы приходят в движение и медленно тянут наверх свой груз — на поверхности появляются оранжевые шары поплавков и мутное пятно. Вскоре на поверхность выходит сам трал — плотно стянутый клубок белых и красных мертвых рыбьих брюх. За сутки «Мелькарт» способен замораживать больше 40 тонн рыбы, а сейчас по оценке активистов в медленно ползущей мимо нас сети находится от двух до трех тонн трески. Трал вползает по стапелю на палубу, и чайки приходят в такое неистовство, что за их гомоном становится трудно слышать друг друга. Чуть в стороне ныряет в воздухе дрон. Мы разворачиваемся так, чтобы траулер и стоящий рядом Arctic Sunrise оказались от нас с одного борта. Кадр и впрямь идеальный: медленно покачивающиеся корабли будто исполняют друг вокруг друга сложные пируэты, рыжая бразильянка в ушанке стоит у штурвала, молодая немка с укором смотрит на сеть, а похожий на викинга златокудрый красавец на носу лодки разглядывает борт корабля: из черного отверстия чуть выше ватерлинии вырывается целый водопад крашенной кровью воды. Выбросы повторяются раз за разом — плавучая фабрика приступила к выпуску филе. Иногда вместе с кровью вылетают и рыбьи головы — чайки с криками начинают драку за них еще до того, как головы падают в море.
— Это назыается blushing — blood gushing, — поясняет викинг на носу нашей шлюпки, когда объектив поворачивается к нему, — а голов так мало, потому что сейчас не те времена, чтобы разбрасываться продуктами.

Я успеваю подумать, что, возможно, внешность играет роль при отборе активистов, настолько красивыми выглядят все на борту, но в этот момент «Мелькарт» начинает маневр. Он резко выворачивает в сторону и идет наперерез ледоколу, так что Arctic Sunrise вынужден стремительно разворачиваться практически вокруг своей оси — так подрезают друг друга на дороге обозленные водители. Мы отруливаем от фонтанирующего кровью корабля и разворачиваемся к тому, что с радугой.

Гринпис как креативное агентство

Вернувшись на мостик, я прошу у Марии трубку, чтобы спросить капитана, что вообще он думает о Гринпис? Радио отвечает вполне мирным голосом:
«Говорит капитан, меня зовут Игорь Константинович, компания «Мурманский млот», судно «Мелькарт-2». Лучше не мешать нам, ребята. Если вы у себя в огороде что-то копаете, а кто-то заходит и начинает рассказывать, как морковку сажать, — вы же тоже будете злиться. Катайтесь где-нибудь в миле, дышите воздухом. Здесь конкретно вы не по теме, это стандартный район рыболовства, все действия регламентированы. Нас пять раз за два месяца проверяла береговая охрана — никаких замечаний. А с этим Гринписом слишком много непонятного. Им платят, они работают. Почему я не видел их здесь в январе, когда тут волна восемь метров? Я не очень люблю людей, отрабатывающих гранты. И информация их зачастую неверна. Во-первых, какое Баренцево море, если мы в Норвежском? Во-вторых, соглашение это — частное, не касающееся всех судов. В-третьих, этот район за всю историю наблюдений не был закрыт льдами. Мы давно тут работаем и знаем, как это делать, в отличие, например, от вас: я не знаю, отвечает ли ваше судно нормативам по выбросам и прочему».

Я перевожу. Немного смущенная Фрида поясняет, что разница между Норвежским и Баренцевым морями чрезвычайно важна именно для русских моряков: по закону, выловленная в Баренцевом море рыба должна отправляться в Россию, а рыба, пойманная за его пределами, может быть перегружена прямо на месте, чтобы прямиком следовать в европейские порты. Для норвежцев разница несущественна. Что касается льда, фьорды тут почти всегда замерзают, и хотя в некоторые зимы льда совсем немного, это как раз и есть то, что пугает экологов. Обвинение в заказной работе вызывает на мостике дружный смех — все вспоминают, что когда в 1985 году французские спецслужбы взорвали первое судно Гринпис Rainbow Warrior, Франция тоже утверждала, что организация отрабатывает гранты русской разведки.

Я знаю, как выглядит выбор трала в шторм, когда залетающая на корму волна норовит смыть с собой рыбаков вместе с уловом — это адски тяжелая и очень опасная работа, и я понимаю злость капитана «Мелькарта». Позже, порывшись в архиве атласов ледовой обстановки, я убеждаюсь что Игорь Константинович и тут был прав: льда в точке наших съемок не было больше ста лет. Но Фрида настаивает: Арктика тает, и хотя именно здесь льда могло не быть и раньше, это не отменяет логику кампании — this far, but not further. И с этим ледовые атласы согласны тоже: с 1979 года толщина арктического льда уменьшилась в пять раз. При этом таяние ускоряется: чем меньше и тоньше ледяной покров, тем меньше его способность отражать солнечные лучи — так с каждой минутой все быстрее тает в стакане лед. Даже если потепление просто сохранит сегодняшний темп, Северный полюс может превратиться в открытое море уже к середине этого века.

Расчищенная активистами от мусора песчаная коса возле Смеренбурга

На Arctic Sunrise недавно снимали посвященный глобальному потеплению клип: композитор Людовико Эйнауди исполнял специально написанную к случаю «Элегию для Арктики», дрейфуя на льдине в одном из шпицбергенских фьордов. Сейчас, болтая с голландским механиком Робином в его мастерской в трюме, я спрашиваю, не могла ли под весом рояля опрокинуться маленькая льдина. Робин смеется: пианист сидел на понтоне, собранном тут же, на его верстаке. Он показывает фотографии — белые пенопластовые ромбы понтона только отдаленно напоминают ледяное поле, пусть я и готов был поклясться, что видел льдину своими глазами.
— Дублей, — говорит Робин, — пришлось снять столько, что матрос, сидевший над палубой в «вороньем гнезде» совершенно окоченел, а спуститься не мог: надо было следить, чтобы к пианисту не подкрались медведи.

Робин был среди тех, кто забирал Arctic Sunrise из Мурманска после полугодового ареста. Когда он рассказывает о разбитой топорами радиорубке и лопнувших на морозе трубопроводах, из которых не слили вовремя воду, в голосе чувствуется неподдельная боль: как и все члены команды, он обожает свой старый ледокол. «Непонятно, — отвечает Робин, — кто именно там победил. Наше начальство хотело шума — чего-чего, а шума вышло достаточно. С другой стороны, очевидно, что Путин послал нам четкий сигнал, и в ближайшее время международный Гринпис вряд ли будет соваться в Россию. Это плохо — потому что значит, что всего, к чему шла Россия времен Горбачева, больше не будет. Но так случается и в других странах: как только к власти приходят консерваторы или правые, первым делом они начинают зажимать Гринпис. Я подозреваю, что наш интерес именно к российским траулерам объясняется отголосками старого конфликта, но Робина эта идея смешит. Норвежские траулеры рыбачат в другом квадрате, чтобы быть ближе к портам разгрузки, — опрашивать их Arctic Sunrise отправится через неделю.

В середине светлой ночи суда окутывает туман, такой плотный, что уже в пяти метрах нельзя разглядеть ничего, кроме парящих на одной скорости с нами чаек. Они висят в воздухе на расстоянии вытянутой руки, а потом опрокидываются набок и, расправив крылья, уходят в сторону. Оставив желтые точки траулеров глубоко внизу экрана, мы поворачиваем к берегу. Операторы садятся монтировать отснятый материал — Гринпис, который многие обвиняют в луддизме, выкладывал в интернет фотографии прямо с корабля, еще в те времена, когда их приходилось проявлять в расплескивающихся от качки кюветах. Сегодня Arctic Sunrise высылает видео в формате HD практически в прямой эфир.
— Это хорошо, — говорит Робин, — потому что мы обязаны документировать увиденное.

Я согласен, хотя мне и запретили снимать ружье, которое чистит перед выходом на берег англичанин Том, чья работа — защищать нас от белых медведей. Оружие не должно появляться в кадрах, посвященных работе Гринпис, даже на Шпицбергене, где только безумец выйдет за пределы Лонгйира без ствола. Но хотя я теперь знаю, как именно делается гринписовская картинка, это больше не кажется мне неправильным — в конце концов, они и сами не отрицают, что агитация — главная их работа.

Мне по-прежнему трудно понять, кто они в большей степени — хиппи или пиарщики

В следующие сутки мы видим только все время одинаковое море под все время меняющимся небом. Разглядывать туман быстро надоедает, и я разговариваю с активистами, пока в перерывах между вахтами они пьют пиво (каждый оплачивает свои напитки, бросая деньги в общую коробку) или бренчат на гитарах в кают-кампании. Почти все связаны с Гринпис много лет, некоторые — всю жизнь, и почти все подолгу работали в организации, перед тем как попасть на Arctic Sunrise, — кажется, участие в экспедиции рассматривается как своеобразное поощрение. Протест, похоже, составляет всю суть их жизни, и они, безусловно, готовы пострадать за убеждения — проблемы с законом имела в прошлом не только близко узнавшая «Кресты» Анна Паула. Механика Робина судили в Голландии, оператору-швейцарцу пожизненно запрещен въезд в США, матрос с Явы был переведен на ледокол с другого корабля Гринпис, оттого что тот отправлялся в Южную Корею, где индонезиец успел повисеть, приковавшись к мосту. Скованные одним интересом, они образуют настоящую команду — такого ощущения доброжелательного единства я не видел ни на одном из кораблей, где мне случалось оказываться. Меня по-прежнему смущает строгая иерархическая структура и попахивающая фанатизмом уверенность в своей правоте, но сомневаться в том, что на Arctic Sunrise собрались исключительно симпатичные люди, не приходится, хотя мне по-прежнему трудно понять, кто они в большей степени — хиппи или пиарщики.

Уборка мусора на острове Амстердам

Лед и сало

На третий день вдалеке показался остров, в центре которого торчала освещенная солнцем гора. По мере приближения к земле проявлялись детали — заросшие лишайником холмы, темно-синяя вода под самым берегом и пятна снега у подножья горы. Том подвел меня к борту и указал на одно из них. Он протянул мне бинокль, и прошептал «медведь» так тихо, словно тот мог нас услышать. Пятно было слишком большим, чтобы быть медведем, и даже в окулярах оставалось снегом, — до тех пор пока медведь не поднял голову. Точнее, головы я не увидел, а увидел сперва, что пятно снега пришло в движение, а затем — что на белом фоне появились две черные точки — глаза и сразу следом еще одна, побольше, — нос. Так в точности появлялся в «Терроре» Туунбак. И чуть только я вспомнил об этом, все в бинокле встало на свои места: пятно приобрело очертания, за головой нарисовалась массивная шея, под ней — чудовищно большие плечи. Повертев головой, медведь успокоился: летом белые медведи стараются двигаться как можно меньше, чтобы не перегреться, — но вскоре приподнял ее снова и внимательно оглядел корабль и сгрудившихся на мостике людей с биноклями. Потом он зевнул и приподнялся на передних лапах, уже совсем не похожий на снег, огромный, с переливающимися под шкурой мышцами, и встал сразу весь — почти тонна мышц, мяса, костей, и лохмами свисающей шкуры. Лениво развернулся кругом и неторопливо побрел вдоль склона. Когда он мягко приподнимал лапы перешагивая через камни, видны были большие черные подушки его пяток. В конце концов он пропал за косогором, словно его и не было, и вокруг остались только скалы, в которые била легкая волна, освещенная солнцем гора и синяя вода, становившаяся отчаянно голубой там, где наш винт вбивал в нее воздух. Я вспомнил атлас с диаграммами тающего ледяного покрова и вдруг понял, что, когда льда не останется, медведей не станет тоже. Туунбак перестал мне казаться страшным — страшно было думать, о том, что таких огромных и красивых животных вскоре может не остаться вовсе.

Городок мог похвастать фортом, церковью, игровыми притонами и даже борделем, но поселение было разрушено военными кораблями, а из оставшихся в 1635 году на зимовку семерых не выжил никто

Лед мы все же нашли — ближе к полудню Arctic Sunrise зашел в бухту, куда сползал с гор огромный ледник. Его рассекали глубокие трещины, в которых лед потел синими ручьями. Arctic Sunrise с тяжелым грохотом опустил якорь, и мы оказались на песчаной косе, покрытой бурым и зеленым лишайником. После нескольких дней облаков, тумана и черной зыби растительность казалось очень яркой и особенно живой. На косе было неожиданно много дерева: вынесенный на берег Гольфстримом плавник выталкивается на сушу дрейфующим льдом и остается там навсегда. Среди бревен валялся мусор — обломки пластика, обрывки сетей и железные буи. У самой кромки воды лежали моржи, закинув друг на друга костистые ласты. Еще несколько животных плескались рядом, из воды торчали усатые, все в жирных складках, коричневые морды. В десятке метров от них стояли каменные основания хижин древней китобойной колонии и окаменевшие глыбы — остатки печей, в которых когда-то вытапливали ворвань. Сами печи давно рассыпались, но там, где сало протекло из истлевших медных котлов и смешалось с песком, на земле остались сталагмиты застывшего китовьего жира. Мы прибыли в Смеренбург, старую китобойную колонию, заложенную в 1619 году. Начавшийся с россыпи палаток и костров, к середине XVII века Смеренбург стал настоящим большим поселением — палатки сменились деревянными домами, временные салотопки — котлами на каменных фундаментах. Несколько раз переходивший от датчан к голландцам и обратно городок в свои лучшие годы мог похвастать полутысячным населением, фортом, церковью, игровыми притонами и даже борделем, но уже через десять лет голландское поселение было разрушено датскими военными кораблями, а из оставшихся в 1635 году на зимовку семерых человек не выжил никто. Около 1660 года, когда китобои научились вытапливать ворвань прямо на кораблях, поселение было брошено навсегда. Трудно было поверить, что на этой земле вообще никто не живет уже несколько веков и что рано или поздно брошенные с появлением технологии фрекинга лонгйирские рудники будут выглядеть приблизительно так же: занесенные песком и снегом шрамы, встречающиеся даже в тех местах, где десятилетиями не бывает людей.

Раньше в Смеренбурге жили китобои, теперь — только моржи

Телевизионщики установили штативы и активисты занялись тем, ради чего высадились на пляж — уборкой. Мы стащили в шлюпку десятки измятых буев, целые мешки пластиковых бутылок и массу рваных сетей. Я уже понимал, что работа в основном рассчитана на картинку: никто не пытался очистить весь остров, потому что, даже если бы мы работали круглосуточно, это заняло бы месяцы. В Гринписе принято думать, что проблемы с охраной природы возникают, когда общественность не знает реального положения дел — его-то мы и пытались задокументировать. На самом деле, многое, вероятно, зависит от того, где именно возникает проблема. Перед отъездом в Арктику я говорил с бывшим сотрудником русского Гринписа, разочарованным в подобных методах борьбы.
— Кое-где, когда общественность поднимает бучу, правительство вынуждено решать проблему, — объяснял он, — но в России властям плевать на общественное мнение — соответственно, и у СМИ нет резона привлекать внимание к экологическим проблемам. Этот подход не работает: хоть ты обпривлекайся, внимания общества — ноль. Поэтому русский Гринпис расходится на две группы: часть пытается привлечь внимание к проблеме, а часть предпочитает взять на себя ту ответственность, которая, по идее, должна лежать на властях, — люди самостоятельно ликвидируют разливы нефти, тушат пожары, сажают леса и убирают мусор.
Мой знакомый предпочел самостоятельно заняться сохранением леса в России, но сейчас команда Arctic Sunrise решала обе задачи сразу: начав уборку только после того, как приготовилась съемочная группа, они не останавливались, пока не убрали всю узкую косу между моржами и тем, что когда-то было Смеренбургом. И какими бы фанатичными или наивными ни казались мне эти люди, занимались они нужным делом: пляж был чист, картинка — готова. Я присел на бревно рядом с капитаном Финкином. Моржи уплыли, ледник пылал под пробившимся через тучи солнцем, и Арктика здесь и вправду казалась гостеприимной.

Я каждый день вижу возможности для протеста — на улице, в новостях, в интернете. Мясная индустрия, демократия, экономика, социальные проблемы — столько всего устроено неправильно!

— Знаешь, — сказал капитан, — я ведь так высоко никогда раньше не был. Так странно — вон там, совсем рядом, — Северный полюс, верхушка земли, то место, куда в любой точке света указывает мой компас. Дух захватывает! Надо будет рассказать об этом на лекции — я же регулярно рассказываю людям, как правильно организовать протест. Как вовлечь новичков, как самоорганизоваться. Как протестовать все время и как важно делать это мирным путем. Я спросил, верит ли он, что протест кучки людей в красных спасжилетах может переубедить тех, кто считает иначе.

— Неделю назад, — сказал Финкин, — мы нашли на таком же пляже огромную рваную сеть. Это опасная штука: в ней может запутаться тюлень или медведь. Сеть была гигантская — мы тащили ее ледоколом и даже так едва смогли вырвать из песка. Менеджер из «Макдоналдса» тащил вместе со всеми и остался под большим впечатлением. Невозможно себе представить кого-нибудь в большей степени из «их» лагеря, но ведь и «они» же тоже способны думать. Нет никаких «их» или «нас» — мы не можем никого обвинять с позиций правоты. Речь не идет о том, чтобы остановить какой-нибудь там фастфуд, — население земли огромно, всем нам нужна еда. Речь о том, чтобы измениться всем вместе: или мы все выживем, или пойдем ко дну — и они, и мы, и корабль. Ты всех спрашиваешь про «Приразломную» — был ли в этой акции смысл? Я думаю, что некоторые кампании бывают стратегически менее продуманными, чем другие. Но бессмысленных кампаний не бывает вовсе, потому что главное — протестовать. На свете столько всего, что должно быть исправлено, — от загрязнения пластиком до вредных удобрений, от китобойного промысла до браконьерского лова, от уничтожения лесов до ядерных отходов. Я каждый день вижу возможности для протеста — на улице, в новостях, в интернете. Мясная индустрия, демократия, экономика, социальные проблемы — столько всего устроено неправильно! Не важно, против чего протестовать, — просто каждый должен быть постоянно вовлечен в протест. Когда год за годом стоишь на мостике и пялишься на горизонт, волей-неволей начинаешь задумываться о таких вещах.

По стекавшему в море леднику уже давно сползало темное облако, и пока мы болтали, оно расплылось вдоль берега, а потом и затянуло собой весь остров. Остались обрезанные тучами пирамиды черных скал, белые языки снега и разгулявшаяся волна, поочередно закидывавшая вверх нос и корму раскачивающегося во фьорде корабля. Широкая серебряная дорожка уже невидимого за облаками солнца уходила от него к полюсу — туда, где еще есть лед. В сумерках она напоминала лунную дорогу, выведшую капитана Майка Финкина прямиком к китобоям.

P. S. Траулер «Мелькарт-2» был задержан норвежской береговой охраной за нарушение правил лова в то время, когда статья готовилась к публикации.

Морской круиз в Антарктику, 07.01

Экспедиционный круиз с посещением Антарктического полуострова и Южных Шетландских островов

Что такое экспедиционный круиз от Swan Hellenic? Это идеально спланированное приключение!

Новое экспедиционное судно SH Minerva — настоящий бутик отель в водах Южного океана. Стильные интерьеры, лучшие материалы в отделке, изысканная кухня, уютные и просторные каюты.

Программа этого круиза совершенно уникальна: вы пройдете через легендарный пролив Дрейка, соединяющий южные части Атлантического и Тихого океанов, посетите удивительные своей первозданностью Южные Шетландские, попадете на Антарктический полуостров с его потрясающей природой и удивительным животным миром. Завораживающие ледяные пейзажи, пингвины, альбатросы, киты, морские слоны, возможность окунуться в ледяные воды Южного океана… вы получите впечатления, которые сохраните на всю жизнь. Ощутите себя настоящим покорителем неуловимого Южного континента под чутким руководством экспедиционной команды Swan Hellenic!

В этом круизе:

  • Вы пройдете через самый широкий пролив на Земле, знаменитый пролив Дрейка. Так повелось со времен начала освоения моря человеком, те, кто преодолевали пролив Дрейка считаются настоящими мореплавателями.
  • В Антарктике вас ожидают совершенно потрясающие открытия и пейзажи, которых вы никогда ранее не видели: заснеженные вершины, пляжи и огромные айсберги, размером с многоэтажный дом.
  • Каждый день путешествия вы будете в окружении природы в ее первозданном виде. Чернобровый альбатрос — неизменный спутник тех, кто пересекает пролив Дрейка. Настоящие великаны, морские слоны, встретят вас на Южных Шетландских островах. В районе антарктического полуострова вы сможете наблюдать колонии пингвинов. Эти антарктические рок-звезды рады гостям и с удовольствием позируют для фото! Антарктический пингвин, субантарктический пингвин, пингвин Адели, тюлень-крабоед, морской леопард, тюлень Уэдделла, южный гигантский буревестник, антарктическая крачка, доминиканская чайка, поморниковые, горбатый кит — лишь небольшой список представителей фауны, которые могут повстречаться в круизе. Огромные горбатые киты не преминут показать хвосты из воды на фоне величественных айсбергов, тем самым приветствуя гостей. Приготовьте камеру!
  • У вас будет возможность искупаться в водах Южного океана, температура которого колеблется от -2 до +10. Такой шанс выпадает раз в жизни! Команда с радостью засвидетельствует вашу смелость вручением сертификатов.
  • Опытные члены экспедиционной команды и лучшие приглашенные эксперты в области геологии, гляциологии, орнитологии, антропологии, морской биологии и истории будут сопровождать круиз лекциями, презентациями, научными фактами и удивительными историями, среди них:
  • Полярный историк и путешественник Дмитрий Киселев
  • Экспедиционный гид-натуралист Анна Астафурова
  • Сможете узнать самые невероятные факты о жизни на Южном континенте: где была зарегистрирована самая низкая температура на Земле, сколько человек проживает в Антарктиде, сколько станций расположено на материке, есть ли в Антарктиде действующие вулканы, каковы размеры самого большого ледника, сколько часовых поясов в Антарктиде и многое другое. Шестой континент был открыт ровно 200 лет назад. Круглая дата — отличный повод для знакомства с ледяным материком.
  • Все каюты на судне предлагают панорамный вид на океан. В любое время дня вы сможете наблюдать за китами и птицами, резвящимися вдоль бортов прямо с балкона своей каюты!
  • Вы сможете открыть и покорить «свою» Антарктиду, но сделать это в обстановке комфорта и роскоши стильного и нового экспедиционного судна повышенного ледового класса, с легкостью пересекая холодные воды Антарктики. Небольшие размеры судна позволят посетить самые маленькие бухты и узкие проливы. Именно здесь прячется самое интересное!

Вашему вниманию представлен общий план экспедиции, маршрут может меняться в зависимости от погодных условий, ледовой обстановки и иных факторов. Экипаж и команда SH Minerva сделают все возможное и даже больше, чтобы круиз состоялся по намеченному плану.

Путешествие начинается со встречи в аэропорту. После комфортного перелета, вы приземлитесь в столице Огненной Земли, самом южном городе мира, Ушуайя. Расположенная на самом краю Аргентины в окружении величественных гор Огненной Земли, Ушуайя покорит вас своими пейзажами уже из окна самолета. В аэропорту вас встретит представитель Swan Hellenic. Трансфер доставит вас в порт для регистрации на борт лайнера SH Minerva.

День 1. Ушуая

Осознание того, что находишься на краю. Земли приходит не сразу. А между тем, вы в 16000 км от Москвы и всего в 1000 км от Антарктиды!

Посадка на экспедиционное судно SH Minerva пройдет незаметно. Во время приветственного коктейля вы сможете познакомиться с командой и экипажем. По громкой связи вас пригласят на верхнюю палубу, откуда вы сможете сделать фотографии Ушуая, чем-то напоминающей альпийский городок с восхитительными видами на живописные снежные вершины. Вы отправляетесь навстречу Белому континенту!

День 2. В море на пути к Фольклендам

Дни в море — идеальное время для наблюдения за морскими птицами и млекопитающими с борта судна. Со смотровых площадок открывается потрясающий вид на океан. По пути к Антарктике вы пересекаете Антарктическую Конвергенцию. Температура значительно понижается в течение нескольких часов. Сливаясь, более плотные холодные воды погружаются под теплые. Воды, обильные планктоном, поднимаются с глубины к поверхности моря. Это явление привлекает множество морских птиц и животных, в том числе несколько видов альбатросов, буревестников, поморников, а также китов и дельфинов.

Экспедиционная команда, состоящая из специалистов различных областей таких как гляциология, морская биология, история, геология, фотография — познакомит вас с историей освоения Антарктики, с происхождением ледников, с миром флоры и фауны Белого континента и др. Экспедиционная команда также проведет инструктаж по технике безопасности во время высадок на лодках-Зодиаках.

И конечно, дни в море — это время отдохнуть и насладиться пребыванием на борту. Посетите СПА-салон или тренажерный зал, общайтесь с единомышленниками, делитесь своими впечатлениями от путешествия или отправляйтесь в библиотеку, заполненную тематическими книгами и справочниками.

Не забудьте в один из дней заглянуть на капитанский мостик. Система открытой капитанской рубки, позволяет вам почти в любое время дня посетить главный пост управления судном. Святая святых лайнера открыта для вас! Не упустите возможности задать интересующие вас вопросы членам экипажа или перекинуться парой слов с капитаном.

Вечером вас ждет праздничный ужин с капитаном, офицерским составом и экспедиционной командой.

Судно держит курс на Фолклендские острова.

День 3. Нью-Айленд и Уэст-Пойнт (Фолклендские острова)

Природа Фолклендских островов никого не оставит равнодушным. Острова демонстрируют великое изобилие и разнообразие птиц, среди них пять видо пингвинов и 80% мировой популяции чернобровых альбатросов. Колонии пингвинов и альбатросов, морских львов, слоновых тюленей, многочисленные виды китов, дельфинов и птиц можно встретить на всех островах.

На высадках вы увидите в траве забавных пингвинов Рокхопперов, гуляющих по белоснежным пляжам пингвинов Генту и восседающих на камнях у воды Магеллановых пингвинов. Вернувшись с высадки на судно, вы с комфортом расположитесь у себя в уютной и просторной каюте или пойдете в бар выпить чашечку кофе, а, возможно, отправитесь в сауну с панорамным окном.

Нью-Айленд (Фолклендские острова), утро

Необычайно живописный остров Нью-Айленд расположен в западной части легендарного Фолклендского архипелага. Величественные скалы и крутые холмы здесь контрастируют с уединенными песчаными бухтами, естественными гаванями и открытыми равнинами. Здесь же расположено небольшое поселение с видом на Гавань Коффин, названную в честь капитана китобойного судна Нанина, который вместе с четырьмя членами экипажа вынужденно провел на острове 18 месяцев. В Главной Гавани расположены остатки наземной китобойной станции.

Во время высадки вы познакомитесь с историей Фолклендских островов и прикоснётесь к потрясающей миру дикой природы, ведь остров Нью-Айленд- это ещё и важная орнитологическая территория. Субантарктический пингвин (Gentoo penguin), Магелланов пингвин (Magellanic penguin), хохлатый пингвин (Rockhopper penguin), чернобровый альбатрос, Антарктический синеглазый баклан, Тонкоклювая китовая птичка, Южная горная Каракара и Сапсан — гостеприимные хозяева острова.

Уэст-Пойнт (Фолклендские острова), после обеда

Во второй половине дня вы посетите Уэст-Пойнт, более извсетный как остров Альбатросов. Остров отделен от материка каналом с интересным названием Вуули Гат. Как и многие другие острова Фолклендского архипелага, в начале 19 века, Уэст-Пойнт был популярным местом забоя тюленей и пингвинов с целью добычи жира. В буквальном смысле массовое уничтожение животных , положило конец этому промыслу и в 80-х гг 19 века остров был основан как овцеводческая ферма. С тех самых пор остров принадлежит семье Напье. Ведь Уэст-Пойнт — это захватывающие пейзажи и впечатляющая дикая природа, дом для тысячи гнездящихся чернобровых альбатросов и хохлатых пингвинов.

День 4. Порт-Стэнли (Фолклендские острова)

Сегодня Вы посетите гостеприимную столицу Фолклендского архипелага. До конца 19 века Порт-Стэнли выполнял функции небольшого форпоста. Однако позже приобрел большое значение как ремонтный порт для парусных судов, огибающих мыс Горн. Поврежденные штормами Мыса Горн суда, приходили на остров для ремонта, а те, что были в очень плохом состоянии, затапливались в гавани. После строительства Панамского канала, Порт-Стэнли утратил свое значение, жители острова занимались экспортом шерсти. Расцвет острова пришелся на 1982 год. Сегодня в Порт-Стэнли вы познакомитесь с культурой Фолклендских островов. Ей присущи южноамериканские черты и викторианский шарм. Красочные дома, ухоженные сады и пабы в английском стиле… словом настоящая маленькая Англия. Основные достопримечательности сурового отдаленного, но столь красивого места: собор с аркой из китовых костей, Мемориал освобождения 1982 года, обломки старых парусных кораблей, аэропорт Стэнли. Разнообразие флоры и фауны этих мест не оставит Вас равнодушными. Скалистые берега Фолклендских островов — место обитания птиц с необычными названиями Магелланов гусь и Фолклендская утка-пароход. Порт-Стэнли — суровое отдаленное, но очень красивое место, достойное посещения.

День 5. В море

День 6. Остров Элефант (остров Мордвинова)

Остров Мордвинова больше известен как остров Элефант. Название Элефант (что в переводе с английского значит «слон») связано не с сухопутными гигантами, а с морскими слонами — завсегдатаями местных пляжей, которые и дали имя острову с легкой руки английского промысловика Роберта Филдса. В 1821 году остров был независимо нанесен на карту экспедицией Беллинсгаузена и назван им в честь адмирала Мрдвинова. Известность острову принесла экспедиция Шеклтона. В 1916 году его судно «Эндьюранс» было раздавлено льдами в море Уэделла, а экипаж был вынужден разбить спасательный лагерь на острове Элефант, в тысяче километров от обитаемой земли. В то время как Шеклтон отправился за помощью на Южную Джоджию, оставшиеся 22 члена команды провели более трех месяцев на суровом антарктическом острове, пока не были благополучно эвакуированы вернувшимся со спасательной экспедицией Шеклтона.

Судно держит курс дальше на юг — к Антарктическому полуострову и Южным Шетландским островам. В пути вы будете наблюдать за морскими птицами, тюленями и китами. На пути к Антарктическому полуострову каждый поворот — это новое приключение.

День 7 — 9. Антарктический полуостров

Очаровательные ледники, величественные айсберги и заснеженные острова… здесь Ваша антарктическая мечта становится явью. Вас поразит живописный ландшафт так называемой «курортной зоны» Антарктиды, наиболее доступной части континента, на которой сосредоточено большинство научных станций. Прибрежные камни покрыты мхом и немногочисленными растениями, а животный мир необыкновенно разнообразен.

Достигнув Антарктического полуострова, судно встанет на рейд. В течение нескольких дней, вы будете ежедневно совершать морские прогулки на лодках-Зодиаках и высадки на побережье. Вам невероятно повезло! Ваша экспедиция проходит на небольшом экспедиционном судне, с небольшим количеством пассажиров, поэтому программа пребывания в Антарктике будет активной и насыщенной. Процесс посадки/высадки организован на высшем уровне, как известно, чем меньше времени уходит на организацию высадки, тем больше мест успевают посетить участники экспедиции за круиз.

По природоохранным правилам Антарктики, на побережье одновременно может находиться только ограниченное количество человек. Поэтому участников экспедиции поделят на группы, часть отправится на морскую прогулку, часть — на побережье, затем Вы поменяетесь местами.

На лодках-зодиаках Вы доберетесь до самых отдаленных и неизведанных бухт. Береговые экскурсии могут включать остров Петерманн, являющийся ключевой орнитологической территорией. Колония cубантарктических пингвинов здесь насчитывает более 3000 особей. Среди прочих здесь также встречаются пингвины Адели (Adélie penguin), Южнополярный поморник, Качурка Вильсона, Антарктический баклан и др.

День 10. Южные Шетландские острова

Южные Шетландские острова — это первые острова в Антарктиде, на которых южной весной (ноябрь) тает снег. Температура здесь выше, а это означает что фауна также отличается от того, что вы увидите в самой Антарктиде. Мхи и разноцветные лишайники — в целом местная флора, кажется, имеет больше общего с Патагонией, чем с Антарктидой. На пляжах здесь нежатся кергеленские морские котики, морские леопарды, тюлени Уэдделла, тюлени-крабоеды, морские слоны, Антарктические пингвины (Chinstrap penguin), пингвины Адели (Adélie penguin) и Субантарктические пингвины (Gentoo penguin). Южный гигантский буревестник, Антарктическая крачка, Поморниковые, Антарктический баклан — постоянные жители островов.

Большая часть Южных Шетландских островов была открыта благодаря экспедициям охотников на морских котиков в начале 19 века. Морские прогулки на лодках-зодиаках позволят вам близко познакомиться с этими удивительными местами. Остров Хаф-Мун, расположен в центральной части архипелага, здесь представлена небольшая популяция тюленей и пингвинов, из-за выноса из моря большого количества водорослей гнездятся чайки. Вблизи острова пасутся киты Финвал и Горбатый кит, а все благодаря тому, что воды Южного океана содержат самое большое количество планктона на Земле.

Бухта Китобоев на вулканическом острове Десепшен представляет собой одну из самых спокойных и безопасных гаваней в Антарктике. С 19 века он был излюбленным местом стоянки тюленеловов и китобоев. Сегодня сюда часто заходят пассажирские сюда, чтобы понаблюдать за антарктическими пингвинами, морскими котиками и тюленями Уэддела в естественных условиях.

Судно практически войдет в кальдеру действующего вулкана! Вам предстанет по-настоящему фантастический пейзаж!

День 11 — 12. В море (пролив Дрейка)

В эти дни судно возьмет обратный курс на Ушуаю.

По пути из Антарктики обратно на континент Вам предстоит пройти через Пролив Дрека, самый широкий и глубокий пролив на Земле. В самой узкой части ширина пролива Дрейка составляет 820 км, а глубина в некоторых частях может составлять до 5 км. Мощное течение Западных Ветров, не встречая на своем пути препятствий в виде континентов или крупных островов, развивает значительную скорость. Но, пожалуй, главная особенность этого сурового места — это постоянные ветры. Неспроста океаническое пространство между 50° и 60° южной широты моряки прозвали «Неистовые пятидесятые». И уж точно неспроста, с 17 века существует традиция, позволяющая носить медную серьгу в ухе тем, кто прошел пролив Дрейка. По приказу королевы Виктории, английским морякам, прошедшим пролив, разрешалось выпить чарку виски в тавернах английских портов за счет Ее Величества. Медная серьга становилась подтверждением этого права. Swan Hellenic возрождает традиции мореплавания. Вы станете обладателем Медной серьги. Пусть этот символ напоминает вам о переходе через легендарный пролив. Система «Все Включено» на борту SH Minerva — отличный вариант для того, чтобы отпраздновать Ваш успешный переход через пролив Дрейка!

День 13. Ушуая

Круиз завершается, судно через пролив Бигль возвращается в Ушуайю, ту самую стартовую точку незабываемого путешествия по Антарктике. Вот уже виднеется самый краешек континента Южная Америка в аргентинской части острова Огненная Земля. Горы величественно возвышаются над гаванью Ушуайя.

После завтрака вы попрощаетесь с командой и экипажем судна и сойдете на берег. Для участников экспедиции будет организована обзорная экскурсия по Ушуайя и его окрестностям, по окончанию которой гости будут доставлены в аэропорт Ушуая для перелета в Буэнос Айрес.

По возвращении домой вас будет ждать приятный сюрприз. По традиции команда Swan Hellenic направит каждому гостю ссылку для скачивания фильма, в котором будет фоторепортаж и видеорепортаж о совершенном экспедиционном круизе на долгую память.

Внимание! Это путешествие в отдаленный труднодоступный регион. Все мероприятия в ходе круиза зависят от ледовых и погодных условий и определяются экспедиционным лидером и капитаном. Фактический ход экспедиции может отличаться от заявленного. Встречи с заявленными представителями животного мира не гарантированы.

Крайний Север и высокие ставки: архипелаг Шпицберген может стать эпицентром растущей напряженности в Арктике> PRISM

Подполковник Майкл Циммерман, морской пехотинец США, является судьей-адвокатом, назначенным в Силы морской пехоты США в Европе и Африке.

В 500 морских милях к северу от города Тромсё, у северного мыса Норвегии, находится архипелаг Шпицберген; совокупность островов размером почти в четверть континентальной Норвегии с уникальной историей и еще более уникальным статусом в соответствии с международным правом.1 С момента своего официального открытия в середине 1500-х годов Свальбард в целом был районом мира и сотрудничества, во многом благодаря своему расположению на окраине цивилизации. 2 Однако спокойствие Свальбарда перемежалось периодами конкуренции и конфликтов, когда приносили доходные ресурсы. поставлены на карту. Начиная с китобойного промысла в 1700-х годах, угля в конце 1800-х годов и рыболовства в настоящее время прибыль от природных ресурсов была постоянным фактором нестабильности в этом районе3. За исключением напряженности, связанной с ресурсами, островная цепь тратила большую часть своего до- Существование 20-го века как де-факто «ничейная земля» или всеобщее достояние, не управляемое какой-либо одной нацией.4

Правовой статус Шпицбергена был изменен в соответствии с Парижским договором 1920 года, который ознаменовал конец Первой мировой войны и породил связанный с ним Договор о Шпицбергене, даровавший Норвегии суверенитет над архипелагом.5 Однако Договор о Шпицбергене одновременно предоставил гражданам каждой стороны право договор о «равном пользовании» и «равной свободе доступа» к островам6. Нигде больше в мире не существует такой правовой основы на территории с постоянным населением; где территория находится под полной властью одной страны, а также является предметом неограниченного доступа граждан десятков других стран.Таким образом, Шпицберген — это регион, где существует значительная неопределенность в отношении того, кто контролирует ресурсы, особенно в прилегающем море и под морским дном.

Россия, подписавшая Договор, уделяла особое внимание защите своих интересов в этом районе. Россия исторически присутствует на Шпицбергене с 1500-х годов, но именно близость Шпицбергена к Кольскому полуострову, где находится стратегический Северный флот России, вероятно, объясняет, почему восточный арктический сосед Норвегии внимательно следит за развитием событий на удаленной цепи островов.7 Этот дополнительный акцент вызывает беспокойство, поскольку Россия проявила склонность к эксплуатации серых зон, где правила и нормы менее четко определены. 8 Будь то кибервыступления в странах Балтии, маленькие зеленые человечки на Украине или манипулирование внутренними правилами с целью чрезмерные претензии на Северном морском пути, Россия использовала двусмысленность как средство для достижения своих целей, скрывая свои действия.9

Неоднозначный статус Свальбарда как полностью норвежского и в то же время полностью открытого интересам 46 других стран, включая США и Россию, делает его назревшей мишенью для российской агрессии.10 Добавление богатых запасов нефти на морском дне вокруг Шпицбергена и возможность использовать внутреннее разделение НАТО из-за степени норвежского контроля еще больше увеличивает вероятность конфликта.11 В этой статье будет рассмотрен уникальный статус Шпицбергена в соответствии с международным правом и текущие факторы. конфликта, как политического, так и экономического12. В конце статьи приводится аргумент о том, что поддержание надежных, способных к Арктике, десантных сил в Норвегии будет ключом к интересам Соединенных Штатов и НАТО в сдерживании вооруженной агрессии в этом районе; обеспечение того, чтобы конкуренция оставалась мирной и не перерастала в военные действия.

Однако другие инструменты национальной власти также должны быть скоординированы для защиты от агрессии ниже порога вооруженного конфликта. Единый фронт, опирающийся на ресурсы стран НАТО, должен быть выстроен, чтобы гарантировать, что ключевой участок на северном фланге НАТО не станет критической уязвимостью. Одним из основных аспектов этого будет разрешение сохраняющихся разногласий между членами НАТО по поводу 200-мильной зоны вокруг Шпицбергена.

Исторический статус Свальбарда, по сути, нейтральной зоны, начал меняться в конце 1800-х годов, когда Королевство Норвегия вступило в переговоры с царской Россией о совместном управлении островами.13 Эти переговоры продолжались до 1914 года и приближались к соглашению, когда в Европе разразилась Первая мировая война14.

Во время войны Норвегия оставалась нейтральной, но оказывала значительную торговую морскую помощь союзным державам, включая Россию, против центральных держав Австро-Венгрии, Болгарии, Османской империи и Германии.15 Однако в 1918 году русская революция ускорилась. Выход России из конфликта привел к подписанию мирного договора с Центральными державами.Немецко-российское дополнение к этому Договору требовало возобновления дискуссии 1914 года между Россией и Норвегией о будущем Шпицбергена после окончания войны; с Германией, теперь включенной в разговор16. Однако окончательное поражение Германии и центральных держав сделало это соглашение бессмысленным. Вместо этого победившие союзные державы встретились в Париже в 1920 году, чтобы разделить военные трофеи; Россию не пригласили 17

На мирных переговорах в Париже в 1920 году Норвегия смогла отстоять свои интересы на архипелаге Шпицберген.Союзники, несомненно, озабоченные гораздо более серьезными проблемами, связанными с окончанием Первой мировой войны, уступили норвежским запросам о суверенитете над Шпицбергеном, но уникальным образом. В результате Договор о Шпицбергене предоставил Норвегии право управлять островами как норвежской территорией с двумя оговорками.18 Статьи 2 и 3 Договора предоставляют гражданам подписавших сторон равные права на проживание и получение прибыли на Шпицбергене и «его территориальных водах». ”Как норвежские граждане.19

Таким образом, родилась новая конструкция в соответствии с международным правом, согласно которой Норвегии был предоставлен «полный и абсолютный суверенитет» в статье 1 только для того, чтобы этот суверенитет был ограничен последующими статьями Договора.Эта правовая структура создает значительную двусмысленность в отношении полномочий по контролю за деятельностью на Свальбарде. Кроме того, способ предоставления норвежского суверенитета — без участия России — заложил основу для десятилетий напряженности в отношениях между арктическими соседями.

В годы после Шпицбергенского договора Россия не стеснялась выражать свои чувства по поводу решения вопроса о суверенитете Свальбарда. В 1946 году министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов публично заявил, что весь Шпицбергенский договор следует «выбросить в мусорное ведро».20 Согласно Молотову, Медвежий остров (самый южный остров, расположенный почти точно на полпути между северным мысом материковой части Норвегии и южной оконечностью основной цепи островов Шпицберген) принадлежит России, а остальная часть Шпицбергена должна совместно управляться Норвегией и Россией. .21 Хотя Норвегия возобновила переговоры с Россией о совместном управлении Шпицбергеном в 1946 году, вступление Норвегии в НАТО в 1949 году и включение Шпицбергена в зону обороны НАТО в 1951 году быстро положили конец этим обсуждениям.22

К 1970-м годам Норвегия начала согласованные усилия по укреплению и расширению своей юрисдикции над Шпицбергеном.23 Это включало попытки создать исключительную экономическую зону вокруг Шпицбергена в соответствии с продолжающимися переговорами по Конвенции ООН по морскому праву (UNCLOS). .24 Начиная с середины 1970-х годов, ЮНКЛОС преследовала желаемую цель кодификации исторической государственной практики в отношении морских прав прибрежных государств, одновременно предотвращая злоупотребление природными ресурсами или территориальное превышение, чтобы можно было сохранить свободу судоходства.25 Одним из результатов переговоров по UNCLOS стало установление территориального моря прибрежного государства в 12 морских миль, простирающееся от базовой линии, и создание новой исключительной экономической зоны (EEZ), простирающейся на 200 морских миль от базовой линии. .26 Эта новая зона предоставила прибрежному государству исключительную власть над всеми ресурсами, находящимися под поверхностью воды в этой области. Сюда входят права на рыболовство, добычу полезных ископаемых и бурение в ИЭЗ.

Помня о продолжающихся переговорах по UNCLOS, норвежское правительство быстро согласилось с тем, что по условиям Договора о Шпицбергене от страны требовалось разрешить доступ и использование островов, а также территориального моря Шпицбергена в 12 морских миль.Однако, в отличие от территориальных вод, концепция исключительной экономической зоны не существовала в 1920 году, и Норвегия придерживалась позиции, согласно которой Договор о Шпицбергене не распространялся на эту недавно созданную территорию27. Россия не согласна с Норвегией, как и страны НАТО, такие как Исландия, Испания. , и Соединенное Королевство28. Соединенные Штаты заняли то, что лучше всего можно было бы охарактеризовать как прохладную позицию; внешне поддерживает цели Норвегии в отношении суверенитета, особенно в том, что касается разногласий с Россией, при сохранении претензий на права недропользования в ИЭЗ вокруг Шпицбергена.29

Не желая настаивать на том, что казалось непопулярным вопросом, Норвегия в конечном итоге изменила курс и создала Зону защиты рыболовства (ЗЗР) в 200-мильной зоне вокруг Шпицбергена вместо ИЭЗ30. Это новое направление было основано в статье 2 Закона. Договор о Шпицбергене, который позволил Норвегии «поддерживать, принимать или издавать соответствующие меры для обеспечения сохранения и, при необходимости, восстановления фауны и флоры указанных регионов и их территориальных вод.31 Однако несколько европейских стран, а в последующие годы и ЕС, подали возражения против этого осуществления полномочий.32 Соответствующие попытки Норвегии усилить свои регулирующие полномочия путем захвата иностранных судов, нарушающих норвежское законодательство, натолкнулись на некоторые напряженные отношения между Норвегией и членами европейского рыболовного флота, включая Испанию, Латвию и Россию.33

В результате этих действий Норвегии и реакции международного сообщества возникают серьезные вопросы о том, кто имеет право разрабатывать ресурсы в 200-мильной зоне вокруг Шпицбергена.Норвежцы утверждают, что договор о Шпицбергене не распространяется на территорию за пределами территориальных вод Шпицбергена, в то время как многие другие страны считают, что это действительно так. Отсутствие уверенности может иметь последствия по мере роста напряженности в битве за природные ресурсы и региональное господство в Арктике.

Уникальный ландшафт международного права, созданный Договором о Шпицбергене, создает условия для возникновения конкуренции и конфликтов. Хотя Арктика была регионом, где вопросы обычно решались мирным путем, это не исключало конфликта из-за прибыльных ресурсов.34 Необычная структура управления на Свальбарде непреднамеренно обостряет потенциальные факторы конфликта, такие как национальное восприятие россиян; конкуренция за природные ресурсы; стратегическая ценность островов, основанная на их близости к Северному флоту России; и возможность, которую предоставляет Свальбард, использовать швы в альянсе НАТО.

Русское восприятие

Чтобы понять реальный потенциал конфликта из-за Шпицбергена, нужно сначала понять ключевую роль, которую Арктика играет в российской национальной гордости и восприятии.Этот регион настолько переплетен с русскими национальными чувствами, что вице-премьер Дмитрий Рогозин недавно написал в Твиттере на английском языке, что «Арктика — это русская Мекка» и что «норвежцы привозят сюда своих туристов на снегоходах, чтобы исследовать« советское наследие »» 35. Премьер-министр Рогозин имел в виду Шпицберген, где находился г-н Рогозин.

Твиты г-на Рогозина были провокационными, намного превосходя их заявленное сообщение. Прежде чем возглавить арктическую комиссию России, г-н.Рогозин активно участвовал в аннексии Крыма Россией в 2014 году, и впоследствии ему был наложен запрет на поездки в ЕС и Норвегию36. Его присутствие на Шпицбергене годом позже было не очень тонким предложением России, что Шпицберген не является частью Норвегии. или, по крайней мере, у Норвегии нет полномочий исключить г-на Рогозина с архипелага. Этот пример подчеркивает, насколько неоднозначность власти над Свальбардом является потенциальным источником конфликта. Хотя Договор предоставляет Норвегии полный суверенитет, он также дает равный доступ гражданам сторон, так какие же полномочия у Норвегии для введения запрета на поездки на Свальбард для граждан договаривающейся стороны?

г.Рогозин также воспользовался возможностью, чтобы прямо сослаться на Арктику в контексте Крыма, заявив, что эти два вопроса, по сути, одно и то же.37 Рассмотрение этих комментариев в свете предыдущих заявлений министра иностранных дел Вячеслава Молотова о суверенитете России на архипелаге и национальном негодовании по поводу Как было решительно руководство Свальбарда, и легко увидеть, как может разгореться конфликт. Это больше, чем просто борьба за контроль над ресурсами, есть русская националистическая струна, которую нужно затронуть в возвращении островов, для чего нужен только предлог, как Крым, для действий.

Этот риск военных действий смягчается действиями России в Арктике, которые в значительной степени были направлены на сотрудничество, и заявлениями российских официальных лиц, в том числе г-на Рогозина, о том, что дипломатия в Арктике остается приоритетом38. Конфликт ни в коем случае не является гарантией будущих действий, и для изменения расчетов Москвы требуется только ускоряющее событие39. Согласно исследованию Центра военных исследований Копенгагенского университета, проведенному в 2016 году,

основные правила, регулирующие российскую игру в Арктике, основываются на предположении, что сотрудничество принесет наибольшую пользу России, которая активно пытается изолировать Арктику от ухудшающихся отношений между Россией и Западом, одновременно модернизируя свои вооруженные силы.Возможно, внутренние изменения в России могут изменить этот курс. Ухудшающийся экономический кризис в России в сочетании с постоянно низкими ценами на нефть, что, в свою очередь, приводит к низким фрахтовым ставкам, может заставить российских руководителей пересмотреть и снизить свои амбиции по развитию Арктического региона. . . Сочетание символического и исторического значения Арктики в самовосприятии России в сочетании с тенденцией считать себя маргинализованными в международной политике может привести к тому, что российские руководители будут рассматривать Арктику как более нуждающуюся в защите, изоляции и защите, чем область, которая будет развиваться через международное сотрудничество.. . В России преобладает мнение, что западные санкции связаны не столько с Украиной, сколько с долгосрочным заговором Запада, направленным, в первую очередь, на подрыв режима Путина и, во-вторых, с возможностью России поддерживать и развивать свое положение сверхдержавы в целом. [Sic] Согласно этой точке зрения, Запад всегда будет пытаться ограничить или подорвать потенциал России — в том числе и в Арктике. Если Россия хочет реализовать свои законные интересы, конфронтация неизбежна40

Таким образом, хотя в настоящее время политика России способствует сотрудничеству в регионе, нет никаких гарантий, что эта тенденция сохранится.Россия сотрудничает не из чувства долга перед международной системой, которая обычно требует мирного разрешения межгосударственных споров. Если западная система разрешения споров выгодна Москве, пусть будет так. Если нет, то Россия может просто выбрать более традиционные способы осуществления власти в своей сфере влияния. Это особенно заметно с учетом того, как Шпицберген был приобретен Норвегией, при этом Россия была исключена из этого процесса, и насколько точно этот эпизод вписывается в российский нарратив маргинализации со стороны Запада.41 Добавьте к этому имеющиеся оправдания агрессии, такие как защита российских граждан, которые, по оценкам, составляют 10–20 процентов населения Свальбарда, или российские экономические интересы в области прав на нефть и рыболовство, и можно легко увидеть, как Москва может решить решить свою проблему на Свальбарде. таким же образом он решил свою Крымскую проблему42.

Конкурс Крайнего Севера

Конкуренция за прибыльные ресурсы также может способствовать росту конфликта в регионе, как это было исторически.Давно известно, что Арктика обладает огромным потенциалом для добычи нефти и природного газа. В 2008 году Геологическая служба США подсчитала, что территория за Полярным кругом содержала не менее 13 процентов легко извлекаемых запасов нефти на планете и 30 процентов природного газа.43 Норвегия недавно удвоила свои оценки нефти, содержащейся в 200 морских водах. мильная зона вокруг Шпицбергена, что указывает на то, что в этом районе содержится эквивалент нескольких миллиардов баррелей.44 На рисунке 2 показано, как крупнейшие проектируемые месторождения нефти и газа расположены непосредственно под Шпицбергеном и прилегающим морем.Хотя технологические возможности и рентабельность бурения в Баренцевом море еще предстоит выяснить, первые попытки уже делаются.45 Россия возражает против выдачи норвежских разрешений на бурение в этом районе.46 Эти возражения недавно проявились в России, которая навесила ярлык на политику Норвегии на Свальбарде. как особый источник потенциального вооруженного конфликта в регионе47

Как ни странно, не нефть или газ могут в конечном итоге подтолкнуть эту проблему к конфликту. В настоящее время между Норвегией и ЕС ведется серьезный спор относительно права контролировать лов крабов в море, прилегающем к Шпицбергену.48 Крабы являются не только ценным товаром сами по себе, но и классифицируются как оседлый вид и имеют такой же статус, что и права на добычу полезных ископаемых в соответствии с международным правом.49 Таким образом, решение о правах на крабовый промысел может определять будущее нефти и газа в область, край. Возможно, поэтому борьба за регулирование вылова крабов была столь ожесточенной.

Еще одним потенциальным фактором конфликта является расположение архипелага Шпицберген по отношению к Северному флоту России, который является важным стратегическим активом.50 Северный флот — крупнейшая военно-морская сила России, дополненная одними из лучших российских пехотных и авиационных сил. Вместе эти силы образуют «бастион» обороны России и являются ключевым элементом военной мощи России51. Архипелаг Шпицберген, включая Медвежий остров, расположен к западу от Мурманска, где базируется Северный флот. Острова являются узким местом с северным мысом Норвегии, который Россия описывает как «пролив». 52 российские надводные корабли и подводные лодки должны пройти через этот узкий участок, прежде чем проследовать мимо Гренландии, Исландии и Великобритании в Северную Атлантику.Это вероятное объяснение того, почему Россия так строго протестует против простого потенциального использования Шпицбергена в военных целях другой страной53.

Наконец, возможность агрессии в этом районе может возрасти из-за возможности, которую Шпицберген представляет для создания трения в Североатлантическом союзе. Сила НАТО заключается в статье 5 Североатлантического договора, в которой говорится, что нападение на одного человека считается нападением на всех54. Однако эта сила по-прежнему зависит от консенсуса; 29 стран должны единодушно согласиться применить это положение.Таким образом, противник логично будет искать способы разрушить эту сплоченность и натравить союзников друг на друга.55 Один из способов сделать это — использовать неоднозначные проблемы и разногласия внутри альянса, особенно под прикрытием законного права. Свальбард предоставляет как раз такую ​​возможность.

Некоторые государства-члены НАТО придерживаются взглядов, аналогичных России, в отношении претензий Норвегии на 200-мильную зону вокруг Шпицбергена.56 Исландия, Дания, Испания и Соединенное Королевство имеют возражения против норвежских интересов, которые полностью повторяют интересы Москвы.57 Даже Соединенные Штаты придерживаются позиции, которая, хотя внешне поддерживает, но все же содержит оговорки в отношении экономических прав в окружающем море58. Таким образом, Шпицберген — это линия разлома, через которую можно проверить сплоченность на крайнем севере. Действия России, не связанные с войной, предпринятые под прикрытием интерпретации Договора о Шпицбергене, идентичной интерпретации стран-членов НАТО, могут привести к серьезному внутреннему расколу в Североатлантическом союзе.

Синергия между неоднозначным статусом Свальбарда в области международного права, российскими национальными представлениями, конкуренцией за природные ресурсы и стратегической ценностью островов создает среду, в которой может быстро нарастать напряженность и нестабильность.Необходим соответствующий барьер для сдерживания агрессии и обеспечения того, чтобы дипломатия и сотрудничество оставались нормой в разрешении разногласий по поводу Шпицбергена, прилегающего к нему моря и Арктики в целом. Это включает в себя способность реагировать на действия конкурента по всему спектру конфликта; сдерживание вооруженного вторжения, а также деятельности «серой зоны».

Уникальный статус Свальбарда в области международного права подвергает цепь островов риску конфликта в отличие от любой другой части Крайнего Севера.Этот риск усиливается, поскольку попытки Норвегии осуществить суверенитет встречают возражения не только со стороны России, но и союзников по НАТО. Все эти факторы могут быть легко подогреты российским нарративом о маргинализации Запада и, таким образом, поднять температуру конкуренции, ведущую к конфликту.

Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов (СНБ) ясно дает понять, что сдерживание конфликта — это усилие, которое лучше всего предпринимать с позиции силы.59 Помня о классической дилемме безопасности, когда увеличение военного потенциала для обеспечения мира может побудить противника к действиям. то же самое и вызвать дестабилизирующую «гонку вооружений», вооруженная враждебность может быть предотвращена за счет наличия впереди надежного противовеса.60

Военная экспансия России в Арктике является крупнейшей с советских времен.61 Попытки достичь паритета в арктических возможностях будут дорогостоящими и потребуют много времени.62 Однако равноправие «око за око» во всей Арктике не требуется для эффективного сдерживания арктических вооруженных сил. использование военных действий при разрешении споров по Шпицбергену. Силы надежного размера, размещенные и обученные в Арктике, чтобы иметь возможность действовать в суровых климатических условиях, имея амфибийный характер, послужили бы сильным опорой против враждебности.Сила, способная отреагировать на присутствие «зеленых человечков» (хотя, вероятно, одетых в арктическое белое) на архипелаге и оспорить его присутствие, могла бы иметь желаемый эффект, гарантируя, что переговоры и сотрудничество останутся нормой на Свальбарде. СНБ подтверждает необходимость передового переброски войск, заявляя, что «[мы] должны быть в состоянии прибыть на театр военных действий вовремя, чтобы быстро сформировать события. Это потребует стойкой передовой позиции и гибких глобальных сил мобильности ». 63

Морские ротационные силы Европы (MRF-E), в настоящее время созданные в Норвегии, обеспечивают достаточный противовес для сдерживания вооруженной агрессии.Хотя первоначально это был небольшой элемент, расположенный в центральной Норвегии, MRF-E был недавно расширен по приглашению норвежского правительства до в общей сложности около 700 морских пехотинцев; большая часть из них будет расположена за Полярным кругом.64 MRF – E — это не просто пополнение норвежских сил, скорее, ротационные силы обеспечивают значительный десантный потенциал для действий вместе с норвежской бригадой «Норд», специалистом норвежской армии по арктическим войнам и ее только постоянная бригада. Элементы Корпуса морской пехоты в Норвегии присутствуют не постоянно, а на ротационной основе для обучения с норвежской армией и другими партнерами в многонациональных учениях и получения критически важного опыта в Арктике.Набор навыков, полученный в результате постоянного погружения в окружающую среду, намного больше, чем можно получить в результате эпизодического развертывания для обучения или в учебных районах США в холодную погоду.65 Подразделения MRF – E живут в арктических условиях в течение нескольких месяцев. и узнайте, как справляться с психически и физически требовательным климатом так, как это может обеспечить только повседневный опыт.

Арктика — опасное место во многом из-за того, что холодная погода чрезвычайно опасна.Согласно британскому исследованию, охватывающему несколько стран по всему миру, холодная погода в двадцать раз опаснее, чем жаркая погода.66 Учитывая этот факт, неудивительно, что история войн изобилует примерами опасностей, связанных с боями в экстремально холодную погоду, когда не обучены или подготовлены должным образом. Корпус морской пехоты усвоил этот урок во время Корейской войны. Полковник Гомер Литценберг, командир полковой боевой группы 7 во время кампании по водохранилищу Чосин, особо отметил в своем отчете после боевых действий, что «жаркая погода, какой бы неудобной она ни была, борется с погодой по сравнению с минусовыми холодами, которые, кажется, притупляют настроение. дух так же, как и плоть.67 Холод на севере Корейского полуострова причинил больше потерь морским пехотинцам, чем действия противника во время кампании, что сделало экстремальные холода самостоятельным противником68. Все еще находит отклик в духе морской пехоты и сегодня.69 Этот урок — лишь один из многих в истории, который служит суровым предупреждением о том, насколько разными и опасными может быть экстремальный холод70

Выживание и работа в арктических условиях требует профессиональных знаний, а не эпизодического ознакомления.Ротационный аспект развертывания MRF – E обеспечивает долгосрочное пребывание в условиях, необходимых для накопления опыта в навыках выживания небольших подразделений в Арктике. Холодные температуры и покрытые льдом ландшафты Норвегии не зря являются домом для Центра передового опыта НАТО по операциям в холодную погоду и предлагают подходящие условия для тренировок, чтобы обеспечить размещение боеспособных сил в зоне серьезной конкуренции на стратегически важных северных территориях НАТО. фланг.

Кроме того, MRF – E — правильная сила для обеспечения тактического баланса в этом районе, потому что морские пехотинцы являются экспертами по амфибиям.Набор проблем Шпицбергена требует способности действовать с моря и при необходимости проецировать энергию с материковой части Норвегии на острова Шпицберген. Наличие передовой позиции в сочетании с возможностью перемещаться с корабля на берег делает регулярное присутствие MRF-E средством сдерживания конфликта, в то время как отсутствие подавляющего размера делает совершенно маловероятным, что их присутствие вызовет дестабилизирующую гонку вооружений. Хотя это и не массовые силы, элемент MRF – E достаточно значим, чтобы противник должен был спланировать борьбу с ним в случае вооруженного конфликта, а элемент морской пехоты мог легко вступить в партнерские отношения с норвежскими силами, такими как норвежская бригада «Норд», чтобы быть впереди. эшелон более решительных действий НАТО по сценарию защиты Шпицбергена.

Надежным десантным силам обязательно требуется десантное судно, способное работать в Арктике. Регулярное присутствие десантных кораблей США или НАТО в этом районе обеспечит возможность обучения элемента MRF – E для быстрой доставки в момент необходимости. Скорее всего, это потребует добавления ледокольного потенциала союзников НАТО или Северных партнеров, поскольку у Соединенных Штатов имеется значительная нехватка ледоколов.71 Такие учения, как Trident Juncture, многонациональное учебное мероприятие под руководством НАТО, предоставляют возможность для критически важных военно-морских сил и опыта Арктика, но требуется более последовательное размещение военно-морских сил в регионе.Регулярная ротация десантных кораблей ВМС США, союзников или стран-партнеров с необходимой ледокольной способностью позволила бы десантным силам получить и поддерживать критически важные возможности соединения кораблей с берегом в Арктике.

Даже без необходимых военно-морских сил авиационные платформы, такие как MV-22 Osprey, можно было использовать для выполнения задачи маневрирования с материка на Шпицберген для реагирования на кризис. Однако регулярное пребывание в суровых климатических условиях и работа в них имеют решающее значение для обеспечения арктических возможностей этих платформ.Морские ротационные силы в настоящее время не имеют собственных авиационных средств. Пополнение сил собственными самолетами и, таким образом, формирование того, что Корпус морской пехоты называет оперативно-воздушно-наземным оперативным подразделением морской пехоты, хотя и выгодно, но не требуется. Частая ротация винтокрылых винтов или вертолетов Соединенных Штатов и их союзников в этот район позволила бы силам регулярно тренироваться в воздушных маневрах в суровых климатических условиях.

Хотя MRF – E является отличной контрмерой в самой опасной ситуации, вооруженном конфликте на Шпицбергене, это не универсальный ответ на все возможные вторжения на северной окраине НАТО.Положение о немилитаризации, содержащееся в статье 9 Договора о Шпицбергене, запрещает использование архипелага в военных целях. Таким образом, западный бинарный взгляд на то, находится ли в вооруженном конфликте или нет, может служить интеллектуальным ограничивающим фактором при рассмотрении реакции на пограничные или ниже пороговые меры из-за запретов статьи 9. Это означает, что военное присутствие является важным оплотом для наиболее опасного курса действий, вооруженного вторжения на архипелаг, но более вероятный курс действий, ниже порогового уровня вторжения, требует участия других элементов национальной власти.

Предпочтение России действовать в «серой зоне» и достигать своих целей, не переходя линию вооруженного конфликта, неоднократно проявлялось на всем протяжении границы НАТО. Шпицберген представляет собой прекрасную возможность продолжить эту деятельность в области многомерного значения. США, Норвегия, союзники по НАТО и, возможно, другие североевропейские партнеры должны собраться вместе, чтобы обсудить, какие шаги могут быть предприняты для противодействия любым угрозам суверенитету Норвегии ниже порогового уровня.

Невоенные образования, такие как Парламентская ассамблея НАТО, должны взять на себя задачу по координации других элементов силы союзников, чтобы противостоять этим угрозам и сдерживать наиболее вероятный курс действий России — вторжение в серую зону. Хотя Арктический совет или Европейский союз (ЕС) могут сначала прийти в голову как потенциальные органы для решения этого вопроса, у обоих этих форумов есть недостатки. Россия является членом Арктического совета и, таким образом, будет участвовать в обсуждении того, как противостоять потенциальной угрозе, которую она представляет.Норвегия не является членом ЕС, и между двумя сторонами существует значительная напряженность в связи с рыболовством в водах у Шпицбергена.

НАТО, однако, является одновременно политической и военной организацией, поэтому дипломатические усилия, безусловно, входят в компетенцию Североатлантического союза. Парламентская ассамблея «представляет собой межпарламентскую организацию, объединяющую законодателей из стран-членов НАТО для рассмотрения вопросов безопасности, представляющих общий интерес и вызывающих озабоченность» 72. В мае 2017 года Ассамблея провела семинар в городе Лонгйирбен, посвященный основной территории Свальбарда. остров «для обсуждения меняющегося климата в Арктике и его последствий для регионального сотрудничества и безопасности.73 Таким образом, существующие проблемы безопасности на Свальбарде — это вопрос, который Ассамблея может решить и уже знает.

Одним из жизненно важных шагов, которые могла бы предпринять Парламентская ассамблея, было бы обсуждение 200-мильной зоны вокруг Шпицбергена с конечной целью разрешения внутренних разногласий в союзе. Если Североатлантический союз сможет возглавить решение этого вопроса и представить единую дипломатическую позицию относительно того, как суверенитет Норвегии влияет на права международного сообщества в прилегающем к Свальбарду море, потенциальный шов между его членами будет устранен, а значительный фактор конфликта будет устранен. .Однако чем дольше этот вопрос остается источником разногласий среди союзников по НАТО, тем более вероятно, что запал на этом бочонке с оттаивающим порохом в конечном итоге загорится.

Решение вопроса о применимости Договора о Шпицбергене к прилегающим акваториям Шпицбергена было бы не только значительным дипломатическим достижением, но и открыло бы путь для инвестиций в рыболовство и разведку нефти в регионе. Независимо от того, применяется ли положение о равном доступе Договора о Шпицбергене к 200-мильной зоне вокруг Шпицбергена или нет, корпорации делают ставку на уверенность, и решение проблемы, несомненно, приведет к увеличению инвестиций.Полученный в результате экономический стимул для Норвегии и союзников по НАТО повысит устойчивость к действиям Москвы, особенно в странах, граничащих с Россией. Кроме того, в настоящее время Европа страдает от зависимости от российских нефтепродуктов, что дает Москве значительную степень влияния.74 Увеличение инвестиций в разведку и, в конечном итоге, добычу нефти может иметь конечную выгоду в виде дальнейшей маргинализации влияния российской нефти и газа, если НАТО Союзники берут на себя ведущую роль в добыче.

Конечным результатом всех этих усилий должно быть удержание России от импорта своей агрессивной деятельности, наблюдаемой в других местах вдоль границы НАТО, в Арктику и защита ключевой территории на северном подходе НАТО. Архипелаг Шпицберген — это не «ничейная земля», а потенциальный очаг надвигающейся арктической региональной борьбы за власть. Если необходимо воспрепятствовать злонамеренным действиям России по всему спектру, в интересах Соединенных Штатов и НАТО сделать это с позиции силы и единства.Призма

Банкноты

1 Королевство Норвегия, первоначально названное Шпицберген Виллемом Баренцем в 1596 году, изменило название на Шпицберген, что означает «холодный берег», в 1925 году, чтобы обозначить весь архипелаг. См. Кристофер Р. Росси, «Уникальная международная проблема: Соглашение о Шпицбергене, равное пользование и Terra Nullius; Уроки территориального искушения из истории », 15 Вашингтонский университет Global Stud. L. Rev.93, 95 n3 и 112 (2016). Поскольку Шпицберген — официальное название, в данной статье этот район будет называться Шпицберген, если не будет сделана конкретная ссылка на Договор о Шпицбергене.Хотя можно было бы подумать, что территория, расположенная так далеко на севере, будет полностью покрыта льдом, на Шпицбергене есть ледяной щит, который постоянно покрывает чуть больше половины суши. См. Валерий Конышев и Александр Сергунин, «Политика России в отношении территориальных споров в Арктике», Журнал международных отношений и внешней политики (март 2014 г.) 2, вып. 1, 73. Кроме того, Шпицберген не только не безлюдный, но и самый северный город в мире. См. Алан Тейлор, «Шпицберген: на полпути между Норвегией и Северным полюсом, Атлантика (8 марта 2016 г.)», доступно по адресу .

2 Архипелаг Шпицберген: американская военно-политическая география Шпицбергена и других норвежских полярных территорий, 1941–1950 гг., Изд. П.Дж. Капелотти (© 2000, McFarland & Company, Inc., Publishers). В этой книге автор подробно описывает несколько небольших операций союзников на архипелаге по лишению нацистской Германии доступа к угольным предприятиям и метеостанциям во время Второй мировой войны.

3 Кристофер Р. Росси, «Уникальная международная проблема: Договор о Шпицбергене, равное пользование и Терра Нуллиус; Уроки территориального искушения из истории », 15 Вашингтонский университет Global Stud. L. Rev. 93 (2016), 113–20; Торбьёрн Педерсен, «Споры о континентальном шельфе Шпицбергена: правовые споры и политическое соперничество», 37 Ocean Dev. & Int’l L. 339, (2006) 345–46. См. Также Александр Нюрнберг, «Погоня за полярным кругом в Норвегии и России», The New York Times, 21 октября 2005 г., доступно по адресу .

4 Торбьёрн Педерсен, «Международное право и политика в разработке политики США: Соединенные Штаты и спор на Шпицбергене», «Развитие океана и международное право», 42 вып. 11, (11 февраля 2011 г.), 122.

5 Договор между президентом Соединенных Штатов Америки; Его Величество король Великобритании и Ирландии и британских заграничных владений, император Индии; Его Величество король Дании; Президент Французской Республики; Его Величество король Италии; Его Величество Император Японии; Его Величество король Норвегии; Ее Величество Королева Нидерландов; Его Величество король Швеции О суверенитете Норвегии над архипелагом Шпицберген, включая Медвежий остров. Подписано в Париже 9 февраля 1920 г., Университет Осло доступно по адресу .

6 См. Ид.

7 А. Вылегжанин, В. Зиланов, «Шпицберген: правовой режим прилегающих морских территорий», W.E. Батлер изд. и пер., (Eleven International Publishing, 2007), 2.

8 В этой статье термины «серая», «серая зона» или «ниже порога» будут использоваться для описания «конфликтов как сегмента конфликтного континуума [по существу занимающего пространство между миром и войной], характеризующегося интенсивным политическим экономическая, информационная и военная конкуренция более ожесточенная по своей природе, чем обычная стационарная дипломатия, но не похожая на обычную войну.»Джон Чемберс,« Противодействие гибридным угрозам серой зоны: анализ российской войны нового поколения и ее значение для армии США », Modern War Institute в Вест-Пойнте, 18 октября 2016 г., 13.

9 Дэмиен МакГиннесс, «Как кибератака изменила Эстонию, Британская радиовещательная корпорация», BBC, 27 апреля 2017 г., доступно по адресу . См. Также Кристофер С. Чивас, «Понимание российской« гибридной войны »и что с ней можно сделать», свидетельские показания, представленные перед U.S. Комитет по вооруженным силам Палаты представителей, 22 марта 2017 г., доступно по адресу . Прозвище «зеленые человечки» было создано для обозначения групп вооруженных людей в военной форме, но без каких-либо национальных опознавательных знаков, появившихся в Крыму во время аннексии. Джулиус Боди, «Современный империализм в Крыму и Донбассе», Лойола из Los Angeles International and Comparative Law Review, 5 октября 2017 г., доступно по адресу , цитируется: Виталий Шевченко, «Зеленые человечки» или «Захватчики России?» BBC News, 1 марта 2014 г., доступно по адресу . См. Также: Салли ДеБоер, «Безопасность в Арктике и правовые вопросы в 21 веке: интервью с командующим Шоном Фейи», Центр международной береговой охраны США, The Maritime Executive, 1 марта 2017 г., доступно по адресу .

10 выше, примечание 7 к Договору о Шпицбергене; см. также Трюде Петерсен, «Северная Корея подписывает договор о Шпицбергене», Anchorage Daily News, 2 февраля 2016 г., доступно по адресу . Следует отметить, что Китай также подписал Договор о Шпицбергене и имеет некоторые высокие арктические амбиции. См. Элеонор Росс, «Как Китайская Арктическая империя нарушит глобальный баланс сил», Newsweek, 14 июля 2017 г., доступно по адресу . Серая зона Свальбарда, которую занимает Шпицберген в соответствии с международным правом, в сочетании с богатыми природными ресурсами, российскими национальными представлениями о том, как был решен суверенитет Свальбарда, и возможностью использовать разделение НАТО, образуют идеальный геополитический шторм, который делает возможность российской агрессии значительной. Достаточно взглянуть на поездку заместителя премьер-министра Дмитрия Рогозина на Шпицберген в 2015 году, где он провел параллели с Крымом, а также с недавней утечкой информации о внешней политике России, в которой норвежская политика на Свальбарде была указана как риск войны, чтобы увидеть, что основа для агрессии уже может быть в движении.Атле Стаалесен, «Экспансионист Рогозин смотрит на Арктику», Barents Observer, 21 апреля 2015 г., доступно по адресу ; и Томас Нильсен, Коммерсант: Россия перечисляет норвежскую политику на Свальбарде как потенциальный риск войны, The Independent Barrents Observer, 4 октября 2017 г., доступно по адресу .

11 Публикация НАТО 132 JOINT 17 E, Парламентская ассамблея НАТО, Отчет совместного специального семинара, параграф 31, 22 мая 2017 г .; см. также Белый дом, Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов Америки, декабрь 2017 г., доступно по адресу . На странице 47 СНБ заявляет: «Россия использует подрывные меры, чтобы подорвать доверие к обязательствам Америки перед Европой, подорвать трансатлантическое единство и ослабить европейские институты и правительства».

12 Термин «конфликт» предназначен для описания событий, происходящих по всему спектру: от конкуренции за исключением вооруженного конфликта до вооруженного конфликта.

13 См. Кристофер Р. Росси, «Уникальная международная проблема: Соглашение о Шпицбергене, равное пользование и Терра Нуллиус; Уроки территориального искушения из истории », Вашингтонский университет Global Studies Law Review, 15 выпуск 1, 2015 г., доступно по адресу .

14 ид.

15 ид. на 130–31.

16 Брест-Литовский мирный договор, Германо-российское дополнительное соглашение, статья 33, 3 марта 1918 г., доступно по адресу . В статье говорится, что договаривающиеся стороны будут стремиться к тому, чтобы в международной организации архипелага Шпицберген, предусмотренной на конференции на Шпицбергене 1914 года, обе стороны были поставлены в равное положение.С этой целью правительства обеих сторон попросят королевское правительство Норвегии как можно скорее после заключения всеобщего мира созвать продолжение конференции на Шпицбергене.

17 Хотя новое коммунистическое правительство России еще не было официально признано, интересы ее граждан, которые уже находились на острове и занимались добычей полезных ископаемых, до некоторой степени были учтены в статье 10 договора. Договор о Шпицбергене выше, примечание 7. Однако эта попытка признать интересы России не помешала значительному возмущению России по поводу решения этого вопроса.См. Christopher R. Rossi, сноска 18 выше, 132 (2016).

18 Первоначальное название главного острова — Шпицберген. Королевство Норвегия позже переименовало всю территорию Шпицбергена, чтобы обозначить все острова. См. Примечание 3 выше.

19 Статья 3 гласит

Граждане всех Высоких Договаривающихся Сторон будут иметь равную свободу доступа и входа по любой причине или возражению в воды, фьорды и порты территорий, указанных в статье 1; при соблюдении местных законов и правил они могут беспрепятственно осуществлять все морские, промышленные, горнодобывающие и коммерческие операции на основе абсолютного равенства.

Они должны быть допущены на тех же условиях равенства к деятельности и практике всех морских, промышленных, горнодобывающих или коммерческих предприятий как на суше, так и в территориальных водах, и не может быть установлена ​​монополия ни в каком отношении или в отношении какого-либо предприятия.

Невзирая на любые правила каботажной торговли, которые могут действовать в Норвегии, суда Высоких Договаривающихся Сторон, идущие на территории, указанные в Статье 1, или прибывающие с них, имеют право заходить в норвежские порты во время их выхода или обратного рейса для с целью взятия на борт или высадки пассажиров или грузов, следующих на указанные территории или прибывающих с них, или для любых других целей.

Согласовано, что во всех отношениях, особенно в отношении экспорта, импорта и транзитных перевозок, граждане всех Высоких Договаривающихся Сторон, их суда и товары не будут подвергаться никаким сборам или ограничениям, которые не взимаются с граждан. , суда или товары, которые пользуются в Норвегии режимом наибольшего благоприятствования; Норвежские граждане, корабли или товары для этой цели приравниваются к гражданам других Высоких Договаривающихся Сторон и не относятся к ним более благоприятно ни в каком отношении.

Никакие сборы или ограничения не будут налагаться на экспорт каких-либо товаров на территорию любой из Договаривающихся держав, иных или более обременительных, чем экспорт аналогичных товаров на территорию любой другой Договаривающейся державы (включая Норвегию) или в любую другую назначения.

20 См. Кристофер Р. Росси, «Уникальная международная проблема». Автор особо отмечает, что «глубоко укоренившееся» национальное психологическое воздействие капитуляции на Шпицбергене сформировало российскую дипломатию с 1946 года по настоящее время.

21 ид., 104.

22 Мэтью Мелино и др., «Уроки истории для Арктики: что международные морские споры говорят нам о новом океане», Центр стратегических и международных исследований, 19 декабря 2016 г., стр. 16–17, доступно по адресу .

23 Christopher R. Rossi, сноска 26 выше, 104–07; и Мэтью Мелино и др., сноска 28 выше, с. 17–20.

24 См. Мэтью Мелино и др., Примечание 28 выше, стр. 17–20.

25 ООН, Отдел по вопросам океана и морскому праву, «Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву (историческая перспектива)», доступно по адресу .

26 Генеральная Ассамблея ООН, Конвенция по морскому праву, 10 декабря 1982 г., 1833 г. U.N.T.S. 397, статьи 2–5 и 55–57. Здесь упоминается как UNCLOS.

27 Морган Ферт-Малка и Трой Буффар, «Уникальный правовой статус арктического архипелага, Арктика в контексте», World Policy Journal, 6 декабря 2017 г., доступно по адресу .

28 Кристофер Р. Росси, «Уникальная международная проблема», 104–08.

29 Там же. цитируя Торбьорна Педерсена, «Международное право и политика в разработке политики США», 120, 131; см. также «США Политика в отношении Свальбарда », Меморандум о решении по национальной безопасности № 325, 20 апреля 1976 г., доступен по адресу . Эту оговорку США легче всего понять в стремлении поддерживать хорошие отношения с Норвегией в области, имеющей стратегическое значение.Канал между архипелагом Шпицберген и материковой Норвегией узкий и расположен в непосредственной близости от Кольского полуострова, где находится Северный флот России.

30 Термин «зона защиты рыболовства» на самом деле не встречается в ЮНКЛОС, но эта концепция основана на контроле над ИЭЗ, предоставленном в статьях 61 и 62. По словам одного автора, термин, который был разработан, чтобы разрешить регулирование этого района Норвегией в то время как власть над ИЭЗ оспаривалась. Д-р Джеймс Краска, Участие потерпевших в Международном уголовном суде: от парии к партнеру — российско-американское сотрудничество в области безопасности в Северном Ледовитом океане, 16 ILSA J.Int’l & Comp L. 517, 526 (зима 2010 г.). Кристофер Р. Росси, сноска 34 выше, стр. 104–108. Претензии Норвегии в Арктике относительно Шпицбергена изменились на утверждение, что у островов нет собственного континентального шельфа, а вместо этого они являются продолжением континентального шельфа Норвегии, чтобы избежать проблемы применимости договора. Эта точка зрения была негативно воспринята международным сообществом и даже описана норвежскими союзниками, такими как США, как «принятие желаемого за действительное». См. Торбьёрн Педерсен, «Международное право и политика в U.S. Policymaking », 120, 124. Для простоты и ясности нюансы этой позиции не рассматриваются в данном документе, поскольку, как представляется, международное сообщество не разделяет позицию Норвегии.

31 Договор о Шпицбергене см. Выше, примечание 7.

32 См. Сноску 34 Кристофера Р. Росси выше, стр. 104–107, где цитируется Торбьёрн Педерсен, «Противоречие на континентальном шельфе Свальбарда: правовые споры и политическое соперничество», Ocean Development & International Law, 37 no. 3–4 (© Taylor & Francis, 2006), 339, 345–46.

33 См. Александр Нюрнберг, «Погоня за полярным кругом в Норвегии и России», The New York Times, 21 октября 2005 г., доступно по адресу ; см. также Кристофер Р. Росси, «Претензия Норвегии на суверенитет над прилегающими водами Шпицбергена», German Law Journal, 18 № 6 (16 ноября 2017 г.), 1498.

34 Например, Арктический совет является руководящим органом в регионе, но больше является добровольным форумом для диалога между восемью арктическими странами — Канадой, Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией, Россией, Швецией и США — и представителями коренное население.Для получения дополнительной информации об Арктическом совете см. Их справочную информацию, которая последний раз обновлялась 3 января 2018 г. и доступна по адресу . На их веб-сайте есть страница «Соглашения», на которой подробно рассказывается, как форум добился успеха в продвижении соглашений о сотрудничестве по научным, экологическим и региональным вопросам безопасности; см. .

35 Британская радиовещательная корпорация, «Норвегия в арктическом споре с Россией из-за визита Рогозина», BBC News, 20 апреля 2015 г., доступно по адресу .

36 Ишанн Тарур, «Арктика — это российская Мекка, — говорит главный московский чиновник», The Washington Post, 20 апреля 2015 г., доступно по адресу .

37 Атле Стаалесен, «Экспансионист Рогозин смотрит на Арктику», Barents Observer, 21 апреля 2015 г., доступно по адресу .

38 Морган Ферт-Малка и Трой Буффар, «Уникальный правовой статус арктического архипелага в контексте Арктики», 6 декабря 2017 г., доступно по адресу . «Примерно через десять лет эксперты по Арктике эффективно развенчали мифы о новой« золотой лихорадке »или конфликте из-за ресурсов, территории и прав судоходства на Крайнем Севере. Регион стал примером успешного сотрудничества и инновационного управления »; см. также Кристиан Сёби Кристенсен и Каспер Сакструп, «Российская политика в Арктике после украинского кризиса», 26–27.Дмитрий Рогозин, «Арктический вестник», Арктический портал, 3 вып. 14 (11 апреля 2016 г.), 3, доступно по адресу .

39 Морган Ферт-Малка и Трой Буффар, сноска 45 выше, «[в] любом случае за Шпицбергеном стоит обратить внимание в ближайшие годы, если не за двумя. Если разногласия не будут урегулированы мирным путем, Шпицберген станет первым случаем эскалации арктического спора, который не удалось сдержать ни международному праву, ни региональным структурам управления.См. Также Кристофер Р. Росси, «Уникальная международная проблема», где отмечается: «Воды у Шпицбергена подчеркивают растущую напряженность в отношении правового статуса архипелага и его окрестностей, что делает его центральным элементом новой глобальной гонки за власть за влияние и Ресурсы. «Для всех, кто интересуется геополитикой, — отметил президент Норвежской научной академии полярных исследований, — это регион, за которым последуют годы».

40 Кристиан Сёби Кристенсен и Каспер Сакструп выше, сноска 45, с. 33–34.

41 Кристиан Сёби Кристенсен и Каспер Сакструп выше, примечание 45, 28.

42 Central Intelligence Agency World Factbook, Svalbard 2016, доступно по адресу . Учитывая, что общая численность населения Свальбарда оценивается всего в 2500 человек, соотношением этнических русских можно быстро и легко манипулировать.

43 Кеннет Дж. Берд и др., «Оценка ресурсов Арктики: оценка неоткрытых запасов нефти и газа к северу от полярного круга», U.S. Geological Survey, (2008), доступно по адресу .

44 Томас Нильсен, «Норвегия удвоила оценки запасов нефти в Арктике», The Independent Barrents Observer, 25 апреля 2017 г., доступно по адресу ; см. также Нериюс Адомайтис, «Норвегия удвоила оценки ресурсов нефти и газа для Баренцева моря», Reuters, 25 апреля 2017 г., доступно по адресу .

45 Томас Нильсен, «Профессор говорит, что Голиат, скорее всего, никогда не станет прибыльным», The Independent Barrents Observer, 6 ноября 2017 г., доступно по адресу .

46 Кристофер Р. Росси, «Уникальная международная проблема», 101–02.

47 Томас Нильсен, «Коммерсантъ: Россия перечисляет норвежскую политику на Свальбарде как потенциальный риск войны», The Independent Barrents Observer, 4 октября 2017 г., доступно по адресу потенциальная-рискованная-война>.

48 Морган Ферт-Малка и Трой Буффар, «Уникальный правовой статус арктического архипелага», «Арктика в контексте», декабрь 2017 г., доступно по адресу ; см. также Андреас Остхаген и Андреас Распотник, «Комментарий: Crabtacular! Снежные крабы на марше от Шпицбергена до Брюсселя », High North News, 3 апреля 2018 г., доступно по адресу .

49 Id .; см. также статью 77 ЮНКЛОС, которая гласит: «Природные ресурсы, упомянутые в этой Части, состоят из минеральных и других неживых ресурсов морского дна и недр вместе с живыми организмами, принадлежащими к оседлым видам, то есть организмами, которые, при этапы добычи либо неподвижны на морском дне или под ним, либо не могут двигаться, кроме как при постоянном физическом контакте с морским дном или грунтом.”

50 Christopher R. Rossi, сноска 54 выше, 132; см. также Кристиан Сёби Кристенсен и Каспер Сакструп, «Российская политика в Арктике».

51 Международный консультативный совет по безопасности, Отчет об арктической политике, 21 сентября 2016 г., 21–25

52 Торбьёрн Педерсен, «Международное право и политика в разработке политики США», 120, 122.

53 Christopher R. Rossi выше, сноска 54, на 132, отмечая, что гражданский потенциал, который может быть преобразован в военное использование, опротестован Россией как нарушение положения договора о немилитаризации Шпицбергена; см. также Томас Нильсен, «Москва заявляет, что встреча НАТО на Шпицбергене является провокацией», The Independent Barrents Observer, 21 апреля 2017 г., доступно по адресу ; см. Публикацию НАТО 132 JOINT 17 E, Парламентская ассамблея НАТО, Отчет совместного специального семинара, 22 мая 2017 г., в котором отмечается, что возражения России необоснованны, поскольку Парламентская ассамблея НАТО является политической вице-военной организацией.

54 Североатлантический договор, 4 апреля 1949 г.

55 Reuters, «Соглашение стран Северной Европы о сотрудничестве в области обороны против России», 9 апреля 2015 г., доступно по адресу . В статье агентства Reuters утверждается, что «действия России — самый большой вызов европейской безопасности. . . Российская пропаганда и политическое маневрирование вносят свой вклад в сеяние разногласий между странами и внутри таких организаций, как НАТО и ЕС ».

56 Торбьёрн Педерсен, «Динамика дипломатии Свальбарда», Дипломатия и государственное управление, 19 вып.2 (14 июня 2008 г.), 236–62. В статье говорится, что «в 2006 году Великобритания провела дискуссию по Шпицбергену и пригласила США, Францию, Германию, Нидерланды, Данию, Россию, Испанию, Исландию и Канаду. Норвегия явно не вошла в список ».

57 Кристофер Р. Росси, «Уникальная международная проблема».

58 Торбьёрн Педерсен, «Международное право и политика в разработке политики США»; см. также Меморандум о решении по национальной безопасности 325.

59 Белый дом, СНБ, 3, 4, 26, 28.

60 Кристиан Сёби Кристенсен и Каспер Сакструп, «Российская политика в Арктике».

61 Андре Осборн, «Россия Путина в самом крупном военном наступлении в Арктике после советской войны», Рейтер, 30 января 2017 г., доступно по адресу .

62 Например, в настоящее время в России имеется флот из более чем 40 ледоколов, шесть из которых являются единственными в мире атомными ледоколами.В настоящее время у США есть два ледокола. См. Райан Скарборуг, «Ледяная война: российские ледоколы превосходят американские суда в жизненно важной Арктике», Washington Times, 19 февраля 2017 г., доступно по адресу ; см. также Том О’Коннор, «Россия возглавляет мир с новым атомным ледоколом, последним арктическим ходом Путина», Newsweek, 25 сентября 2017 г. -и-самый-мощный-атомный-ледокол-принеси-670621>.

63 Белый дом, СНБ, 29.

64 Глэйдис Фуш, «Норвегия приглашает больше американских морских пехотинцев, чтобы дольше и ближе находиться в России», Reuters, 12 июня 2018 г., доступно по адресу .

65 Недавний отчет о действиях командира батальона MRF-E подтвердил эту точку зрения. В частности, командир батальона подчеркнул, что Корпус морской пехоты может отправлять морских пехотинцев на все официальные учебные курсы в холодную погоду в мире, но это не заменяет погружение в окружающую среду.Развертывания для обучения позволяют подразделениям только пройти фазу выживания, но у них недостаточно времени, чтобы затем научиться маневрировать и сражаться в Арктике. Кроме того, командир батальона отметил:

Морские пехотинцы должны успеть адаптироваться к окружающей среде, прежде чем они смогут процветать. Трехнедельные [Горные тренировочные упражнения] или периодические [Развертывания для тренировок] не дают достаточно времени для адаптации к окружающей среде. В результате морпехи никогда не выходят за рамки стадии выживания. Лето / зима [Курс горных лидеров] помогает, но не может заменить время полного погружения отряда.Соответственно, такой тип развертывания не приведет к развитию потенциала [в холодную погоду] или институциональных знаний для Службы. Если Корпус морской пехоты стремится к развитию возможностей [в холодную погоду], длительная ротация является ключевым моментом.

66 Антонио Гаспаррини и др. др. «Риск смертности, связанный с высокой и низкой температурой окружающей среды: многострановое обсервационное исследование», The Lancet, 386 no. 9991, 25 июля 2015 г., 369.

67 Линн Монтросс и Николас А. Канцона, Морские операции США в Корее 1950–1953 гг., Том III: Кампания по разработке водохранилищ Чосин (U.Штаб морской пехоты, 1957 г.), 121.

68 См. Ид. и сравните 351 и 381–82. Китайцы также понесли тяжелые потери из-за экстремально холодной погоды во время кампании по водохранилищу Чосин, численность которой оценивается в 10 000 человек. См. Id. на 354.

69 Гиджет Фуэнтес, «Морские пехотинцы празднуют 65-ю годовщину создания учебного центра в условиях холодной погоды, уходящего корнями в наследие корейской войны», Новости военно-морского института США, 29 сентября 2016 г., доступно по адресу .

70 Недавний успешный опыт Министерства обороны в проведении ознакомительных тренировок для развертывания в пустыне мог бы помочь скрыть важную разницу между экстремальной жарой и экстремальным холодом в умах лиц, принимающих решения. К экстремальной жаре можно приспособиться с помощью некоторых базовых тренировок по гидратации и лечению травм, связанных с жарой. Опыт Ирака и Афганистана показал, что знакомство с пустынной средой во время учений перед развертыванием было эффективным в обучении военных сражаться в жаркую погоду.История и объективные факты показывают, что Арктика просто более требовательна и смертоносна, чем другие климатические условия, и требует больше времени, чтобы научиться выживать и адаптироваться. Многочисленные отчеты о действиях после недавних учений и учений морской пехоты в Северной Европе показывают, что все, независимо от того, насколько они тривиальны или сложны, становится экспоненциально сложнее в условиях сильного холода. Следовательно, воюющие силы должны тратить значительное количество времени на то, чтобы просто научиться оставаться в живых, прежде чем они смогут даже начать действовать в этой смертоносной атмосфере.

71 Райан Скарбоуг, «Ледяная война: российские ледоколы превосходят по численности американские суда в жизненно важной Арктике», Washington Times, 19 февраля, 2–17 февраля, доступно по адресу .

72 НАТО, «Парламентская ассамблея НАТО», 13 ноября 2017 г., доступно по адресу .

73 Публикация НАТО 132 JOINT 17 E, Парламентская ассамблея НАТО, Отчет совместного специального семинара, параграф 1, (22 мая 2017 г.).

74 Ивана Коттасова, «Европа все еще зависима от российского газа», CNN Money, 5 июня 2018 г., доступно по адресу .


Изображения

, стр. 111. Стефани Пезард, Эбби Тингстад, Александра Холл, «Будущее арктического сотрудничества в меняющейся стратегической среде», Корпорация RAND, 8 июня 2018 г., доступно по адресу .

Стр. 113. Мальте Хумперт, «Нефть и газ в Арктике в России» (© Арктический институт, 2018).


Благодарности

Особая благодарность полковнику Дж. Дж. Кэрролу, USMC, за его мысли и помощь в написании статьи.

Свальбард | География, история и факты

Свальбард , архипелаг (древнескандинавское: «Холодный берег»), часть Норвегии, расположенный в Северном Ледовитом океане к северу от Полярного круга. Острова расположены между 10 ° и 35 ° восточной долготы и 74 ° и 81 ° северной широты, примерно в 580 милях (930 км) к северу от Тромсё, Норвегия.Архипелаг состоит из девяти основных островов: Шпицберген (ранее Западный Шпицберген), Северо-Восточная Земля, Остров Эдж, Остров Баренц, Остров Принс-Карлс, остров Квит (Земля Жиля), Земля Конга Карла (острова Виче), остров Бьёрн (Медвежий). , и Хопен. Общая площадь Шпицбергена составляет 24 209 квадратных миль (62 700 квадратных километров). Шпицберген, самый большой остров, имеет площадь 15 075 квадратных миль (39 044 квадратных километра).

Шпицберген, Норвегия

Летний пейзаж на Шпицбергене, Шпицберген, Норвегия.

© erectus / Fotolia

Британская викторина

Острова и архипелаги

Из чего состоят Мальдивские острова? Какой архипелаг самый большой в мире? Разберитесь в фактах об островах по всему миру.

Согласно Islandske Annaler («Исландские летописи»), Шпицберген был открыт в 1194 году, но оставался неизвестным современному миру до тех пор, пока не был повторно открыт голландскими исследователями Виллемом Баренцем и Якобом ван Хемскерком в июне 1596 года. Прибыли голландские и английские китобои. еще в 1611 году, за ними последовали французские, ганзейские, датские и норвежские китобои, чьи ссоры из-за прав на китобойный промысел привели к разделу побережья. Русские прибыли около 1715 года.

С сокращением китобойного промысла к 1800 году важность островов сосредоточилась на наличии угля. Только в начале 20-го века американские, британские, норвежские, шведские, голландские и российские компании и частные лица не стали исследовать месторождения и заявлять права на полезные ископаемые. Претензии были урегулированы после того, как вопрос о суверенитете островов был решен 9 февраля 1920 года путем подписания договора о предоставлении Норвегии права владения и прав на добычу полезных ископаемых на равных основаниях для различных европейских и других стран.Только Россия и Норвегия продолжают добывать и экспортировать уголь из шахт на островах. Помимо добычи полезных ископаемых, единственным видом экономической деятельности является добыча ловушек.

Посмотрите, как гляциологи изучают ледяные керны ледника Ломоносовфонна, чтобы выяснить причину его таяния.

Исследователи, исследующие, почему тает ледник Ломоносовфонна на Шпицбергене, Шпицберген, Норвегия.

Contunico © ZDF Enterprises GmbH, Майнц Посмотрите все видеоролики к этой статье

Складчатость и разломы придали островам горный рельеф с ледниками и снежными полями, покрывающими почти 60 процентов территории.Западное и северное побережье Шпицбергена и Земли Нордауст сильно изрезано фьордами; восточное побережье Земли Нордауста образовано фронтом внутренних льдов. Многие ледники достигают моря, но на Шпицбергене есть большие незамерзающие долины. В других местах есть обширные прибрежные равнины, образованные морем, когда его уровень был выше. Самая высокая измеренная точка, пик Ньютона на Шпицбергене, достигает 5 633 футов (1717 метров).

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Море вокруг Шпицбергена мелкое, и паковый лед, который легко накапливается, препятствует доступу к большинству берегов, за исключением нескольких месяцев (с мая или июня по октябрь или ноябрь). Ветвь теплого Североатлантического дрейфа, однако, смягчает климат и оставляет открытый проход, позволяющий судам приближаться к западному побережью в течение большинства месяцев. Климат арктический, с температурой от 59 ° F (15 ° C) летом до -40 ° F (-40 ° C) зимой. Растительность состоит в основном из лишайников и мхов; единственные деревья — крошечная полярная ива и карликовая береза.Животный мир включает белого медведя, северного оленя и песца (синего и белого). Кроме того, овцебык был импортирован из Гренландии в 1929 году. Тюлени, моржи, киты и наземная дичь теперь охраняются законом.

Многие полярные экспедиции сделали Свальбард своей базой для научных целей. Первое полярное исследование было проведено британским капитаном К.Дж. Фиппсом в 1773 году, за ним последовали норвежские, шведские и немецкие группы в 19 веке. Картографирование, полярные полеты и геологические исследования продолжались в течение первой половины 20-го века.Норвежский полярный институт со штаб-квартирой в Осло продолжает работу, начатую предыдущими экспедициями. Население (коренного населения нет) меняется сезонно, но обычно составляет около 3000 человек. Лонгйир — административный центр. Летом туристы прибывают на лодке в Хотелнесет, на Адвент-фьорде. Аэропорт был открыт в 1975 году.

Провозглашение Норвегией в 1977 году экономической зоны протяженностью 200 морских миль привело к спору с Советским Союзом (позднее — Россией) по поводу морских границ вокруг Шпицбергена.Вопрос был решен в 2010 году, когда две страны договорились о границе в Баренцевом море. Согласованная граница делила регион примерно на равные площади. В Научном центре Свальбарда (открыт в 2006 г.) находятся Норвежский полярный институт, Музей Свальбарда (1979 г.) и самый северный в мире высший учебный институт — Университетский центр на Свальбарде (1993 г.).

Исследуйте арктическое хранилище Судного дня, сохраняя семена планеты на архипелаге Шпицберген

Узнайте о Глобальном хранилище семян на Шпицбергене.

Encyclopædia Britannica, Inc. Посмотреть все видео к этой статье

В 2006 году Норвегия при финансовой поддержке других стран начала строительство банка для сохранения семян внутри горы на острове Шпицберген. Глобальное хранилище семян было спроектировано как комплексное хранилище, которое могло защитить экономически важные сорта растений от угрозы глобальной катастрофы, такой как ядерная война или широкомасштабные стихийные бедствия, вызванные глобальным потеплением. Хранилище, построенное в начале 2008 года, хранит семена в контролируемой среде и может вместить около 4 человек.5 миллионов образцов семян.

Глобальное хранилище семян Свальбарда

Вход в Глобальное хранилище семян Свальбарда на острове Шпицберген, Шпицберген, Норвегия.

© Syberyjczyk / Dreamstime.com

О Шпицбергене | Посетите Шпицберген

Добро пожаловать на Шпицберген, настоящую Арктику!

Шпицберген — норвежский архипелаг в Северном Ледовитом океане. Расположенный на вершине мира, он содержит бесконечные районы нетронутой, сырой арктической дикой природы. Шпицберген состоит из всех островов, островков и шхер между 74 ° и 81 ° северной широты и 10 ° и 35 ° восточной долготы.Самый большой остров — Шпицберген, а самая высокая гора — Ньютонтоппен (1713 м над уровнем моря).

Посещение архипелага Высокой Арктики — примерно на полпути между материковой Норвегией и Северным полюсом — полно контрастов и удивительных природных впечатлений. Арктическая тишина создает уникальную атмосферу, и вы ощутите безмятежность, которой практически нет нигде на земле. Здесь, на 78 ° с.ш., вы скоро станете участником самого красивого арктического приключения, которое только можно представить.Величественные горы, голубой морской лед, почти бесконечные ледники и богатый животный мир доминируют над ландшафтом, который меняет внешний вид в течение трех основных сезонов; от красочной тундры полярного лета через зрелищное световое шоу зимы северного сияния до замерзших фьордов и бескрайних снежных пейзажей солнечной зимы.

Кто живет на Шпицбергене?

Всего в 1300 км от Северного полюса вы можете посетить самый северный городской поселок в мире, Лонгйир.Большинство жителей этого крошечного арктического мегаполиса — норвежцы, но есть жители примерно из 50 других стран. Всего около 2100 человек называют это место «домом», и у них есть сильное чувство единства и товарищества. Даже посреди поселения вы так приблизитесь к нетронутой природе, что от нее перехватит дыхание.

Хотя Шпицберген принадлежит Королевству Норвегия, два поселения на архипелаге в основном населены русскими и украинцами.Около 450 человек живут в современном горнодобывающем поселке Баренцбург, и менее 10 человек живут в советском городе-призраке Пирамиде. Морская прогулка или поездка на снегоходе из Лонгйира приведет вас к культурно-исторической экскурсии в «Малороссию», где говорят по-русски, подают блюда русской кухни и советскую архитектуру очаровывают даже самого искушенного путешественника.

Помимо Лонгйира, Баренцбурга и Пирамиды, на Шпицбергене есть еще два поселения. Ню-Олесунн, расположенный на южной стороне Конгс-фьорда, служит базой для международных исследований Арктики и мониторинга окружающей среды, а в Хорнсунде на юго-западе Шпицбергена находится небольшая польская исследовательская станция.

Группа островов, населенных белыми медведями и людьми

Здесь, на Шпицбергене, мы живем, зная, что белый медведь в любой момент может оказаться ближе, чем мы думаем. Жители всегда принимают меры предосторожности, выходя за пределы населенных пунктов, имея при себе огнестрельное оружие в качестве защиты от белых медведей. Это одно из немногих мест в мире, где нередко можно увидеть, как матери толкают детскую коляску с винтовкой на спине. Каждый, кто здесь живет, должен проявлять уважение к величественной природе, частью которой мы решили стать, и все мы полностью осознаем, что являемся гостями в царстве белого медведя.

Жители Свальбарда приехали сюда по разным причинам. Некоторые из них — авантюристы в поисках нового арктического приключения, некоторые — исследователи, которые, среди прочего, приехали изучать увлекательную геологию, а третьи — обычные семьи, которым нравится жить обычной жизнью в совершенно необычном месте. Но у всех есть что-то общее: страсть и любовь к Свальбарду. Когда вы приедете, уехать сложно, и Шпицберген навсегда останется в вашем сердце. Когда-то «Шпицберген», всегда «Шпицберген».

Общий план Лонгйира и Шпицбергена

Свальбарди буквально означает «край с холодными берегами». Svalbarði fundinn упоминается в традиционных исландских источниках, датированных 1194 годом. Однако мы никогда не узнаем наверняка, относится ли это упоминание к открытию Шпицбергена или другого участка суши с холодными берегами.

Первым бесспорным открытием архипелага стала экспедиция под руководством голландского исследователя Виллема Баренца в 1596 году, во время которой он назвал самый большой остров Шпицберген («остроконечные горы» по-голландски) в честь гор на западной стороне острова.С тех пор о Шпицбергене ходят легенды об охоте, отлове, добыче полезных ископаемых и невероятных экспедициях. История Свальбарда включает международный китобойный промысел (1600-1750), российскую зимнюю охоту и отлов в ловушку (1700-1850) и норвежскую зимнюю охоту и отлов в ловушку (1850-1973).

В 1906 году американский бизнесмен и пионер горнодобывающей промышленности Джон Манро Лонгиер построил первую шахту, построил здания и назвал поселение Лонгйир-Сити. Лонгиер впервые посетил Шпицберген в качестве круизного пассажира в 1901 году.В 1916 году компания Store Norske Spitsbergen Kullkompani приняла на себя добычу полезных ископаемых у компании Longyear Arctic Coal Company, и поселок был переименован в Лонгйир.

Договор о Шпицбергене

Договор о Шпицбергене был подписан 9 февраля 1920 г. и вступил в силу 14 августа 1925 г. Договор ратифицировали Нидерланды, Великобритания, Дания, США, Италия, Франция, Швеция, Норвегия и Япония. Позже его ратифицировали многие другие страны, включая Советский Союз (Россия) и Канаду.Сейчас в договоре 46 участников. «Договор о Шпицбергене признает норвежский суверенитет над Шпицбергеном, включая Бьёрнёйа (Медвежий остров), и что норвежские законы применяются в пределах архипелага. Договор также предоставляет определенные права другим подписавшим сторонам, в том числе право их граждан проживать и заниматься предпринимательской деятельностью, охотой и рыбалкой на архипелаге. Кроме того, договор регулирует демилитаризацию архипелага, то есть крепости, военно-морские базы и размещение военного персонала не разрешены.Источник: https://snl.no/Svalbardtraktaten

Лонгйир до 1989 года был городом компаний. Горнодобывающая компания Store Norske Spitsbergen Kullkompani (которая была национализирована в 1976 году) контролировала большую часть инфраструктуры и услуг. В соответствии с Белой книгой норвежского правительства 1990 года власти начали процесс «нормализации» Лонгйира в более открытое и регулярное сообщество. Это включало создание Совета Свальбарда, который был заменен в 2002 году расширенным общественным советом Лонгйира (Longyearbyen Lokalstyre), основанным на модели, адаптированной к эндемическим условиям поселения.Это совпало с передачей ответственности за общественные работы и обязанности по управлению от горнодобывающей компании Совету сообщества Лонгйира. Во многих областях община теперь функционирует как муниципалитет на материке, хотя, естественно, есть некоторые существенные различия.

Аэропорт Шпицберген Лонгйир открылся в 1975 году, что сделало Шпицберген доступным круглый год. Авиакомпании SAS и Norwegian выполняют регулярные рейсы в Лонгйир.

Шпицберген — это не место, где люди проводят всю свою жизнь или где семьи продолжают существовать из поколения в поколение, хотя здесь проживает несколько семейных поколений.Люди обычно приходили и уходили, внося свой вклад в самобытную историю Шпицбергена. Следовательно, людям было труднее воспользоваться накопленным опытом суровых и экстремальных условий жизни. История Шпицбергена богата трагическими событиями, а могилы — самые распространенные памятники культуры.

Международный китобойный промысел

Международный китобойный промысел на Шпицбергене, продолжавшийся с начала 17 века до середины 18 века, был мотивирован благоприятными ценами на жир и китовый ус.Китобойные экспедиции были в основном голландскими, британскими и немецкими, и китобойные компании имели большое национальное значение. На пике активности вокруг Шпицбергена было более 300 кораблей. Самой известной наземной станцией был Смеренбург на северо-западном побережье Шпицбергена. В период своего расцвета он состоял из 16 зданий, вмещавших до 200 китобоев, и восьми больших печей для превращения жира в нефть.

К концу 17 века только голландский китобойный промысел составлял 150–250 судов, годовой улов которых составлял от 750 до 1250 китов.Гренландский кит был самым популярным уловом, и в конечном итоге этот вид был истреблен в водах вокруг Шпицбергена. На берегах Шпицбергена сохранилось много следов эпохи китобойного промысла. С этого периода зарегистрировано около 50 китобойных станций с остатками фундамента, станциями для варки жира, китами и моржовыми костями, а также захоронениями.

Русская охота и отлов

Когда китобои ушли, прибыли русские поморы. В России зимовка отлова началась в начале 18 века и продолжалась до середины 19 века.Известно более 70 отловов этой эпохи. Большинство охотников / звероловов были поморами, выходцами из Белого моря. Самым известным из них был Иван Старостин, который провел на Шпицбергене 39 зим, в том числе 15 подряд.

При отлове поморов в основном использовались продукты из моржей, такие как бивни, жир и шкуры. Еще они торговали мехами и пухом. Кроме того, они охотились на оленей, тюленей и птиц и собирали яйца, не в последнюю очередь для собственного потребления. Они строили здания, начиная от маленьких домиков и заканчивая большими станциями, многие из которых работали круглый год.Густая зимняя шкура песцов и белых медведей была привлекательной и служила серьезным стимулом для перезимовки. На многих станциях были обнаружены следы различных ремесел, что свидетельствует о том, что русские тратили свои лишние средства на переработку сырья и превращение его в ценный товар для торговли.

Норвежская охота и отлов

Норвежцы активизировали свою деятельность, когда русские сократили свою, примерно в 1850 году, поскольку они были в основном заинтересованы в тех же продуктах.К концу 19 века на Шпицбергене стало обычным явлением зимовать. У охотников был циклический график, основанный на разных сезонах. Они ловили песцов и белых медведей зимой, когда качество меха было наилучшим. Весна была посвящена запечатыванию, а летом — подготовке мехов к продаже. Летом велась охота на птиц, сбор пуха и яиц, а осенью охотились на куропаток и северных оленей. Охотники преодолевали большие расстояния и использовали сеть станций и хижин.

Хотя большая часть улова предназначалась для собственного потребления, охотникам приходилось продавать меха, пух и оленину, чтобы закупить необходимые продукты на материке. В числе прочего им были нужны изюм, мука, соль, керосин, инструменты, оружие и боеприпасы. Иногда им также требовалась новая печь или лодка и, возможно, немного роскоши. Судя по всему, охотник Георг Бьёрннес привез на Шпицберген годовой выпуск своей любимой газеты. Каждое утро он выходил за «сегодняшней газетой», которой исполнился ровно год, в день!

В разгар этой деятельности на Шпицбергене зимовали около 50 охотников / звероловов, что оказало большое влияние на популяции некоторых видов.Постепенно эффективность оборудования повысила производительность, превышающую ту, которую могла обеспечить популяция этого вида. Одним из примеров этого была ловушка для белого медведя, стреляющая самим собой. Такие ловушки состояли из обрезанного ружья или дробовика, помещенного в ящик. Спусковой крючок был прикреплен веревкой к небольшому кусочку сала, который служил приманкой. Когда полярный медведь ткнулся в голову и коснулся этой приманки, ему выстрелили в голову с близкого расстояния.

Король белых медведей

Одним из самых известных охотников на белых медведей на Шпицбергене был Генри Руди.Известный как «Король белых медведей», он убил около 750 белых медведей на архипелаге, в том числе 115 за один год. Другим известным охотником был Хилмар Нёйс, который был одним из самых опытных из всех, кто зимовал на Шпицбергене 38 раз в период с 1909 по 1973 год. Его основной станцией был Фредхейм в долине Сассендален. Его жена, Хельфрид Нёйс, сопровождала его несколько сезонов охоты.

В начале 20 века Шпицберген все еще был нейтральной территорией, и первые годы были хаотичными.Многие люди потеряли крупные суммы денег, вкладывая деньги в яркие и нестабильные промышленные предприятия. Этот период ознаменовался покупкой и транспортировкой оборудования, наймом бригады и хранением продовольствия, а также необходимо было построить здания и заводы.

Горное дело

Добыча на Свальбарде, начавшаяся примерно в 1900 году, была основана на свежих исследованиях и благоприятных ценах на сырье в новой индустриальной Европе. Несмотря на то, что наибольший интерес вызвали запасы угля, недолго велась добыча фосфора, золота, цинка, свинца, меди, гипса и мрамора.

Горнодобывающая промышленность — единственная коммерческая деятельность, которая сохранилась более века. Он лег в основу постоянных поселений в Лонгйире, Баренцбурге и Ню-Олесунне. В настоящее время на Шпицбергене работают две шахты; Шахта № 7, которая находится недалеко от Лонгйира, и российская шахта в Баренцбурге.

Шпицберген — мечта геолога

Геологическое разнообразие Свальбарда уникально. Архипелаг — одно из немногих мест на земле, где на ограниченной территории можно найти камни практически любого геологического периода.В период с 2004 по 2012 год палеонтолог доктор Йорн Хурум нанес на карту более 60 скелетов рептилий и раскопал не менее 10 у подножия горы Янусфьеллет на Шпицбергене. Одно из самых сенсационных открытий на Шпицбергене за последние годы — окаменелость 10-метровой рептилии. Это, безусловно, самая длинная и хорошо сохранившаяся окаменелость ихтиозавров, когда-либо обнаруженная на Шпицбергене.

Древние окаменелости

Более 60 миллионов лет назад Шпицберген находился на морском дне.Все изменилось, когда Шпицберген потерпел крах с Гренландией. Следовательно, вы найдете уникальные остроконечные горы на западной стороне Шпицбергена. Скальные породы, которым более 60 миллионов лет, представляют собой древние отложения на морском дне, которые поднялись до того, что сейчас является горами. Окаменелости включают в себя все, от одноклеточных организмов до гигантских динозавров. Обычные люди могут собрать удивительные окаменелости растений возле ледника Лонгйирбреен. Многие организации, занимающиеся активным отдыхом в Лонгйире, предлагают поездки на охоту за окаменелостями, и нет никаких ограничений на то, сколько окаменелостей вы можете увезти обратно на материк.

Ледники до горизонта

Более половины Шпицбергена покрыто ледниками. Здесь более 2100 ледников разных размеров, а почти 60% общей площади покрыто льдом. Самые большие ледники называются ледяными шапками и находятся в основном на восточной стороне Шпицбергена. Самая большая ледяная шапка — Остфонна на острове Нордаустланде. Он занимает площадь около 8450 км² и является самой большой ледяной шапкой в ​​мире, если не считать обширные ледяные щиты в Антарктиде и Гренландии.

Ледники могут выступать в качестве огромных климатических архивов. Со временем на ледник выпадает все больше и больше снега. По мере того, как свежий снег падает на вершину, снег накапливается все глубже и глубже в леднике. При бурении ледника ледяные керны образуют временную шкалу, при этом нижняя часть является самой старой, а верхняя — самой молодой. Анализируя пузырьки воздуха и частицы во льду, исследователи могут изучить, как климат менялся на протяжении всей жизни ледника. В центральной части Шпицбергена ледники намного меньше, чем на востоке, потому что климат более сухой и зимой меньше снега.Эти ледники называются холодными ледниками, потому что они промерзли до основания и мало двигаются (всего 1-2 метра в год). Однако на побережье есть теплые ледники, которые не промерзли до земли и могут перемещаться на значительные расстояния за короткий промежуток времени.

Многие ледники на Шпицбергене представляют собой так называемые пульсирующие ледники, то есть фронт ледника может перемещаться на несколько метров в день, прежде чем остановится и тает. Пульсирующие ледники встречаются только на Шпицбергене, на островах Арктической Канады и на Аляске.Мало что известно о том, что вызывает такие скачки и сколько времени проходит между каждой активной фазой, но похоже, что фаза покоя на Шпицбергене колеблется от 30 до 500 лет. (Норвежский полярный институт)

Невероятная фауна и флора Свальбарда

Лишь 6-7% территории Свальбарда покрыто любой растительностью. Самые плодородные районы находятся во внутренних районах фьордов Шпицбергена.

Вечная мерзлота покрывает всю территорию Шпицбергена, и летом оттаивает только верхний метр земли.Флора подвержена очень короткому вегетационному периоду, низким температурам, отсутствию осадков и относительно бесплодной почве. Тем не менее, на Шпицбергене есть множество небольших растений. Только в районе Лонгйира зарегистрировано более 100 различных видов растений.

На архипелаге Шпицберген зарегистрировано около 170 видов растений. Растительный мир чрезвычайно уязвим, и каждый, кто путешествует по Шпицбергену, должен проявлять большую осторожность, чтобы не нанести ему какого-либо ущерба.Уничтожение растительности оставляет неизгладимые следы в ландшафте. Следовательно, вся растительность находится под защитой. Не стесняйтесь фотографировать красочную флору Свальбарда, но, пожалуйста, ничего не выбирайте.

В Баренцевом море обитает большая часть фауны и животного мира Свальбарда. В этом районе Северного Ледовитого океана наблюдается относительно высокий уровень органического производства из-за смеси теплой и холодной воды в Гольфстриме, мелководья и интенсивного солнечного излучения в летнее время. Шпицберген является домом для самых больших птичьих утесов в Североатлантическом регионе, где обитают миллионы пар наиболее распространенных гнездящихся видов: гадюки, черноногие мокки и глупыши.
В районе побережья Свальбарда, а также в тундре в крупных долинах обитают большие популяции гусей и болотных птиц. Гага гнездится по всему архипелагу Шпицберген. Большинство птиц архипелага Шпицберген мигрируют и зимуют в Баренцевом море, на норвежском побережье или на континенте. Свальбардская куропатка — единственный вид птиц, который остается на Шпицбергене зимой. Всего на Шпицбергене гнездится около 30 видов птиц.

Северный олень и песец — единственные местные млекопитающие Свальбарда.Эти виды встречаются на большинстве островов архипелага. Более того, южная полевка, вид грызунов, попала в район Исфьорда, скорее всего, в качестве безбилетных пассажиров на лодках. Вокруг Свальбарда водятся различные виды тюленей, в том числе кольчатая нерпа, бородач, обыкновенный морской тюлень и морж. Из видов китов, часто посещающих берега Шпицбергена, белуга (или белух) является наиболее распространенной.

Девятнадцать видов морских млекопитающих обитают в водах, окружающих Шпицберген, одним из которых является белый медведь.Запрещается беспокоить, отлавливать, травмировать или убивать животных или птиц. Все птицы находятся под защитой в период размножения. Яйца, гнезда и Запрещается мешать, ловить, причинять вред или убивать животных и птиц. Все птицы, включая их яйца, гнезда и среду обитания, находятся под защитой в период размножения. Никогда не трогайте мертвых животных, так как на Шпицбергене были случаи бешенства.

Белый медведь — король Шпицбергена

Белые медведи — существа впечатляющие.Это самые крупные наземные хищники в мире, и для многих они стали символом арктической дикой природы. Размер взрослого медведя колеблется от 200 до 800 кг. Люди считаются чужеродным элементом в среде обитания белых медведей. Белый медведь невероятно силен, и даже молодняк до 100 кг может быть очень агрессивным и опасным. Белый медведь находится под защитой с 1973 года, и преследование, соблазнение, беспокойство или кормление белого медведя считается уголовным преступлением.

БЕЛЫЕ МЕДВЕДИ МОГУТ БЫСТРО БЫСТРО БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ. Рекомендуем всем туристам отправляться на организованные экскурсии при выезде за пределы населенного пункта. На Шпицбергене можно встретить белых медведей круглый год.

Любопытные животные

Белые медведи обычно не смотрят на людей как на пищу, но они от природы любопытны и проверяют все в поисках пищи. По-настоящему голодный медведь съест практически все. Если медведь движется прямо к вам, сделайте себя заметным пораньше, а также пошуметь. Крик и хлопанье в ладоши или запуск двигателя, т.е.е. на снегоходе или подвесном моторе медведь узнает о вас. Этого может быть достаточно, чтобы медведь отступил.

Вы можете прочитать и узнать больше о белом медведе на веб-странице Норвежского полярного института.

Нобелевская премия по физике отмечает открытия о черных дырах | Наука

Двое из трех лауреатов Нобелевской премии по физике помогли открыть сверхмассивные черные дыры, содержащие миллионы или даже миллиарды солнечных масс.

ESO / ESA / Hubble / M. Корнмессер

Автор: Адриан Чо, Дэниел Клери,

Нобелевская премия по физике в этом году присуждается за новаторские исследования природы черных дыр, включая открытие гигантской дыры, скрывающейся в самом сердце нашей Галактики Млечный Путь.

Половина премии достается Роджеру Пенроузу, математику из Оксфордского университета, за его работу 1960-х годов по образованию и стабильности черных дыр.Вторую половину делят два астронома: Рейнхард Гензель из Института внеземной физики Макса Планка и Андреа Гез из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. С 1990-х годов они возглавляли конкурирующие исследовательские группы, которые отслеживали звезды в центре Млечного Пути и показали, что их орбиты искривляются из-за так называемой сверхмассивной черной дыры (SMBH).

Концепция черной дыры — объекта настолько массивного, что его сила тяжести препятствует выходу света — возникла по частям в течение десятилетий.Альберт Эйнштейн опубликовал свою теорию гравитации, общую теорию относительности, в 1915 году. В ней говорится, что гравитация возникает, когда масса и энергия деформируют ткань пространства и времени, заставляя траектории свободно падающих объектов изгибаться, как эллиптическая орбита Земли вокруг Солнца. . Всего год спустя немецкий физик Карл Шварцшильд разработал форму ямы в пространстве-времени, которую создаст точечная масса, и показал, что она предсказывает горизонт событий. Это отмечает край сферы вокруг точечной массы, из которой все еще может выходить свет.

Однако представление о том, что сгоревшие звезды могут на самом деле привести к этим странным пустотам в космосе, появилось только в 1939 году. Именно тогда физики Роберт Оппенгеймер и Джордж Волков подсчитали, что если нейтронная звезда станет слишком массивной, она должна схлопнуться. под собственным весом до бесконечно малой точки, оставляя после себя только сверхсильное гравитационное поле. Их работа предвосхитила нынешнее понимание астрофизиками черных дыр звездных масс, которые образуются, когда сгорают достаточно массивные звезды и их ядра разрушаются.

Оппенгеймер и его коллеги не доказали, что взрывающаяся звезда должна образовывать горизонт событий. Можно было предположить, что материя каким-то образом могла улететь прочь — или что гравитационное поле мертвой звезды могло не сохраняться. В 1960-х годах Пенроуз с чрезвычайной математической строгостью показал, что образование черной дыры по существу неизбежно и что она будет неразрушимой и будет расти по мере поглощения все большей массы. «Не имело значения, что вы делали, горизонт всегда был рядом», — говорит Клиффорд Уилл, эксперт по общей теории относительности из Университета Флориды.«Он не развалится, он будет только расти».

Уилл предполагает, что награду можно рассматривать как своего рода приз Стивена Хокинга, который умер в 2018 году и с которым сотрудничал Пенроуз. Фактически, ключевые предсказания Пенроуза сформулированы в так называемых теоремах Пенроуза Хокинга. Пенроуз отмечает, что Хокинг взял свои идеи относительно образования горизонтов вокруг черных дыр и применил их к космологии и рождению Вселенной. «Это был явный прогресс по сравнению с тем, что я сделал», — говорит Пенроуз.

Короче говоря, Пенроуз показал, что общая теория относительности подразумевает, что черная дыра будет реальным, стабильным астрофизическим объектом, говорит Ульф Даниэльссон, физик-теоретик из Упсальского университета и член Нобелевского комитета по физике. «Пенроуз заложил теоретическую основу, чтобы мы могли сказать:« Да, эти объекты существуют, мы можем ожидать их найти, если выйдем и поищем их »».

Роджер Пенроуз (слева) доказал, что черные дыры — реальные объекты.Андреа Гез (в центре) и Рейнхард Гензель (справа) показали, что в сердце нашей галактики скрывается человек, который весит в 4 миллиона раз больше Солнца.

(слева направо): TOMMASO BONAVENTURA / CONTRASTO / Redux; Кристофер Диббл / Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе / Сипа США / Newscom; Маттиас Балк / picture-alliance / dpa / AP Images

Со времени достижений Пенроуза астрономы обнаружили множество свидетельств существования черных дыр. Они обнаружили звезды, вращающиеся вокруг невидимых спутников, и смогли увидеть, как пылающие горячие газы исчезали в предполагаемых черных дырах.Детекторы гравитационных волн стали решающим аргументом для таких черных дыр звездных размеров, но не для галактических гигантов.

Тот, что находится в центре Млечного Пути, известный как Стрелец A * (Sgr A *), весит миллионы солнечных масс и находится всего в 26 000 световых лет от нас. Но помимо того, что он черный, он довольно мал: его горизонт событий соответствует орбите Меркурия. Кроме того, центр Галактики скрыт от посторонних телескопов газом и пылью.

Используя методы наблюдений до предела, спарринговые группы Геза и Гензеля провели очень простое исследование: они составили карту движения одиночной звезды, когда она вращалась вблизи Sgr A *, и с помощью простой ньютоновской механики показали, что объект они должны были иметь колоссальную массу на орбите.«Изучая физику в средней школе, вы можете пройти долгий путь к пониманию того, что там должно быть что-то сверхмассивное, чего мы не можем увидеть», — говорит Сельма де Минк, астрофизик-теоретик из Гарвардского университета.

Их исследования проводились с помощью инфракрасных детекторов. Длины волн около 2 микрометров оказались приятным местом: эти инфракрасные фотоны могли проникать сквозь дымку и не слишком беспокоились из-за турбулентности в атмосфере Земли. Длины инфракрасных волн были также достаточно малы, чтобы относительно точно определять местонахождение звезд.

В 1990-х годах группы Гензеля и Геза зацепились за одну звезду, известную обеими командами как S2 или S0-2, которая является ближайшей звездой к центру галактики, которую когда-либо обнаруживали. «У Андреа и Рейнхарда на протяжении многих лет было легендарное соревнование, которое поддерживало развитие этой области», — говорит астрофизик Хейно Фальке из Университета Радбауд. Чтобы точно определить точку S2, командам потребовались самые большие из имеющихся телескопов: четыре 8-метровых телескопа Европейского очень большого телескопа в случае Гензеля и два 10-метровых телескопа Кека для Геза.

В 2002 году эллиптическая орбита S2 приблизилась к точке, ближайшей к Sgr A *. Он пролетел в пределах 20 миллиардов километров или 17 световых часов и двигался со скоростью 5000 километров в секунду, что составляет 3% скорости света. После этого у групп было достаточно орбиты, чтобы сделать выводы о невидимом объекте. Они подсчитали, что он должен весить эквивалент 4 миллионов Солнц и быть концентрированным объектом: это могла быть только черная дыра. «Они доказали посредством наблюдений то, что Пенроуз предсказал с помощью теории, что черные дыры действительно существуют», — говорит Джерри Гилмор из Кембриджского университета.

Команды продолжили следить за S2 через его первую полную орбиту в 2008 году и ее второй близкий подход в 2018 году. Они использовали эти данные, чтобы подвергнуть общую теорию относительности еще более строгим проверкам. «Они заложили основы сверхмассивных черных дыр», — говорит Фальке.

Какими бы хорошими ни были результаты S2, исследователи хотят еще более прямых доказательств существования сверхмассивных черных дыр. А в 2019 году телескоп Event Horizon (EHT) удалось обнаружить тень еще более крупного монстра в центре M87, одной из соседних галактик Млечного Пути.Эта черная дыра содержит миллиарды солнечных масс. Коллаборация EHT попыталась получить изображение Sgr A *, но пока не удалось представить убедительные результаты.

Гез — четвертая женщина, получившая Нобелевскую премию по физике, и вторая за последние 3 года. «Это очень много значит для меня», — говорит де Минк. В последние годы Нобелевские премии по науке подвергались критике за отсутствие разнообразия.

В свои 55 лет Гез тоже относительно молодой лауреат. 89-летний Пенроуз — один из самых старых.Но Пенроуз говорит, что не жалеет о том, что так долго ждал, чтобы получить приз. «Я знаю некоторых людей, которые слишком рано получили Нобелевскую премию, и это разрушило их науку», — говорит он. «Я думаю, что я достаточно взрослый».

Связанный контент из

Science

Мейер и др. ., «Самая короткая из известных периодов звезды, вращающейся вокруг сверхмассивной черной дыры нашей галактики», Science 338 , 6103 (5 октября 2012 г.)

Tacchella et al ., «Доказательства зрелых выпуклостей и фазы закалки наизнанку через 3 миллиарда лет после Большого взрыва», Science 348 , 6232 (17 апреля 2015 г.)

До и др. ., «Релятивистское красное смещение звезды S0-2, вращающейся вокруг сверхмассивной черной дыры Галактического центра», Science 365 , 6454 (16 августа 2019 г.)


Связанный контент из News from

Science

А. Хаммонд, «Звездная старость: белые карлики, нейтронные звезды и черные дыры», Science (12 марта 1971 г.)

А. Хаммонд, «Звездная старость (III): черные дыры и гравитационный коллапс», Science (26 марта 1971 г.)

Вт.Мец, «Астрофизика: открытие и повсеместность черных дыр», Science (21 января 1977 г.)

Дж. Гланц, «Грядущая тьма», Science (24 января 1997 г.)

Э. Стокстад, «В логово зверя», Science (7 января 2000 г.)

Р. Ирион, «Млечный Путь, тьма, голодная яма», Science (30 мая 2003 г.)

Дж. Клинг, «Меняющиеся лица астрономии», Science (20 января 2006 г.)

Р. Ирион, «Удивительный звездный питомник», Science (2 июня 2006 г.)

р.Зельковиц, «Гении года», Science (23 сентября 2008 г.)

К. Кросвелл, «Предупреждение: впереди черная дыра!» Наука

Д. Клери, «Астрономы определили загадочный объект в сердце Млечного Пути», Science (4 ноября 2014 г.)

Д. Клери, «Темная лаборатория», Science (06 марта 2015 г.)

Д. Клери, «Встреча звезды с черной дырой подвергает испытанию теорию гравитации Эйнштейна», Science (26 июля 2018 г.)


Связанное содержание

Тутхилл и др. ., «Brevia: Pinwheels in the Quintuplet Cluster», Science 313 , 5789 (18 августа 2006 г.)

роскошных достопримечательностей Свальбарда | Свуп Арктика

День 1: Посадка в Лонгйире

Лонгйир, столица архипелага Шпицберген, расположен на главном острове Шпицбергена, Шпицбергене. Бывший шахтерский городок с постоянным населением немногим более 2000 человек, он имеет самый северный аэропорт, который принимает регулярные рейсы в мире.Окруженный горами, этот небольшой городок в летние месяцы становится центром внимания всех посетителей архипелага.


День 2: Гналодден и Хорнсунд

Название Гналодден происходит от соседнего птичьего утеса, где обитают тысячи черноногих мостиков и кайр Брунниха . Эти птицы издают постоянный шум во время гнездования. Посадка в Гналоддене предлагает захватывающие пейзажи, близость к птицам и историческую прогулку между культурными памятниками.

Ваш корабль перенесет вас ближе к этому очаровательному архипелагу и, в частности, к фьорду Хорнсунд. Считающийся самым южным фьордом Свальбарда, он особенно известен как самый потрясающий: в конце его огромного залива 8 великих ледников медленно спускаются к морю, прежде чем уступить место множеству айсбергов, элегантно дрейфующих по его холодному и таинственному воды.


День 3: Баканбукта, Гиневработнен, Агардхбутка

Расположенный к востоку от Шпицбергена, этот залив готовит много сюрпризов.У входа в национальный парк на восточном побережье этот регион часто покрывается льдами до позднего сезона. Эта сохранившаяся бухта дает возможность открыть для себя богатства Высокой Арктики: тундру, ледники и белых медведей, . Рядом с медвежьими берлогами Баренцея и Эджейя, это место часто дает возможность увидеть местную фауну.


День 4: Болтоден и Исбукта

На восточном побережье Шпицбергена, в самом сердце исключительного геологического памятника, мы отправились искать останки, оставленные первыми исследователями региона, Поморами .Эти поселенцы, охотники и звероловы из Северной России были первыми, кто открыл архипелаг Шпицберген в XIV веке. В то время они считали, что прибыли на побережье Гренландии. Они назвали эту землю «Грумант». Этот порт непременно очарует любителей истории и геологии.

Расположенный на юго-востоке острова Шпицберген, Исбукта прикрывает огромный ледник Васильевбрин, протяженность фронта которого составляет более 20 километров. Это возможность для незабываемой прогулки Zodiac®.Если условия позволят, вы сможете приземлиться прямо у подножия этого величественного сооружения, чтобы открыть для себя морену и пройтись по первому участку ледника. В зависимости от ледовых условий вам также, возможно, посчастливится добраться до Стеллингфьеллета, где находится одна из крупнейших колоний кайр на архипелаге.


День 5: Беллсунд

Вы отправитесь к фьорду Беллсунд, чтобы следовать по стопам первых исследователей, пришедших с норвежского побережья, или многих торговцев мехом, ищущих дичь и трофеи.Обладая удивительно богатой дикой природой, рукава фьорда разделяются, образуя две пышные долины. Дайте волю своему воображению в самом сердце этой величественной природы, где кажется, что время остановилось.


День 6: Нью-Олесунн и Конгсбреен конгсфьорд

Во время круиза откройте для себя Нью-Олесунн, бывший шахтерский город, который был преобразован в научную базу . Этот небольшой городок, основанный в 1916 году, стал отправной точкой для многих арктических экспедиций, в том числе знаменитого исследователя Руаля Амундсена.Не пропустите посещение музея и его знаменитого почтового отделения, которое считается самым северным в мире!

Далее корабль доставит вас к Кросс-фьорду, который откроет вам типично арктическую обстановку, состоящую из плутонических скал и тундры. Окунитесь в дикую красоту отдаленной земли, которую многие виды эндемичных диких животных выбрали своим убежищем.


День 7: Плавание среди льдины

Ваш капитан проплывет прямо до края льда, до края льдины.Погодные условия и состояние льда позволяют, вы сможете отправиться в поездку на Зодиаке, чтобы получить уникальный опыт посреди этих плавающих ледяных глыб. В дополнение к этому грандиозному путешествию по середине этих льдин с их обрезанными и голубоватыми краями, иногда толщиной более 2 метров, это также часто возможность увидеть особый вид фауны, полностью зависящий от льдины: птиц , тюлени и белые медведи.


День 8: Вильдефьорд, Дагогда

Плавание в Вейдефьорд гарантирует вам незабываемые моменты чудес.Особенность этого гигантского фьорда в том, что он почти полностью разделяет остров Шпицберген на две части, с севера на юг. Парусный спорт в Вейдефьорде позволит вам добраться до долины Дагхогда и отправиться в исключительный поход по древней ледниковой долине . В конце прогулки вы достигнете двух озер, окруженных впечатляющими отвесными скалами. Это изысканное зрелище в самом сердце самого длинного фьорда архипелага Шпицберген.


День 9: Йотункьелден, Монакобрин, Техасский бар

Расположенный к северо-западу от архипелага Шпицберген, ледник Монако (или Монакобрин), вероятно, является одним из самых красивых и величественных на Шпицбергене.Названный в честь князя Монако Альберта I, моряка, он представляет собой непроницаемую синеватую зубчатую стену, последний ледник перед достижением 80 градуса северной широты. Представьте себе звук треска льда, когда он вырывается и врезается в прозрачную воду. А чтобы сделать волшебный пейзаж еще более совершенным, возможно, вам посчастливится увидеть медведей и китов, так как эти два животных особенно любят эту местность.

Термальные источники Йотункьельден окружены вулканом Сверрефьель на юге, ледниками на западе и огромными горами из красного песчаника на востоке.


День 10: Плавание между льдиной и Итре Норскойя

Итре Норскойя — остров на северо-западном побережье Шпицбергена в архипелаге Шпицберген. На южной стороне острова вы найдете остатков китобойной станции . До начала 19 века это был самый северный форпост Европы; и самое северное постоянное поселение до 1950-х годов.


День 11: Сигнехамна и Фьортенде Джулибукта

Сигнехамна — это естественная гавань на Земле Альберта I на Шпицбергене, Шпицберген, расположенная на западной стороне Лиллихук-фьорда и входящая в национальный парк Нордвест-Шпицберген.На берегу можно найти реликвии метеостанции Knospe, построенной немецкими оккупантами во время Второй мировой войны.

Залив Фьортенде Джулибукта может похвастаться великолепными пейзажами и пышной растительностью , ледник, уходящий в море, и скала на северной стороне, где обитают тысячи морских птиц, в том числе кайра Брунниха, мосток черноногий, северный моллюск, сизый чайка, черная кайра, гадюка, атлантический тупик и несколько остроголов; олени тоже часто встречаются на этих склонах.Бухта недалеко от ледника предлагает один из самых красивых пляжей в Арктике. Это место предлагает очень разнообразную растительность в пределах нескольких сотен метров, от бесплодного гравия у ледника до самых великолепных цветущих лугов под птичьим утесом.


День 12: Халкхорнет и Норденшельдбреен

Сегодня вы посетите Халкхорнет, большой утес морских птиц и ледник Норденшельд.


День 13: Высадка в Лонгйире

Высадка в Лонгйире.


ПРИМЕЧАНИЕ : Этот маршрут носит ознакомительный характер, так как каждый рейс будет варьироваться в зависимости от ледовых и погодных условий, а также возможностей увидеть дикую природу. Гибкость — ключ к успеху экспедиционного круиза.

Вероломная гонка к Южному полюсу

«Еще одна тяжелая гонка днем ​​и еще пять миль», — написал в своем дневнике британский исследователь Роберт Фалькон Скотт. «У нас все еще есть шансы, если мы сможем поработать, но сейчас ужасно тяжелое время.Была середина января 1912 года, и 43-летний офицер Королевского флота проделал почти 800 миль в путешествие к одному из последних неизведанных мест на земном шаре: географическому Южному полюсу. Группа Скотта из пяти человек уже пережила в пути метели и обморожения. Теперь они находились менее чем в 80 милях от финишной черты, но по-прежнему стоял один вопрос, касающийся их прогресса: будут ли они первой группой людей в истории, достигшей Южного полюса, или второй?

Роберт Ф. Скотт и двое из четырех его товарищей отправились к Южному полюсу, таща сани.(Кредит: Bettmann / Getty Images)

Замерзшие испытания Скотта начались более года назад, когда его корабль Terra Nova прибыл на остров Росс в проливе Мак-Мердо в Антарктиде. Его береговой группе из 34 человек было поручено проводить научные исследования и собирать образцы дикой природы и горных пород, но Скотт, который ранее возглавлял антарктическую миссию в 1902 году, также был полон решимости совершить пробег на полюс. Перед отъездом в экспедицию он поклялся «достичь Южного полюса и обеспечить Британской империи честь этого достижения.

Миссия Скотта стала еще более неотложной из-за того, что другой исследователь искал полюс. Руаль Амундсен был 39-летним норвежцем, который провел большую часть своей жизни, путешествуя по дальним уголкам земного шара. Он побывал в Антарктиде в конце 19 века, а позже стал первым человеком в истории, который переплыл коварный Северо-Западный проход, соединяющий Атлантический и Тихий океаны. В 1909 году Амундсен объявил о новой экспедиции, которая должна пройти через пронизанные льдинами воды Арктики к Северному полюсу.Он надеялся стать первым человеком, совершившим этот подвиг, но после того, как американские исследователи Фредерик Кук и Роберт Пири заявили, что избили его до упора, Амундсен тайно изменил свои планы. Не сказав сначала своим финансовым покровителям или даже своим членам экипажа, норвежец направил свой корабль «Фрам» в сторону Антарктиды и нацелился на достижение Южного полюса. Перед приездом он отправил письмо Скотту, который все еще снаряжал свою экспедицию в Австралии. Он гласил просто: «Прошу вас проинформировать вас о том, что Фрам движется по Антарктике.Амундсен ».

14 декабря полярный исследователь Рональд Амундсен первым в своей антарктической экспедиции 1910-1912 гг. Достиг Южного полюса. (Кредит: Imagno / Getty Images)

Норвежская экспедиция имела несколько явных преимуществ в том, что газеты вскоре назвали «гонкой за Южный полюс». Амундсен разбил свой лагерь на шельфовом леднике Росс в Китовой бухте, точке, которая была на шестьдесят миль ближе к полюсу, чем домашняя база Скотта в проливе Мак-Мердо. И в отличие от Скотта, экспедиция которого была отягощена научными обязанностями, Амундсен был сосредоточен только на том, чтобы добраться до полюса и благополучно вернуться.«Наука, — признал он позже, — должна сама позаботиться о себе».

Проведя в начале 1911 года закладку передовых тайников с едой и припасами для полярных путешествий, экспедиции Амундсена и Скотта укрылись и провели несколько месяцев в ожидании темной и холодной антарктической зимы. Позже Амундсен попытался получить фору, начав свое путешествие в начале сентября 1911 года, но был вынужден повернуть назад после того, как температура упала до 68 градусов ниже нуля. Наконец, 20 октября 1911 года условия улучшились настолько, что его команда из пяти человек начала свой рывок к полюсу.Скотт отправился в путь всего через несколько дней, 1 ноября.

Амундсен и Скотт во время своих путешествий использовали совершенно разные виды транспорта. Скотт использовал ездовых собак, маньчжурских пони и даже несколько моторизованных тракторов. Однако машины быстро сломались, и его пони ослабели на морозе, и их пришлось застрелить. Отправив собак обратно в лагерь, он и его команда были вынуждены большую часть пути тащить тяжелые нарты с припасами пешком. Между тем Амундсен при переходе через тундру полагался исключительно на лыжи и ездовых собак.Собаки помогли его людям сохранить силы, а исследователи позже убили самых слабых из животных, чтобы пополнить их запасы пищи.

ПОДРОБНЕЕ: Потрясающая история выживания антарктической экспедиции Эрнеста Шеклтона

Капитан Роальд Энгельбрегт Гравнинг Амундсен на Южном полюсе под норвежским флагом. (Кредит: Всеобщий исторический архив / Getty Images)

Благодаря скорости его собачьих упряжек отряд Амундсена сумел мчаться к полюсу со скоростью более 20 миль в день.Норвежцы выбрали непроверенный маршрут, который заставил их пройти по замороженному лабиринту трещин, гор и ледников, но к началу декабря они проникли в самое сердце Антарктиды глубже, чем кто-либо в истории. Позже Амундсен напишет, что у него «было то же чувство, которое я помню, когда я был маленьким мальчиком в ночь перед Сочельником, — сильное ожидание того, что должно было случиться». Наконец, 14 декабря 1911 года он и его товарищи прибыли на Южный полюс. Мужчины установили норвежский флаг, выкурили праздничные сигары и позировали для снимков, но они остались всего на несколько дней, прежде чем начать трудный путь обратно в свой базовый лагерь.«Цель была достигнута, — писал Амундсен, — наше путешествие закончилось».

Спустя месяц, 17 января 1912 года, Скотт и его уставшая британская команда наконец достигли полюса. К своему ужасу, они заметили остатки лагеря Амундсена прямо на подходе. «Великий Бог!» Скотт написал в своем дневнике. «Это ужасное место и достаточно ужасное, чтобы мы трудились в нем без награды за приоритет».

Скотт был избит до поляка, но его проблемы только начинались. Британская команда прибыла в пункт назначения в конце антарктического лета, и температура быстро падала.Они начали медленный шаг на север, но вскоре по их рядам распространились истощение, обморожение и недоедание. 17 февраля — более чем через 20 дней после того, как группа Амундсена вернулась в свой базовый лагерь, — человек по имени Эдгар Эванс стал первым из британцев, который умер. Сильно обмороженный Лоуренс Оутс последовал за ним через месяц после того, как пожертвовал собой в метель, чтобы не замедлить команду. «Я просто выхожу на улицу, может быть, еще какое-то время», — сказал он, прежде чем покинуть палатку группы и исчезнуть.

Скотт, его друг доктор Эдвард Уилсон и еще один человек Генри Бауэрс храбро продолжили путешествие еще несколько дней, но температура продолжала падать, и позже они были застигнуты метелью всего в 11 милях от одного из складов. Через несколько дней все трое погибнут в своей палатке. «Мы продержимся до конца, но мы, конечно, слабеем, и конец не за горами», — написал Скотт в своей последней дневниковой записи. «Жалко, но я не думаю, что смогу написать больше.

Роберт Фалкон Полярная группа Скотта из его злополучной экспедиции, слева направо на полюс: Оутс (стоит), Бауэрс (сидит), Скотт (стоит перед флагом Юнион Джек на шесте), Уилсон (сидит) , Эванс (стоя). Бауэрс сделал эту фотографию, используя веревку для управления затвором камеры. (Кредит: Public Domain)

К тому времени, когда в ноябре были обнаружены тела Скотта, Уилсона и Бауэрса, Роальд Амундсен уже возвратился домой с триумфом и отправился в поездку с лекциями.Несмотря на то, что он выиграл гонку, не проиграв ни одного человека, Скотт во многом затмил его, чей обреченный марш сделал его героем в его родной Британии. Не испугавшись, Амундсен продолжил свое странствие и в конце концов исследовал Арктику как на море, так и на дирижабле, на котором он достиг Северного полюса в 1926 году. Два года спустя он погиб в авиакатастрофе, когда искал пропавшего исследователя над норвежским архипелагом Шпицберген. .

Исследователи продолжали посещать Антарктиду спустя годы после легендарной гонки Амундсена и Скотта, но только в 1956 году экспедиция снова стояла на Южном полюсе.С тех пор самая южная точка мира была постоянно заселена, и два первых ее пионера теперь чествуют от имени ее постоянного исследовательского центра: Южнополярной станции Амундсена-Скотта.

ПОДРОБНЕЕ: Когда Гитлер Послал Тайной экспедиции в Антарктиду в Hunt для маргарина Fat

Columbus Day празднует Exploration и Discovery в Mining World

*

Выберите страну / regionUnited StatesCanadaAfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика ofCook IslandsCosta RicaCote D’IvoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEast TimorEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland (Мальвинские) острова Фарерские IslandsFijiFinlandFmr Y ugoslav Респ MacedoniaFranceFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южного TerritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuineaGuinea-BissauGuyanaHaitiHeard и McDonald IslandsHoly Престола (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran (Исламская Республика) IraqIrelandIsraelItalyJamaicaJapanJordanKazakstanKenyaKiribatiKorea, Корейские Народно-Демократической RepKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народный Демократической RepLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Arab JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacauMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные StatesMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Марианские островаНорвегияОманПакистанПалауПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПортугалияПуэрто-РикоКата rReunionRomaniaRussian FederationRwandaSaint HelenaSaint Киттс и NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSamoaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSpainSri LankaSth Georgia & Sth Sandwich Институт социальный Винсент и GrenadinesSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwan, провинция ChinaTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUruguayUS Minor Внешние острова Узбекистан Вануату Венесуэла Вьетнам Виргинские острова (Британские) Виргинские острова (U.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *