Разное

Государство мьянма: Страна Мьянма

Содержание

Мьянма: Аун Сан Су Чжи получила четыре года тюрьмы по первому приговору

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Всего свергнутому лидеру государства предъявлено 11 обвинений

Свергнутый лидер Мьянмы Аун Сан Су Чжи приговорена к четырем годам тюремного заключения. Это первый приговор в серии дел, по которым она может быть приговорена к пожизненному заключению.

76-летняя Аун Сан Су Чжи признана виновной в подстрекательстве к расколу в обществе и нарушении ковидных ограничений, введенных в соответствии с законом о стихийных бедствиях.

В общей сложности Аун Сан Су Чжи предъявлено 11 обвинений. Она не признает вину. Ее сторонники считают процесс политически мотивированным.

  • Военный переворот в Мьянме: задержана лидер страны Аун Сан Су Чжи, связь отключена

В правительстве Мьянмы Аун Сан Су Чжи занимала пост государственного советника. До прихода к власти в 2016 году она была влиятельным оппозиционным политиком и правозащитницей, подвергалась нападениям и репрессиям, около 15 лет провела под домашним арестом. В 1991 году ей была присуждена Нобелевская премия мира, а годом ранее — премия «За свободу мысли» имени Сахарова.

С февраля этого года, когда военные устроили переворот в Мьянме, свергнув избранное гражданское правительство и задержав его лидеров, Аун Сан Су Чжи снова находится под домашним арестом.

Пока неясно, будет ли она отправлена в тюрьму и когда.

Вин Мьин, бывший президент и ее партийный союзник, также был приговорен к четырем годам тюремного заключения, сообщил источник агентства Рейтер.

  • 11 килограммов золота и 600 тысяч долларов. В чем военные обвиняют Аун Сан Су Чжи

После переворота и свержения демократически избранного правительства страна была парализована протестами, их подавление привело к человеческим жертвам и усилению нестабильности, отмечает Рейтер.

Международное сообщество осудило насилие в Мьянме, западные государства потребовали освобождения Аун Сан Су Чжи и других политзаключенных.

  • В Мьянме начался суд над Аун Сан Су Чжи. Протестующие снова на улицах после кровавой расправы

Аун Сан Су Чжи также обвиняют в коррупции, нарушении закона о государственной тайне и других правонарушениях.

Судебный процесс, который проходит в столице страны Нейпьидо, закрыт для средств массовой информации.

Суть обвинений из первого приговора Аун Сан Су Чжи состоит в следующем: в первом случае ей вменили нарушение антиковидных ограничений за то, что она помахала группе сторонников во время прошлогодней избирательной кампании (хотя и была при этом в защитной маске).В другом случае ей инкриминировали подстрекательство к беспорядкам из-за заявления с призывом противодействовать путчистам. Это заявление было обнародовано партией Сан Су Чжи уже после того, как ее взяли под стражу.

Союз Мьянма – Гуманитарный портал






































Союз Мьянма — государство в Юго-Восточной Азии, расположенное в западной части полуострова Индокитай.

Содержание

  • Основные сведения о государстве
  • Показатели развития государства



Офи­циаль­ное название:
Союз Мьянма.
Столица:
Нейпьидо.
Регион:
676,578 км²
Населе­ние:
50,020,000 человек.
Дата осно­вания:
X век.
Дата незави­симости:
4 января 1948 года (от Великобритании).
Офи­циаль­ный язык:
Бирамнский.
Админи­стра­тивное деле­ние:
7 национальных областей и 7 административных областей.
Государст­венное управ­ление:
Республика.
Глава государ­ства:
Председатель Государственного совета мира и развития.
Высший законо­датель­ный орган:
Парламент — Национальная ассамблея.
Денежная единица:
Мьянманский Кьят (MMK).
Код ISO:
MMR
Интер­нет-домен:
.mm
Теле­фон­ный код:
+95
Нацио­наль­ная статис­тика:
Myanmar Statistical Information Service
Myanmar Central Statistical Organization

На этой странице представлен обзор основных показателей развития государства и его общественных институтов в ключевых сферах, включая позиции в рейтингах среди других стран. Перечень содержит актуальные данные наиболее авторитетных исследовательских проектов, осуществляемых на регулярной основе международными организациями, академическими институтами и ведущими аналитическими центрами мира. Описания показателей и связанных с ними рейтингов, индексов и других сравнительных исследований стран мира представлены в разделе Исследования стран и регионов.




  • Рейтинг по численности населения по информации Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по темпу роста населения по информации Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по уровню плотности населения по информации Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по уровню урбанизации по информации Организации Объединённых Наций

  • Рейтинг по Индексу человеческого развития по версии Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по уровню процветания по версии Legatum Institute
  • Рейтинг по уровню социального развития по версии Social Progress Imperative
  • Рейтинг по уровню качества жизни по версии Economist Intelligence Unit
  • Рейтинг по уровню устойчивости общества по версии Sustainable Society Foundation
  • Рейтинг стран мира по уровню развития человеческого капитала по версии Всемирного банка
  • Рейтинг по уровню счастья по версии Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по уровню счастья по версии New Economic Foundation
  • Рейтинг по уровню качества жизни пожилых людей по версии HelpAge International
  • Рейтинг по Индексу удовлетворённости жизнью по версии Эдриана Уайта

  • Рейтинг по Индексу качества элит по версии Universität St.  Gallen
  • Рейтинг по Индексу благотворительности по версии Charities Aid Formation
  • Рейтинг по уровню гендерного неравенства по версии Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по уровню гендерного разрыва по версии Всемирного экономического форума

  • Рейтинг по уровню образования по информации Программы развития Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по эффективности системы образования по версии Pearson
  • Рейтинг национальной системы высшего образования по версии Universitas 21
  • Рейтинг по уровню расходов на образование по информации Всемирного банка

  • Рейтинг по уровню продолжительности жизни по информации Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по уровню продолжительности здоровой жизни по информации Всемирной организации здравоохранения
  • Рейтинг по уровню младенческой смертности по информации Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по уровню качества смерти по версии Economist Intelligence Unit и Lien Foundation
  • Рейтинг по уровню потребления алкоголя по информации Всемирной организации здравоохранения
  • Рейтинг по уровню расходов на здравоохранение по информации Всемирной организации здравоохранения

  • Рейтинг по количеству заключённых по информации Института исследований политики в области преступности и правосудия
  • Рейтинг по уровню преднамеренных убийств по информации Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по уровню самоубийств по информации Всемирной организации здравоохранения
  • Рейтинг по уровню продовольственной безопасности по версии Economist Intelligence Unit

  • Рейтинг по уровню экологической эффективности по версии Yale Center for Environmental Law and Policy

  • Рейтинг по уровню несостоятельности по версии Fund for Peace
  • Рейтинг по Индексу верховенства закона по версии World Justice Project
  • Рейтинг по Индексу восприятия коррупции по версии Transparency International
  • Рейтинг по Индексу противодействия отмыванию денежных средств по версии Базельского института управления
  • Рейтинг по уровню защиты прав собственности по версии Международного Альянса прав собственности
  • Рейтинг по уровню финансовой секретности по версии Tax Justice Network

  • Рейтинг по уровню свободы человека по версии Института Катона
  • Рейтинг по уровню миролюбия по версии Vision of Humanity
  • Рейтинг по уровню демократии по версии Economist Intelligence Unit
  • Рейтинг по уровню терроризма по версии Института экономики и мира
  • Рейтинг по уровню политических и гражданских свобод по версии Freedom House

  • Рейтинг по уровню валового внутреннего продукта по информации Всемирного банка
  • Рейтинг по уровню национального дохода на душу населения по информации Всемирного банка
  • Рейтинг по уровню занятости по информации Международной организации труда
  • Рейтинг по уровню безработицы по информации Международной организации труда
  • Рейтинг по уровню условий ведения бизнеса по версии Всемирного банка
  • Рейтинг стран мира по уровню развития человеческого капитала по версии Всемирного банка
  • Рейтинг по уровню глобальной конкурентоспособности по версии Institute of Management Development
  • Рейтинг по уровню глобальной конкурентоспособности по версии Всемирного экономического форума
  • Рейтинг по уровню экономической свободы по версии Heritage Foundation
  • Рейтинг по уровню прямых иностранных инвестиций по информации Всемирного банка и Международного валютного фонда
  • Рейтинг по уровню вовлечённости в международную торговлю по версии Всемирного экономического форума

  • Рейтинг по Индексу экономики знаний по версии Всемирного банка
  • Рейтинг по уровню развития инноваций по версии INSEAD
  • Рейтинг по количеству патентов по информации Всемирной организации интеллектуальной собственности
  • Рейтинг по уровню научно-исследовательской активности по информации Национального научного фонда США
  • Рейтинг по уровню расходов на НИОКР по информации Организации Объединённых Наций

  • Рейтинг по Индексу развития информационно-коммуникационных технологий по версии Международного союза электросвязи
  • Рейтинг по Индексу сетевой готовности по версии Всемирного экономического форума
  • Рейтинг по уровню развития электронного правительства по информации Организации Объединённых Наций
  • Рейтинг по уровню свободы Интернета по версии Freedom House
  • Рейтинг по уровню свободы средств массовой информации по версии Freedom House
  • Рейтинг по уровню свободы средств массовой информации по версии Reporters Without Borders

  • Рейтинг по Индексу хороших стран по версии Саймона Анхольта
  • Рейтинг по Индексу качества гражданства по версии Henley & Partners

  • Рейтинг по уровню глобализации по версии Швейцарского экономического института

Выходные сведения
Союз Мьянма / Гума­нитар­ный портал: Государства [Элект­рон­ный ресурс] // Центр гума­нитар­ных техно­логий, 2006–2022. URL: https://gtmarket.ru/countries/myanmar

 •  • 

World Report 2022: Мьянма | Хьюман Райтс Вотч

Военный переворот 1 февраля 2021 г. фактически положил конец демократическому переходу под руководством Национальной лиги за демократию (НЛД) Аун Сан Су Чжи. НЛД была готова вернуться к власти еще на пять лет после убедительной победы на всеобщих выборах в ноябре 2020 года. Вместо этого под руководством хунты Совета военного государственного управления (ВАК) во главе со старшим генералом Мин Аунг Хлаингом солдаты и полиция арестовали сотни членов депутатов парламента, в том числе Аун Сан Су Чжи и высокопоставленных членов партии НЛД, и произвольно удерживали их под стражей в течение нескольких месяцев, причем многие из них находились в неизвестных местах.

Военные захватили власть, заявив о широкомасштабных и систематических нарушениях на выборах и избирателях, хотя международные и местные наблюдатели за выборами установили, что выборы были «заслуживающими доверия и отражали волю большинства избирателей».

Хунта предъявила Аун Сан Су Чжи многочисленные обвинения, в том числе в коррупции, подстрекательстве и нарушении Закона о государственной тайне. Трем из ее свергнутых министров кабинета и австралийскому экономическому советнику также были предъявлены обвинения в соответствии с Законом о государственной тайне.

Миллионы людей вышли на улицы по всей стране в основном в мирных акциях протеста, призывая военных отказаться от власти, в то время как члены парламента, представители этнических меньшинств и активисты гражданского общества сформировали оппозиционное Правительство национального единства (NUG). Силы безопасности ответили совершением преступлений против человечности в отношении гражданского населения, включая пытки, суровое лишение свободы, насильственные исчезновения, изнасилования и другие сексуальные надругательства, а также бесчеловечное обращение. Журналисты, юристы, медицинский персонал, протестующие против хунты, активисты гражданского общества, женщины и многие другие по-прежнему подвергаются высокому риску произвольного ареста.

В период с 1 февраля по 1 ноября полиция и военные убили не менее 1200 протестующих и прохожих, в том числе около 75 детей, и задержали более 8700 государственных служащих, активистов, журналистов и государственных служащих.

14 марта хунта ввела военное положение в нескольких поселках Янгона и начала вводить дополнительные ограничения в других частях страны. 13 мая хунта также ввела военное положение в поселке Миндат штата Чин после столкновений между силами безопасности и легковооруженными ополченцами оппозиции. В соответствии с приказом о военном положении непосредственная власть над поселками была передана соответствующим региональным военачальникам.

После переворота военные активизировали боевые действия против этнических вооруженных групп в некоторых районах, таких как штат Чин. Сообщается, что в результате неизбирательного применения военными артиллерии и авиаударов были ранены и убиты мирные жители, повреждены деревни, в том числе школы, и тысячи людей были вынуждены бежать.

Преступления против человечности после переворота

Силы безопасности участвовали в широкомасштабных и систематических нападениях на мирных жителей по всей Мьянме, включая убийства протестующих, насильственные исчезновения сторонников оппозиции, пытки, сексуальные надругательства, изнасилования некоторых задержанных и массовые политические задержания. 21 февраля 2021 года хунта заявила в Global New Light of Myanmar : «Протестующие сейчас подстрекают людей, особенно эмоциональных подростков и молодежь, на путь конфронтации, где они будут страдать гибелью».

Многие из 1200 человек, убитых полицией и военными после переворота, были протестующими и случайными прохожими в городах по всей Мьянме, включая Янгон, Мандалай, Баго, Монива и другие поселки в регионе Сагайн, поселок Миндат в штате Чин и многие другие. другие места. Международные стандарты прав человека разрешают сотрудникам правоохранительных органов применять смертоносную силу только в крайнем случае, когда существует непосредственная угроза жизни. Но во многих случаях в 2021 году, о которых сообщали Организация Объединенных Наций, Хьюман Райтс Вотч, другие правозащитные организации и СМИ, силы безопасности открывали огонь по демонстрантам, которые были безоружны и не представляли очевидной угрозы.

ООН сообщила, что 3 марта силы безопасности по всей стране открыли огонь боевыми патронами по протестующим, убив по меньшей мере 38 и ранив более 100 человек. Также сообщалось об убийствах за один день в Мониве, регион Сагайн; Мьингян и Мандалай, Мандалайский регион; Салин, область Магуэ; и Моламийн, штат Мон, согласно сообщениям СМИ. 13 марта власти убили по меньшей мере девять протестующих, в том числе пятерых в районе Сейн Пан города Мандалай, когда силы безопасности открыли огонь по толпе. По данным Ассоциации помощи политзаключенным, 14 марта в поселке Хлаинг Тарьяр в Янгоне силы безопасности убили около 66 человек.

Накануне Дня Вооруженных Сил, 27 марта, новостной канал MRTV объявил, что демонстранты «должны усвоить из трагедии предыдущих безобразных смертей, что им может угрожать опасность получить выстрел в голову и спину». 27 марта силы безопасности отреагировали на эту угрозу, осуществив жестокие репрессии против протестующих как минимум в 40 городах, в результате чего погибли десятки человек.

9 апреля военнослужащие убили примерно 82 человека в Баго в ходе штурма баррикад и лагерей протестующих на рассвете; точные цифры определить сложно из-за сильного присутствия службы безопасности и отсутствия доступа в этот район репортеров или независимых следователей.

Многие лица, задержанные за участие в демонстрациях в поддержку демократии, после освобождения заявили, что сотрудники службы безопасности пытали и иным образом жестоко обращались с ними и другими лицами, находящимися под стражей. Методы пыток включали избиения, имитацию казни из огнестрельного оружия, прижигание сигаретами, а также изнасилование и угрозы изнасилования.

Хунта взяла под стражу более 100 политиков, организаторов выборов, журналистов, активистов и протестующих и отказалась подтвердить их местонахождение или условия содержания в нарушение международного права. Силы безопасности часто задерживали членов семьи, в том числе детей и пожилых людей, когда им не удавалось найти человека, которого они хотели арестовать.

Угрозы рохинджа

Власти совершают преступления против человечности в виде апартеида, преследований и жестокого лишения свободы в отношении 600 000 рохинджа, оставшихся в штате Ракхайн. Большинство рохинджа бежало из страны после военной кампании убийств, изнасилований и поджогов, которая привела к преступлениям против человечности и актам геноцида в 2017 году. путем этнической чистки в 2012 году в нарушение их основного права на возвращение домой. Им отказывают в свободе передвижения, что равносильно произвольному и дискриминационному лишению свободы.

После переворота ограничения на гуманитарный доступ усилились, что привело к предотвратимым смертям и болезням в лагерях и деревнях рохинджа. По сообщениям, в конце мая девять детей умерли в штате Ракхайн в результате вспышки острой водянистой диареи.

Угрозы правам женщин и девочек

Женщины возглавляли и принимали участие в массовых акциях протеста в составе Движения гражданского неповиновения (ДДП) против хунты. Протестующие женщины были одними из первых, убитых силами безопасности и произвольно задержанных. Многие женщины сообщали, что сотрудники сил безопасности избивали их во время задержания, а некоторые сообщали о заслуживающих доверия утверждениях о сексуальном насилии и унижающем достоинство обращении со стороны сотрудников сил безопасности во время задержания.

Торговля женщинами и девочками остается серьезной проблемой в штатах Шан и Качин, где конфликты и экономическое отчаяние сделали их уязвимыми для заманивания в Китай ложными обещаниями и продажи в сексуальное рабство и принудительного размножения в качестве «невест».

Правительство НЛД до переворота не смогло принять Закон о предотвращении насилия в отношении женщин. Хотя закон подвергался критике за то, что он не соответствует международным стандартам, отсутствие целенаправленного законодательства застопорило усилия по предотвращению гендерного насилия, оказанию помощи пострадавшим и привлечению виновных к ответственности.

Свобода слова и СМИ

По состоянию на 25 октября хунта Мьянмы арестовала 98 журналистов, 46 из которых оставались под стражей, по данным Ассоциации помощи политическим заключенным. Шесть журналистов были осуждены, в том числе пятеро за нарушение статьи 505A Уголовного кодекса – нового положения, которое квалифицирует как преступление публикацию или распространение комментариев, которые «вызывают страх» или распространяют «ложные новости». В таких преследованиях «ложными новостями» считаются любые новости, которые власти не хотят доводить до общественности.

8 марта хунта отобрала лицензии у пяти местных СМИ: «Демократический голос Бирмы» (DVB), «Хит Тхит Медиа», «Миззима», «Мьянма сейчас» и «7Day». 4 мая власти запретили два других издания, 74 Media в Качине и новостное агентство Tachileik в Шане, а также запретили спутниковое телевидение.

Также 4 мая власти арестовали американского журналиста Дэнни Фенстера, главного редактора Frontier Myanmar , и задержали его по политически мотивированным обвинениям. 12 ноября суд приговорил его к 11 годам каторжных работ, но 15 ноября ему разрешили покинуть страну9.0003

30 июня Министерство информации вынесло предупреждение журналистам, чтобы они прекратили называть ВАС «хунтой» или подверглись уголовному преследованию.

Отключение Интернета

В течение нескольких недель после переворота хунта ввела общенациональные отключения интернета с 1:00 до 9:00, которые позже были отменены, но власти продолжали блокировать многие веб-сайты и ограничивали скорость Интернета в течение года. Блокирование мобильных данных и сетей также продолжалось в 22 поселках, где оппозиция против хунты привела к ожесточенным столкновениям между военными Мьянмы и продемократическими группами ополченцев.

Угрозы гуманитарной помощи

Усиление боевых действий между вооруженными силами Мьянмы и этническими вооруженными группами в приграничных районах в штатах Чин, Качин, Карен, Кая и Шан увеличило нагрузку на доступ и ограничило гуманитарную помощь в этих районах. ООН заявила, что в июле по меньшей мере 3 миллиона человек нуждались в гуманитарной помощи — на 2 миллиона больше, чем с 1 февраля, — и сообщалось о нехватке продовольствия в некоторых частях штатов Чин и Ракхайн.

Ополченцы, выступающие против хунты

После переворота по всей стране были сформированы ополчения, чтобы противостоять хунте и нападать на силы безопасности. Многие из ополченцев приняли название Народных сил обороны, то же название, которое NUG приняла для созданных ею общенациональных сил. Однако не все недавно сформированные Народные силы обороны связаны с НУГ или подчиняются ее командной структуре.

В июле эти ополченцы начали проводить мелкомасштабные нападения на военных. Сообщается, что в регионах Сагайн и Магуэ и штате Чин в результате ожесточенных боев между ополченцами и военными погибли сотни военнослужащих. Военные ответили усилением рейдов и сжиганием деревень. Некоторые ополченцы совершали незаконные взрывы зданий и целенаправленные убийства гражданских сторонников военных.

7 сентября исполняющий обязанности президента НУГ Дува Лаши Ла объявил «оборонительную войну» военной хунте.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Уголовный кодекс Мьянмы наказывает за «противоестественные плотские сношения» тюремным заключением на срок до 10 лет и штрафом.

Оппозиционная NUG сообщила, что лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры (ЛГБТ) особенно уязвимы к сексуальному насилию в заключении. Одна трансгендерная женщина рассказала после освобождения, что ее изнасиловали в заключении предметом, пытали и жестоко избили.

Covid-19 и нападения на медицинских работников

К ноябрю 2021 года только 13 процентов 54-миллионного населения Мьянмы были полностью вакцинированы. В период с марта 2020 г. по октябрь 2021 г. Министерством здравоохранения было зарегистрировано 17 998 смертей, хотя фактические цифры, вероятно, намного выше.

Хунта преследовала, произвольно арестовывала и нападала на медицинских работников, иногда когда они оказывали помощь раненым протестующим. Медицинские работники были одними из первых лидеров оппозиционного Движения гражданского неповиновения и отказывались работать в государственных больницах в знак протеста. За девять месяцев после переворота по меньшей мере 260 медицинских работников подверглись нападению при попытке оказать медицинскую помощь, 20 человек были убиты. AAPP сообщила, что в сентябре 76 человек оставались под стражей, а в отношении 600 медицинских работников имелись невыполненные ордера на арест. Многие были вынуждены работать под землей в импровизированных мобильных клиниках для лечения Covid-19.пациентов или скрылись, чтобы избежать ареста. Страновая группа ООН в Мьянме заявила, что нападения на медицинских работников поставили под угрозу реагирование на Covid-19 и помешали пациентам получать медицинскую помощь.

Ключевые международные действующие лица

В феврале Совет ООН по правам человека провел специальную сессию и консенсусом принял резолюцию, осуждающую отставку избранного правительства и призывающую к безоговорочному освобождению всех произвольно задержанных. На мартовской сессии совета была принята еще одна резолюция, «самым решительным образом осуждающая» военное низложение гражданского правительства и подчеркивающая необходимость привлечения к ответственности.

В июне Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, резко осуждающую переворот 1 февраля. Генеральная Ассамблея также сделала несколько важных рекомендаций, в том числе призвала все государства-члены предотвратить поток оружия в Мьянму. Совет Безопасности ООН не отреагировал и не принял собственную юридически обязывающую резолюцию, которая вводила бы глобальный запрет на передачу оружия и технологий двойного назначения в Мьянму.

Канада, Европейский союз, Великобритания и США ввели целенаправленные санкции против высших военных чиновников Мьянмы и членов хунты, конгломератов и компаний, принадлежащих или контролируемых военными. Однако иностранные правительства не ввели санкции в отношении доходов от нефти и газа, основного источника доходов хунты.

В октябре Конгресс США представил Закон о БИРМЕ 2021 г. , поддерживающий введение дальнейших адресных санкций и рекомендовавший правительству США принять решение о геноциде рохинджа. Европейский парламент также поддержал признание NUG законным правительством Мьянмы и призвал к дальнейшим санкциям ЕС против предприятий, принадлежащих военным. Хотя ЕС выразил поддержку Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в качестве посредника с вооруженными силами Мьянмы, он также осудил переворот «самым решительным образом».

Поддерживаемый ООН Независимый следственный механизм для Мьянмы (IIMM) уполномочен собирать досье для поддержки усилий по привлечению лиц к юридической ответственности за серьезные международные преступления. IIMM «внимательно следит» за событиями и собирает доказательства таких преступлений, совершенных после переворота, и заявил, что, если они будут подтверждены, предполагаемые нарушения могут быть приравнены к преступлениям против человечности.

24 апреля АСЕАН согласовала план консенсуса из пяти пунктов с военными и назначила брунейского дипломата Эривана Юсофа специальным посланником. Неспособность военных реализовать план из пяти пунктов привела к тому, что АСЕАН исключила лидера хунты старшего генерала Мин Аун Хлайнга из своего октябрьского саммита.

В Международном уголовном суде прокурор расследует Мьянму на предмет преступлений против человечности, связанных с депортацией и преследованием, на основании завершения этих преступлений в Бангладеш, члене МУС, после кампании этнических чисток 2017 года против рохинджа. В июле, сославшись на статью 12(3) Статута МУС, NUG направила в МУС заявление о признании юрисдикции суда в отношении преступлений, совершенных в Мьянме с 1 июля 2002 года. Международный Суд, при этом Мьянма выдвинула предварительные возражения против юрисдикции суда и приемлемости заявления Гамбии.

Просмотр стран

Выбрать
Афганистан

Алжир

Ангола

Аргентина

Армения

Австралия

Азербайджан

Бахрейн

Бангладеш

Беларусь

Боливия

Босния и Герцеговина

Бразилия

Буркина-Фасо

Бурунди

Камбоджа

Камерун

Канада

Центрально-Африканская Республика

Чад

Чили

Китай

Колумбия

Куба

Демократическая Республика Конго

Эквадор

Египет

Сальвадор

Эритрея

Эсватини

Эфиопия

Европейский Союз

Франция

Грузия

Германия

Греция

Гватемала

Гвинея

Гаити

Гондурас

Венгрия

Индия

Индонезия

Иран

Ирак

Израиль и Палестина

Италия

Япония

Иордания

Казахстан

Кения

Кувейт

Кыргызстан

Ливан

Ливия

Малайзия

Мальдивы

Мали

Мексика

Марокко и Западная Сахара

Мозамбик

Мьянма

Непал

Никарагуа

Нигерия

Северная Корея

Пакистан

Папуа — Новая Гвинея

Перу

Филиппины

Польша

Катар

Россия

Руанда

Саудовская Аравия

Сенегал

Сербия/Косово

Сингапур

Сомали

Южная Африка

Южная Корея

южный Судан

Испания

Шри-Ланка

Судан

Сирия

Таджикистан

Танзания

Таиланд

Тунис

Турция

Туркменистан

Уганда

Украина

Объединенные Арабские Эмираты

Соединенное Королевство

Соединенные Штаты

Узбекистан

Венесуэла

Вьетнам

Йемен

Зимбабве

Государство Ракхайн в Мьянме: раскол партий, восстание повстанцев и схемы хунты

Поиск экспертов, проектов, публикаций, курсов и многого другого.

Расширенный поиск

Поиск USIP.org

Тип контента
Сообщение в блогеЦентрКурсЭлемент цифровой библиотеки мирного процесса в Южном СуданеСобытиеВнешние новостиСтипендияТема обсужденияGC — Academy LandingGlobal Campus CourseGC — EventGlossary TermGrantINPROL PublicationLanding PageNewsOnline CoursePagePersonProjectsPublicationPublic Education PageБиблиотечный ресурсSite Notification

страны
Африка-Ангола-Бенин-Ботсвана-Буркина-Фасо-Бурунди-Камерун-Кабо-Верде-Центральноафриканская Республика-Чад-Коморские Острова-Кот-д’Ивуар-Демократическая Республика Конго-Джибути-Экваториальная Гвинея-Эритрея-Эфиопия-Габон-Гана- Гвинея-Гвинея-Бисау-Кения-Лесото-Либерия-Мадагаскар-Малави-Мали-Мавритания-Маврикий-Мозамбик-Намибия-Нигер-Нигерия-Руанда-Сан-Томе и Принсипи-Сенегал-Сейшельские острова-Сьерра-Леоне-Сомали-Южная Африка-Юг Судан-Судан-Свазиленд-Танзания-Гамбия-Республика Конго-Того-Уганда-Замбия-ЗимбабвеАмерика-Антигуа и Барбуда-Аргентина-Багамы-Барбадос-Белиз-Боливия-Бразилия-Канада-Чили-Колумбия-Коста-Рика- Куба-Доминика-Доминиканская Республика-Эквадор-Сальвадор-Гренада-Гватемала-Гайана-Гаити-Гондурас-Ямайка-Мексика-Никарагуа-Панама-Парагвай-Перу-Сент-Китс и Невис-Сент-Люсия-Сент-Винсент и Гренадины-Тринидад и Тобаго-США-Уругвай-ВенесуэлаАзия-Афганистан-Австралия-Бангладеш-Бутан-Бруней-Бирма-Камбоджа-Китай-Федеративные Штаты Микронезии-Фиджи-Индия-Индонезия-J Апан-Казахстан-Кирибати-Кыргызстан-Лаос-Малайзия-Мальдивы-Маршалловы Острова-Монголия-Науру-Непал-Новая Зеландия-Северная Корея-Пакистан-Палау-Папуа-Новая Гвинея-Филиппины-Самоа-Сингапур-Соломоновы Острова-Южная Корея-Шри Ланка-Суринам-Таджикистан-Таиланд-Тимор-Лешти-Тонга-Туркменистан-Тувалу-Узбекистан-Вануату-ВьетнамЕвропа-Албания-Андорра-Армения-Австрия-Азербайджан-Беларусь-Бельгия-Босния-Герцеговина-Болгария-Хорватия-Кипр-Чехия- Дания-Эстония-Финляндия-Франция-Грузия-Германия-Греция-Гренландия-Святой Престол (Ватикан)-Венгрия-Исландия-Ирландия-Италия-Косово-Латвия-Лихтенштейн-Литва-Люксембург-Македония-Мальта-Молдова-Монако-Черногория -Нидерланды-Норвегия-Польша-Португалия-Румыния-Россия-Сан-Марино-Сербия-Словакия-Словения-Испания-Швеция-Швейцария-Турция-Украина-Великобритания Ближний Восток и Северная Африка-Алжир-Бахрейн-Египет-Иран-Ирак-Израиль и палестинские территории-Иордания-Кувейт-Ливан-Ливия-Марокко-Оман-Катар-Саудовская Аравия-Сирия-Тунис-Объединенные Арабские Эмираты-Йемен

Области проблем
Гражданско-военные отношенияЭкономикаАнализ и предотвращение конфликтовДемократия и управлениеОкружающая средаОбразование и обучениеНасилие на выборахХрупкость и устойчивостьГендерГлобальное здравоохранениеГлобальная политикаПрава человекаПравосудие, безопасность и верховенство законаПосредничество, переговоры и диалогНенасильственные действияМирные процессыПримирениеРелигияНасильственный экстремизмМолодежь

Сортировать

Актуальность

Дата

Нет контента, соответствующего критериям фильтрации.

Дом
▶ Публикации

Поскольку режим переворота замышляет фальшивые выборы на следующий год, нестабильная политическая и военная обстановка в Ракхайне может решить его судьбу.

Среда, 10 августа 2022 г.
/

Автор:
Чжо Хсан Хлаинг

Тип публикации:
Анализ и комментарии

Поделиться

Распечатать страницу

У военного режима Мьянмы есть план, как попытаться установить легитимность своей власти в следующем году: в августе 2023 года диктатура, свергнувшая демократически избранное правительство в начале 2021 года, намерена провести фиктивные выборы. Важным элементом этой стратегии является маневрирование множества небольших этнических партий Мьянмы для участия в избирательном процессе. Нигде риски и неопределенности, присущие плану генералов, не проявляются так очевидно, как в бедном, но экономически стратегическом штате Ракхайн на западной границе Мьянмы с Бангладеш и Индией.

Буддисты и мусульмане на рынке в деревне Син-Тет-Мо в штате Ракхайн в Мьянме, 10 сентября 2018 г. (Минзаяр Оо/The New York Times) после переворота резко изменились на фоне изменения общественного мнения и расширения влияния Армии Аракан (АА) — теперь одной из самых мощных этнических вооруженных организаций Мьянмы. Военным удалось заручиться некоторой поддержкой в ​​Ракхайне, но в более широком смысле их усилия вызвали негативную реакцию населения и раздробленность внутри политической элиты штата. Эволюция этих тенденций, вероятно, сильно повлияет на избирательный план режима. Следовательно, понимание политического ландшафта Ракхайна сегодня — и влияния его истории — имеет решающее значение для обдумывания будущего пути Мьянмы.

Политические партии Ракхайна теперь разделяют свое видение будущего: будут ли они участвовать в избирательной схеме хунты? Или они присоединятся к новой популярной политической силе, Объединенной лиге Аракана (ULA) АА, которая вырвала большую часть местной администрации штата из-под военного контроля и, вероятно, будет стремиться заблокировать выборы в штате?

Раскол последовал за годами растущего недовольства партией Национальной лиги за демократию (НЛД) Аун Сан Су Чжи и борьбы с НЛД и военными за самоуправление и против бирманской гегемонии.

НЛД расточительство Ракхайн Поддержка

Во время своей борьбы против военных преследований после восстания в Мьянме в 1988 году Араканская лига за демократию (АЛД) на протяжении многих лет была оплотом силы для своего союзника из НЛД и Аунг Сан Су Чжи.

Однако, когда предыдущий военный режим начал парламентские выборы в 2010 году, разногласия по поводу решения НЛД бойкотировать голосование раскололи АСД. В то время как большая часть ALD последовала примеру НЛД, другие политики Ракхайна, такие как националисты Ракхайна доктор Айе Маунг, Айе Ну Сейн и У Хла Соэ, отделились и сформировали Партию развития национальностей Ракхайн (RNDP). Он участвовал в голосовании и получил большинство мест в Ракхайне в национальном парламенте и парламенте штата.

В преддверии общенациональных выборов в 2015 году RNDP, возглавляемая доктором Айе Маунгом, и ALD, возглавляемая У Айе Тар Аунгом, согласились объединиться в единую партию, Араканскую национальную партию (ANP), чтобы улучшить свое положение в отношении — по отношению к крупным национальным партиям, включая НЛД. После этого АНП стала четвертой по величине партией Мьянмы и доминировала в штате Ракхайн.

После убедительной общенациональной победы НЛД в 2015 году парламентарии от НЛД были назначены главными министрами во всех 14 правительствах штатов и регионов, включая Ракхайн, где объединенная АНП получила большинство мест в парламенте штата. Отказ НЛД подчиниться требованию общественности Ракхайна о назначении главного министра НЛД свел на нет многолетний союз НЛД-АЛД, усугубив давнее чувство политической изоляции среди многих жителей Ракхайна и спровоцировав ожесточенную конкуренцию между двумя партиями.

После 2015 года фракционная борьба между высшими лидерами АНП привела в конечном итоге к трехстороннему расколу в партии. В 2017 году ALD воссоздалась под своим прежним названием. Другой сегмент остался как ANP, но его председатель, доктор Айе Маунг, ушел в отставку в ноябре 2017 года и вместе с некоторыми из своих коллег-депутатов в 2018 году сформировал новую партию, Arakan Front Party (AFP). Несмотря на внутренние разногласия, все трое питали недовольство НЛД и ее правительством.

НЛД подливает масла в огонь

Политический антагонизм Ракхайна по отношению к правительству НЛД по поводу автономии и пренебрежительного отношения быстро усилился после того, как правительство отреагировало на конфликт между Араканской армией и Сит-Тат, как широко называют военных, который вспыхнул в 2018 году. Конфликт привел к перемещению более более 230 000 мирных жителей, серьезно ранены или убиты почти 1000 человек, в том числе более 170 детей.

Правительство НЛД поддержало усилия Сит-Тат по подавлению АА и добавило АА в свой «список террористов», несмотря на достоверные доказательства широко распространенных военных преступлений Сит-Тат. Правительство под руководством НЛД также исключило АА из своей знаменательной мирной конференции; заблокировали гуманитарную помощь пострадавшим от конфликта людям; и установил самое продолжительное в мире отключение интернета в большей части штата. В апреле 2020 года председатель НЛД и государственный советник Аун Сан Су Чжи выразила благодарность солдатам, сражающимся с АА.

Затем, за несколько недель до ноябрьских всеобщих выборов 2020 года, Союзная избирательная комиссия НЛД отменила голосование в северной и центральной частях штата Ракхайн, где партии Ракхайн пользовались наибольшей поддержкой, что лишило избирательных прав примерно три четверти имеющих право голоса избирателей штата Ракхайн. Поскольку большая часть бирманской общественности за пределами Ракхайна открыто поддерживала НЛД и сит-тат в социальных сетях, раскол между населением Ракхайн и Бирман значительно углубился, а общественная поддержка АА росла.

Результатом стало безразличие Ракхайна к сопротивлению и поддержке хунты некоторыми политическими элитами. Многие партии, в том числе ALD, осудили захват власти военными; АНП и АФП — крупнейшие партии — хранили молчание.

Противоречивое отношение к режиму хунты

Хунта охотно воспользовалась этой внутренней напряженностью, даже предложив места в своем управляющем совете некоторым партиям Ракхайна в самый день переворота. В то время как ALD и AFP отвергли это предложение, ANP, крупнейшая в Ракхайне, приняла его, и До Айе Ну Сейн, вице-председатель Араканской национальной партии, пресс-секретарь и член политического совета, присоединилась к совету по перевороту на национальном уровне. Зау Айе Маунг, еще один высокопоставленный лидер ННП, 13 февраля принял должность заместителя министра по делам этнических групп при правительстве хунты, проигнорировав совместное заявление от 7 февраля против оппозиции 47 организаций гражданского общества Ракхайн.

Общественность Ракхайн протестовала против утраты доверия к АНП; партия утверждала, что действовала для «защиты интересов Ракхайна», требуя министерских должностей, в том числе председателя Араканского государственного административного совета.

В июне, когда ее требования игнорировались в течение нескольких месяцев, АНП объявила о прекращении сотрудничества с руководящим советом хунты. Председатель ANP заявил, что продолжение работы вице-председателя Айе Ну Сейн с хунтой отражало личный выбор, а не служение партии.

Хотя партия Араканского фронта, вторая по величине в Ракхайне, отказалась присоединиться к совету и заняла неоднозначную позицию в отношении переворота в первые недели его существования, ее позиция изменилась, когда д-р Айе Маунг, основатель и председатель АФП, который был заключен в тюрьму НЛД правительство, был освобожден 12 февраля. Доктор Айе Маунг подвергся публичной критике в Ракхайне за то, что поблагодарил лидера хунты за его освобождение. В начале марта от имени своей партии он присоединился к АНП на заседании Союзной избирательной комиссии (УИК) хунты, негласно поддержав предвыборные амбиции режима. Доктор Айе Маунг сообщил о намерении партии участвовать в плане хунты по голосованию 2023 года как единственном пути выхода Мьянмы из нынешнего кризиса.

В мае ANP, изменив курс, и ALD отклонили приглашение UEC присоединиться к его собранию.

Изменение отношения к NUG и рохинджа

Как и многие жители Ракхайна, ANP, ALD и AFP считают Правительство национального единства (NUG) продолжением NLD и отказываются участвовать в нем.

В мае и июне, после того как NUG пообещала сотрудничать с Международным Судом для судебного преследования военных за геноцид рохинджа и объявила о своей политике равного гражданства для рохинджа, некоторые политики Ракхайн и влиятельные общественные деятели утверждали, что NUG не имеет власти над штата Ракхайн принимать такие решения. Они считали, что NUG продается международному мнению, чтобы добиться признания, а не защищать интересы Ракхайн.

AFP включила в число своих семи партийных целей обязательство «постоянно защищать и бороться с незаконным вторжением в поселения в штате Ракхайн, которое угрожает не только существованию народа Ракхайн и штата Ракхайн, но также суверенитету Союза и усилия по разграблению территории Ракхайн и расширению новых территорий». В заявлении использовались дискриминационные формулировки, в которых рохинджа назывались нелегальными иммигрантами из Бангладеш.

Через несколько часов после того, как в прошлом месяце международный суд отклонил предварительные возражения Мьянмы, У Ба Шейн, высокопоставленный лидер АНП, выразил в социальных сетях поддержку команде, представляющей режим переворота в Гааге. Он также опубликовал обличительную речь против Соединенных Штатов и НЛД за поддержку рохинджа.

Однако многие пользователи социальных сетей Ракхайн критиковали его и его ANP, обвиняя их в поддержке тех, «кто убивал людей заживо».

Новая траектория политики Ракхайна

Хотя ANP, ALD и AFP Ракхайна продолжают придерживаться жестких националистических и антимусульманских взглядов, которые сработали для них на выборах 2015 года, политический ландшафт резко изменился за последние годы из-за изменения общественного мнения и прихода к власти араканской армии.

Структурная дискриминация мусульман сохраняется, и буддийско-мусульманские отношения, безусловно, остаются напряженными. Тем не менее, есть обнадеживающие признаки большей открытости по отношению к мусульманам, особенно среди молодежи. Анализ социальных сетей, проведенный автором, показал заметно более низкий уровень антимусульманских ненавистнических высказываний среди пользователей сети Ракхайн после переворота. Анализ также показал, что большая часть населения Ракхайна с меньшей вероятностью отождествит Sit-Tat с общественностью Бамара в целом после переворота. Эти сдвиги противоречат нарративам, распространяемым политическими партиями Ракхайна, и могут подорвать их долгосрочную жизнеспособность, особенно если они продолжат взаимодействовать с правящим Советом государственного управления хунты (SAC).

По мере того, как поддержка политических партий Ракхайн ослабевает, кампания АА против группировки сидячих мест в 2018 и 2019 годах и его успешные усилия по замене Бамара и военной администрации на большей части штата Ракхайн получили широкую поддержку. В отличие от политических партий, АА также поддерживает конструктивные и открытые отношения с NUG и оказывает существенную помощь силам сопротивления по всей стране.

Правительство хунты имеет амбициозные планы по проведению выборов в следующем году, в том числе в штате Ракхайн. Поскольку АА и Сит-Тат находятся на грани войны, SAC повезет, если сможет провести выборы всего в нескольких городских районах штата Ракхайн. Если выборы пройдут, даже в нескольких округах, и АНП и АФП примут участие, как и ожидалось, АА окажется в затруднительном положении. Он может стремиться получить полный контроль над государством или более тесно координировать свои действия с сопротивлением на национальном уровне, чтобы нанести вред режиму перед выборами и гарантировать, что они не столкнутся с этой сложной перспективой.

В любом случае, штат Ракхайн, скорее всего, ждет очередной период потрясений — военных и политических.

Чжо Хсан Хлаинг — независимый исследователь и журналист из бирманского штата Ракхайн, пишет о правах человека, политических переменах и вопросах, связанных с гражданской войной и военным переворотом в Бирме.

Связанные публикации

Женщины Мьянмы взяли на себя беспрецедентную руководящую роль в продемократическом сопротивлении после переворота 2021 года. От ненасильственных протестных движений до боевых действий в Народных силах обороны (НСО) и Правительства национального единства (ПНГ) женщины сыграли важную роль в борьбе против жестокости и угнетения правящей хунты. Но по мере того, как сеть групп сопротивления в Мьянме постепенно ослабляет хватку хунты, перед лидерами сопротивления стоит сложнейшая задача: как восстановить безопасность и стабильность в стране, которая долгое время страдает от гражданского конфликта?

Тип:
Анализ и комментарии

Анализ и предотвращение конфликтов; Пол; Правосудие, безопасность и верховенство закона

Несмотря на то, что силы сопротивления Мьянмы укрепляют свои позиции на поле боя, большая часть международного сообщества продолжает рассматривать движение страны против переворота как разрозненное и лишенное сплоченности. Такое восприятие заставило некоторых опустить руки и выйти из конфликта, в то время как другие рассматривают возможность принятия фиктивных выборов хунты как пути к восстановлению стабильности. И посылка, и вывод неверны.

Тип:
Анализ и комментарии

Анализ и предотвращение конфликтов

Международные СМИ и правоохранительные органы начинают осознавать новую пост-COVID-тенденцию транснациональной преступности: распространение преступных зон в Мьянме и по всей Юго-Восточной Азии, а также взрыв торговли людьми в целях получения рабочей силы в этих неуправляемых анклавах.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *