Разное

16 век нидерланды: Мир в раннее Новое время

Содержание

Мир в раннее Новое время

НИДЕРЛАНДЫ В XVI ВЕКЕ

НИДЕРЛАНДЫ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVI ВЕКА

Верховная власть над Нидерландами с 1482 г. принадлежала государям из дома Габсбургов. В начале XVI в. правителем Нидерландов был Филипп Красивый (до 1506 г.), затем его сын Карл Габсбург (с 1519 г. император Карл V).

Практически же страной управляли наместники (генеральные статхаудеры), родственники правителей: в 1507–1530 гг. — Маргарита Австрийская, тетка Карла V, в 1531–1555 гг. — Мария Венгерская, его сестра. Они действовали в интересах династии, поэтому Нидерландам приходилось выделять деньги на военные кампании Габсбургов и выступать в роли плацдарма для ведения военных действий. При наместнике существовал Государственный совет, в котором состояли виднейшие дворяне Нидерландов.

Все нидерландские земли в 1512 г. были объединены в так называемый Бургундский округ империи, куда входило также графство Бургундия (Франш-Конте). Прежняя политическая независимость герцогств, графств и епископств была ликвидирована, они превратились в провинции единого государства.


К нидерландским землям, которые перешли к Габсбургам в качестве «бургундского наследства», Карл V путем мирных соглашений и захватов присоединил еще несколько областей: в 1524 г. Фрисландию, в 1528 г. епископство Утрехтское, а также отделившуюся от него область Оверэйссел, в 1536 г. Гронинген и Дренте, в 1543 г. Гелдерн. В итоге в Бургундский округ вошли 17 провинций: герцогства Брабант, Лимбург, Люксембург, Гелдерн; графства Фландрия, Артуа, Геннегау (Эно), Голландия, Зеландия, Намюр; сеньории Фрисландия, Мехелен, Утрехт, Оверэйссел, Дренте, Гронинген, Лилль (с Дуэ и Орши). В дальнейшем Бургундский округ мог наследоваться только в нераздельном виде, что и было закреплено Прагматической санкцией 1549 г.

В каждой провинции был статхаудер (наместник), обладавший значительной военно-административной властью. Статхаудер подчинялся наместнику императора в Нидерландах. В то же время важную роль продолжали играть Генеральные штаты. Они представляли, главным образом, интересы дворянства и богатого купечества. Генеральные штаты имели право утверждать налоги, решать вопросы о мире и войне, организовывать сословные суды.

В каждой провинции действовали Провинциальные штаты, вотировавшие налоги на местном уровне, а также провинциальные административносудебные и финансовые учреждения. Сохранялось и самоуправление в городах. Каждая провинция или город имели свои особые вольности, привилегии и автономию.

В период правления Карла V Нидерланды оставались одной из самых богатых стран Европы, передовой в экономическом отношении, и давали 45 % доходов в казну империи. Вхождение в империю Габсбургов обеспечивало стране определенные преимущества, особенно в области торговли.

Самой важной отраслью хозяйства было производство шерстяных тканей. Но в первой половине XVI в. здесь оживилось также производство специализированных товаров и предметов роскоши, ориентированное на экспорт.

Провинции Нидерландов не были однородны в хозяйственном отношении. Быстрее всего развивались Фландрия и Брабант, богатейший город которого Антверпен к середине XVI в. стал первым портом Европы, центром мировой торговли и кредита. Но и прежние экономические центры Фландрии и Брабанта не пришли в полный упадок. В них стали развиваться новые отрасли ремесла — производство плюша в Брюсселе, полотна в Генте, Ипре и Куртре. Во многих городах Фландрии и Брабанта процветало кружевное дело.

Северо-западные провинции, Зеландия и Голландия, экономически уступали Фландрии и Брабанту. В них развивались производство шерсти, маслоделие, пиво- и мыловарение. Важнейшее место занимали рыболовство (лов сельди и ее засол), торговля, судостроение. Последнее составляло основу, на которой зиждилось не только рыболовство, но также и заморская, и в значительной степени внутренняя торговля по рекам и каналам.

Торговые города Северных провинций не могли сравниться с блистательным Антверпеном, но в сумме составляли для него мощное дополнение, а иногда и сильный противовес. С распадом Ганзейского союза к голландским портам, в частности к Амстердаму, перешли торговля хлебом и ловля сельди на Балтике. В XVI в. Голландия, получив право свободного провода своих судов через пролив Зунд, стала монополистом в торговле этого региона.

Таким образом проявлялась явная разнонаправленность торговых интересов нидерландских провинций: северные области имели более прочные связи с Прибалтикой и Северной Европой, южные — с Испанией и Средиземноморьем.

Земледелие господствовало в юго-восточных провинциях Нидерландов — Люксембурге, Геннегау, Артуа, Намюре, где имелось многочисленное дворянство и во многом господствовали феодальные отношения. Следует отметить, что при всей динамике развития ремесел и торговли, в хозяйственной жизни Нидерландов аграрный сектор сохранял важнейшее значение, отмечался рост товарности сельского хозяйства, увеличение капиталовложений в сельскохозяйственное производство (особенно в экономически развитых областях страны, где отмечался рост вложений в культивирование технических культур). Мясо, скот, молочные продукты шли на экспорт, за счет импорта покрывался недостаток зерновых.

В целом, в первой половине XVI в. экономика была на подъеме. Тем больше недовольства стала вызывать внешняя и финансовая политика Карла V. Налоговые поборы опустошали казну провинций, вынужденных оплачивать войны Габсбургов. Невнимание имперских властей к насущным интересам Нидерландов, централизация страны, часто проводившаяся без учета исторических и национальных традиций столь отличавшихся друг от друга провинций, а также последствия происходивших в стране социально экономических изменений (хозяйственный упадок отдельных городов, свертывание некоторых отраслей производства, непрерывный рост цен) — все это создавало почву для острых социальных конфликтов, которые вскоре вылились в открытое противостояние.

Социальная борьба, вспыхнувшая в Нидерландах в первой половине XVI в., тесно переплеталась с Реформацией. Влияние учения Лютера достаточно быстро (с 1518 г. или даже с конца 1517 г.) проявилось в стране, где существовали и социально-экономические, и идеологические предпосылки для развития Реформации. Для борьбы с еретиками Карл V ввел в Нидерландах инквизицию по образцу испанской, ас 1521 г. начал издавать “плакаты” (императорские указы) против еретиков, которые предусматривали жестокие наказания вплоть до казни. В 1522 г. был учрежден инквизиционный трибунал по борьбе с ересью.

С середины 20-х годов XVI в. в Нидерландах наряду с лютеранством распространялись более радикальные реформационные учения, прежде всего анабаптизм, сочетавший религиозно-мистические представления с радикальными социальными требованиями всеобщего равенства. Некоторые анабаптисты открыто призывали к насильственному свержению существующего строя. Особенно широко движение охватило Северные Нидерланды. В 1534–1535 гг. там прошла волна выступлений анабаптистов. Самые решительные устремились в Вестфалию на помощь анабаптистской Мюнстерской коммуне, в организации которой важную роль сыграли нидерландцы Ян Матисен и Иоанн Лейденский. В свою очередь, из Мюнстера тайно велась подготовка всеобщего восстания в Нидерландах. Весной 1535 г. в Северных Нидерландах собрались большие силы анабаптистов, готовые двинуться на помощь Мюнстеру. Но власти предотвратили поход и подавили выступления анабаптистов в Нидерландах. К 40-м годам XVI в. их учение эволюционировало, оформившись в непротивленческое течение баптизм.


Одним из самых ярких эпизодов социально-политической борьбы в Нидерландах в первой половине XVI в. стало Гентское восстание 1539–1540 гг. во Фландрии, вызванное политическими и религиозными притеснениями. В результате многомесячной борьбы власть в городе перешла в руки городского плебса и окрестной сельской бедноты. Только после того как в феврале 1540 г. в город вошли войска во главе с Карлом V, восстание, к тому времени уже распространившееся на значительную территорию провинции, было подавлено. Гент был обложен огромной контрибуцией. Карл V издал указ, известный как Конституция Карла V 1540 г. и лишавший города Фландрии политической власти и самоуправления. Борьба за возвращение утраченных привилегий, т.  е. фактически за отмену Конституции 1540 г., станет одной из причин освободительной войны, которая во второй половине века охватит и все нидерландские провинции.

После подавления движений лютеран и анабаптистов в Нидерландах стало быстро увеличиваться число кальвинистов. И если более умеренное лютеранство получило распространение в основном среди оппозиционно настроенного дворянства и патрициата, то кальвинизм нашел своих сторонников в наиболее радикальных слоях общества: широкой бюргерской среде, городской и сельской бедноте, хотя руководящая роль в движении принадлежала городской буржуазии.

Остававшаяся верной императору часть нидерландского дворянства, занимавшая важные посты в государственном управлении, держалась католицизма. Преимущественно католическим оставалось и крестьянство.

Правительство не желало мириться с инакомыслием и ужесточало наказания еретикам. В 1550 г. появился «плакат», получивший название «Кровавый указ»: запрещалось читать, хранить и распространять произведения Лютера, Кальвина и других реформаторов. Но, несмотря на репрессии, властям все труднее было противостоять стремительному распространению кальвинизма, быстро вытеснявшего здесь все другие реформационные учения.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








Профессор Знаев — НИДЕРЛАНДЫ В XVI ВЕКЕ

НИДЕРЛАНДЫ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVI ВЕКА

Верховная власть над Нидерландами с 1482 г. принадлежала государям из дома Габсбургов. В начале XVI в. правителем Нидерландов был Филипп Красивый (до 1506 г.), затем его сын Карл Габсбург (с 1519 г. император Карл V).

Практически же страной управляли наместники (генеральные статхаудеры), родственники правителей: в 1507–1530 гг. — Маргарита Австрийская, тетка Карла V, в 1531–1555 гг.  — Мария Венгерская, его сестра. Они действовали в интересах династии, поэтому Нидерландам приходилось выделять деньги на военные кампании Габсбургов и выступать в роли плацдарма для ведения военных действий. При наместнике существовал Государственный совет, в котором состояли виднейшие дворяне Нидерландов.

Все нидерландские земли в 1512 г. были объединены в так называемый Бургундский округ империи, куда входило также графство Бургундия (Франш-Конте). Прежняя политическая независимость герцогств, графств и епископств была ликвидирована, они превратились в провинции единого государства.

К нидерландским землям, которые перешли к Габсбургам в качестве «бургундского наследства», Карл V путем мирных соглашений и захватов присоединил еще несколько областей: в 1524 г. Фрисландию, в 1528 г. епископство Утрехтское, а также отделившуюся от него область Оверэйссел, в 1536 г. Гронинген и Дренте, в 1543 г. Гелдерн. В итоге в Бургундский округ вошли 17 провинций: герцогства Брабант, Лимбург, Люксембург, Гелдерн; графства Фландрия, Артуа, Геннегау (Эно), Голландия, Зеландия, Намюр; сеньории Фрисландия, Мехелен, Утрехт, Оверэйссел, Дренте, Гронинген, Лилль (с Дуэ и Орши). В дальнейшем Бургундский округ мог наследоваться только в нераздельном виде, что и было закреплено Прагматической санкцией 1549 г.

В каждой провинции был статхаудер (наместник), обладавший значительной военно-административной властью. Статхаудер подчинялся наместнику императора в Нидерландах. В то же время важную роль продолжали играть Генеральные штаты. Они представляли, главным образом, интересы дворянства и богатого купечества. Генеральные штаты имели право утверждать налоги, решать вопросы о мире и войне, организовывать сословные суды.

В каждой провинции действовали Провинциальные штаты, вотировавшие налоги на местном уровне, а также провинциальные административносудебные и финансовые учреждения. Сохранялось и самоуправление в городах. Каждая провинция или город имели свои особые вольности, привилегии и автономию.

В период правления Карла V Нидерланды оставались одной из самых богатых стран Европы, передовой в экономическом отношении, и давали 45 % доходов в казну империи. Вхождение в империю Габсбургов обеспечивало стране определенные преимущества, особенно в области торговли.

Самой важной отраслью хозяйства было производство шерстяных тканей. Но в первой половине XVI в. здесь оживилось также производство специализированных товаров и предметов роскоши, ориентированное на экспорт.

Провинции Нидерландов не были однородны в хозяйственном отношении. Быстрее всего развивались Фландрия и Брабант, богатейший город которого Антверпен к середине XVI в. стал первым портом Европы, центром мировой торговли и кредита. Но и прежние экономические центры Фландрии и Брабанта не пришли в полный упадок. В них стали развиваться новые отрасли ремесла — производство плюша в Брюсселе, полотна в Генте, Ипре и Куртре. Во многих городах Фландрии и Брабанта процветало кружевное дело.

Северо-западные провинции, Зеландия и Голландия, экономически уступали Фландрии и Брабанту. В них развивались производство шерсти, маслоделие, пиво- и мыловарение. Важнейшее место занимали рыболовство (лов сельди и ее засол), торговля, судостроение. Последнее составляло основу, на которой зиждилось не только рыболовство, но также и заморская, и в значительной степени внутренняя торговля по рекам и каналам.

Торговые города Северных провинций не могли сравниться с блистательным Антверпеном, но в сумме составляли для него мощное дополнение, а иногда и сильный противовес. С распадом Ганзейского союза к голландским портам, в частности к Амстердаму, перешли торговля хлебом и ловля сельди на Балтике. В XVI в. Голландия, получив право свободного провода своих судов через пролив Зунд, стала монополистом в торговле этого региона.

Таким образом проявлялась явная разнонаправленность торговых интересов нидерландских провинций: северные области имели более прочные связи с Прибалтикой и Северной Европой, южные — с Испанией и Средиземноморьем.

Земледелие господствовало в юго-восточных провинциях Нидерландов — Люксембурге, Геннегау, Артуа, Намюре, где имелось многочисленное дворянство и во многом господствовали феодальные отношения. Следует отметить, что при всей динамике развития ремесел и торговли, в хозяйственной жизни Нидерландов аграрный сектор сохранял важнейшее значение, отмечался рост товарности сельского хозяйства, увеличение капиталовложений в сельскохозяйственное производство (особенно в экономически развитых областях страны, где отмечался рост вложений в культивирование технических культур). Мясо, скот, молочные продукты шли на экспорт, за счет импорта покрывался недостаток зерновых.

В целом, в первой половине XVI в. экономика была на подъеме. Тем больше недовольства стала вызывать внешняя и финансовая политика Карла V. Налоговые поборы опустошали казну провинций, вынужденных оплачивать войны Габсбургов. Невнимание имперских властей к насущным интересам Нидерландов, централизация страны, часто проводившаяся без учета исторических и национальных традиций столь отличавшихся друг от друга провинций, а также последствия происходивших в стране социально экономических изменений (хозяйственный упадок отдельных городов, свертывание некоторых отраслей производства, непрерывный рост цен) — все это создавало почву для острых социальных конфликтов, которые вскоре вылились в открытое противостояние.

Социальная борьба, вспыхнувшая в Нидерландах в первой половине XVI в., тесно переплеталась с Реформацией. Влияние учения Лютера достаточно быстро (с 1518 г. или даже с конца 1517 г.) проявилось в стране, где существовали и социально-экономические, и идеологические предпосылки для развития Реформации. Для борьбы с еретиками Карл V ввел в Нидерландах инквизицию по образцу испанской, ас 1521 г. начал издавать “плакаты” (императорские указы) против еретиков, которые предусматривали жестокие наказания вплоть до казни. В 1522 г. был учрежден инквизиционный трибунал по борьбе с ересью.

С середины 20-х годов XVI в. в Нидерландах наряду с лютеранством распространялись более радикальные реформационные учения, прежде всего анабаптизм, сочетавший религиозно-мистические представления с радикальными социальными требованиями всеобщего равенства. Некоторые анабаптисты открыто призывали к насильственному свержению существующего строя. Особенно широко движение охватило Северные Нидерланды. В 1534–1535 гг. там прошла волна выступлений анабаптистов. Самые решительные устремились в Вестфалию на помощь анабаптистской Мюнстерской коммуне, в организации которой важную роль сыграли нидерландцы Ян Матисен и Иоанн Лейденский. В свою очередь, из Мюнстера тайно велась подготовка всеобщего восстания в Нидерландах. Весной 1535 г. в Северных Нидерландах собрались большие силы анабаптистов, готовые двинуться на помощь Мюнстеру. Но власти предотвратили поход и подавили выступления анабаптистов в Нидерландах. К 40-м годам XVI в. их учение эволюционировало, оформившись в непротивленческое течение баптизм.

Одним из самых ярких эпизодов социально-политической борьбы в Нидерландах в первой половине XVI в. стало Гентское восстание 1539–1540 гг. во Фландрии, вызванное политическими и религиозными притеснениями. В результате многомесячной борьбы власть в городе перешла в руки городского плебса и окрестной сельской бедноты. Только после того как в феврале 1540 г. в город вошли войска во главе с Карлом V, восстание, к тому времени уже распространившееся на значительную территорию провинции, было подавлено. Гент был обложен огромной контрибуцией. Карл V издал указ, известный как Конституция Карла V 1540 г. и лишавший города Фландрии политической власти и самоуправления. Борьба за возвращение утраченных привилегий, т. е. фактически за отмену Конституции 1540 г., станет одной из причин освободительной войны, которая во второй половине века охватит и все нидерландские провинции.

После подавления движений лютеран и анабаптистов в Нидерландах стало быстро увеличиваться число кальвинистов. И если более умеренное лютеранство получило распространение в основном среди оппозиционно настроенного дворянства и патрициата, то кальвинизм нашел своих сторонников в наиболее радикальных слоях общества: широкой бюргерской среде, городской и сельской бедноте, хотя руководящая роль в движении принадлежала городской буржуазии.

Остававшаяся верной императору часть нидерландского дворянства, занимавшая важные посты в государственном управлении, держалась католицизма. Преимущественно католическим оставалось и крестьянство.

Правительство не желало мириться с инакомыслием и ужесточало наказания еретикам. В 1550 г. появился «плакат», получивший название «Кровавый указ»: запрещалось читать, хранить и распространять произведения Лютера, Кальвина и других реформаторов. Но, несмотря на репрессии, властям все труднее было противостоять стремительному распространению кальвинизма, быстро вытеснявшего здесь все другие реформационные учения.

НАЧАЛО ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ

После отречения в 1555 г. Карла V от престола 17 нидерландских провинций и Франш-Конте (как и Испанию с ее колониями, и владения в Италии) унаследовал его сын Филипп II. Важнейшей частью своего государства он считал Испанию, а на Нидерланды смотрел прежде всего как на главный источник денежных средств, необходимых ему для активной внешней политики, не имевшей ничего общего с интересами нидерландских провинций. Филипп II занял еще более непримиримую позицию в отношении нидерландского сепаратизма, нежели Карл V. Невзирая на традиционную обособленность провинций, их вольности и привилегии, Филипп II начал вводить здесь новые порядки, сосредоточив всю власть в стране в руках преданных монарху членов Государственного совета.

Благосостояние Нидерландов в это время несколько пошатнулось, поступления в испанскую казну сократились. Одной из главных причин являлся кризис цехового ремесла, в противовес которому начинало широко развиваться мануфактурное производство в деревнях и новых городских центрах. Но новые предприятия вырабатывали более дешевые и грубые шерстяные ткани, и фламандские сукна стали уступать рынок английским. Одновременно сказывались и последствия революции цен, а также неурожай и голод 1556–1557 гг. Современники, не видя настоящих причин ослабления экономики и ухудшения условий жизни, приписывали все это новым методам управления испанских властей. С точки же зрения испанцев, основной причиной сокращения нидерландских доходов было распространение ересей. Решив искоренить кальвинизм, Филипп II укрепил в Нидерландах власть Католической церкви; более активно стала действовать инквизиция.

В начале своего правления Филипп II старался не ссориться с нидерландской знатью. Виднейшие ее представители были приглашены к участию в Государственном совете, а двое из них назначены статхаудерами важнейших провинций. В 1559 г. молодой дворянин Вильгельм Оранский (1533–1584), из династии Оранских-Нассау, стал статхаудером провинций Голландия, Зеландия и Утрехт, граф Эгмонт — статхаудером Фландрии.

Хотя политика Филиппа II в Нидерландах затрагивала интересы различных слоев населения, протестные настроения раньше всего возникли среди представителей местного дворянства. Центром оппозиции стали Генеральные штаты. Нуждаясь в значительных субсидиях, Филипп II в 1559 г. приказал созвать Генеральные штаты. Взамен представители нидерландской знати потребовали вывести из страны испанские войска, вернуть управление местным властям и отменить инквизицию. Ответ короля был резок и не содержал каких-либо обещаний.

Постепенно вокруг Вильгельма Оранского и графа Эгмонта сгруппировались дворяне, убежденные в том, что интересы Нидерландов приносят в жертву Испании. Нидерландская знать стала добиваться устранения испанцев из Государственного совета, предоставления высших должностей местным дворянам. И дворяне, и представители городов негодовали по поводу использования финансовых средств страны для военных действий Испании против Франции. Вызывало возмущение и то, что король прислушивался к мнению своего советника кардинала Гранвеллы, ставшего объектом всеобщей ненависти, а не более рассудительной наместницы Маргариты Пармской. В 1563 г. аристократическая оппозиция потребовала отставки Гранвеллы. За ее выступлением последовал протест мелкого дворянства: 300 представителей низшей знати подали наместнице прошение, добиваясь восстановления вольностей страны, отмены или смягчения «плакатов» против еретиков. Под их давлением король отправил Гранвеллу в отставку.

Не видя существенных изменений в политике испанских властей, оппозиционное нидерландское дворянство в 1565 г. образовало союз «Компромисс» («Соглашение»), объединивший около 500 человек. В течение 1566 г. участники союза дважды подавали Маргарите Пармской петиции с изложением своих требований, но ответа не получили. Участников союза, одевавшихся достаточно скромно, придворные наместницы презрительно называли «гёзами» (фр. «нищие», «оборванцы»). Прозвище было подхвачено оппозиционерами, которые подчеркивали, что они «верны королю до нищенской сумы».

Число кальвинистов росло, и их сопротивление Католической церкви стало более организованным. В августе 1566 г. во Фландрии вспыхнуло иконоборческое восстание. Толпы кальвинистов разрушали католические храмы и монастыри, разбивая статуи святых и уничтожая иконы. Осенью движение уже охватило Брабант, Голландию, Зеландию и Утрехт. В последних трех провинциях оно приобрело наибольший размах, а окраинные юго-восточные аграрные провинции затронуло меньше. Руководили им кальвинистские консистории, а местами — дворяне-кальвинисты, члены союза «Компромисс». Восставшие принуждали магистраты заключать соглашения с консисториями, на основании которых в городах вводились свобода кальвинистского вероисповедания и ограничения для католиков.

А. Кей. Вильгельм Оранский. Ок. 1580 г. Рейксмузеум, Амстердам

Маргарита Пармская согласилась пойти на уступки, если народ сложит оружие, отменить инквизицию, смягчить «плакаты» и допустить кальвинистские проповеди в специально отведенных местах. Часть консисторий выступила с призывом повиноваться властям, в движении произошел раскол. Союз дворян, участникам которого обещали амнистию, самораспустился. Дворяне заявили о своей лояльности и повсеместно стали приносить особую клятву на верность Филиппу II. Ослабив, таким образом, движение, испанские власти к весне 1567 г. его подавили. Но решимость Филиппа II смирить непокорные Нидерланды только возросла.

НИДЕРЛАНДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА

В августе 1567 г. в Нидерланды во главе 18-тысячного войска прибыл ближайший советник Филиппа II герцог Альба, сменивший на посту наместника Маргариту Пармскую. Перед Альбой, человеком упорным, всецело преданным королю и фанатичным католиком, стояла задача: искоренить ересь в стране и получить от Нидерландов необходимые Испании деньги.

Как только распространилось известие о скором прибытии Альбы, в Нидерландах поднялась волна эмиграции. Тысячи человек покинули страну; эмигрировали в германские владения Нассау Вильгельм Оранский и его брат Людовик Нассауский, не дававшие клятвы верности королю.

По прибытии в Нидерланды герцог Альба тотчас же учредил «Совет по делу о мятежах», прозванный в народе «кровавым советом», и запретил выезд из страны. Аресты, конфискации имущества и казни начались немедленно. В июле 1568 г. в Брюсселе были казнены лидеры оппозиции граф Эгмонт и адмирал Горн. Альба действовал в Нидерландах, как в завоеванной стране: местные органы власти потеряли всякое значение, вольности провинций и городов были ликвидированы. Казнями и террором Альба пытался устранить все препятствия на пути испанской политики в Нидерландах. Но это были лишь подступы к самому главному: решению финансового вопроса. Чтобы получать доходы из Нидерландов, не нуждаясь в разрешении Генеральных штатов, Альба решил ввести в стране постоянный налог по испанскому образцу — алькабалу. По нему предполагалось взимать 10 % с каждой торговой сделки. Под давлением наместника Генеральные штаты вынуждены были дать согласие. Но для Нидерландов, страны торговой, где каждый товар проходил через множество посредников, такой налог был равносилен экономической катастрофе. Поэтому когда в 1571 г. Альба решительно потребовал выплаты алькабалы и других налогов, то доведенное до отчаяния население Нидерландов взялось за оружие. Никакие религиозные притеснения не вызывали такого единодушного отпора, как введение новых налогов.

На помощь горожанам приходили отряды наемников, сформированные на средства дворян-эмигрантов и их сторонников и посланные в Нидерланды Вильгельмом Оранским. Вскоре принц встал во главе этой армии и открыто выступил против Альбы. В окружении принца вынашивались различные политические планы, в том числе включить Нидерланды в состав Священной Римской империи, или же за помощь Франции и Англии в борьбе с Испанией уступить им часть территорий Нидерландов. В то же время дворяне-эмигранты допускали и возможность договориться об изменении испанской политики с Филиппом II, который оставался законным сувереном Нидерландов.

Но военные походы в Нидерланды наемной армии Вильгельма Оранского (в 1568, 1570 и 1572 гг.) закончились поражениями, и наемники были распущены. В это же время борьбу с испанцами вели и народные партизаны, патриоты, которые по аналогии с оппозиционным дворянством стали именовать себя гёзами.

Отряды так называемых «лесных гёзов» при поддержке местного населения действовали на юге в лесах Фландрии и Геннегау. В Северных Нидерландах борьбу против испанцев вели «морские гёзы». Под командованием дворян-кальвинистов и при активной поддержке Вильгельма Оранского они захватывали и топили испанские суда, нападали на порты, доставляли провиант в осажденные испанцами города. Корабли «морских гёзов» базировались в Англии. Однако весной 1572 г., опасаясь конфликта с Испанией, королева Елизавета приказала «морским гёзам» покинуть страну. 1 апреля 1572 г. «гёзы» захватили зеландский город Брилле. Известие о его захвате послужило сигналом к началу всеобщего восстания против испанцев в северных провинциях Нидерландов.

Прибрежные районы страны стали оплотом восставших, и вскоре вся Зеландия и Голландия, кроме Амстердама, оказались во власти «гёзов». Созванные в августе 1572 г. Провинциальные штаты Голландии признали Вильгельма Оранского законным статхаудером Голландии и Зеландии, передав ему верховное военное командование и высшую исполнительную власть в провинциях. Провал собственных планов Вильгельма Оранского и успехи восстания на Севере страны побудили принца перейти на сторону фактически отложившихся провинций. В октябре 1572 г. он прибыл в Голландию и возглавил борьбу против испанцев. Принц полагался на поддержку кальвинистов, хотя и защищал религиозное примирение и веротерпимость. Его целью было изгнание испанцев и объединение 17 провинций Нидерландов в единое свободное государство.

Альба бросил все силы на подавление восстания на Севере: в 1572–1574 гг. испанцы захватили многие города. И только в 1574 г. после блестящей победы голландцев в сражении за Лейден военные действия приостановились.

Провал политики герцога Альбы стал очевидным, и на посту наместника его сменил дон Луис де Рекесенс. Изменилась и тактика испанских властей, они пошли на переговоры с восставшими провинциями. После смерти Рекесенса власть весной 1576 г. перешла к Государственному совету, и Испания уже плохо контролировала управление Нидерландами. К тому же летом 1576 г. в испанской армии, давно не получавшей жалования и продовольствия, начался бунт. Испанские войска двинулись на юг, захватывая и разоряя города. В этих условиях юго-западные и центральные провинции страны вслед за северными выступили против испанцев. 4 сентября 1576 г. в Брюсселе восставшие арестовали членов Государственного совета, ликвидировав последний орган испанского владычества в стране. Власть перешла к Генеральным штатам, быстро сформировавшим армию.

Нидерландская революция

Но после того как 4 ноября испанские войска разграбили Антверпен («испанское бешенство»), южные и северные провинции подписали текст так называемого «Гентского умиротворения» (8 ноября 1576 г.). В нем провозглашалась верность Филиппу II, подтверждалось единство страны, сохранение католической веры в Южных и кальвинизма в Северных Нидерландах. Объявлялась всеобщая амнистия восставшим. Законы, введенные Альбой, и «плакаты» против еретиков отменялись. Мятежные испанские войска были поставлены вне закона.

«Гентское умиротворение» стало компромиссом между католическим дворянством южных провинций и кальвинистами северных. Однако оно не разрешило существовавших противоречий, и, главное, сохранялось подчинение Испании. К тому же интересы южных и северных провинций были слишком различны, и их объединение в целях борьбы против политики испанских властей не могло быть прочным еще и по этой причине.

В ноябре 1576 г. в Нидерланды прибыл новый наместник дон Хуан Австрийский. Несмотря на несогласие принца Оранского, Генеральные штаты вступили с ним в переговоры и в результате подписания в феврале 1577 г. «Вечного эдикта», по которому дон Хуан обязался соблюдать «Гентское умиротворение», признали его наместником. Зеландия и Голландия под давлением Вильгельма Оранского отказались повиноваться дону Хуану. «Вечный эдикт» был нарушен уже в июне того же года, так как дон Хуан намеревался восстановить прежние порядки, урезать права кальвинистов и усилить власть Испании. Поэтому поддержкой в стране он не пользовался. Уехав из Брюсселя, он захватил крепость в Намюре и выступил против войск Генеральных штатов.

Действия наместника вызвали раскол среди нидерландского дворянства и новый подъем социально-политической борьбы. В Брюсселе, Антверпене, Ипре и Генте оборону городов возглавили кальвинистские консистории. Они организовали так называемые «комитеты 18», которые захватили в свои руки городское управление. Комитет Брюсселя выдвинул требования удалить из Генеральных штатов сторонников испанцев, реорганизовать Государственный совет и вооружить народ. Возглавить вооруженную борьбу против наместника Генеральные штаты призвали Вильгельма Оранского. Он прибыл в Брюссель в сентябре 1577 г., и Штаты Брабанта избрали его статхаудером провинции.

В ноябре 1578 г. скончавшегося дона Хуана сменил новый наместник Александр Фарнезе, герцог Пармский. Испанские войска в это время оставались лишь в южных франкоговорящих католических провинциях. В стране шла настоящая гражданская война: нидерландское дворянство стремилось, получив власть, образовать аристократическую республику. Богатое купечество не соглашалось уступать ему первенство. Мелкие торговцы и городская беднота действовали самостоятельно. Вильгельм Оранский пытался балансировать между разными силами. Но многие ему не доверяли и считали недостаточно решительным.

В этих условиях испанцы начали наступление на север. Александр Фарнезе был талантливым полководцем и искусным дипломатом. Играя на разногласиях между городами, провинциями и различными слоями общества, он сумел договориться с католическим дворянством, примирить южные провинции с властью Испании и разрушить союз южных и северных провинций, заключенный в Генте.

По инициативе католического дворянства 6 января 1579 г. валлонские провинции Геннегау, Артуа, Дуэ заключили сепаратный союз с Фарнезе. По месту его подписания в г. Аррасе он получил название Аррасская уния. В течение 1579 г. к ней присоединились Лилль, Орши, Мехелен, Валансьен и некоторые другие города. Аррасская уния предусматривала соблюдение статей «Гентского умиротворения» 1576 г. и «Вечного эдикта» 1577 г., неприкосновенность католицизма, признание суверенитета Филиппа II при условии сохранения привилегий нидерландского дворянства, вывода испанских войск и восстановления прежних политических порядков. Фактически это означало победу Испании в южных провинциях.

Успехи испанцев на юге сделали очевидной неосуществимость общенидерландского союза. Поэтому северные провинции 23 января 1579 г. в Утрехте подписали текст Утрехтской унии. Заключив свой союз, семь северных провинций: Голландия, Зеландия, Утрехт, Гелдерн, Гронинген, Фрисландия и Оверэйссел, — а также отдельные города Фландрии и Брабанта объявили о намерении бороться до победного конца за политическую независимость и свободу вероисповедания. После этих событий «Гентское умиротворение» фактически утратило силу.

РАСПАД НИДЕРЛАНДОВ И СТАНОВЛЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ СОЕДИНЕННЫХ ПРОВИНЦИЙ

Заключение Утрехтской унии положило начало образованию нового государства на Севере страны. Но Вильгельм Оранский не сразу поддержал этот союз, так как еще надеялся на присоединение к нему и южных провинций. Все же подписав унию в мае 1579 г., он вступил в переговоры с королевой Елизаветой и герцогом Анжуйским, рассчитывая получить от них военную помощь для борьбы с Испанией.

В июне 1580 г. был опубликован «Бан и эдикт» Филиппа II, в котором он назвал Вильгельма Оранского главным мятежником, заслуживающим сурового наказания. Ответом на эти обвинения стала знаменитая «Апология» Вильгельма Оранского, оглашенная 13 декабря 1580 г. Обращаясь к Генеральным штатам, принц Оранский опровергал обвинения в свой адрес и описывал правонарушения и преступления испанского режима и самого Филиппа II. Исходя из теории монархомахов и опираясь на реформатские государственно-правовые концепции, он заявил о праве на сопротивление вплоть до низложения государей, вставших на путь тирании. Свою деятельность принц рассматривал как служение «интересам народа» и считал, что только решение «народа» может определить его участь. Он открыто заявил о своем неповиновении королю и сам объявил его вне закона.

После нескольких неудачных попыток заручиться поддержкой Франции и Англии, а также поисков нового суверена страны Штаты Голландии, Зеландии и Утрехта в июле 1581 г. принесли присягу Вильгельму Оранскому как своему статхаудеру, наделенному чрезвычайными полномочиями, но обставили это целым рядом оговорок и условий. И только после этого Генеральные штаты заявили, что отныне не признают Филиппа II сувереном. Акт о его низложении как тирана, поправшего обычаи и законы страны, был подписан 26 июля 1581 г. Это был окончательный разрыв северных провинций с Испанией.

Между тем Фарнезе захватил большую часть земель к югу от Рейна вплоть до Антверпена, присоединившегося к Утрехтской унии. Осенью 1584 г. капитулировал Гент, в марте 1585 г. Брюссель, а в августе — Антверпен. Это означало поражение освободительной войны во Фландрии и Брабанте.

Филипп II считал принца Оранского своим злейшим врагом, и после нескольких неудавшихся покушений Вильгельм Оранский в 1584 г. погиб от руки наемного убийцы, подосланного испанцами.

После смерти принца на должность статхаудера в 1585 г. был избран его сын Мориц Нассауский, но Генеральные штаты продолжали поиски нового суверена. Они обратились к Генриху III Французскому, а после его отказа в августе 1585 г. подписали договор о союзе с Англией, предложив королеве Елизавете стать сувереном Нидерландов. Но она отклонила предложение, отправив в Соединенные провинции с войсками графа Лестера, который Штатами в январе 1586 г. был провозглашен наместником, хотя суверена фактически не было.

Лестер не смог занять ключевое положение в управлении Соединенными провинциями. Генеральные штаты ему не доверяли, но и Елизавета не была довольна его действиями. После отъезда Лестера в 1587 г. в Англию Генеральные штаты прекратили поиски нового суверена. В 1588 г. они взяли на себя управление страной, фактически положив начало Республике Соединенных провинций, официального провозглашения которой никогда не было.

Союз северных нидерландских провинций (его конституцией с 1585 г. де-факто была Утрехтская уния) стал именоваться «республикой», так как относился к числу немногих европейских государств, во главе которых не стоял монарх. Создание Республики Соединенных провинций вовсе не означало, что семь провинций были единым целым. Речь шла скорее об объединении на основе федерации с общими органами управления, где заседали депутаты от каждой провинции. Вследствие преобладания провинции Голландии над другими Республику Соединенных провинций за ее границами стали часто называть Голландией.

После заключения Утрехтской унии кальвинистская церковь стала основной церковью Соединенных провинций, а с 1586 г. — официальной, хотя лишь 1/10 часть населения была привержена кальвинизму, большинство же составляли католики. Но безопасность гарантировалась представителям любой конфессии.

В северных провинциях складывалось государство нового типа, главную роль в нем играли города, оттеснившие на второй план и лишившие участия в государственном управлении деревню. Всю власть в городах держал в своих руках небольшой слой богатейших купеческих семей. Городские советы состояли из 30–40 избранных пожизненно членов. Депутаты от городских советов составляли Провинциальные штаты, депутаты от Провинциальных — Генеральные штаты. Во внутренних делах каждая провинция пользовалась автономией. Необходимость совместных действий в сфере внешней политики выдвинула на первый план две государственные должности: великого пенсионария провинции Голландия, постепенно сосредоточившего в своих руках все нити управления и занимавшегося финансовыми вопросами и внешней политикой отложившихся провинций, и статхаудера — главнокомандующего военными силами республики. На последнюю должность выбирали обычно представителей дома Оранских-Нассау. Борьба между двумя ветвями власти началась уже при Йохане ван Олденбарневелте, с 1586 г. великом пенсионарии провинции Голландия, сыгравшем важную роль в организации устройства нового государства, и статхаудере Морице Нассауском.

Мориц Нассауский был талантливым полководцем. В 90-е годы XVI в. ему удалось отвоевать временно оккупированные испанцами земли республики, овладеть цепью важных крепостей и перенести военные действия в Южные Нидерланды. Революционно-освободительная борьба Нидерландов против испанцев, начавшаяся в 60-е годы XVI в., завершилась в 1609 г. перемирием сроком на 12 лет. Соединенным провинциям фактически была предоставлена независимость. В 1621 г. война с Испанией возобновилась в рамках Тридцати летней войны. Долгое время военные действия велись с переменным успехом, но в конце концов Испания потерпела поражение и вынуждена была официально признать государственную независимость Соединенных провинций по Мюнстерскому миру, ставшему составной частью договорной системы Вестфальского мира 1648 г. (см. об этом в главе, посвященной Нидерландам XVII в.)

Вестфальский мир положил конец периоду, который в современной нидерландской историографии, как правило, называется Восьмидесятилетней войной — 1568–1648 гг. Он характеризуется как восстание в Нидерландах против испанского абсолютизма, которое затем переходит в войну за независимость семи северных провинций. Его конец совпадает с завершением общеевропейского конфликта — Тридцати летней войны. Период, предшествующий указанному, — от вступления во владение Нидерландами Филиппа II в 1555 г. до подавления иконоборческого восстания и карательной экспедиции Альбы в 1567 г. — выделяют как начальный этап борьбы Нидерландов против Испании.

Первым историческим сочинением о восстании Нидерландов против Испании стала книга «Бельгийская и нидерландская история нашего времени». Ее автором был Эмманюэль ван Метерен (1535–1612), богатый купец, с 1583 г. глава нидерландской купеческой корпорации и ее представитель в Лондоне.

В течение всей жизни Метерен интересовался историей борьбы Нидерландов с Испанией и собирал различные сведения и документы о ней. Его дядя, знаменитый картограф А. Ортелий, убедил Метерена переработать собранные материалы в книгу и издать ее. На основе богатой коллекции документов Метерен начал писать хронику событий, а по причине продолжавшихся военных действий в Нидерландах решил издать свой труд в Германии: в 1593–1596 гг. труд Метерена в двух частях был издан на немецком языке в Нюрнберге, а в 1598 г. в Кёльне на латинском. Однако в основу нидерландского издания (1599 г., Делфт) был положен авторский первоначальный вариант. Написанное в стиле хроники сочинение Метерена содержало прежде всего точное изложение событий их современником. По политическим убеждениям кальвинист-республиканец, он рассматривал восстание против Филиппа II как справедливое возмездие тирану и богоотступникам. Важное место в его описании событий занимала героическая борьба нидерландского народа против иноземных угнетателей. Метерен уделил большое внимание роли обществ редерейкеров (риторов) и подробно описал ланд-ювелы (праздничные публичные представления) редерейкеров в Генте в 1539 г. и в Антверпене в 60-е годы XVI в., ставшие своего рода прологом Гентского восстания 1539–1540 гг. и иконоборческих выступлений в Нидерландах в 1566–1567 гг.

В Соединенных провинциях сочинение Метерена сначала было запрещено, поскольку Генеральные штаты опасались, что некоторые высокопоставленные господа после ознакомления с книгой сочтут себя оскорбленными. Но и без патента Штатов новая дополненная Метереном версия все же увидела свет в 1608 г., хотя и с указанием на титуле вымышленных места издания и имени издателя. После смерти Метерена Штаты провинции Голландия поручили занимавшим в то время высокие государственные посты Гуго Гроцию и Жиллю ван Леденбергу внести в труд Метерена «нужные исправления». Так появилось издание 1614 г. «История нидерландцев и их войн на соседних территориях», которое в XVII–XVIII вв. неоднократно переиздавалось, в том числе и на французском и английском языках. Труд Метерена является ценным историческим источником по истории Нидерландской революции XVI в.

В результате Нидерландской революции не только появилось на европейской карте новое государство, Республика Соединенных провинций, но и были созданы в нем все условия для быстрого развития капиталистических форм производства и обмена, расцвета национальной культуры в поистине «золотом» для Соединенных провинций XVII веке.

КУЛЬТУРА И НАУКА НИДЕРЛАНДОВ В XVI ВЕКЕ

Как и в предыдущем столетии, важнейшую роль в нидерландской культуре XVI в. играла живопись. Но под влиянием гуманистических идей и Реформации религиозная живопись в этот период утратила ведущее значение, уступив место развивающимся светским жанрам: портрету, пейзажу, бытовому жанру. В первые десятилетия XVI в. в Нидерландах появился пейзаж как самостоятельный, светский жанр.

Поиски новых выразительных средств, тем и сюжетов проявились в первой трети XVI в. в развитии романизма, основанного на подражании итальянским образцам Высокого Возрождения. Художники-романисты стремились приобщить нидерландское искусство к классической традиции. Они значительно расширили тематику живописи, используя античные и мифологические сюжеты, обратились к проблемам перспективы, сложного движения фигур и построения монументальных композиций. Крупными романистами были Ян Госсарт (ок. 1478–1532), Барент ван Орлей (ок. 1488–1541), Йос ван Клеве (1464 — ок. 1540).

Одного из самых значительных голландских художников первой половины XVI в. Луку Лейденского (1489 или 1494–1533) можно отнести к романистам лишь частично. Художник вошел в историю искусств прежде всего как замечательный мастер резцовой гравюры, хотя он также пробовал свои силы в офорте и много работал в ксилографии.

Демократизм нидерландской живописи выразился в формировании крестьянского жанра и натюрморта, увеличении числа картин бытовой тематики. Повседневная жизнь крестьян, ремесленников и торговцев предстает в творчестве амстердамского художника Питера Артсена (ок. 1508–1575) и его учеников.

Живопись второй половины XVI в. все чаще отражала жизнь простого народа и социальные противоречия эпохи. Наиболее ярко это проявилось у Питера Брейгеля Старшего (1525/1530-1569), именно поэтому получившего прозвище «Мужицкий». Глубоко национальное по форме и содержанию творчество Брейгеля стало итогом развития нидерландской живописи. Брейгель замыкает собой ряд нидерландских живописцев эпохи Возрождения.

Важнейшим явлением духовной жизни Нидерландов стало гуманистическое движение, главным представителем которого был Эразм Роттердамский (1466/69-1536). Хотя Эразм работал в разных странах Европы, именно в его творчестве нидерландский гуманизм нашел свое законченное выражение.

Развитие гуманизма, поддержанное национально-освободительным движением против испанских властей, подготовило расцвет литературы. Во второй половине XVI в. начался подъем светской поэзии, во многом ориентированной на итальянские и французские образцы.

К лучшим произведениям латинской поэзии Нового времени относятся латинские стихи Иоанна Секунда (1511–1536). Славу принес ему сборник лирических стихотворений “Поцелуи”, в котором Секунд мастерски продемонстрировал всю риторическую технику латинской любовной поэзии.

Огромное значение для развитии нидерландской культуры XVI в. имели камеры редерейкеров (или камеры риторов) — риторические общества любителей театра и литературы. Посредством своих произведений редерейкеры активно распространяли нидерландский язык, и в эпоху испанского господства их творчество стало одним из очагов национальной культуры. Они сыграли значительную роль в деле Реформации и подготовки политической оппозиции.

Яркую и злую сатиру на Римско-католическую церковь «Улей святой римской церкви» (1569) создал Филипп ван Марникс тот Синт Альдегонде (1539–1598), писатель и политический деятель, сражавшийся пером и оружием против власти Испании. Марниксу приписывают и авторство изданной анонимно песни «Вильгельмус», ставшей гимном Нидерландской революции.

Огромную роль в становлении нидерландской прозы XVI в. сыграл Карел ван Манд ер (1548–1606), западнофламандский живописец, поэт, историк и теоретик искусства. Ван Мандер одним из первых в стране осваивал новые стихотворные формы (сонет, александрийский стих), переводил произведения античных авторов. Одним из крупнейших памятников нидерландского гуманизма стало изданное Ван Мандером в 1604 г. историко-теоретическое сочинение «Книга художника». Созданное по образцу «Жизнеописаний» Джорджо Вазари и включавшее свод жизнеописаний северонемецких и нидерландских мастеров, это сочинение Ван Мандера и поныне является одним из основных источников для изучения европейского искусства XV — начала XVII в.

В Нидерландах достигает высочайшего уровня искусство книгопечатания. Это связано с именем одного из самых известных типографов и издателей XVI в. Кристофа Плантена (ок. 1520–1589). Его издательство в Антверпене стало крупнейшим в Европе, имея филиалы в Париже и Лейдене. Издания Плантена отличались высоким полиграфическим качеством, красотой шрифта и переплетов, безупречной грамотностью текстов. За 34 года деятельности Плантен выпустил свыше 1600 изданий, главным образом научные труды, а также тексты классиков античности с комментариями ученых, литургические и богословские книги.

В 1581 г. в Лейдене начал свою деятельность Лодевейк Эльзевир (ок. 1546–1617), родоначальник династии самых известных голландских типографов и издателей XVI–XVIII вв. Издательство Эльзевиров существовало до 1712 г. Оно выпустило около 2200 книг, и все они отличались красотой и изысканностью.

В связи с участием Нидерландов в Великих географических открытиях больших высот достигли географическая наука и особенно картография, главными представителями которой были Меркатор и Ортелий.

Выдающийся космограф Герард Меркатор (1512–1594) считается основоположником современной картографии. В 1538 г. Меркатор составил карту «Образ мира», на которой одним из первых показал местоположение южного материка. Затем он приступил к работе над созданием карт земного шара, при составлении которых применил новую картографическую проекцию — «проекцию Меркатора». Именно он предложил термин «атлас» для обозначения набора карт в форме книги (на титульном листе книги было помещено изображение античного гиганта Атласа, несущего на плечах земную сферу).

Абрахам Ортелий (1527–1598), фламандский рисовальщик, гравер, географ, картограф и издатель карт, стал автором первого в мире системного собрания карт четырех континентов и отдельных стран Европы, Африки, Азии и Америки (1570 г.).

Дальние плавания нидерландских купцов и мореплавателей, таких как Виллем Баренц (ок. 1550–1597), не только помогли пополнить список географических открытий, но и значительно расширили сферу знакомства с заморской фауной и флорой, способствовали росту научных знаний в области ботаники и зоологии. Медик и ботаник Ремберт Додунс (1517–1585) представил в своих трудах подробные описания и рисунки растений дальних стран. Более знаменит французский ботаник Карл Клузий (1526–1609, настоящее имя Шарль де Леклюз), который с 1593 г. возглавлял кафедру ботаники Лейденского университета. Он занимался также разведением тюльпанов, которые быстро завоевали популярность и со временем превратились в один из символов страны. Медик и анатом Волхер Койтер (1534–1576) стал одним из основоположников новой науки — эмбриологии.

В конце XVI в. в результате национально-освободительной войны против Испании и успешного завершения Нидерландской революции единство комплекса земель исторических Нидерландов перестало существовать. Вследствие этого и их общая культура утратила прежнюю целостность. В Республике Соединенных провинций и Южных Нидерландах, оставшихся под властью Испании, началось формирование двух национальных культур: голландской (будущей нидерландской) и фламандской (фламандско-валлонской, будущей бельгийской), названных так по ведущим провинциям Севера и Юга нидерландских земель. Отныне каждая из них развивалась самостоятельно.

 

НИДЕРЛАНДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVI ВЕКА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

НИДЕРЛАНДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVI ВЕКА — ре­ли­ги­оз­но-идео­ло­ги­че­ский, по­ли­тический и со­ци­аль­но-эко­но­мический кон­фликт в Ни­дер­лан­дах, при­няв­ший фор­му национально-ос­во­бо­дительной борь­бы про­тив испанского гос­под­ства; за­вер­ши­лась от­де­ле­ни­ем тер­ри­то­рии Северных Ни­дер­лан­дов и об­ра­зо­ва­ни­ем там но­во­го го­су­дар­ст­ва — Рес­пуб­ли­ки Со­еди­нён­ных про­вин­ций Ни­дер­лан­дов.

По­сле от­ре­че­ния Кар­ла V Ни­дер­лан­ды, од­но из вла­де­ний Габс­бур­гов (см. Ни­дер­лан­ды ис­то­ри­че­ские), унас­ле­до­вал его сын Фи­липп II, рас­смат­ри­вав­ший этот гус­то­на­се­лён­ный и бо­га­тый ре­ги­он в ка­че­ст­ве гл. ис­точ­ни­ка де­неж­ных средств для ве­де­ния ак­тив­ной внеш­ней по­ли­ти­ки. Од­на­ко к середине XVI века эко­но­мическая си­туа­ция в Ни­дер­лан­дах за­мет­но ухуд­ши­лась. Это бы­ло вы­зва­но кри­зи­сом городского це­хо­во­го ре­мес­ла в ста­рых цен­трах сук­но­де­лия (Гент, Брюг­ге, Ипр), со­про­во­ж­дав­шим­ся бы­ст­рой пау­пе­ри­за­ци­ей на­се­ле­ния, «ре­во­лю­ци­ей цен», а так­же не­уро­жая­ми и го­ло­дом 1556-1557 годы. Тем­пы и сте­пень раз­ло­же­ния феодальных от­но­ше­ний, пер­во­на­чаль­но­го на­ко­п­ле­ния ка­пи­та­ла (см. в ст. Ка­пи­тал) и фор­ми­ро­ва­ния ка­пи­та­ли­стического ук­ла­да на юге и се­ве­ре Ни­дер­лан­дов бы­ли раз­лич­ны­ми. Ма­ну­фак­тур­ное про­из-во, ка­пи­та­ли­стическое фер­мер­ст­во и сво­бод­ное зем­ле­вла­де­ние по­лу­чи­ли в сев. про­вин­ци­ях (Гол­лан­дия и Зе­лан­дия) боль­шее раз­ви­тие, хо­тя ма­ну­фак­ту­ры на се­ве­ре стра­ны по объ­ё­му вы­пус­кае­мой про­дук­ции и ус­ту­па­ли флан­д­р­ским и бра­бант­ским. Со­вре­мен­ни­ки счи­та­ли, что эко­но­мич. упа­док и ухуд­ше­ние ус­ло­вий жиз­ни бы­ли вы­зва­ны ис­поль­зо­ва­ни­ем исп. вла­стя­ми но­вых ме­то­дов управ­ле­ния, их нев­ни­ма­ни­ем к на­сущ­ным ин­те­ре­сам Ни­дер­лан­дов. Фи­нан­со­вая экс­плуа­та­ция Ни­дер­лан­дов Ис­па­ни­ей, вы­ра­жав­шая­ся в суб­си­ди­ях ис­пан­цам, во­ти­ро­вав­ших­ся че­рез Ге­не­раль­ные шта­ты, кос­вен­ном на­ло­го­об­ло­же­нии и т. д., и эко­но­мическое дав­ле­ние (взи­ма­ние ог­ром­ных по­шлин и по­да­тей, напр. по­шли­ны на ввоз испанской шер­сти; за­кры­тие дос­ту­па ни­дерл. куп­цам в испанские ко­ло­нии, ли­ше­ние их тор­го­вых свя­зей с Анг­ли­ей из-за анг­ло-испанского кон­флик­та) вы­зы­ва­ли на­рас­та­ние ан­ти­ис­пан­ских на­строе­ний во всех сло­ях ни­дерландского об­ще­ст­ва.

Главной опо­рой испанского аб­со­лю­тиз­ма в Ни­дер­лан­дах яв­ля­лась ка­то­лическая Цер­ковь, по­это­му пер­во­на­чаль­но про­те­ст­ные на­строе­ния ме­ст­но­го на­се­ле­ния об­ле­ка­лись в фор­му ре­фор­ма­ци­он­но­го дви­же­ния — лю­те­ран­ст­ва, ана­бап­тиз­ма, позд­нее каль­ви­низ­ма. С точ­ки зре­ния ис­пан­цев, рас­про­стра­не­ние ина­ко­мыс­лия яв­ля­лось основной при­чи­ной со­кра­ще­ния на­ло­го­вых по­сту­п­ле­ний. Ре­шив ис­ко­ре­нить каль­ви­низм, Фи­липп II уси­лил ре­лигиозные го­не­ния, ук­ре­пил власть ка­то­лич. Церк­ви в Ни­дер­лан­дах; бо­лее ак­тив­но, чем при Кар­ле V, там ста­ла дей­ст­во­вать ин­кви­зи­ция. Фи­липп II за­нял бо­лее не­при­ми­ри­мую по­зи­цию и в от­но­ше­нии су­ще­ст­во­вав­ше­го в стра­не пар­тику­ля­риз­ма про­вин­ций — не при­ни­мая во вни­ма­ние их тра­диционную обо­соб­лен­ность, ме­ст­ные воль­но­сти и при­ви­ле­гии, он уре­зал пра­ва ор­га­нов са­мо­управ­ле­ния (Ге­не­раль­ных и про­вин­ци­аль­ных шта­тов, Государственного со­ве­та). Же­лая при­влечь на свою сто­ро­ну ни­дерландского дво­рян­ст­во, он при­гла­сил вид­ней­ших его пред­ста­ви­те­лей в Государственный со­вет (принц Виль­гельм I Оран­ский, гр. Л. Эг­монт, адм. Ф. Горн, ба­рон Х. Бре­де­ро­де и др.), при этом Виль­гель­ма I Оран­ско­го на­зна­чил стат­хау­де­ром Гол­лан­дии, Зе­лан­дии и Ут­рех­та (1559 год), а гр. Эг­мон­та — стат­хау­де­ром Флан­д­рии. Од­на­ко по­сте­пен­но вся власть со­сре­до­то­чи­лась в ру­ках вхо­див­ших в Государвственный со­вет ис­пан­цев, управ­ле­ние осу­ще­ст­в­ля­лось че­рез на­ме­ст­ни­цу Мар­га­ри­ту Парм­скую и воз­глав­ляв­ший­ся кар­ди­на­лом А.П. де Гран­ве­лой Тай­ный со­вет.

Про­те­ст­ные на­строе­ния рань­ше все­го про­яви­лись сре­ди пред­ста­ви­те­лей дво­рян­ст­ва, не­до­воль­но­го за­силь­ем ис­пан­цев и ка­то­лич. Цер­ко­вью. Они стре­ми­лись улуч­шить своё эко­но­мическое по­ло­же­ние за счёт кон­фи­ска­ции цер­ков­но­го иму­ще­ст­ва в рам­ках цер­ков­ной ре­фор­мы. По­сте­пен­но во­круг Виль­гель­ма I Оран­ско­го и гр. Эг­мон­та сло­жи­лась дво­рян­ская груп­пи­ров­ка, счи­тав­шая, что ин­те­ре­сы Ни­дер­лан­дов при­но­сят­ся в жерт­ву Ис­па­нии, а по­ли­ти­ка Фи­лип­па II ве­дёт к народному  вы­сту­п­ле­нию. Они до­би­ва­лись уст­ра­не­ния ис­пан­цев из Государственного со­ве­та и пре­дос­тав­ле­ния выс­ших долж­но­стей ме­ст­ной зна­ти, спо­соб­ной ус­пеш­но раз­ре­шить на­зре­ваю­щий со­ци­аль­ный кон­фликт. В 1563 году ари­сто­кра­тическая оп­по­зи­ция в Государственном со­ве­те по­тре­бо­ва­ла от­став­ки А.П. де Гран­ве­лы. Вслед за этим пред­ста­ви­те­ли мел­ко­го дво­рян­ст­ва по­да­ли Мар­га­ри­те Парм­ской про­ше­ние о вос­ста­нов­ле­нии преж­них сво­бод и при­ви­ле­гий про­вин­ций, вы­во­де исп. войск, от­ме­не или смяг­че­нии «пла­ка­тов» про­тив ере­ти­ков. Под их дав­ле­ни­ем ко­роль был вы­ну­ж­ден от­пра­вить Гран­ве­лу в от­став­ку (1564 год).

Не ви­дя су­ще­ст­вен­ных из­ме­не­ний в по­ли­ти­ке исп. вла­стей, оп­по­зи­ци­он­ное ни­дерл. дво­рян­ст­во в 1565 году об­ра­зо­ва­ло со­юз «Ком­про­мисс». В те­че­ние 1566 года его уча­ст­ни­ки два­ж­ды по­да­ва­ли на­ме­ст­ни­це пе­ти­ции с из­ло­же­ни­ем сво­их тре­бо­ва­ний (пре­кра­тить на­ру­ше­ние воль­но­стей, со­звать Ге­не­раль­ные шта­ты, смяг­чить за­ко­ны про­тив ере­ти­ков), ука­зы­вая, что их не­вы­пол­не­ние мо­жет по­влечь за со­бой «все­об­щее вос­ста­ние и бунт». Од­на­ко от­ве­та вла­стей не по­сле­до­ва­ло. Тем вре­ме­нем ши­ро­кие мас­сы об­ни­щав­ше­го на­се­ле­ния всё ак­тив­нее во­вле­ка­лись в ре­лигиозные дви­же­ния, а каль­ви­ни­ст­ские кон­си­сто­рии раз­вер­ну­ли аги­та­цию про­тив ка­то­лической Церк­ви и испанского ре­жи­ма.

Пер­вым ак­том Нидерландской революции ста­ло на­чав­шее­ся во Флан­д­рии Ико­но­бор­че­ское вос­ста­ние 1566 год. Осе­нью оно рас­про­стра­ни­лось на Бра­бант, Гол­лан­дию, Зе­лан­дию и Ут­рехт. Раз­мах дви­же­ния на­пу­гал не толь­ко Мар­га­ри­ту Парм­скую, по­обе­щав­шую от­ме­нить ин­кви­зи­цию, смяг­чить «пла­ка­ты» и до­пус­тить каль­ви­ни­ст­ские про­по­ве­ди в спе­ци­аль­но от­ве­дён­ных мес­тах, но и ни­дерландское оп­по­зи­ци­он­ное дво­рян­ст­во и бур­жуа­зию. Вос­поль­зо­вав­шись рас­ко­лом в ико­но­борч. дви­же­нии, исп. вла­сти к вес­не 1567 года по­да­ви­ли вос­ста­ние и от­ка­за­лись вы­пол­нять дан­ные на­ме­ст­ни­цей обе­ща­ния.

В августе 1567 года в Ни­дер­лан­ды во гла­ве 18-ты­сяч­но­го вой­ска при­был но­вый на­ме­ст­ник гер­цог Ф. Аль­ба. Не­за­дол­го до его по­яв­ле­ния мн. оп­по­зиц. дея­те­ли по­ки­ну­ли стра­ну. Виль­гельм I Оран­ский и его брат Лю­до­вик Нас­сау­ский от­пра­ви­лись в Гер­ма­нию, где на­ча­ли фор­ми­ро­вать на­ём­ную ар­мию для втор­же­ния в Ни­дер­лан­ды (в 1568 году она три­ж­ды с пе­ре­мен­ным ус­пе­хом всту­па­ла в сра­же­ния с вой­ска­ми Аль­бы).

Пе­ред Ф. Аль­бой стоя­ла за­да­ча ис­ко­ре­нить ересь в стра­не и по­лу­чить от Ни­дер­лан­дов не­об­хо­ди­мые Ис­па­нии день­ги. Гер­цог уч­ре­дил Со­вет по де­лу о мя­те­жах, про­зван­ный в на­ро­де «кро­ва­вым со­ве­том», ог­ра­ни­чил пол­но­мо­чия ме­ст­ных ор­га­нов вла­сти, за­пре­тил вы­езд из стра­ны. На­ча­лись аре­сты, кон­фи­ска­ции иму­ще­ст­ва и каз­ни (в ию­ле 1568 года в Брюс­се­ле бы­ли каз­не­ны ли­де­ры дво­рян­ской оп­по­зи­ции Эг­монт и Горн). Для по­пол­не­ния исп. каз­ны Аль­ба ввёл по­сто­ян­ный на­лог – аль­ка­ба­лу, по ко­то­ро­му пред­по­ла­га­лось взи­мать 10% с ка­ж­дой тор­го­вой сдел­ки. Для Ни­дер­лан­дов, тор­го­вой стра­ны, где ка­ж­дый то­вар про­хо­дил че­рез мно­же­ст­во по­сред­ни­ков, та­кая на­ло­го­вая по­ли­ти­ка бы­ла рав­но­силь­на эко­но­мич. ка­та­ст­ро­фе. Это при­ве­ло к за­кры­тию мн. ма­ну­фак­тур и ла­вок, бан­крот­ст­ву бан­ков, мас­со­вой без­ра­бо­ти­це. В 1571 году в от­вет на тре­бо­ва­ние вы­пла­ты аль­ка­ба­лы и др. на­ло­гов до­ве­дён­ное до от­чая­ния на­се­ле­ние Ни­дер­лан­дов взя­лось за ору­жие. Гор. бед­но­та и кре­сть­ян­ст­во, ру­ко­во­ди­мые ра­ди­каль­но на­стро­ен­ной ча­стью бур­жуа­зии, соз­да­ва­ли воо­руженные от­ря­ды, свер­га­ли исп. ор­га­ны вла­сти, гро­ми­ли церк­ви и мо­на­сты­ри. Борь­бу с ис­пан­ца­ми в Ни­дер­лан­дах ве­ли и гё­зы. При под­держ­ке ме­ст­но­го на­се­ле­ния они дей­ст­во­ва­ли как на су­ше (в ле­сах Флан­д­рии и Ген­не­гау), так и на мо­ре в Сев. Ни­дер­лан­дах, где под ко­ман­до­ва­ни­ем дво­рян-каль­ви­ни­стов за­хва­ты­ва­ли и то­пи­ли испанские су­да, на­па­да­ли на пор­ты, дос­тав­ля­ли про­ви­ант в оса­ж­дён­ные ис­пан­ца­ми го­ро­да. По­пыт­ки ока­зать по­мощь вос­став­шим пред­при­ни­мал Виль­гельм I Оран­ский, два­ж­ды на­прав­ляв­ший ар­мию в Ни­дер­лан­ды. Од­на­ко она по­тер­пе­ла ряд по­ра­же­ний и в сентябре 1572 года бы­ла рас­пу­ще­на.

Из­вес­тие о за­хва­те гё­за­ми 1 апреля 1572 года зе­ланд­ско­го г. Брил­ле по­слу­жи­ло сиг­на­лом к на­ча­лу все­об­ще­го вос­ста­ния про­тив ис­пан­цев в сев. про­вин­ци­ях Ни­дер­лан­дов. 14 апреля Виль­гельм I Оран­ский при­звал на­се­ле­ние по­все­ме­ст­но ока­зы­вать со­про­тив­ле­ние испанским вла­стям, зло­упо­т­реб­ляв­шим до­ве­ри­ем ко­ро­ля, и от­стаи­вать свои ис­кон­ные воль­но­сти. Вско­ре Зе­лан­дия и Гол­лан­дия, кро­ме Ам­стер­да­ма, ока­за­лись во вла­сти гё­зов. Со­зван­ные в августе 1572 года шта­ты Гол­лан­дии при­зна­ли Виль­гель­ма I Оран­ско­го за­кон­ным стат­хау­де­ром Фи­лип­па II в Гол­лан­дии и Зе­лан­дии и пе­ре­да­ли ему вер­хов­ное во­ен. ко­ман­до­ва­ние и выс­шую ис­пол­нительная власть в про­вин­ци­ях. Шта­ты обя­за­лись при­влечь к это­му со­гла­ше­нию и др. от­де­лив­шие­ся про­вин­ции и не за­клю­чать с Фи­лип­пом II какого-либо со­гла­ше­ний без ве­до­ма Виль­гель­ма I Оран­ско­го и в ущерб его ин­те­ре­сам. Про­вал пла­нов вклю­чить Ни­дер­лан­ды в со­став Свя­щен­ной Римской им­пе­рии на пра­вах кур­фюр­ше­ст­ва, не­воз­мож­ность по­сле Вар­фо­ло­ме­ев­ской но­чи рас­счи­ты­вать на по­мощь франц. гу­ге­но­тов и ус­пе­хи вос­ста­ния на се­ве­ре стра­ны по­бу­ди­ли Виль­гель­ма I Оран­ско­го пе­рей­ти на сто­ро­ну фак­ти­че­ски от­де­лив­ших­ся про­вин­ций. В октябре 1572 года он при­был в Гол­лан­дию и воз­гла­вил борь­бу про­тив ис­пан­цев. Его под­дер­жи­ва­ли все слои на­се­ле­ния, но пре­ж­де все­го бо­га­тое ку­пе­че­ст­во и каль­ви­ни­ст­ские кон­си­сто­рии, ко­то­рые, как Виль­гельм I Оран­ский и его спод­виж­ни­ки, вы­сту­па­ли лишь про­тив «край­но­стей» исп. ре­жи­ма и всё ещё на­дея­лись за­клю­чить со­гла­ше­ние с Фи­лип­пом II, счи­тав­шим­ся ими за­кон­ным су­ве­ре­ном Ни­дер­лан­дов.

Аль­ба бро­сил все си­лы на по­дав­ле­ние вос­ста­ния на се­ве­ре, од­на­ко по­сле бле­стя­щей по­бе­ды гол­ланд­цев в сра­же­нии за Лей­ден (октябрь 1574 год) во­енные дей­ст­вия бы­ли при­ос­та­нов­ле­ны.

Про­вал по­ли­ти­ки гер­цо­га Аль­бы стал оче­ви­ден, он был ото­зван в Ис­па­нию. Так­ти­ка исп. вла­стей в Ни­дер­лан­дах из­ме­ни­лась. Но­вый на­ме­ст­ник Л. де Ре­ке­сенс-и-Сунь­и­га в феврале 1575 года в Бре­де на­чал пе­ре­го­во­ры с вос­став­ши­ми про­вин­ция­ми. Они за­кон­чи­лись про­ва­лом, а ухуд­ше­ние эко­но­мического по­ло­же­ния в са­мой Ис­па­нии уже не по­зво­ля­ло исп. вла­стям дер­жать под кон­тро­лем Ни­дер­лан­ды, где по­сле смер­ти Ре­ке­сен­са-и-Сунь­и­ги власть в мар­те 1576 года пе­ре­шла к Государственному со­ве­ту.

Ле­том 1576 года в испанской ар­мии, дав­но не по­лу­чав­шей жа­ло­ва­нья и про­до­воль­ст­вия, на­чал­ся бунт — испанские от­ря­ды дви­ну­лись на юг Ни­дер­лан­дов, за­хва­ты­вая и ра­зо­ряя го­ро­да. В этих ус­ло­ви­ях Флан­д­рия и Бра­бант так­же вы­сту­пи­ли про­тив ис­пан­цев. 4 сентября 1576 года в Брюс­се­ле вос­став­шие аре­сто­ва­ли чле­нов Государственного со­ве­та, ли­к­ви­ди­ро­вав по­след­ний ор­ган испанского вла­ды­че­ст­ва в стра­не. Власть пе­ре­шла к Ге­не­раль­ным шта­там, бы­ст­ро сфор­ми­ро­вав­шим ар­мию, спо­соб­ную вы­сту­пить про­тив войск ко­ро­ля. Од­на­ко в юж. про­вин­ци­ях, в от­ли­чие от се­вер­ных, по­ли­тическая ини­циа­ти­ва в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев ока­зы­ва­лась в ру­ках феодального дво­рян­ст­ва, оп­по­зи­ци­он­но на­стро­ен­но­го к испанскому  пра­ви­тель­ст­ву, но не же­лав­ше­го до­пус­тить «гос­под­ства чер­ни» и «тор­же­ст­ва ере­си». По­сле раз­граб­ле­ния исп. вой­ска­ми Ан­твер­пе­на (4 ноября 1576 год) южные и северные про­вин­ции Ни­дер­лан­дов 8 ноября 1576 года за­клю­чи­ли со­гла­ше­ние (см. «Гент­ское уми­ро­тво­ре­ние»), в ко­то­ром за­яв­ля­ли о вер­но­сти Фи­лип­пу II, стрем­ле­нии обес­пе­чить един­ст­во стра­ны, о со­хра­не­нии ка­то­лич. ве­ры в юж­ных и каль­ви­низ­ма в северных Ни­дер­лан­дах. По су­ти, это был врем. ком­про­мисс ме­ж­ду об­лас­тя­ми, раз­ли­чав­ши­ми­ся не толь­ко по ве­ре, но и по хо­зяйственному ук­ла­ду, эко­но­мическим, внеш­не­по­ли­тическим ин­те­ре­сам и ис­то­рическому про­шло­му. Со­юз ме­ж­ду ни­ми не мог быть дол­го­веч­ным и проч­ным.

В но­ябре 1576 года в Ни­дер­лан­ды при­был дон Ху­ан Ав­ст­рий­ский. Не­смот­ря на воз­ра­же­ния Виль­гель­ма I Оран­ско­го, Ге­не­раль­ные шта­ты, в ко­то­рых власть за­хва­ти­ло ка­то­лич. дво­рян­ст­во и кон­сер­ва­тив­ное бюр­гер­ст­во, всту­пи­ли с ним в пе­ре­го­во­ры и по­сле под­пи­са­ния «Веч­но­го эдик­та» (февраль 1577 год), по ко­то­ро­му дон Ху­ан обя­зал­ся со­блю­дать «Гент­ское уми­ро­тво­ре­ние», при­зна­ли его на­ме­ст­ни­ком. Зе­лан­дия и Гол­лан­дия под дав­ле­ни­ем Виль­гель­ма I Оран­ско­го от­ка­за­лись по­ви­но­вать­ся но­во­му на­ме­ст­ни­ку, ко­то­рый, на­ме­ре­ва­ясь вос­ста­но­вить преж­ние по­ряд­ки и уре­зать пра­ва каль­ви­ни­стов, уже в ию­не 1577 года на­ру­шил «Веч­ный эдикт». По­ки­нув Брюс­сель, дон Ху­ан за­хва­тил кре­пость в На­мю­ре (24 ию­ля) и вы­сту­пил про­тив Ге­не­раль­ных шта­тов.

Дей­ст­вия на­ме­ст­ни­ка вы­зва­ли рас­кол сре­ди ни­дерл. дво­рян­ст­ва и но­вый подъ­ём ан­ти­ис­пан­ской борь­бы. В Брюс­се­ле, Ан­твер­пе­не, Ип­ре и Ген­те обо­ро­ну го­ро­дов воз­гла­ви­ли каль­ви­ни­ст­ские кон­си­сто­рии. Они ор­га­ни­зо­ва­ли «ко­ми­те­ты 18-ти» — ре­во­люционные ор­га­ны вла­сти, ко­то­рые, сверг­нув ма­ги­ст­ра­ты, бра­ли в свои ру­ки городское управ­ле­ние. Ко­ми­тет Брюс­се­ля вы­дви­нул тре­бо­ва­ния уда­лить из Ге­не­раль­ных шта­тов сто­рон­ни­ков ис­панцев, ре­ор­га­ни­зо­вать Государственный со­вет и воо­ру­жить на­род. Вос­став­шие при­зва­ли Вильгель­ма I Оран­ско­го воз­гла­вить воо­руженную борь­бу про­тив на­ме­ст­ни­ка. В стра­не раз­вер­ну­лась гражданская вой­на: ни­дерландское дво­рян­ст­во стре­ми­лось об­ра­зо­вать ари­сто­кра­тич. рес­пуб­ли­ку, но бо­га­тое ку­пе­че­ст­во не со­гла­ша­лось ус­ту­пать ему пер­вен­ст­во. Мел­кие тор­гов­цы и гор. бед­но­та, ви­дя их ра­зоб­щён­ность и не­ре­ши­тель­ность, дей­ст­во­ва­ли са­мо­стоя­тель­но. Од­но­вре­мен­но с вы­сту­п­ле­ния­ми го­ро­жан прак­ти­че­ски по­все­ме­ст­но раз­вер­ну­лось мощ­ное ан­ти­фео­даль­ное кре­сть­ян­ское дви­же­ние (осо­бен­но в Ове­рэйс­се­ле, Гро­нин­ге­не и Дрен­те). Кре­сть­я­не пре­кра­ща­ли уп­ла­ту феод. по­бо­ров, за­хва­ты­ва­ли зем­ли дво­рян и ка­то­лическое ду­хо­вен­ст­ва, гро­ми­ли зам­ки. Виль­гельм I Оран­ский, ко­то­ро­го осе­нью 1577 года шта­ты Бра­бан­та под дав­ле­ни­ем воо­руженного брюс­сель­ско­го плеб­са из­бра­ли стат­хау­де­ром про­вин­ции, пы­тал­ся ла­ви­ро­вать. Он тре­бо­вал ре­ши­тель­ной борь­бы с до­ном Хуа­ном, не под­вер­гая при этом со­мне­нию вер­хов­ную власть Фи­лип­па II.

В но­ябре 1578 года скон­чав­ше­го­ся до­на Хуа­на Ав­ст­рий­ско­го сме­нил А. Фар­не­зе, гер­цог Парм­ский, та­лант­ли­вый пол­ко­во­дец и ис­кус­ный по­ли­тик. Испанские вой­ска, ос­та­вав­шие­ся лишь в юж. про­вин­ци­ях, на­ча­ли на­сту­п­ле­ние на се­вер. Фар­не­зе, ис­поль­зуя раз­но­гла­сия ме­ж­ду про­вин­ция­ми, го­ро­да­ми и различными слоя­ми ни­дерландского об­ще­ст­ва, су­мел до­го­во­рить­ся с ка­то­лическим дво­рян­ст­вом юга и раз­ру­шить со­юз южных и северных про­вин­ций.

Вал­лон­ские про­вин­ции Ген­не­гау, Ар­туа, Дуэ 6 января 1579 года за­клю­чи­ли се­па­рат­ный со­юз с Фар­не­зе (см. Ар­рас­ская уния), к ко­то­ро­му в те­че­ние 1579 года при­сое­ди­ни­лись Лилль, Ор­ши, Ме­хе­лен, Ва­лан­сь­ен и не­ко­то­рые др. го­ро­да. Ар­рас­ская уния пре­ду­смат­ри­ва­ла со­блю­де­ние ста­тей «Гент­ско­го уми­ро­тво­ре­ния» и «Веч­но­го эдик­та», не­при­кос­но­вен­ность ка­то­ли­циз­ма, при­зна­ние су­ве­ре­ни­те­та Фи­лип­па II при ус­ло­вии со­хра­не­ния при­ви­ле­гий ни­дерл. дво­рян­ст­ва, вы­вод испанских войск и вос­ста­нов­ле­ние преж­них по­ли­тич. по­ряд­ков. В этих ус­ло­ви­ях сев. про­вин­ции 23 января 1579 года в Ут­рех­те за­клю­чи­ли Ут­рехт­скую унию, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рой Гол­лан­дия, Зе­лан­дия, Ут­рехт, Гел­дерн, Гро­нин­ген, Фрис­лан­дия и Ове­рэйс­сел, а так­же отдельные го­ро­да Флан­д­рии и Бра­бан­та объ­я­ви­ли о со­вме­ст­ном ве­де­нии во­енные дей­ст­вий до по­бед­но­го кон­ца за по­ли­тическую не­за­ви­си­мость и сво­бо­ду ве­ро­ис­по­ве­да­ния, оп­ре­де­ли­ли сис­те­му ор­га­нов государственной вла­сти, фак­ти­че­ски не ос­тав­ляв­шую мес­та ко­ро­лю (хо­тя фор­маль­но речь об этом не шла).

За­клю­че­ние Ут­рехт­ской унии по­ло­жи­ло на­ча­ло но­во­му го­су­дар­ст­ву на се­ве­ре Ни­дер­лан­дов. Виль­гельм I Оран­ский не сра­зу под­дер­жал этот со­юз, т. к. ка­кое-то вре­мя ещё на­де­ял­ся на при­со­еди­не­ние к не­му юж. про­вин­ций. Ко­гда эти на­де­ж­ды рух­ну­ли, он под­пи­сал унию (3 мая 1579 год). Од­но­вре­мен­но им бы­ла вы­дви­ну­та идея за­ме­ны Фи­лип­па II но­вым су­ве­ре­ном, ко­то­рая по­лу­чи­ла ши­ро­кую под­держ­ку как в се­вер­ных, так и в юж. про­вин­ци­ях Ни­дер­лан­дов. Фи­липп II в из­дан­ном в ию­не 1580 года «Ба­не и эдик­те» объ­я­вил Виль­гель­ма I Оран­ско­го мя­теж­ни­ком и по­ста­вил вне за­ко­на. В от­вет на это Виль­гельм I Оран­ский 13 декабря 1580 года опуб­ли­ко­вал «Апо­ло­гию», в ко­то­рой ука­зал на на­ру­ше­ние за­ко­нов и пре­сту­п­ле­ния испанского ре­жи­ма и са­мо­го Фи­лип­па II. Опи­ра­ясь на ре­фор­мат­ские го­су­дар­ст­вен­но-пра­во­вые кон­цеп­ции и тео­рии мо­нар­хо­ма­хов, он зая­вил о пра­ве на со­про­тив­ле­ние го­су­да­рю-ти­ра­ну, вплоть до его низ­ло­же­ния, под­черк­нув, что толь­ко сам на­род мо­жет оп­ре­де­лять свою участь. Виль­гельм I Оран­ский от­кры­то зая­вил о сво­ём не­по­ви­но­ве­нии ко­ро­лю и в свою оче­редь объ­я­вил его вне за­ко­на.

По­сле не­сколь­ких не­удач­ных по­пы­ток за­ру­чить­ся под­держ­кой Фран­ции и Анг­лии, а так­же най­ти но­во­го су­ве­ре­на шта­ты Гол­лан­дии, Зе­лан­дии и Ут­рех­та в ию­ле 1581 года при­нес­ли при­ся­гу Виль­гель­му I Оран­ско­му как сво­ему стат­хау­де­ру, на­де­лён­но­му чрез­вы­чай­ны­ми пол­но­мо­чия­ми, со­про­во­див это ря­дом ого­во­рок и ус­ло­вий. Вслед за этим Ге­не­раль­ные шта­ты 26 июля 1581 года под­пи­са­ли акт о низ­ло­же­нии Фи­лип­па II как ти­ра­на, по­прав­ше­го обы­чаи и за­ко­ны стра­ны. Этот ре­во­люционый акт оз­на­чал окон­чательный раз­рыв северных про­вин­ций с Ис­па­ни­ей.

Во­енные ус­пе­хи А. Фар­не­зе в 1584-1585 годы, вер­нув­ше­го под свою власть б. ч. зе­мель к югу от Рей­на вплоть до Ан­твер­пе­на, ра­нее при­сое­ди­нив­ших­ся к Ут­рехт­ской унии, оз­на­ме­но­ва­ли по­ра­же­ние ос­во­бо­дительной вой­ны в Южных Ни­дер­лан­дах. Из южных про­вин­ций на се­вер Ни­дер­лан­дов на­ча­лась мас­со­вая эмиг­ра­ция куп­цов, пред­при­ни­ма­те­лей, ре­мес­лен­ни­ков.

По­сле ги­бе­ли Виль­гель­ма I Оран­ско­го (1584 год) стат­хау­де­ром Гол­лан­дии и Зе­лан­дии был из­бран его сын Мо­риц Нас­сау­ский (но­ябрь 1585 год). Ге­не­раль­ные шта­ты Со­еди­нён­ных про­вин­ций всё ещё про­дол­жа­ли по­ис­ки но­во­го су­ве­ре­на. По­сле от­ка­за французского ко­ро­ля Ген­ри­ха III они под­пи­са­ли до­го­вор о во­енном и по­ли­тическом сою­зе с Анг­ли­ей (августе  1585 года), пред­ло­жив стать су­ве­ре­ном Ни­дер­лан­дов ко­ро­ле­ве Ели­за­ве­те I Тю­дор. От­кло­нив пред­ло­же­ние, она от­пра­ви­ла в по­мощь Со­еди­нён­ным про­вин­ци­ям ар­мию под ко­манд. Ро­бер­та Дад­ли гр. Лес­те­ра, ко­то­рый в январе 1586 года за­нял пост на­ме­ст­ни­ка и ко­ман­дую­ще­го англ. вой­ска­ми. Од­на­ко Лес­тер не смог за­нять клю­че­вое по­ло­же­ние в управ­ле­нии Со­еди­нён­ны­ми про­вин­ция­ми, столк­нув­шись с не­до­ве­ри­ем со сто­ро­ны Ге­не­раль­ных шта­тов, воз­глав­ляе­мых с мар­та 1586 года ве­ли­ким пен­сио­на­ри­ем Гол­лан­дии Й. ван Ол­ден­бар­не­вел­том. По­сле то­го как ста­ло из­вест­но о том, что английское пра­ви­тель­ст­во пред­пи­сы­ва­ло Лес­те­ру за­клю­чить мир с А. Фар­не­зе и «при­ми­рить» Со­еди­нён­ные про­вин­ции с Фи­лип­пом II, Лес­тер был вы­ну­ж­ден от­быть в Анг­лию (декабрь 1587 год). Ге­не­раль­ные шта­ты пре­кра­ти­ли по­ис­ки но­во­го су­ве­ре­на. В 1588 году они взя­ли на се­бя управ­ле­ние стра­ной, фак­ти­че­ски по­ло­жив на­ча­ло Рес­пуб­ли­ке Со­еди­нён­ных про­вин­ций (официально про­воз­гла­ше­ния рес­пуб­ли­ки ни­ко­гда не бы­ло).

В 1590-х годах ар­мии Со­еди­нён­ных про­вин­ций под ко­манд. Мо­ри­ца Нас­сау­ско­го уда­лось ос­во­бо­дить тер­ри­то­рию стра­ны от исп. войск, ов­ла­деть ря­дом важ­ных кре­по­стей и пе­ре­не­сти во­енные дей­ст­вия в Юж. Ни­дер­лан­ды (в 1598 году су­ве­ре­ни­тет над ни­ми был пе­ре­дан эрц­гер­цо­гу Аль­бер­ту, всту­пив­ше­му в брак с до­че­рью Фи­лип­па II). К концу XVI века рес­пуб­ли­ка бы­ла при­зна­на со­юз­ни­ка­ми, а ус­пеш­ные во­енной опе­ра­ции её ар­мии на су­ше и со­вме­ст­ные анг­ло-голланлского дей­ст­вия на мо­ре — взя­тие Нью­пор­та (1600 год), бит­ва у Гиб­рал­та­ра (1607 год) — уп­ро­чи­ли не­за­ви­си­мость Со­еди­нён­ных про­вин­ций. На­чав­шая­ся в 1560-х годах  ре­во­люционно-ос­во­бо­дительная борь­ба Ни­дер­лан­дов про­тив ис­пан­цев за­вер­ши­лась за­клю­че­ни­ем в Ан­твер­пе­не 9 апреля 1609 года на вы­год­ных для рес­пуб­ли­ки ус­ло­ви­ях Две­на­дца­ти­лет­не­го пе­ре­ми­рия с Ис­па­ни­ей. Со­еди­нён­ным про­вин­ци­ям фак­ти­че­ски бы­ла пре­дос­тав­ле­на не­за­ви­си­мость. За­клю­че­ние пе­ре­ми­рия зна­ме­но­ва­ло со­бой по­бе­ду Нидерландской революции и ос­во­бо­дительной вой­ны в северной час­ти Ни­дер­лан­дов.

Мо­риц Нас­сау­ский был про­тив­ни­ком пе­ре­ми­рия с Ис­па­ни­ей, по­сколь­ку, как и его отец, на­де­ял­ся, что ещё мож­но со­хра­нить це­ло­ст­ность стра­ны, ос­во­бо­див и Южные Ни­дер­лан­ды. Од­на­ко пра­во при­ни­мать окон­ча­тель­ные по­ли­тические ре­ше­ния при­над­ле­жа­ло не стат­хау­де­ру, а Ге­не­раль­ным шта­там и ру­ко­во­див­ше­му все­ми внутр. де­ла­ми ве­ли­ко­му пен­сио­на­рию Й. ван Ол­ден­бар­не­вел­ту, дей­ст­во­вав­ше­му в ин­те­ре­сах голландской ку­печеской оли­гар­хии, ко­то­рая пред­по­чла ком­про­мисс с Ис­па­ни­ей.

Во вре­мя Три­дца­ти­лет­ней вой­ны 1618-1648 годов во­енные дей­ст­вия ме­ж­ду Ис­па­ни­ей и Со­еди­нён­ны­ми про­вин­ция­ми во­зоб­но­ви­лись в 1621 году (см. Гол­ланд­ско-ис­пан­ские вой­ны XVI-XVII веков). Ис­па­ния по­тер­пе­ла по­ра­же­ние и офи­ци­аль­но при­зна­ла государственнуюне­за­ви­си­мость Со­еди­нён­ных про­вин­ций по Мюн­стер­ско­му ми­ру (30 января 1648 год), став­ше­му со­став­ной ча­стью Вест­фаль­ско­го ми­ра 1648 года.

В ре­зуль­та­те Нидерландской революции, пред­став­ляв­шей со­бой пер­вый удач­ный опыт соз­да­ния национальное го­су­дар­ст­ва, на кар­те Ев­ро­пы поя­ви­лась фе­де­ра­тив­ная по свое­му уст­рой­ст­ву рес­пуб­ли­ка Сое­ди­нён­ных про­вин­ций. Уже в конце XVI века в ней про­изо­шли ка­чест­вен­ные из­ме­не­ния: ут­вер­дил­ся каль­ви­низм с его оп­рав­да­ни­ем стрем­ле­ния к обо­га­ще­нию и силь­ной фор­мы ин­ди­ви­дуа­лиз­ма в со­че­та­нии с лич­ной от­вет­ст­вен­но­стью; бы­ли соз­да­ны все ус­ло­вия для быст­ро­го раз­ви­тия ка­пи­та­ли­стических форм про­из­вод­ст­ва и об­ме­на; на­ча­лось скла­ды­ва­ние са­мо­стоятельной ни­дерландской куль­ту­ры на ос­но­ве фор­ми­ро­вав­шей­ся общ­но­сти язы­ка.

По при­чи­не край­не слож­ной и про­ти­во­ре­чи­вой в тот пе­ри­од рас­ста­нов­ки со­ци­аль­но-по­ли­тических сил в Ни­дер­лан­дах в ис­то­ри­ог­ра­фии до­ста­точ­но ча­сто на пер­вый план вы­дви­га­ет­ся внеш­няя фор­ма Нидерладской революции — во­енные дейст­вия в хо­де национально-ос­во­бо­дительной вой­ны. В современной ни­дерландской ис­то­рической нау­ке со­бы­тия Нидерлажндской революции ча­сто на­зы­ва­ют «Ни­дерландским вос­ста­ни­ем» или «вос­ста­ни­ем», а ра­нее, как пра­ви­ло, они име­но­ва­лись «Вось­ми­де­ся­ти­лет­ней вой­ной 1568-1648 годов». Эта вой­на рас­смат­ри­ва­ет­ся как вос­ста­ние ни­дерландских об­ла­стей про­тив испанского аб­со­лю­тиз­ма, пе­ре­рос­шее в вой­ну за не­за­ви­си­мость се­ми северных про­вин­ций, в хо­де ко­то­рой про­изо­шёл рас­кол Ни­дер­лан­дов и сфор­ми­ро­ва­лась рес­пуб­ли­ка Сое­ди­нён­ных про­вин­ций. Пе­ри­од 1555-1567 годов вы­де­ля­ют как на­чаль­ный этап борь­бы про­тив Ис­па­нии.

Марк­сист­ская ис­то­рио­гра­фия трак­ту­ет со­бы­тия 1566-1609 годов в Ни­дер­лан­дах как бур­жу­аз­ную ре­во­лю­цию, идео­ло­гической док­три­ной ко­то­рой был каль­ви­низм; пе­ри­од 1609-1648 годов рас­смат­ри­ва­ет как ос­во­бо­дительную вой­ну. Осо­бен­но­сти Нидерладской революции вы­во­дят­ся из то­го, что она про­ис­хо­ди­ла в ма­ну­фак­тур­ный пе­ри­од раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма, ког­да ни объ­ек­тив­ные, ни субъ­ек­тив­ные фак­то­ры не до­стиг­ли ещё долж­ной сте­пе­ни зре­ло­сти, а фе­одальные фор­мы про­из­водственных от­но­ше­ний ещё не пол­но­стью из­жи­ли се­бя. Современная российская ис­то­рическая нау­ка, учи­ты­вая глу­би­ну и ост­ро­ту вспых­нув­ше­го в Ни­дер­лан­дах ре­лигиозно-по­ли­тического и со­ци­аль­но­го кон­флик­та, склон­на рас­смат­ри­вать про­ис­шед­шие там ра­ди­каль­ные пе­ре­ме­ны так же, как ре­во­лю­цию.

Дополнительная литература:

Fruin R. Het voorspel van de tachti­gja­rige oorlog. s’Gravenhage, 1859;

Мот­лей Д. Ис­то­рия Ни­дер­ланд­ской ре­во­лю­ции и ос­но­ва­ния Рес­пуб­ли­ки со­еди­нен­ных про­вин­ций. СПб., 1865–1871. Т. 1–3;

Кон­ра­ди А. Ис­то­рия ре­во­лю­ций от Ни­дер­ланд­ско­го вос­ста­ния до Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции. М.; П., 1924. Т. I;

Па­куль М.Н. Ни­дер­ланд­ская ре­во­лю­ция XVI в. Л., 1936;

Пи­ренн А. Ни­дер­ланд­ская ре­во­лю­ция. М., 1937;

Чис­то­зво­нов А.Н. Ни­дер­ланд­ская бур­жу­аз­ная ре­во­лю­ция XVI в. М., 1958;

он же. Че­ты­ре­ста лет ни­дер­ланд­ской бур­жу­аз­ной ре­во­лю­ции // Во­про­сы ис­то­рии. М., 1967. № 2;

он же. Тра­ди­ции и но­ва­ции в со­вре­мен­ной на­цио­наль­ной ис­то­рио­гра­фии Ни­дер­ланд­ской бур­жу­аз­ной ре­во­лю­ции XVI в. // Сред­ние ве­ка. М., 1984. Вып. 47;

он же. От­ра­же­ние ти­ра­но­бор­че­ских идей в «Апо­ло­гии» Виль­гель­ма Оран­ско­го (1581) // Куль­ту­ра и об­ще­ст­вен­ная мысль: Ан­тич­ность. Сред­ние ве­ка. Эпо­ха Воз­ро­ж­де­ния. М., 1988.

 

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

 

Нидерланды в XVI — первой половине XVII в.

Нидерланды до испанского владычества

Нидерланды – это небольшая страна на севере Европы. С самого момента её возникновения на её территории претендовали могущественные соседи. В 1477 году государство оказалось под властью Габсбургов, войдя в состав обширной державы в результате династического брака. Правительница Нидерландов Мария Бургундская вышла замуж за Максимилиана Габсбурга. После гибели в 1482 году Марии право на голландские земли достались её сыну Филиппу Австрийскому.

Филипп Австрийский стал родоначальников основных ветвей габсбургского дома. Филипп стал отцом Карла V, рождённого в браке с принцессой Кастильской Хуаной Безумной. Карл – предок испанской ветви семьи Габсбургов. Фердинанд I –основатель австрийской ветви династии Габсбургов — также был сыном Карла V. Таким образом, две разъединённые ветви Габсбургов претендовали на фамильное достояние – Нидерланды.

Нидерланды под власть Испанской короны

Замечание 1

В 1556 году Нидерланды оказались под властью испанской короны. Монарх Карл V, считая себя испанским королём, рассматривал Нидерланды как источник ресурсов. Его сын Филипп II воспитывался в Испании, проведя в Нидерландах лишь 4 года. Нидерланды превращались в колонию Испанской монархии.

Такое положение дел не могло удовлетворять жителей страны. Тем более, что к этому времени в Нидерландах стали развиваться капиталистические отношения и страна переживала экономический подъём. Вмешательство иностранного монарха только создавало препятствия для дальнейшего роста экономики. Испания ввела дополнительные налоги для пополнения королевской казны, оказывала военную помощь феодалам в борьбе против крестьян и католической церкви в борьбе с протестантизмом. Многие социальные слои населения объединились в борьбе против испанского владычества.

Восьмидесятилетняя война

Главным событием в истории Нидерландов в $XVI$-первой половине $XVII$ века стала Восьмидесятилетняя война. Начавшись в 1568 году, она продолжалась до 1648 года. Действия кальвинистских консисторий возглавили представители богатой буржуазии. В 1566 году толпы вооружённых крестьян и рабочих приступили к разгрому церквей и статуй святых. Иконоборческое движение послужило стартом к борьбе за независимость Нидерландов, хотя и было подавлено в течение года. Для наведения порядка из Мадрида был отправлен карательный отряд во главе с герцогом Альбой. Жёсткая политика испанского ставленника привела к образованию партизанских отрядов (морские и лесные гёзы). Так началась Восьмидесятилетняя война против Испании.

Альба создал для борьбы с повстанцами «Кровавый совет», прозванный так за вынесение смертных приговоров. Страна покрылась виселицами. Но мероприятия герцога только усилили стремление жителей Нидерландов к независимости. Скорее герцог Альба был отозван в Испании, так как не смог выполнить поручение короля.

В 1579 году северные провинции страны подписали между собой Утрехтскую Унию, образовалась Республика Семи Объединённых провинций. Наместником (штатгальтером) нового государства Голландия был назначен принц Вильгельм Оранский. Его сын Мориц получил ту же должность в 1585 году. Морицу удалось нанести поражение испанской армии на суше и испанскому флоту на море. Мадрид вынужден был считаться с интересами непокорной Голландии. В 1609 году Испания признала независимость Голландской республики.

Замечание 2

Восьмидесятилетняя война выполнила функции буржуазной революции. В результате её завершения власть от испанской монархии, поддерживающей феодальный уклад, перешла к голландской буржуазии, стремящейся к становлению капиталистического устройства.

НИДЕРЛАНДЫ В XVI ВЕКЕ. БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

1566 — 1609 гг.

 

1. Политическая история Нидерландов конца XV — середины XVI вв.

2. Особенности социально-экономического развития Нидерландов: финансовый капитализм, изменение социальной структуры.

3. Предпосылки ранней буржуазной революции (политика Филиппа II в Нидерландах, обострение экономических и политических противоречий).

4. Ход и результаты революции. Образование Республики Соединенных провинций.

 

Литература

 

1. Гроций Г. О праве войны и мира. — М., 1994.

2. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права /Под ред. К.И.Батыра. — М.,1996. — Т.1.

3. Хрестоматия по истории средних веков /Под ред. Н.П.Грацианского и С.Д.Сказкина. — М.,1950. — Т. 3.

4. Айзенштадт С. Конструктивные элементы великих революций: культура, социальная структура, история и человеческая деятельность. // КАЗУС, 1993. Т.1. — Вып. 2.

5. Барг М.А., Черняк Е.Б. Революции европейского масштаба в процессе перехода от феодализма к капитализму (XVI-XIX вв.) // ННИ. — 1983. — № 5.

6. Лозинский С.Г. История Бельгии и Голландии в новое время. — СПб., 1908.

7. Очерки истории западного протестантизма. — М., 1995.

8. Пиренн А. Нидерландская революция. — М., 1937.

9. Чистозвонов А.Н. Генезис капитализма: проблемы методологии. — М., 1985.

10. Чистозвонов А.Н. Гентское восстание 1539-1540 гг. — М., 1957.

11. Чистозвонов А.Н. Нидерландская буржуазная революция XVI века. — М., 1958.

а так же статьи Чистозвонова А.Н. в сборниках » Средние Века» вып. 33, 38,46, 47, 50, 52, 60.

12. Шиллер Ф. История от падения Соединенных Нидерландов до испанского владычества // Шиллер Ф. Собрание сочинений: В 7 т. — М., 1956. — Т.7.

 

1. Политическая история Нидерландов конца XV — первой половины XVI вв.

В 1555 году Карл V отрекся от престола и передал бразды правления Испанией вместе с Нидерландами своему сыну Филиппу II. Во время отречения (оно проходило в Брюсселе), он вышел, опираясь на правое плечо знатного нидерландского герцога Вильгельма Оранского. Это обстоятельство было истолковано в стране символически – Нидерланды были опорой Империи и должны стать опорой Филиппа Испанского. И казалось, ничто не предвещает непогоды. Но пройдет чуть более 10 лет и в этой части Европы разразятся события, называемые буржуазной революцией или 80-летней войной. Война между Нидерландами и Испанией 1566-1609 года по-разному трактуется в историографии.

1. В отечественной марксистской историографии: это – ранняя буржуазная революция, своеобразие которой заключалось в том, что в ней национально – освободительной движение против абсолютистской Испании сочеталось с антифеодальной борьбой революционных сил (см. работы Чистозвонова А.Н.)

2. В либеральной историографии присутствует множество мнений и оценок. Бельгийский ученый Анри Пиренн считал эти события революцией, хотя и не заострял внимание на ее народном характере. Многие зарубежные исследователи согласны с этой точкой зрения. Другие авторы (в основном, современные нидерландские историки) называют события 1566-1603 гг. «религиозно-политическим переворотом», «восстанием против Испании», «восьмидесятилетней войной», и т.д. Нам кажется, термин «революция» применительно к событиям 1566-1609 года вполне оправдан, хотелось бы только уточнить, что в отечественной историографии специально не исследовался ее идеологический аспект, исключение составляет лишь статья Чистозвонова А.Н. «Роль кальвинизма в Нидерландской буржуазной революции XVI века» (СВ, вып. 33, 1971). Да и такая проблема, как незавершенность революции, ее результаты, еще ждет своего исследователя.

Тем не менее, эта революция (или война за независимость) оказала влияние на все последующее развитие Европы, хотя результаты ее и неоднозначны: на Севере страны (территория современных Нидерландов) революция победила, здесь была образована первая в Европе буржуазная республика; на Юге (в основном, территория современной Бельгии) она потерпела поражение. Южные провинции остались под властью феодально-абсолютистской Испании.

Что же собой представляли нидерландские земли?

В конце XV века Нидерланды состояли из комплекса земель, расположенных на северо-западе Европы, главным образом в низменной долине между Северным морем и Арденнами, в бассейне рек Рейна, Мааса и Шельды. Сейчас это территория Бельгии, Нидерландов, Люксембурга и части Северной Франции. В период классического средневековья эти земли представляли собой конгломерат феодальных владений. Лишь в XIV-XV вв. они были объединены под властью одной династии бургундскими герцогами. В конце XV века в результате династического брака Максимилиана Габсбурга и дочери Карла Смелого Марии Бургундской Нидерланды перешли в руки Габсбургов. В правлении императора Карла V (он был и испанским королем с 1516 года) к Нидерландам были присоединены: в 1523 году – Фрисландия, в 1528 году – Утрехт и Оверэйссел, в 1536 – Хронинген и Дренте, в 1543 – Хелдер. Через несколько лет, в 1549 году по «Прагматической санкции» все семнадцать провинций были включены в состав Империи как единый Бургундский округ, наследственное владение дома Габсбургов. После раздела Империи Нидерландами правили испанские Габсбурги.

Система государственного управления отличалась дуализмом. С одной стороны, страной управлял наместник – генеральный статхаудер (штатгальтер), он был своеобразным главой администрации и главой исполнительной власти (исполнял волю Филиппа II). Обычно наместником был выходец из царствующей династии. По реформе 1531 года главными правительственными учреждениями были три Совета: Государственный, Финансовый и Тайный. Членами Советов были представители местной придворной аристократии. Только Тайный Совет формировался из легистов, так как он ведал подготовкой законов, в том числе по борьбе с ересями, рассматривал судебные дела и т.д. Наместнику подчинялись статхаудеры провинций, которые на местах обладали военно-административной властью.

Но, с другой стороны, существовали унаследованные со времен сословных монархий представительные учреждения – Генеральные и региональные штаты. Их депутатами были католические прелаты, дворяне, городская верхушка и даже вольные крестьяне – общинники (таковые сохранились в областях с фризским населением). Генеральным штатам принадлежало неотъемлемое право вотировать налоги, которые просили власти. Кроме того, в городах и местечках Нидерландов значительную роль играли органы местного самоуправления – магистраты. К тому же каждый город и каждая провинция обладали своими собственными вольностями, которые они ревниво оберегали. Поэтому монархи были в Нидерландах несколько стеснены в своих действиях. Карл V это понимал и особенно в дела местного самоуправления не вмешивался. Филипп II никакой самостоятельности терпеть не мог. Грановский Т.Н. прав, указывая на «узкий католицизм» испанского монарха. Не следует забывать, что Нидерланды представляли очень большую ценность для Испании, она выкачивала из них до 2 млн. гульденов в год, из американских колоний страна получала в 4 раза меньше, примерно 0,5 млн. гульденов, да и то, если не учитывать грабежи английского пирата – адмирала Ф.Дрейка. Но нидерландские купцы и мануфактуристы не оставались в накладе – они получали рынки сбыта на подвластных Испании территориях и доступ в колонии.

2. Особенности социально-экономического развития Нидерландов

Уже в XV веке торговля и промышленность региона развивалась очень динамично. Как и в Англии, в ремесленном производстве лучше других отраслей было развито сукноделие, оно работало часто на привозной английской шерсти. Ведущей формой предприятий становится мануфактура. Цеховое ремесло или пыталось приспособиться к капиталистическому предпринимательству или противодействовало ему, добиваясь сохранения свое монопольного положения чисто законодательным путем. Например, в 1531 году с помощью Карла V цехи добились принятия закона против «внегородских профессий». И все же капитализм развивался преимущественно в его торговой форме. Маркс был прав, в мануфактурный период «торговая гегемония обеспечивает промышленное преобладание».

В первой половине XVI века фазы роста преобладали над периодами стагнации. Например, Чистозвонов А.Н. считает, что рост производства и торговли наблюдался в 1518-1520 и 1535 -1566, стагнация и спад были в 1520-1535 гг. Во второй половине XVI века наступило время тяжелейшего кризиса, особенно острым был кризис в южных провинциях. С чем связан этот кризис? С середины XVI века в стране хозяйничала Испания. Именно экономическая политика Филиппа II, как считали сами нидерландцы, подорвала экономику и финансы страны. Так ли это? Попробуем разобраться в этом вопросе.

В середине века страна имела самый высокий уровень урбанизации, об этом говорит тот факт, что половина жителей такой провинции, как Голландия, проживала в городах. Нидерланды называли «страной городов», здесь было около 300 городов.

Однако не все 17 провинций были развиты одинаково. Их можно условно разделить на три группы, в зависимости от особенностей и уровня развития.

1. Центральный промышленный район (Фландрия, Брабант).

2. Северная торгово-промышленная группа (Голландия и Зеландия).

3. Южный аграрный район (Артуа, Люксембург и др.) Это окраинные провинции, чьи прочные феодальные устои определили и их политическое лицо.

В Центральном промышленном районе разлагается цеховое ремесло, развивается капиталистическая мануфактура. Большинство новых предприятий возникали в сельских районах и в новых городах. Крупнейший порт Антверпен (Брабант) стал общеевропейским центром торговли и кредита. В городе были сосредоточены конторы всех крупных банкиров Европы, таких, как Фуггеры, Вельзеры, Гримальди и другие. Кризис феодальной экономики наблюдался и в здешней деревне. Большинство крестьян были лично свободными и арендовали землю на основе феодального права. Незначительная прослойка крестьянства владела землей на правах собственности. Революция цен была выгодна зажиточному крестьянству, оно превращалось в фермеров и стремилось вести хозяйство по-новому: нанимало батраков, применяло новые системы севооборота, занималось стойловым животноводством. Однако в этой области было немало земель, принадлежащих богатому бюргерству, городскому патрициату и монастырям. На этих землях хозяйство велось на старой феодальной основе. Поэтому новые формы в деревне Фландрии с трудом завоевывали себе место под солнцем, капитализм в сельском хозяйстве развивался медленно.

Вторая группа. В северных провинциях происходили те же процессы, что и во Фландрии и Брабанте. Помимо сукнодельческих мануфактур здесь развиваются мануфактуры в судостроении, а также в рыболовстве и мореходстве. Особенно большие доходы приносил лов сельди. В те времена Голландия располагала одним из самых мощных флотов – около 800 судов различной грузоподъемности. Имелись отличия и в сельском хозяйстве, а именно: сельское хозяйство носило в регионе товарный характер. С чем это связано? В Северных провинциях сельское производство было освоено на польдерных землях (польдеры – осушенные земли). Для того чтобы отвоевать земли у моря требовались большие усилия и значительные средства. Как окупить эти затраты? Крестьяне должны больше продавать, а для этого нужно возделывать доходные сельскохозяйственные культуры, такие как садово-огороднические, технические или развивать мясомолочное животноводство. Голландцы достигли больших успехов в технологии производства высококачественного масла и сыра. Поэтому на осушенных землях складывалось исключительно фермерское хозяйство. Целые районы Севера специализировались на производстве определенных продуктов, что привело к складыванию районов «торгового земледелия». А как же местное дворянство? В северных провинциях оно не имело существенного политического влияния, так как не вело собственного хозяйства и жило за счет фиксированной ренты. Революция цен ухудшила его материальное положение.

Несмотря на внешнюю схожесть экономического состояния центральных и северных провинций, между ними были и серьезные отличия. Дело в том, что Фландрия и Брабант ориентировались на Испанию и Англию. Шерстоткачество этих провинций работало на привозной испанской и английской шерсти. Поэтому преуспевание суконных мануфактур здесь зависело от взаимоотношений Нидерландов с Англией и Испанией. И второе отличие. Антверпен – главный город региона – был крупнейшим центром посреднической торговли. В ней главную роль играли иноземные купцы, поэтому и флот у города был не таким мощным, как голландский.

Северные провинции тяготели к своим городам, в первую очередь – Амстердаму. Основные рынки сбыта и сырья этих провинций находились в Скандинавии и Прибалтике, следовательно, не зависели от Испании. Амстердам и другие города имели собственный мощный флот. И второе: цехи, дворянство, церковь не имели в Северных провинциях того влияния, каким они пользовались в центре и на юге. В целом, экономика Севера была более независима, менее уязвима, опиралась на более прочную земную базу, чем экономика Фландрии и Брабанта. Эти особенности имели существенное значение для судеб будущей революции и войны за независимость.

3. Предпосылки буржуазной революции в Нидерландах

В середине XVI века давление Испании на Нидерланды усилилось. Это было связано с попытками Филиппа II остановить экономический спад в самой Испании. Какие же это попытки?

1. В Испании устанавливались высокие таможенные пошлины на вывозимую из страны шерсть-сырец. Это снизило рентабельность нидерландской суконной мануфактуры, так как она в значительной степени зависела от испанского сырья.

2. Нидерландским купцам был закрыт доступ в испанские колонии, это нанесло удар по колониальной торговле.

3. Конфликт между Испанией и Англией после смерти жены Филиппа II Марии Тюдор (1555-1558) прервал важные для Нидерландов торговые связи с Англией.

4. Чтобы освободиться от долгов, Филипп II объявил себя (а точнее, свое государство банкротом), это принесло серьезные убытки его кредиторам-банкирам Антверпена и Амстердама.

5. В рамках своей программы борьбы с ересями, король увеличил число епископов с 4 до 18, в основном за счет инквизиторов. До этого в стране было всего 4 епископа: два из них подчинялись архиепископу Реймскому, то есть Франции, остальные – архиепископу Кельнскому, следовательно, Германии. Предлогом реформы епископата было устранение иноземного духовенства. Однако епископы традиционно были представлены в Генеральных штатах. Таким образом, число сторонников Филиппа в этих органах сразу же возросло. Это вызвало недовольство не только со стороны протестантов, но и со стороны католиков.

Все эти нововведения задевали интересы различных слоев общества и принимали характер национального угнетения. Конфликт между Нидерландами и Испанией становился все более жестким, возможность решить его мирными средствами была упущена. В ходе революции сложилось два оппозиционных течения: буржуазно-кальвинистская и дворянская оппозиции. В 50-е годы в Нидерландах увеличилось число сторонников Жана Кальвина. Появились сплоченные кальвинистские общины, особенно в городах Антверпене и Амстердаме. В 1561 году был впервые обнародован их официальный символ веры; в нем подчеркивалась покорность властям, пока их действия не вступили в противоречие «со словом Божьим». С 1562 года проповеди кальвинистов собирали сотни и тысячи слушателей (см. Питер Брейгель Старший «Проповедь Иоанна Крестителя» 1566). Преследования властей заставили кальвинистов приходить на свои собрания вооруженными.

Примерно в это же время оформляется дворянская оппозиция (аристократическая) – Лига господ. В нее входили члены Государственного Совета принц Вильгельм Оранский, графы Эгмонт и Горн. Когда-то с их помощью Карл V выиграл не одну битву. Теперь же эти люди были забыты его сыном Филиппом II. Естественно, высшее дворянство было недовольно засильем испанской бюрократии, реформой епископата. Последняя отнимала у дворян доходные пребенды. Думается, прав Т.Н.Грановский – «в низших слоях движение принимало характер религиозный, в высших – политический». Накануне революции произошли события, которые свидетельствовали о том, что в стране идет консолидация сил:

1. В ноябре 1565 года оппозиционное дворянство объединилось в союз «Компромисс».

2. Пятого апреля 1566 года делегация дворян в Брюсселе передала петицию наместнице Нидерландов сводной сестре Филиппа Маргарите Пармской.

Маргарита была женщиной умной, но беда ее, как считает Грановский Т.Н., была в том, что она была сторонницей Макиавелли и считала, что идти на уступки не желательно. Делегация дворян передала наместнице свои требования: прекратить религиозные гонения в стране; восстановить вольности городов; созвать Генеральные штаты. Правительство не выполнило требования дворян. Маргарита лишь обещала, что доведет их просьбу до короля, и временно ограничила преследования еретиков. Интересно, что члены делегации, сообразно со своими религиозными убеждения были скромно одеты, и придворный вельможа уговорил наместницу их принять, он назвал их «гёзами» (т.е. нищими). В ходе революции так стали называть лесных и морских партизан.

3. Летом 1566 года союз дворян заключил соглашение с кальвинистскими общинами-консисториями и получил от них деньги для вербовки солдат в Германии. Страна готовилась к вооруженной войне. Таким образом, к середине 1566 года испанские власти оказались изолированными, в стране назревает революция или национально-освободительная война.

4. Нидерландская революция: начало, ход, результаты

Первым актом революции было иконоборческое восстание 1566 года. 11 августа вооруженные отряды кальвинистов, возглавляемые консисториями, начали погромы церквей, истребляли иконы, уничтожали статуи католических святых. Общий размах был грандиозен. По всей стране нападению подверглись около 5500 церквей. Масштабы восстания испугали правительство: Маргарита Пармская вынуждена была заявить об отмене инквизиции и допущении кальвинистских проповедей там, где они были уже ранее распространены. Кроме того, были амнистированы некоторые дворяне.

Неуправляемость и стихийность восстания напугали и оппозицию: дворяне распустили свой союз, а консистории заняли соглашательскую позицию. Это воодушевило Филиппа II. В Испании было решено нанести сокрушительный удар по «еретикам». В Нидерланды был направлен один из известных военноначальников герцог Альба. Он добрался морем до Генуи, а затем переправился через Альпы, прошел всю Европу. В пути к его армии, состоящей из 10000 ветеранов, присоединились 10000 немецких ландскнехтов. По замыслу испанского правительства, он должен был помочь наместнице навести порядок в стране. Герцог Альба планировал использовать два метода «усмирения»: экономический нажим; репрессии.

За время пребывания его в Нидерландах (1567-1573) было казнено 11 тысяч человек (по другим данным свыше 8 тысяч), в том числе и лидеры дворянской оппозиции графы Эгмонт и Горн. Хитрый и дальновидный Вильгельм Оранский покинул страну. Казнь Эгмонта и Горна произвела страшное впечатление на современников. Даже Маргарита Пармская пыталась остановить Альбу, а затем в знак протеста покинула страну и уехала в Италию. Столь жестокое наказание мятежных дворян было нарушением дворянской этики, так как графы Эгмонт и Горн не только были соратниками Карла V, но и были награждены орденами Золотого Руна – он делал своего обладателя неподсудным. В дальнейшем образ Эгмонта был идеализирован Гёте в драме «Эгмонт». Знаменитый писатель изобразил мятежного графа пылким юношей, борцом за свободу. На самом деле ему было 50 лет и у него было 9 детей. На кровавый режим герцога Альбы нидерландцы ответили героическим сопротивлением. В лесах действовали партизанские отряды – лесные гёзы, у берегов Голландии и Зеландии испанские флотилии громили морские гёзы. Однако это не остановило Испанию. Как известно, в ней экономическая ситуация оставляла желать лучшего. И в 1571 году Альба ввел в Нидерландах единовременный налог «алькабалу», чтобы бесперебойно получать деньги с богатых северных провинций: 1%-й налог со всех недвижимых имуществ, 5%-й – с продажи недвижимости и 10%-й – с продажи любого движимого имущества. Кому особенно был тяжел этот налог? Конечно же, торговцам всех видов. Особенно купцы были возмущены 10%-ным налогом. В своей жалобе испанскому королю они писали, что 10%-ный налог полностью лишил их прибыли, так как они торгуют через посредников. Введение налога привело к полному расстройству нидерландской экономики: закрылись мануфактуры, обанкротились финансисты и купцы, разорились связанные с рынком ремесленники и крестьяне. В ряде провинций начались волнения, особенно в Утрехте. Испанские гарнизоны из других городов были переброшены в Утрехт. И в это время, первого апреля 1572 года морские гёзы захватили город Бриль на побережье Голландии. Это послужило сигналом всеобщему восстанию в Северных провинциях. Исследователи считают, что движением на Севере руководила кальвинистская буржуазия, именно здесь были заложены основы будущей буржуазной республики. Вильгельм Оранский в это время был в Германии, нанимал солдат для Северной армии, герцог Альба на эти события не обратил внимание.

Радикализм действий на Севере пугает богатое купечество и дворянство. Они призывают Вильгельма Оранского вернуться в страну и вручают ему высшую исполнительную власть статхаудера. Он так же становится командующим сухопутными войсками и флотом.

В 1572-1573 годах Филиппу II стало ясно, что политика Альбы в Нидерландах провалилась. И хотя в июле 1573 года был взят город Хаарлем, но цена была слишком высока. Альба писал испанскому королю: «…рост числа этих изменников, – это настоящее чудо! Особенно сбивает меня с толку, когда я вижу, с каким трудом Вы, Ваше величество, достаете новые подкрепления и с какой легкостью люди отдают свою жизнь и свое имущество в распоряжение этих мятежников». Неугомонный герцог обещает королю: «Но, если я возьму Алькмаар, я решился не оставить ни одного существа в живых. Нож будет всажен в каждое горло». Однако осуществить задуманное ему не удалось.

В конце 1573 года герцог Альба был отозван из страны, его заменил Луис Рекезенс (1573-1576). Новый командующий испанскими войсками отменил налог «алькабалу» и объявил амнистию, но остановить движение было уже невозможно. Осажденные города стояли насмерть. Еще большую стойкость и героизм проявили жители города Лейдена, перенесшие две осады (октябрь 1573-март 1574 г. и май-октябрь 1574г.) Лейденцы оказали испанцам достойное сопротивление еще и потому, что они видели, как испанские солдаты поступили с Хаарлемом, там после капитуляции жители города были повешены и потоплены без различия пола и возраста, а город обложили огромной контрибуцией. Грановский Т.Н. пишет: «Лейденцы говорили, что будут защищаться дотоле, пока останется у них пища, и что в случае крайности они съедят левую свою руку, чтобы драться правою. И точно, сопротивление города было героическое: когда не осталось никаких средств бороться, они прорвали свои плотины и затопили испанский лагерь и себя самих… Замечательна та награда, которую просил потом город у Вильгельма Оранского. Тот предложил ему на выбор две награды – или совершенное изъятие от податей на долгое время, или основание протестантского университета в городе: город предпочел последнее. Лейденский университет был дан городу в награду за героизм и сделался рассадником просвещения и одним из первоклассных университетов в XVI и XVII столетиях».

Обстановка осложнилась в 1576 году. Неожиданно умирает Луис Рекезенс, власть переходит к членам происпанского Государственного Совета (Брюссель). В это же время испанские солдаты, не получавшие жалование, подняли мятеж. Сместив своих командиров, они покинули «негостеприимный» Север и самовольно двинулись на Юг. По пути они опустошали города и села, сметая все на своем пути. Это подтолкнуло и южные провинции к военным действиям против испанцев. На протяжении всего 1576 года идут восстания в Брюсселе. Повстанцы арестовали членов Государственного Совета и организовали свои органы управления. В этих условиях в городе Генте собрались Генеральные штаты Севера и Юга. Они объявили о взятии власти в свои руки. Главная цель: закрепить завоевание в южных и северных провинциях. Но решение могло быть только компромиссным. Почему? На Севере были сильны позиции радикальной кальвинистской буржуазии, на Юге – католического духовенства, консервативного дворянства и патрициата. 8 ноября 1576 года было принято «Гентское умиротворение». Этот акт заложил основы новой государственности, хотя формально это был мирный договор между Севером и Югом. По нему:

1. Отменялось кровавое законодательство герцога Альбы.

2. Декларировалась необходимость сохранения единства страны и борьба с иностранцами, то есть испанцами.

3. Частично был решен религиозный вопрос: Юг сохранялся католическим, Север — протестантским.

4. Вильгельм Оранский признавался статхаудером Голландии, Зеландии и их «конфедератов».

Но были и другие решения.

1. Южные провинции сохраняли не только католическую веру, но и верность Филиппу II.

2. Не восстановлены были вольности городов.

3. Не решен вопрос о секуляризации церковных земель.

Этот компромиссный документ не устраивал некоторые города Юга и Центра. Так, например, в Брюсселе горожане создали «комитет 18», он стал вмешиваться в дела городского управления, изменял налоговую политику в пользу неимущих. Это привело к недовольству южного дворянства и патрициата. В народе их так и называли – «недовольные». Они связывали свои надежды с новым наместником Нидерландов Дон Хуаном Австрийским. Был ли кто-либо так честолюбив в Испании, как он? Вряд ли! Незаконнорожденный сын Карла V, талантливый полководец (он руководил битвой при Лепанто 1571), энергичный человек, покоритель женских сердец, в 1576 году он стал наместником в восставшей стране. Планы Дон Хуана были поистине грандиозными. Он не только собирался покончить с бунтом, но и вывести из Нидерландов 30000 ветеранов, высадиться в устье Темзы, захватить Лондон и предложить руку и сердце пленнице королевы Елизаветы Марии Стюарт. Столь масштабные проекты не были осуществлены, в 1578 году Хуан Австрийский умер. После него наместником был назначен еще один блестящий полководец, сын Маргариты Пармской Александр Фарнезе. Но остановить движение было уже невозможно.

Генеральные штаты и Вильгельм Оранский пытались преодолеть разногласия между Севером и Югом и добиться соглашения с «недовольными». Но это им не удалось. В начале 1579 года дворянство юго-западных провинций совершило контрреволюционный переворот и открыто перешло на сторону Испании. 6 января 1579 года представители этих провинций собрались в городе Аррасе на объединительный съезд и заключили союз – Аррасскую Унию. Цель его: «Добиться соглашения с католическим королем, нашим законным повелителем и государем». Так южные провинции капитулировали перед Филиппом.

В ответ 23 января 1579 года семь северных провинций подписали Утрехтскую унию. Она объявляла Филиппа II низложенным, декларировала «вечный», нерасторжимый союз северных провинций, установила общую монету, систему мер, весов, общую военную и внешнюю политику. Верховным органом страны Утрехтская уния объявила Генеральные штаты. Интересно, что нидерландцы никак не могли представить свое государство без монарха и приглашали к себе то герцога Анжуйского, то других царственных особ Франции и Англии. Нужно отметить, что французский король Генрих III и английская королева Елизавета I отказались от сделанных им предложений взять суверенитет над страной. Герцог Анжуйский пробыл в Нидерландах с января 1582 до октября 1583 года, но популярности не приобрел. Мало того, он попытался на юге плести интриги с наместником Испании Александром Фарнезе. Политический авторитет принца был подорван и он, опасаясь испанского плена, вернулся во Францию, где и умер в 1584. Военные действия активизировались в 1583-1585 гг. Филипп II захватил Португалию и теперь мог предоставить Фарнезе 40-тысячное войско. Фарнезе, способный военачальник и умный расчетливый политик, правильно оценил обстановку и брал один город за другим. В августе 1585 года с падением Антверпена отвоевание южных областей испанцами стало свершившимся фактом. Еще ранее, 10 июля 1584 года принц Оранский был убит в Делфте католическим фанатиком Балтазаром Жераром. Во главе Северных провинций встал его сын Мориц (1585-1625). Однако приверженность старым мифам о необходимости приглашения иноземного суверена оставалась незыблемой, и в декабре 1585 года в Соединенные провинции прибыл в качестве губернатора фаворит Елизаветы I граф Лестер. Его инструкциями были: подорвать экономический потенциал страны и превратить ее в придаток Англии. В войне с испанцами он сдавал один город за другим и, в конце концов, обманутые радикалы отвернулись от интригана-графа. В 1587 году он вернулся в Англию. Уже отмечалось, что еще в 1585 году Мориц Нассауский был назначен статхаудером Голландии и главным капитаном. Благодаря ему положение удалось стабилизировать. Но война с Испанией продолжалась до 1609 года.

В 1609 году Испания вынуждена была заключить 12-летнее перемирие, по которому признавалась независимость Республики Соединенных провинций. Международное признание государство получило только после окончания 30-летней войны в 1648 году.

Каковы же итоги революции?

Нидерландская революция первая дала власть буржуазии и открыла эпоху победоносных буржуазных революций в Западной Европе. Ее итогом было свержение испанского владычества и образование первой буржуазной республики. Революция проходила в раннемануфактурный период, когда антагонизм нарождающейся буржуазии к дворянству и абсолютизму еще не созрел. Можно согласиться с точкой зрения А.Н.Чистозвонова о том, что ее предпосылки повлияли на результаты. Какие же предпосылки?

1. Абсолютное преобладание торгового капитала над промышленным.

2. Абсолютное господство в идеологии религиозных кальвинистских представлений в ущерб светским. То есть, оппозиция феодализму носила религиозный характер.

3. Незрелость, неразвитость капитализма вообще и отсутствие в Европе капиталистических (с точки зрения экономики) государств.

Это определило и результаты революции. Она победила лишь на Севере страны, где для этого были более благоприятные социально-экономические и политические условия. Поэтому не была решена задача национальной консолидации Нидерландов, и граница прошла по географическому рубежу, по реке Маас, а не по национально-языковому. Нужно отметить, что радикальная кальвинистская буржуазия в силу своей незрелости и неорганизованности не смогла выдвинуть вождя общенационального масштаба. В дальнейшем это наложит отпечаток на проводимую молодой республикой экономическую и социальную политику. Крупная торговая буржуазия, наиболее сильная экономически, будет действовать в тесном союзе с дворянством (как это было и в ходе восстания), что повлияет на будущее развитие страны.

Л Е К Ц И Я 17

 

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА. ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА (1618-1648)

 

1. Европа накануне Тридцатилетней войны.

2. Периодизация и характеристика основных периодов войны.

3. Последствия войны.

 

Литература

 

1. Алексеев В.М. Тридцатилетняя война: Пособие для учителей. — Л., 1961.

2. Дельбрюн Г. История военного искусства в рамках политической истории. — М., 1938. — Т. 4.

3. Маркс К. Хронологические выписки. Архив Маркса К. и Энгельса Ф., т.8 .

4. Меринг Ф. Очерки истории войны и военного искусства (люб. изд.).

5. Поршнев Б.Ф. Тридцатилетняя война и Московское государство.- М., 1976.

6. Поршнев Б.Ф. Политические отношения Западной и Восточной Европы в эпоху 30-летней войны // ВИ. 1960. № 10.

7. Брехт Б. Мамаша Кураж и ее дети. Хроника времен Тридцатилетней войны (люб. изд.).

8. Крокотвил М. Удивительные приключения Яна Корнелла., — М. – 1958.

3. Мейер К.Ф. Папе Густава Адольфа // Новеллы. — М. – 1958.

4. Шиллер Ф. Валленштейн (люб. изд.).

 

Война удачей переменной

Сто лет продержится вполне

Хоть человек обыкновенный

Не видит радости в войне.

Он жрет дерьмо, одет он худо,

Он палачам своим смешён.

Но он надеется на чудо,

Пока поход не завершен.

Эй, христиане, тает лед!

Спят мертвецы в могильной

мгле.

Вставайте, всем пора в поход,

Кто жив и дышит на земле!

(Б. Брехт. Мамаша Кураж и ее дети.)

 

1. Европа накануне Тридцатилетней войны.

За всю историю существования цивилизации в Западной Европе Тридцатилетняя война (1618-1648) была, с одной стороны, первой общеевропейской войной, с другой стороны – это была последняя в истории Европы большая религиозная война, и даже в ходе самой войны все больше и дальше отходили на задний план противоречия между католиками и протестантами, чем дальше, тем отчетливее оформлялись два блока держав, стремящихся к господству над всем христианским миром. Что же это были за блоки?

1. Габсбурги (Австрийские и Испанские) и их союзники – папство, католические князья Германии, Польско-Литовское государство. Это старый феодальный мир.

2. Блок национальных государств, антигабсбургская коалиция – Франция, Швеция, Голландия, Дания, Россия и в некоторой степени Англия. Они опирались на протестантских князей Германии. Это был уже новый абсолютистско-буржуазный мир.

Какую же оценку получили события 1618-1648 года в мировой историографии?

До 40-х годов ХХ века в историографии, особенно германской, господствовала точка зрения, что история 30-летней войны – это внутреннее дело Германии. Единственное, о чем шел спор – это ответственность германских императоров за последствия войны, за то, что Германия осталась политически раздробленной, а значит слабой. Часть германских историков считала, что «восстание протестантских князей против императора» сорвало планы объединения страны, за что, якобы, боролись Габсбурги. Другие уверяли, что оппозиция протестантских князей Габсбургам способствовала национально- государственному сплочению. Но! И те, и другие считали, что иностранные государства лишь «вмешивались» во внутригерманскую борьбу и вторгались в страну, слабую от внутренних усобиц.

В середине прошлого века, под влиянием историков Швеции и России возникло новое направление в историографии, которое в событиях 1618-1648 гг. центр тяжести перенесло на общеевропейские конфликты. Здесь Германия – главный, но не единственный театр военных действий. Кроме того, общеевропейский характер 30-летней войны получил дополнительное объяснение при изучении ее экономических предпосылок. Таким образом, в настоящее время и либеральная и марксистская (в первую очередь) историография рассматривают войну как политический конфликт, который вырос из сложного взаимодействия социально-экономических, политических, межгосударственных противоречий переходного периода – от средневековья к новому времени.

XVII век это время, когда старый феодальный мир еще не изжил себя, а новый – недостаточно окреп. Сильны в Европе тенденции Контрреформации. Оплотом же ее, традиционными защитниками католицизма выступают Габсбурги. Они пользуются всемерной поддержкой папства и ордена иезуитов. С конца XVI века вновь наметилось сближение домов австрийских и испанских Габсбургов. Об испанских было сказано выше. Австрийские же – это Фердинанд I (1556-1564), Максимилиан II (1564-1576), Рудольф II (1576-1612), Матвей I (1612-1619), Фердинанд II (1619-1637), Фердинанд III (1637-1657). Уже при Максимилиане II началась разработка всевозможных планов династического слияния обеих ветвей Габсбургского дома. Испания надеялась, что благодаря победе католической реакции в Германии будут созданы благоприятные условия для возвращения буржуазной республики Соединенных провинций. Первым препятствием для осуществления этих планов были германские протестантские князья. Их независимость в «Священной римской империи» была закреплена в 1555 году Аугсбургским религи

Узнать еще:

Нидерланды в первой половине 16 века

Нужна помощь в написании работы?

Политический строй Нидерландов при Габсбургах. После гибели бургундского герцога Карла Смелого в 1477 г. его дочь и единственная наследница Мария вышла замуж за молодого Максимилиана Габсбурга, позже ставшего германским императором. Таким образом, Бургундско-нидерландские земли сделались достоянием династии Габсбургов. Название региона происходит (от немецкого Niederlanden, и голландского Nederland — буквально – нижние, низменные земли) так как значительная часть территории находится ниже уровня моря и от него защищена дамбами. Название Голландия (на местном языке Holtland, буквально — лесная страна) принадлежит самой развитой и влиятельной области Нидерландов, присоеденявшей к себе в течение средневековья остальные соседние области.Внук Максимилиана, император Карл V Габсбург, расширил свои нидерландские владения за счет присоединения к ним новых территорий, расположенных по Рейну. Весь этот комплекс из 17 провинций был выделен в особый наследственный габсбургский округ, не подлежащий разделению. Он входил в состав империи и должен был платить имперский налог, но фактически жил своей жизнью, юрисдикция имперского суда на него не распространялась. Нидерланды занимали тогда территорию современных Бельгии, Нидерландов, Люксембурга и части Северной Франции. В ходе войны за независимость от Испании во второй половине 16 века этот Габсбургский округ распался на две части: провинции севера и юга. При Карле V и Филиппе II политический строй Нидерландов отличался противоречиями между насаждением абсолютистских порядков Габсбургами и старинными привилегиями и свободами провинций и городов. Управление Нидерландами возглавлял наместник императора, затем испанского короля. По-немецки этот глава провинции в империи Габсбургов назывался штатгальтер, по-голландски – статхаудер. Перевод обоих названий одинаков – государственный руководитель. Управлением делами занимался государственный совет из узкого круга высшей знати. Рядом с этим крепнувшим аппаратом централизации страны существовала хорошо сохранившаяся традиция представительных учреждений и местного самоуправления: Генеральные штаты и штаты отдельных провинций. Они вотировали виды и размеры налогов (нем. votieren — голосовать). Значительной автономией в самоуправлении обладали города. Городское управление было, как правило, олигархическим: все основные должности прочно держали в своих руках патрициат, купечество, цеховая верхушка. Этот же круг поставлял офицеров, возглавлявших в случае необходимости набранное из цеховых ремесленников городское ополчение. Такая система власти оказалась чрезвычайно устойчивой и упорно сопротивлялась попыткам унифицировать пестроту местных особенностей и привилегий.

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Поделись с друзьями

Культура и искусство Нидерландов 16 столетия

Новый подъем нидерландской живописи наступил в 16 веке. С открытием Америки, с перенесением
центров мировой торговли на Атлантический океан Нидерланды пережили бурный экономический расцвет и приобрели важное значение в Европе.
Торговое первенство перешло к Антверпену, ставшему мировой факторией и мировой биржей. Однако уже во второй половине 16 века обострились
противоречия между богатыми передовыми нидерландскими провинциями, веками отстаивавшими свою независимость, и феодальной Испанией, с конца 15 столетия владевшей Нидерландами. Антифеодальное движение в Нидерландах, принимая формы то
религиозной борьбы (лютеранство, анабаптизм, кальвинизм) против католической реакции, то борьбы за национальную независимость против
кровавой тирании Испании, завершилось первым в европейской истории мощным восстанием широких масс населения против всех поработителей – нидерландской революцией (1656–1677).

В 16 столетии широкий размах торговли способствовал преодолению средневековой замкнутости; Нидерланды становились землей «общей для всех
наций» и все более вовлекались в круг общеевропейской культуры. Религиозным идеалам противопоставлялись рационалистическое
миропонимание, практицизм. Критиковались устаревшие традиции, догматы, ограниченность и отсталость сословного и цехового строя.
Распространялись принципы веротерпимости и равенства людей. Эразм Роттердамский, глашатай науки и просвещения, новой культуры и идеалов
Возрождения, нанес удар авторитету церкви. Против всего сковывающего личность выступил Д. Корнхерт. Новые религиозные учения
оправдывали активную целеустремленную мирскую деятельность человека на земле, а гуманизм возвел человеческую личность в идеал.

Эти сдвиги в мировоззрении людей и характере культуры Нидерландов сопровождались, однако, осознанием несовершенства жизни, несправедливости
общественного устройства. Во второй половине 16 века утопические идеалы гуманизма переживали кризис. Драматизм социальных конфликтов,
усиливающийся политический, национальный и религиозный гнет со стороны Габсбургской империи и Испании, террор Контрреформации, так
же как и учение Кальвина о предопределении судьбы отдельной личности приводили к мысли о ее ничтожестве и неспособности изменить свою
жизнь, вынужденной следовать своему «призванию». Все это определило большую сложность путей развития художественного миропонимания в
нидерландской живописи 16 века, не достигающей столь целостного и блестящего развития, как это было в 15 столетии.

Возникновение нового представления о мире и месте в нем человека сопровождалось разнообразием исканий, мучительной ломкой старых традиций, борьбой между
новыми художественными течениями. Это приводило, естественно, к известному отказу от художественных традиций 15 века. Художники обращались
к более непосредственному отображению действительности, современности, что открывало новые пути развития искусства. В поисках обобщения
они обратились к изучению великих открытий искусства итальянского Возрождения. На этой основе возникло течение «романизм» (от слова
«романский» – «римский»). Однако, ограничившись большей частью лишь внешним заимствованием готовых художественных формул и форм
классического искусства – нового для нидерландцев живописного языка, большинство романистов не создало почти ничего самобытного и
художественно цельного. Лишь немногие из них претворили воспринятое от итальянцев в подлинно национальное.

Из их среды выделяется Лука Лейденский (Лукас ван Лейден, 1489/1494–1533), в творчестве которого
были сильны национальные основы; испытав влияние итальянского искусства, изучая Дюрера, он создал оригинальные по сюжетам и композиции
произведения, сыграл важную роль в развитии реалистической графики и живописи Нидерландов. В сценах из жизни Нидерландов, решенных в
бытовом аспекте («Молочница», «Уленшпигель»), особенно ярко проявлялись народные корни его дарования.

Наперекор романизму и развивавшемуся в Антверпене маньеризму в нидерландской живописи окреп живой источник народного реалистического
искусства, эмансипировавшегося от опеки церкви, связанного с идеалами освободительного национального движения. Уже в 20-х годах 15 века
возникла пейзажная живопись, утверждавшая ценность природы вне ее связи с религиозным представлением о мироздании.

К середине 16 века не только изменился характер религиозной живописи, но и все более утверждались темы, посвященные жизни народных
масс – крестьян, бедняков, бродяг, нищих,– развился монументальный бытовой жанр, натюрморт (Питер Артсен, Антонис Мор, Дирк Барентс, Ян ван Скорел, Иохим Патинир, Ян Сандерс ван Хемессен, Массейс Квинтен), индивидуальный
и монументальный групповой портрет. Особого расцвета достигает «гротескный реализм» с характерными
для него сказочно-смеховыми сюжетами и фольклорными мотивами.

Голландская экономика в золотой век (16-17 века)

Дональд Дж. Харрелд, Университет Бригама Янга

Чуть более чем за сто лет провинции Северных Нидерландов прошли путь от относительной безвестности, будучи бедными родственниками трудолюбивых и сильно урбанизированных провинций Южных Нидерландов Фландрии и Брабанта, до вершины коммерческого успеха в Европе. Воспользовавшись благоприятной сельскохозяйственной базой, голландцы достигли успеха в рыбной промышленности и торговле в Балтийском и Северном морях в течение пятнадцатого и шестнадцатого веков, прежде чем основали обширную морскую империю в семнадцатом веке.

Экономика Нидерландов до XVI века

Во многих отношениях Голландская республика семнадцатого века унаследовала экономические успехи Бургундских и Габсбургских Нидерландов. На протяжении веков Фландрия и, в меньшей степени, Брабант были в авангарде средневековой европейской экономики. В раннесредневековый период местная суконная промышленность присутствовала повсюду в Европе, но Фландрия была первой, кто развил эту промышленность с большой интенсивностью.Традиция изготовления ткани в Нидерландах существовала с древних времен, когда кельты, а затем франки продолжали активную текстильную промышленность, полученную от римлян.

По мере роста спроса раннее текстильное производство переместилось из сельской местности в города и к XII веку превратилось в преимущественно городскую промышленность. Местная шерсть не могла удовлетворить спрос, и фламандцы импортировали английскую шерсть в больших количествах. Полученный в результате высококачественный продукт пользовался большим спросом по всей Европе, от Новгорода до Средиземноморья.Брабант также занял важное место в текстильной промышленности, но только примерно через столетие после Фландрии. К тринадцатому веку количество людей, занятых в некоторых аспектах текстильной промышленности в Южных Нидерландах, стало больше, чем общее количество людей, занятых во всех других ремеслах. Возможно, именно такой упор на производство тканей был причиной того, что фламандские города игнорировали зарождающуюся индустрию морского судоходства, в которой в конечном итоге доминировали другие, сначала Германский Ганзейский союз, а затем Голландия и Зеландия.

К концу пятнадцатого века Антверпен в Брабанте стал торговой столицей Нижних стран, поскольку в город в большом количестве приезжали иностранные купцы в поисках дорогостоящих продуктов, предлагаемых на городских ярмарках. Но традиционные ткани, производимые во Фландрии, утратили свою привлекательность для большинства европейских рынков, особенно когда англичане начали экспортировать высококачественные ткани, а не сырье, от которого зависела фламандская текстильная промышленность. Многие производители текстиля обратились к более легким и дешевым «новым драпировкам».«Несмотря на протекционистские меры, введенные в середине пятнадцатого века, английская ткань нашла выход на растущих рынках Антверпена. К началу шестнадцатого века португальцы начали использовать Антверпен в качестве выхода для импорта азиатского перца и специй, а немцы продолжали привозить туда свои металлические изделия (медь и серебро). В течение почти ста лет Антверпен оставался торговой столицей Северной Европы, пока не вмешались религиозные и политические события 1560–1570-х годов и восстание голландцев против испанского владычества не свергло коммерческое господство Антверпена и южных провинций.Всего за несколько лет после падения Антверпена (1585 г.) множество торговцев и в основном кальвинистских мастеров бежали на юг в целях относительной безопасности Северных Нидерландов.

Исход с юга определенно увеличил и без того растущее население севера. Однако, как и Фландрия и Брабант, северные провинции Голландии и Зеландии уже были густонаселенными и сильно урбанизированными. Население этих приморских провинций неуклонно росло на протяжении шестнадцатого века, возможно, утроившись с первых лет шестнадцатого века примерно до 1650 года.Внутренние провинции за тот же период росли намного медленнее. Лишь в восемнадцатом веке, когда Нидерланды в целом столкнулись с падением состояния, внутренние провинции не начали соответствовать росту прибрежного ядра страны.

Голландское сельское хозяйство

В течение пятнадцатого века и большей части шестнадцатого века провинции Северных Нидерландов были преимущественно сельскими по сравнению с урбанизированными южными провинциями. Сельское хозяйство и рыболовство составляли основу голландской экономики в пятнадцатом и шестнадцатом веках.Одной из характерных черт голландского сельского хозяйства в этот период было упор на интенсивное животноводство. За голландским скотом ухаживали исключительно хорошо, а молочные продукты составляли значительный сегмент сельскохозяйственного сектора. В течение семнадцатого века, когда городское население Голландии резко выросло, многие фермеры также обратились к огородничеству , чтобы снабжать города овощами.

Некоторым стимулом для животноводства стала торговля убойным скотом из Дании и Северной Германии.Голландия была идеальным районом для откорма и откорма крупного рогатого скота до забоя и вывоза в города южных провинций. Торговля убойным скотом расширилась примерно с 1500 до 1660 года, но протекционистские меры со стороны голландских властей, которые хотели поощрять откорм домашнего скота, привели к сокращению международной торговли скотом в период с 1660 по 1750 год.

Хотя сельское хозяйство составляло крупнейший сегмент голландской экономики, производство зерновых в Нидерландах не могло удовлетворить спрос, особенно к семнадцатому веку, поскольку миграция из южных провинций способствовала увеличению населения.Провинции Низких стран традиционно зависели от импорта зерна с юга (Франции и Валлонии), и когда неурожай прервал поток зерна с юга, голландцы начали импортировать зерно из Балтийского моря. Импорт зерна из стран Балтии демонстрировал устойчивый рост примерно с середины шестнадцатого века до примерно 1650 года, когда депрессия и застой характеризовали торговлю зерном в восемнадцатом веке.

Действительно, балтийская торговля зерном (см. Ниже), основной источник занятости для голландцев, не только в морском транспорте, но и в обработке и хранении, была охарактеризована как «материнская торговля».В своей недавней книге о балтийской торговле зерном Мейла ван Тилхоф определила «материнскую торговлю» как старейшую и наиболее значительную торговлю в отношении судов, моряков и товаров для северных провинций. В долгосрочной перспективе торговля зерном в Балтии привела к развитию судоходства и торговли по другим маршрутам, а также к обрабатывающей промышленности.

Голландская рыбалка

Наряду с сельским хозяйством, голландская рыбная промышленность составляла часть экономической базы северных Нидерландов. Как и балтийская торговля зерном, она также способствовала подъему голландского судоходства.

Основу рыбной промышленности составлял промысел сельди в Северном море, который был достаточно развитым и включал в себя разновидность «заводского» судна, называемого сельдевым автобусом. Автобус для сельди был разработан в пятнадцатом веке для того, чтобы улов сельди можно было обрабатывать солью в море. Это позволило сельдевому судну дольше оставаться в море и увеличило дальность промысла сельди. Сельдь была важным экспортным продуктом для Нидерландов, особенно во внутренние районы, но также и в Прибалтику, что компенсировало импорт балтийского зерна.

Промысел сельди достиг своего апогея в первой половине семнадцатого века. По оценкам, в первые десятилетия семнадцатого века в среднем ежегодно в первые десятилетия семнадцатого века сельдевой парк составляет примерно 500 автобусов, а улов — примерно от 20 000 до 25 000 туш (примерно 33 000 метрических тонн). Улов сельди, а также количество автобусов начали сокращаться во второй половине семнадцатого века, упав примерно к середине восемнадцатого века, когда улов составлял всего около 6000 уловов.Это снижение, вероятно, было связано с конкуренцией, возникшей в результате оживления рыбной промышленности Балтии, которая преуспела в снижении цен, а также с конкуренцией в Северном море со стороны шотландской рыбной промышленности.

Голландская текстильная промышленность

Сердцем текстильного производства была Фландрия и Брабант до начала голландского восстания около 1568 года. Годы войны продолжали опустошать и без того разбитую фламандскую суконную промышленность. Даже в городах северных Нидерландов, производящих сукно, которые были сосредоточены на производстве «новых драпировок», производство упало из-за перебоев в военное время.Но текстильная промышленность оставалась самой важной отраслью голландской экономики.

Несмотря на удар, нанесенный ей во время голландского восстания, текстильная промышленность Лейдена, например, восстановилась в начале семнадцатого века — благодаря притоку текстильных рабочих из Южных Нидерландов, которые эмигрировали туда из-за религиозных преследований. Но к 1630-м годам Лейден отказался от традиционных тяжелых шерстяных тканей в пользу более легких традиционных шерстяных ( лакен ), а также множества других текстильных изделий, таких как говорит , фустиан и камлет .Общее производство текстиля увеличилось с 50 000 или 60 000 штук в год в первые несколько лет семнадцатого века до 130 000 штук в год в течение 1660-х годов. Производство шерстяных тканей Лейдена, вероятно, достигло пика производства к 1670 году. Текстильная промышленность города была успешной, потому что она нашла экспортные рынки для своих недорогих тканей в Средиземноморье, что в значительной степени нанесло ущерб итальянским производителям ткани.

Рядом с Лионом Лейден, возможно, был крупнейшим промышленным городом Европы в конце семнадцатого века.Производство осуществлялось по системе «выкладывания», при которой ткачи со своими ткацкими станками и часто с другими зависимыми ткачами, работавшими на них, получали импортное сырье от торговцев, которые платили ткачам поштучно за их работу (купец сохранял право собственности на сырье на протяжении всего процесса). К концу семнадцатого века иностранная конкуренция угрожала голландской текстильной промышленности. Производство многих новых драпировок (например, говорит ) значительно сократилось в течение восемнадцатого века; прибыль снизилась из-за снижения цен на все, кроме самых дорогих текстильных изделий.Таким образом, производство традиционных шерстяных тканей стало двигателем того, что осталось от текстильной промышленности Лейдена в восемнадцатом веке.

Хотя Лейден определенно лидировал в Нидерландах по производству шерстяной ткани, это был не единственный город-производитель текстиля в Соединенных провинциях. В Амстердаме, Утрехте, Делфте и Харлеме, среди прочих, процветала текстильная промышленность. Например, Харлем был домом для важной льняной промышленности в первой половине семнадцатого века. Как и суконная промышленность Лейдена, льняная промышленность Харлема воспользовалась услугами опытных ткачей, которые мигрировали из Южных Нидерландов во время голландского восстания.Однако удержание Харлемом производства льна в большей степени было связано с его успехом в отбеливании и отделке льна. Не только лен местного производства готовился в Харлеме, но и торговцы льном из других регионов Европы отправляли свои изделия в Харлем для отбеливания и отделки. Поскольку производство льна переместилось в более сельские районы, поскольку производители стремились снизить затраты во второй половине семнадцатого века, промышленность Харлема пришла в упадок.

Прочие отрасли голландской промышленности

Industries также развивалась в результате зарубежной колониальной торговли, в частности, сахарной промышленности Амстердама.В шестнадцатом веке Антверпен был самым важным городом по переработке сахара в Европе, титул, который он унаследовал от Венеции, когда сахарные острова в Атлантическом океане начали превосходить средиземноморское производство сахара. Однако после того, как Антверпен пал перед испанскими войсками во время Восстания, Амстердам заменил его в качестве доминирующего сахарного завода в Европе. Количество сахарных заводов в Амстердаме увеличилось примерно с 3 примерно в 1605 году до примерно 50 в 1662 году, в немалой степени благодаря португальским инвестициям. Голландские купцы закупали огромное количество сахара как с французских, так и с английских островов в Вест-Индии, а также большое количество табака.Обработка табака стала важной отраслью промышленности Амстердама в семнадцатом веке, в которой было занято большое количество рабочих, что привело к попыткам развития выращивания табака внутри страны.

За исключением некоторых «колониальных» отраслей (например, сахара), голландская промышленность пережила период застоя после 1660-х годов и, в конечном итоге, спада, начавшегося примерно на рубеже восемнадцатого века. Казалось бы, что касается промышленного производства, золотой век Голландии длился с 1580-х годов примерно до 1670 года.За этим периодом последовало около ста лет спада промышленного производства. Де Фрис и ван дер Вуд пришли к выводу, что голландская промышленность пережила взрывной рост после 1580-х годов из-за миграции квалифицированной рабочей силы и торгового капитала из южных Нидерландов примерно в то время, когда Антверпен пал перед испанцами, и из-за относительного преимущества продолжение войны на юге давало в северные провинции. После 1660-х годов большинство голландских отраслей промышленности испытали либо устойчивый, либо резкий спад, поскольку многие голландские отрасли переехали из городов в сельскую местность, в то время как некоторые (особенно колониальные отрасли) оставались успешными и в восемнадцатом веке.

Голландское судоходство и международная торговля

Голландское судоходство стало важным сектором в пятнадцатом веке. Вероятно, из-за бездействия купцов из Южных Нидерландов в отношении участия в морских перевозках города Зеландии и Голландии начали обслуживать судоходные потребности торговых городов Фландрии и Брабанта (особенно Антверпена). Голландцы, которые уже были активными в Северном море в результате промысла сельди, начали конкурировать с Ганзейским союзом Германии за балтийские рынки, экспортировав улов сельди, соль, вино и ткань в обмен на балтийское зерно.

Торговля зерном

Балтийское зерно сыграло важную роль на быстро расширяющихся рынках Западной и Южной Европы. К началу шестнадцатого века городское население в Низких странах увеличилось, подпитывая рынок импортного зерна. Зерно и другие балтийские продукты, такие как деготь, конопля, лен и древесина, предназначались не только для Нидерландов, но также для Англии, Испании и Португалии через Амстердам, порт, который смог превзойти Любек и другие ганзейские города в качестве основных пункт перевалки балтийских товаров.Торговля зерном дала толчок развитию множества отраслей. В дополнение к судостроительной промышленности, которая была очевидным результатом зарубежных торговых отношений, голландцы производили напольную плитку, черепицу и кирпич для экспорта в страны Балтии; зерновозы возили их в качестве балласта на обратных рейсах на Балтику.

Значение балтийских рынков для Амстердама и для голландской торговли в целом можно проиллюстрировать, вспомнив, что, когда датчане закрыли пролив для голландских судов в 1542 году, голландцы столкнулись с финансовым крахом.Но к середине шестнадцатого века голландцы настолько сильны на Балтике, что они смогли получить транзитные права из Дании (Шпейерский мир, 1544 г.), открыв им более свободный доступ к Балтике через датские воды. Несмотря на потрясения, вызванные голландцами, и торговый кризис, поразивший Антверпен в последней четверти шестнадцатого века, балтийская торговля зерном оставалась устойчивой до последних лет семнадцатого века. То, что голландцы называли балтийскую торговлю своей «материнской торговлей», неудивительно, учитывая важность балтийских рынков для голландской торговли на протяжении всего Золотого века.К несчастью для голландской торговли, население Европы начало несколько сокращаться в конце семнадцатого века и оставалось депрессивным в течение нескольких десятилетий. Увеличение производства зерна в Западной Европе и доступность заменителей не из балтийских стран (например, американского и итальянского риса) еще больше снизили спрос на балтийское зерно, что привело к спаду на рынке зерна Амстердама.

Экспансия на рынки Африки, Америки и Азии — «Мировое первенство»

Опираясь на первые успехи своей балтийской торговли, голландские грузоотправители расширили сферу своего влияния на восток в Россию и на юг, на рынки Средиземного моря и Леванта.К началу семнадцатого века голландские купцы обратили внимание на американский и азиатский рынки, на которых доминировали иберийские купцы. Способность голландских грузоотправителей эффективно конкурировать с устойчивыми торговцами, такими как Ганзейский союз в Балтии или португальцы в Азии, проистекала из их стратегии сокращения затрат (то, что де Фрис и ван дер Вуде называют «экономическими преимуществами и институциональной эффективностью», стр. 374). Не обремененные расходами и защитными ограничениями большинства торговых групп шестнадцатого века, голландцы урезали свои затраты настолько, чтобы подорвать конкуренцию, и в конечном итоге установили то, что Джонатан Исраэль назвал «мировым первенством».”

Прежде чем голландские грузоотправители смогли даже попытаться прорваться на азиатские рынки, им нужно было сначала расширить свое присутствие в Атлантике. Это было оставлено главным образом купцам-эмигрантам из Антверпена, которые перебрались в Зеландию после восстания. Эти купцы наладили так называемую гвинейскую торговлю с Западной Африкой и инициировали участие голландцев в Западном полушарии. Голландские купцы, участвовавшие в торговле Гвинеи, игнорировали работорговлю, которая была в руках португальцев, в пользу богатой торговли золотом, слоновой костью и сахаром из Сан-Томе.Торговля с Западной Африкой росла медленно, но конкуренция была жесткой. К 1599 году различные гвинейские компании согласились на создание картеля для регулирования торговли. Однако продолжающаяся конкуренция со стороны множества новых компаний гарантировала, что картель будет действовать лишь частично до образования Голландской Вест-Индской компании в 1621 году, которая также обладала монопольными правами в торговле в Западной Африке.

Голландцы сначала сосредоточили свою торговлю с Америкой на Карибах. К середине 1590-х годов лишь несколько голландских кораблей ежегодно совершали плавание через Атлантику.Когда в 1598 году испанцы ввели эмбарго против голландцев, нехватка продуктов, традиционно добываемых в Иберии (например, соли), стала обычным явлением. Голландские грузоотправители воспользовались возможностью найти новые источники продукции, поставляемой Испанией, и вскоре флот голландских кораблей отправился в Америку. Испанцы и португальцы имели гораздо большее присутствие в Америке, чем голландцы, несмотря на большое количество судов, которые они отправили в этот район. Голландская стратегия заключалась в том, чтобы избегать иберийских опорных пунктов, проникая на рынки, где можно было найти желаемые товары.По большей части эта стратегия означала сосредоточение внимания на Венесуэле, Гайане и Бразилии. Действительно, на рубеже XVII века голландцы построили форты на побережьях Гайаны и Бразилии.

В то время как конкуренция между конкурирующими компаниями из городов Зеландии ознаменовала торговлю Голландии с Америкой в ​​первые годы семнадцатого века, к тому времени, когда Вест-Индская компания наконец получила свой устав в 1621 году, неприятности с Испанией снова угрожали нарушить торговлю. Финансирование новой акционерной компании шло медленно и, как ни странно, поступало в основном из внутренних городов, таких как Лейден, а не из прибрежных городов.Вест-Индская компания с самого начала потерпела неудачу в Северной и Южной Америке. Португальцы начали вытеснять голландцев из Бразилии в 1624 году, а к 1625 году голландцы также теряли свои позиции в Карибском бассейне. Голландские грузоотправители в Северной и Южной Америке вскоре сочли набеги (направленные на испанцев и португальцев) своей самой прибыльной деятельностью, пока Компания не смогла снова построить форты в Бразилии в 1630-х годах и начать выращивание сахара. Сахар оставался самым прибыльным видом деятельности для голландцев в Бразилии, и когда в конце 1640-х годов вспыхнуло восстание португальских плантаторов-католиков против владельцев голландских плантаций, состояние голландцев неуклонно уменьшалось.

Голландцы столкнулись с перспективой жесткой конкуренции Португалии и в Азии. Но проникновение на прибыльные азиатские рынки было не просто проблемой для менее эффективных португальских грузоотправителей. Португальцы тщательно охраняли маршрут вокруг Африки. Лишь примерно через сто лет после первого путешествия португальцев в Азию голландцы смогли организовать свою собственную экспедицию. Благодаря рассказу о путешествии Яна Гюйгена ван Линсхотена, опубликованному в 1596 году, голландцы получили информацию, необходимую для путешествия.Линсхотен состоял на службе у епископа Гоа и вел прекрасные записи о путешествии и своих наблюдениях в Азии.

Объединенная Ост-Индская компания (VOC)

Первые несколько голландских путешествий в Азию не увенчались успехом. Этим первым предприятиям удавалось заработать ровно столько, чтобы покрыть расходы на путешествие, но к 1600 году в него отправились десятки голландских торговых судов. Эта интенсивная конкуренция между различными голландскими купцами оказала дестабилизирующее воздействие на цены, вынудив правительство настаивать на консолидации, чтобы избежать разорения торговли.Объединенная Ост-Индская компания (обычно именуемая голландскими инициалами VOC) получила хартию от Генеральных штатов в 1602 году, дающую ей монопольные права на торговлю в Азии. Это акционерное общество привлекло около 6,5 миллионов флоринов при первоначальной капитализации от более чем 1800 инвесторов, большинство из которых были торговцами. Управление компанией осуществляли 17 директоров ( Heren XVII ), выбранных из числа крупнейших акционеров.

На практике VOC стала фактически самостоятельной страной за пределами Европы, особенно после 1620 года, когда генерал-губернатор компании в Азии Ян Питерсоон Коэн основал Батавию (фабрику компании) на Яве.В то время как Коэн и более поздние генерал-губернаторы приступили к расширению территориального и политического влияния VOC в Азии, модель Heren XVII больше всего беспокоила прибыль, которую они неоднократно реинвестировали в компанию, к большому огорчению инвесторов. В Азии стратегия VOC заключалась в том, чтобы встроиться во внутриазиатскую торговлю (во многом так же, как это сделали португальцы в шестнадцатом веке), чтобы накопить достаточно капитала для оплаты специй, отправляемых обратно в Нидерланды. Это часто означало вытеснение португальцев путем ведения войны в Азии, пытаясь поддерживать мирные отношения в Европе.

В долгосрочной перспективе VOC была очень прибыльной в семнадцатом веке, несмотря на нежелание компании выплачивать дивиденды наличными в первые несколько десятилетий (компания выплачивала дивиденды натурой примерно до 1644 года). Когда англичане и французы начали внедрять меркантилистские стратегии (например, Законы о мореплавании 1551 и 1660 годов в Англии, а также импортные ограничения и высокие пошлины в случае Франции) доминирование Голландии во внешней торговле подверглось нападкам. Вместо того чтобы испытать спад, как в отечественной промышленности в конце семнадцатого века, голландская торговля в Азии продолжала поставлять товары в стабильных объемах даже в восемнадцатом веке.Однако доминирование Голландии натолкнулось на жесткую конкуренцию со стороны конкурирующих индийских компаний по мере роста азиатской торговли. По прошествии восемнадцатого века доля ЛОС в азиатской торговле значительно снизилась по сравнению с ее конкурентами, наиболее важной из которых была Английская Ост-Индская компания.

Голландские финансы

Последний сектор, который нам нужно выделить, — это финансы, возможно, самый важный сектор для развития голландской экономики в начале современного периода. Наиболее заметным проявлением голландского капитализма был обменный банк, основанный в Амстердаме в 1609 году; всего через два года после того, как городской совет одобрил строительство биржи (дополнительные обменные банки были созданы в других голландских коммерческих городах).Деятельность банка ограничивалась обменным и депозитным банкингом. Кредитный банк, основанный в Амстердаме в 1614 году, дополнял финансовые услуги в коммерческой столице Нидерландов.

Способность управлять богатством, создаваемым торговлей и промышленностью (накопленным капиталом) по-новому, была одной из отличительных черт экономики Золотого века. Еще в четырнадцатом веке итальянские купцы экспериментировали со способами уменьшить использование наличных денег в торговле на дальние расстояния.Получившимся в результате инструментом стал переводной вексель, разработанный как способ для продавца предоставить покупателю кредит. Переводной вексель требовал от должника уплаты долга в указанном месте и в указанное время. Но кредитор редко удерживал переводной вексель до наступления срока его погашения, предпочитая продать его или иным образом использовать для выплаты долгов. Эти переводные векселя обычно не использовались в торговле в Нидерландах до XVI века, когда Антверпен все еще был доминирующим торговым городом в регионе.В Антверпене переводной вексель мог быть передан другому лицу и в конечном итоге стал оборотным инструментом с практикой дисконтирования векселя.

Идея гибкости переводных векселей перешла в Северные Нидерланды вместе с большим количеством антверпенских купцов, которые привезли с собой свою коммерческую практику. Стремясь стандартизировать практику использования переводных векселей, правительство Амстердама ограничило оплату переводных векселей новым обменным банком.Банк пользовался огромной популярностью у торговцев; депозиты увеличились с чуть менее одного миллиона гульденов в 1611 году до более чем шестнадцати миллионов к 1700 году. Обменный банк Амстердама процветал благодаря своей способности обрабатывать депозиты и переводы, а также урегулировать международные долги.

Ко второй половине семнадцатого века многие богатые купеческие семьи отвернулись от внешней торговли и начали заниматься спекулятивной деятельностью в гораздо более крупных масштабах. Они торговали товарными ценностями (фьючерсами), акциями акционерных обществ, баловались страхованием и обменом валюты, чтобы назвать лишь некоторые из наиболее важных предприятий.

Заключение

Опираясь на успехи пятнадцатого и шестнадцатого веков в производительности сельского хозяйства, а также в судоходстве в Северном и Балтийском море, Северные Нидерланды унаследовали экономическое наследие южных провинций, когда Восстание разорвало Низкие страны на части. Золотой век Голландии длился примерно с 1580 года, когда голландцы проявили себя успешными в борьбе с испанцами, до примерно 1670 года, когда экономика республики пережила крутой спад. Экономический рост был очень быстрым примерно до 1620 года, когда он замедлился, но продолжал устойчиво расти до конца Золотого века.Последние десятилетия семнадцатого века были отмечены спадом производства и утратой доминирующего положения на зарубежных рынках.

Библиография

Аттман, Артур. Борьба за балтийские рынки: силы в конфликте, 1558-1618 гг. . Гёборг: Vetenskaps- o. vitterhets-samhäet, 1979.

Барбур, Фиолетовый. Капитализм в Амстердаме в семнадцатом веке. Ann Arbor: University of Michigan Press, 1963.

Булут, М. «Переосмысление голландской экономики и торговли в период раннего Нового времени, 1570–1680 годы.» Журнал европейской экономической истории 32 (2003): 391-424.

Кристенсен, Аксель. Голландская торговля на Балтике около 1600. Копенгаген: Эйнар Мунксгаард, 1941.

Де Фрис, Ян и Ад ван дер Вуде, Первая современная экономика: успех, неудача и стойкость голландской экономики, 1500–1815 гг. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1997.

Де Фрис, январь Экономика Европы в эпоху кризиса, 1600-1750 гг. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1976.

Гелдерблом, Оскар. Zuid-Nederlandse kooplieden en de opkomst van de Amsterdamse stapalmarkt (1578–1630). Hilversum: Uitgeverij Verloren, 2000.

Gijsbers, W. Kapitale Ossen: De internationale handel in slachtvee в Северном Западе Европы (1300-1750). Hilversum: Uitgeverij Verloren, 1999.

Haley, K.H.D. Голландцы в семнадцатом веке. Нью-Йорк: Харкорт, Брейс и Йованович, 1972 г.

Харрелд, Дональд Дж. «Атлантический сахар и торговля Антверпена с Германией в шестнадцатом веке.» Журнал ранней современной истории 7 (2003): 148–163.

Хеерс, У. Г. и др., Редакторы. От Дюнкерка до Данцига: судоходство и торговля в Северном и Балтийском море, 1350-1850 гг. Hiversum: Verloren, 1988.

Израиль, Джонатан И. «Экспорт испанской шерсти и европейская экономика, 1610–1640». Обзор экономической истории 33 (1980): 193-211.

Израиль, Джонатан И., Голландское первенство в мировой торговле, 1585-1740 гг. (Оксфорд: Clarendon Press, 1989).

О’Брайен, Патрик и др., Редакторы. Городские достижения в Европе раннего Нового времени: золотые века в Антверпене, Амстердаме и Лондоне. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2001.

Пиренн, Анри. «Место Нидерландов в экономической истории средневековой Европы» Обзор экономической истории 2 (1929): 20-40.

Прайс, J.L. Голландское общество, 1588-1713 гг. Лондон: Longman, 2000.

Трейси, Джеймс Д. «Сельдевые войны: Габсбургские Нидерланды и борьба за контроль над Северным морем, ок.1520-1560 гг. » Журнал шестнадцатого века 24 нет. 2 (1993): 249-272.

Унгер, Ричард В. «Голландская сельдь, технологии и международная торговля в семнадцатом веке». Журнал экономической истории 40 (1980): 253-280.

Van Tielhof, Мейла. «Мать всех ремесел»: Балтийская торговля зерном в Амстердаме с конца шестнадцатого до начала девятнадцатого века. Leiden: Brill, 2002.

Уилсон, Чарльз. «Производство ткани и международная конкуренция в семнадцатом веке.» Обзор экономической истории 13 (1960): 209-221.

Образец цитирования: Харрелд, Дональд. «Голландская экономика в« золотой век »(XVI-XVII века)». Энциклопедия EH.Net под редакцией Роберта Вэплса. 12 августа 2004 г. URL http://eh.net/encyclopedia/the-dutch-economy-in-the-golden-age-16th-17th-centuries/

История Нидерландов — Нидерланды Туризм

История Нидерландов (с 1506 г. по настоящее время)

Эта статья была написана с явным намерением заинтересовать вас в изучении богатой истории Нидерландов.Хотя я попытался нарисовать общую картину пути, который прошла история голландской культуры с XVI века и далее, я уверен, что некоторые очень важные события были упущены. Тем не менее, это должно помочь вам узнать, как Нидерланды стали такими, какие они есть сегодня: потрясающе красивой страной с богатой, яркой и яркой историей. Наслаждаться.

Нидерланды до этого момента

Наша история начинается в 16 веке, но корни Нидерландов уходят гораздо дальше.

Самая ранняя из известных человеческих жизней, населявших территорию, ныне известную как Нидерланды, появилась около 40 000 лет назад. В то время люди были охотниками-собирателями и бродили по стране в поисках дичи. Первые поселения начали появляться примерно в 4800 году до нашей эры.

Несколько веков спустя, в железном веке (800 г. до н.э. — 58 г. до н.э.), этот район начал процветать благодаря наличию железной руды в этом районе. Это процветание привлекло внимание первых римлян, и они захватили территорию, начиная с 57 г. до н. Э.С.

Римляне правили Нидерландами в течение 450 лет, оказывая огромное влияние на жителей Нидерландов. Были построены города, основаны новые поселения, построены новые военные сооружения. Влияние римлян повлияет на граждан для будущих поколений.

Раннее средневековье (411–1000) ознаменовалось многими достижениями в голландской культуре. Именно в это время было основано Фризское королевство, появился голландский язык, первые христиане поселились в этом районе, а викинги совершили набег на Нидерланды.

В средние века (1000–1432 гг.) Нидерланды стали частью Священной Римской империи, что сопровождалось непрерывной войной между враждующими государствами. Голландия зарекомендовала себя как крупная зона влияния, и между 1350 и 1490 годами было много войн, в основном из-за титула графа Голландии.

Бургундский период (1433 — 1567) начался, когда герцог Бургундский объединил большую часть того, что впоследствии стало нынешними Нидерландами и Бельгией. Это был период, когда

Начало пути голландцев к национализму.И здесь же начинается наша история.

Царствование Карла V (1506 — 1555)

Аллегория отречения императора Карла V в Брюсселе 25 октября 1555 г. Франс Франкен (II), ок. 1630

Карл V в нежном возрасте шести лет унаследовал Нидерланды после смерти своего отца Филиппа Красивого. Однако из-за его юного возраста его тетя Маргарита Австрийская управляла его королевством до 1515 года, когда он достиг совершеннолетия.

К 19 году Карл V стал императором не только Испанской, но и Германской империи.Он не вернется в Нидерланды до смерти своей тети, когда ему потребуется назначить нового регента этого района, свою сестру Марию Венгерскую. Под видом помощи своей сестре из-за отсутствия у нее опыта Чарльз учредил несколько советов, чтобы помочь ей. Но реальный мотив, стоящий за советниками, состоял в том, чтобы завербовать в свой лагерь потенциальную оппозицию.

Карл был честолюбивым и полон решимости расширить свою империю. В результате он всегда был в состоянии войны с новыми странами и был занят защитой уже приобретенных.Одной из стран, с которой он постоянно находился в конфликте, была Франция. Поскольку Нидерланды граничили с Францией, они стали центральным местом военных действий, которые вызвали волнения в регионе.

Правление Карла V закончилось в 1555 году по его собственному выбору. Он устал и утомился годами войны, поэтому он отрекся от престола и отдал Испанскую империю (включая Нидерланды) своему сыну Филиппу II, а Римскую империю — своему брату Фердинанду.

Восьмидесятилетняя война и Голландская республика (1566 — 1648)

Начало голландского восстания

Во время правления Карла и после него определенные законы сделали приемлемым преследование и казнь протестантов.В результате несколько дворян из Нижних стран прошли маршем по улицам Брюсселя, чтобы мирно подать прошение о лучших правах протестантов.

Маргарита Пармская была в то время губернатором области, и она приостановила действие законов, пока искала совета у Филиппа II. В период, когда действие законов было приостановлено, несколько протестантов начали посещать публичные церемонии. Вскоре особенно вдохновенная речь привела к небольшому восстанию, когда несколько протестантов штурмовали местный монастырь и разрушили его.

Это конкретное событие произошло не внезапно, а в результате многолетней сдерживаемой напряженности и агрессии между протестантами и католиками. Добавьте к этому тот факт, что этот район столкнулся с экономическим кризисом, и социальные волнения были неизбежны.

Узнав о разрушении монастыря, Филипп II приказал герцогу Альва отправиться в Нидерланды, чтобы остановить беспорядки и установить власть Испании над населением. И Альва сделал это своим уникальным и ужасным способом.

Герцог Альва учредил Совет Смуты, который стал известен как Совет Крови из-за его многочисленных смертных приговоров тем, кто участвовал в нападении на монастырь.

Альва думал, что Совет позаботится о беспорядках в течение нескольких коротких месяцев; однако пройдут годы, прежде чем последствия этого конфликта станут очевидными.

Война в Нидерландах

Вскоре Альва был назначен губернатором Нижних стран, что вызвало еще большие волнения среди граждан Нидерландов.Вскоре Альва отправил испанские войска в разные города для «выговора» граждан за то, что они объявлялись в защиту принца. Одним из самых ужасных инцидентов была казнь около 500 протестантских повстанцев в городе Зютфен путем утопления в море. замерзшая река Эйссел.

Другие города были окружены и вынуждены голодать. И как только наступит голод, города сдадутся испанцам только для того, чтобы их казнили толпами и очень мучительными способами.

Первая победа жителей Нидерландов пришлась на осаду Лейдена, которая длилась целый год с 1573 по 1574 год.Испанцы окружили город, погибло более трети населения. Но победа, наконец, пришла к Вильгельму Оранскому и его войскам, когда они выступили на встречу с испанцами. В конце концов испанцы отступили, и в голодающий город привезли сельдь и белый хлеб. Событие отмечается и сегодня.

Мятежники вокруг принца Уильяма Оранского

После окончания осады Лейдена Вильгельм Оранский унаследовал стойких последователей мятежников и их сторонников.Затем его внимание было обращено на дипломатию и объединение всех провинций для создания союза против Испании. Этот союз на короткое время стал реальностью в 1576 году, после того как испанцы устроили буйство в Антверпене. Однако альянс просуществовал всего три коротких года.

К 1579 году провинции разделились на две отдельные фракции: протестантский север и католический юг. Север остался с принцем Уильямом, пока испанцы боролись за Юг.

Морис, Новая надежда

Вильгельм Оранский был убит в 1584 году после того, как король Филипп II объявил его преступником. После убийства Уильяма операцию взял на себя его сын Морис. Вскоре он произвел фурор в наступлении.

Герцог Пармский продвигался на северную территорию, доходя до Антверпена в 1585 году. Узнав о взятии Антверпена, королева Англии Елизавета I забеспокоилась о динамике военной кампании Испании и послала свою армию во главе с Граф Лестер, чтобы помочь повстанцам в их усилиях во время войны.

Англичане не имели большого успеха до 1588 года, когда ситуация резко изменилась в пользу англичан и мятежников Мориса, после того как англичане одержали победу над испанской армадой. Вскоре голландцы начали свое первое наступление на испанцев.

Морис и его двоюродный брат Виллем Лодевийк привели голландцев к серии побед над испанцами, начиная с осады Бреды в 1590 году. Эта серия побед продолжалась в течение следующих восьми лет и завершилась отказом испанского короля от власти. правительство Нидерландов в 1598 году.

В течение следующих 11 лет между голландцами и испанцами было проведено несколько сражений и начаты осады. Сотни тысяч жизней были потеряны, но конфликт наконец подошел к концу после нескольких морских побед голландцев. В 1609 году обе стороны согласились на то, что будет называться Двенадцатилетним перемирием.

Конфликт во время перемирия

Можно подумать, что после всего кровопролития, которое было нанесено испанскими армиями, голландцы будут приветствовать годы мира и согласия после Двенадцатилетнего перемирия.К сожалению, новый конфликт уже начался, и это был конфликт между церковью и государством.

Конфликт начался с дебатов о предопределении между Якобом Арминием (против предопределения) и Франциском Гомаром (от предопределения). Этот спор в конечном итоге превратился в общенациональный конфликт, и голландские граждане начали принимать чью-либо сторону, в том числе его лидеры.

Морис Оранский и его последователи поддержали Гомаруса и стали известны как Контрремонстранты, а великий пенсионер Йохан ван Ольденбарневельт встал на сторону Арминия, группа которого стала известна как Ремонстранты.

Конфликт разделил провинции на две части и вызвал несколько внутренних конфликтов до 1618 года, когда Морис приказал арестовать ван Ольденбарневелет. Благодаря связям Мориса в провинции был создан специальный суд, который постановил, что ван Ольденбарневелет виновен в государственной измене и был приговорен к смертной казни. После завершения конфликта и казни ван Ольденбарневелета Морис никогда больше не добьется той популярности, которую он когда-то имел у голландского населения.

Окончание двенадцатилетнего перемирия и восьмидесятилетней войны

В 1621 году Двенадцатилетнее перемирие закончилось, и война между голландцами и испанцами возобновилась с того места, где она была остановлена, когда обе армии сражались за новые территории и защищали существующие.В 1625 году умер Морис Оранский, и его сводный брат Фредерик Генри получил контроль над голландской армией.

Фредерик Генри заработал репутацию успешного завоевателя городов, оккупированных Испанией. В 1635 году он объединил свои силы с французами, чтобы восстановить контроль над несколькими ключевыми провинциями южных Нидерландов, включая Бреду. Голландская республика набирала силу, и они оказались тяжелым бременем для Испанской империи.

Банкет в честь Мюнстерского мирного договора 18 июня 1648 г.Бартоломеус ван дер Хелст, 1648,

В течение следующего десятилетия две стороны продолжали сражаться — испанцам приходилось иметь дело не только с конфликтом в Нидерландах, но и вокруг своей родной страны, Испании. Голландцы, с другой стороны, столкнулись с надвигающимся экономическим кризисом из-за многих лет финансирования войны. Обе стороны все более устали от конфликта. Конец был близок.

Мюнстерский мирный договор состоялся 30 января 1648 года, официально положив конец войне между Республикой и Испанией.Восьмидесятилетняя война закончилась, и Нидерланды наконец получили свой суверенитет.

Золотой век Голландской республики (1600 — 1690)

Бурный рост в Амстердаме

Даже во время конфликта между голландцами и испанцами Амстердам пережил невиданный ранее рост. К 1600 году он уже зарекомендовал себя как эпицентр торговли и судостроения. Благодаря успеху Амстердама иммигранты стекались в этот район ежедневно. Амстердам был городом возможностей, и он привлекал людей любого типа.

До 1613 года Амстердам находился в пределах канала, окружавшего город. К тому времени город наполнился новыми жителями и был вынужден существенно расширить свои границы. С каждым новым расширением вокруг города строились три новых канала, и так образовалось кольцо каналов Амстердама. Эти каналы станут домом для богатых и богатых жителей города.

В этот период Амстердам собрал все свое богатство благодаря огромному торговому рынку и судостроению.Продукты со всего мира доставлялись в этот район, упаковывались и продавались, а затем отправлялись в новое место назначения.

Первые евреи прибывают в Амстердам

В Золотой век первые евреи прибыли в Нидерланды из Испании и Португалии. Большинство еврейских иммигрантов поселились в Амстердаме, где поначалу было запрещено открыто исповедовать свою веру. Однако вскоре они построили простую синагогу возле канала в городе.Из-за их важности для города (многие были богатыми купцами) власти, как правило, закрывали глаза на недавно построенную синагогу.

Затем, в середине 17 века, запрет был снят, и евреи получили возможность свободно и открыто исповедовать свою религию. Португальские евреи построили в центре города тщательно продуманный собор, Эснога, который функционирует и по сей день, в то время как толпы восточноевропейских евреев хлынули в город и его окрестности.

Англо-голландские войны

В то время как голландская экономика и общество переживали золотой век, война всегда была на горизонте, и первая из трех войн, получивших название англо-голландских войн, началась в 1652 году.Он состоял из восьми крупных сражений, последнее из которых было жестоким морским сражением, в котором обе стороны были разорены и не желали продолжать. Мирный договор был подписан в 1654 году, и Первая англо-голландская война была в книгах.

Всего лишь десять лет спустя отношения между англичанами и голландцами снова ухудшились. Началась военно-морская война, кульминацией которой стало то, что голландский флот во главе с адмиралом Мишелем де Рюйтером уничтожил несколько английских пришвартованных кораблей и захватил флагманский корабль Англии Royal Charles.У англичан не было выбора, кроме как подписать еще один мирный договор, и Вторая англо-голландская война была в планах.

Третья англо-голландская война произошла между 1672 и 1674 годами и сосредоточилась на попытке французов вторгнуться в голландские провинции. Англичане вступили в союз с французами; однако их доверие друг к другу, мягко говоря, недоставало, и в результате французы не смогли высадить армию на голландской земле. И Третья, и последняя, ​​англо-голландская война была в книгах.

Интеллектуальный бум

Именно во время Золотого века ученые, математики и интеллигенты со всего мира стекались в Нидерланды благодаря их интеллектуальной толерантности.Знаменитый французский философ и математик Рене Декарт в этот период опубликовал в Амстердаме некоторые из своих наиболее важных работ.

Христиан Гюйгенс открыл самый большой спутник Сатурна, Титан, изобрел одни из самых мощных телескопов своего времени, объяснил планетные кольца Сатурна и изобрел маятниковые часы — все в этот период открытий и обучения.

Другие известные философы, математики и ученые, такие как Локк, Гоббс и Спиноза, в той или иной форме были связаны с Нидерландами в этот период массового интеллектуального роста.

Вильгельм Оранский, штабхолдер и король

К концу Золотого Века стэдхолдер Вильгельм III побежал за английскую корону, которая в то время принадлежала отцу его жены, королю Якову II. Жена Уильяма, Мэри Стюарт, была следующей в очереди на корону, пока у Джеймса не родился сын, и она решила воспитать его, чтобы он занял место.

Портрет Виллема III

Противники короля Якова II убеждали Вильгельма III свергнуть своего тестя, и это именно то, что Уильям намеревался сделать.По прибытии Уильяма в Англию Джеймс бежал во Францию; но борьба на этом не закончилась. Сражения продолжались в течение следующих двух лет и завершились в 1690 году решающей победой Уильяма на реке Бойн.

Правление Вильгельма в качестве короля Англии и стэдхолдера длилось 12 лет и привело к расколу между Францией и империей Вильгельма. В это время Франция стремилась присоединиться к Испании. Англия и Нидерланды объединили свои усилия, чтобы предотвратить возникновение этого союза. Две группы союзников вскоре вступили в войну с другой.

Вскоре после начала войны Вильгельм III погиб в ужасной катастрофе. Поскольку у него не было наследников, а его жена умерла, Нидерланды должны были принять решение о своем новом владельце. Их решение заключалось в том, чтобы пока отказаться от нового стэдхолдера, и они управляли собой.

Война продолжалась, и голландцы и англичане вместе одержали немало побед; однако эта война оказалась очень кровопролитной для Голландской республики. В конце концов, англичанам и голландцам удалось предотвратить союз Франции и Испании; но Нидерланды были практически банкротами ценой войны.Их успехов было немного, золотой век официально закончился, и они были сломлены как страна. К сожалению, так продолжалось довольно долго.

Патриоты приходят к власти (1781 — 1795)

Когда Золотой век закончился, Нидерланды в течение нескольких лет находились в состоянии непрерывных потрясений, в основном из-за экономической борьбы, сопровождавшей череду войн, охвативших страну на протяжении 17 века. Страна была расстроена нынешним положением вещей, и ветер перемен начал дуть.

Ночью в сентябре 1781 года по городу раздали небольшую брошюру всем, кто ее прочитал. Эта брошюра послужила визитной карточкой для жителей Нидерландов, чтобы они вернулись к своей роли в правительстве страны. Требовались более широкие права личности, и эта секта населения не выступала ни за что иное. Это население станет известно как Патриоты, чтобы выразить свою любовь к своей стране, и они сделают очень большой всплеск в ближайшие годы.

Патриоты критиковали и обвиняли принца Уильяма V Оранского в коррупции, дискриминации и злоупотреблениях, которые в настоящее время существуют в правительстве. И принц Вильгельм V, в ответ на эту критику и растущие волнения, в 1785 году решил бежать в Гелдерланд со своей женой Вильгельминой.

Сторонники Вильгельма Оранжевого (оранжисты) остановились и дали отпор обвинениям патриотов. Вскоре беспорядки и конфликты стали свирепствовать во всех прилегающих районах.Конфликт начался с открытых дебатов и обвинений в различных публикациях и брошюрах, но вскоре перерос в насилие. В 1787 году дела пошли еще хуже.

Произошел инцидент с принцессой Вильгельминой, в результате которой Патриоты отказали ей в проезде в Гаагу под прицелом из опасений, что она пробудит сторонников Оранжиста. В результате этого оскорбления своей сестры король Пруссии Фридрих Вильгельм II послал свою армию, чтобы навсегда подавить это восстание патриотов. Это сработало, и к концу 1787 года примерно 40 000 патриотов бежали в безопасное место во Франции.

Но «Патриоты» еще не закончили… пока.

Через семь лет после того, как Патриоты покинули страну, помощь прибыла в самое неподходящее место — во Францию. Французская революционная армия прибыла на голландскую землю в 1794 году и вынудила Вильгельма V снова бежать, на этот раз в Англию. После того, как французская армия «расчистила путь», Патриоты вернулись на родину и смогли легко получить власть над страной.

Батавская республика и захват Франции (1795 — 1813)

Батавская Республика

18 января 1795 года Патриот перешел к власти в Амстердаме.На следующий день революционная Батавская республика была создана под бдительным присмотром французов и принесла с собой равные права для всех граждан в дополнение к формированию выборных представителей.

Французы захватывают

Батавская республика оставалась у власти до 1806 года, когда император Наполеон Бонапарт назначил своего брата Луи Бонапарта первым королем Нидерландов. Однако это было неудачное назначение, которое продлилось всего четыре года.В 1810 году Наполеон отстранил своего брата от власти и присоединил Нидерланды к Франции.

Нидерланды: Королевство (1810 — 1848)

В 1813 году было создано временное правительство, чтобы вернуть власть в стране от французов. В этом правительстве Вильгельм V смог вернуться в Нидерланды. После 18 лет изгнания Вильгельм V вернулся и был коронован в Амстердаме как суверенный принц.

Северные Нидерланды и Южные Нидерланды были объединены, чтобы служить укрепленным барьером от соседней Франции, а Нидерланды были признаны королевством по конституции, которая была построена в 1814 году.Вскоре после этого Вильгельм V назвал себя королем Вильгельмом I.

.

Король Вильгельм I работал над восстановлением того, что французы разрушили во время оккупации страны. Он был непреклонен в том, чтобы снова возродить голландскую экономику, возродить торговлю и промышленность.

Все шло в правильном направлении, пока Наполеон не появился на последний ура.

Возвращение Наполеона и битва при Ватерлоо

Как только Наполеон смог найти путь обратно во Францию, он воспользовался этим.По возвращении с Эльбы, острова, на который он был сослан в 1815 году, Наполеон быстро победил французские военные, изгнав короля Людовика XVIII из страны.

Естественно, это вызвало тревожные сигналы для всех основных европейских стран, и они решили, что должны действовать быстро и не дать Наполеону возможности восстановить свою империю. Англичане, голландцы, австрийцы, пруссаки и русские двинулись к границе с Францией, чтобы вступить в бой с силами Наполеона, но безуспешно. Наполеона там не было, и он уже продвигал свою кампанию.

Наполеон взял Брюссель и планировал свою следующую стратегию, когда на границе с Брюсселем его встретила англо-голландская армия во главе с герцогом Веллингтоном и в сопровождении принца Оранского (сына короля Вильгельма). Победа, казалось, была в руках Наполеона, пока пруссаки не появились в разгар битвы. Вскоре после их появления Наполеон и его армия были уничтожены навсегда.

Бельгийская революция

Наполеон больше не был проблемой, но, как обычно, новый конфликт ждал не за горами — на этот раз в лице самого правителя королевства, короля Вильгельма I.

Армейский лагерь в Риене. Нидерланды, c. 1831

Король Вильгельм практиковал полное авторитарное правление страной, и с годами общественные волнения начали подниматься вверх. На этот раз оно исходило от жителей Южных Нидерландов.

Чтобы попытаться остановить беспорядки, король послал двух своих сыновей в Брюссель для посредничества и, возможно, заключения перемирия с народом. Они добились успеха, но волнения в конечном итоге не утихли. И в 1831 году Вильгельм I решил попытаться положить этому конец с помощью грубой силы.

Войска были отправлены в Южные Нидерланды 2 августа, и в течение десяти дней между бельгийскими «повстанцами» и голландской армией завязались бои. 12 августа, на пороге поражения, 70 000 французских солдат вышли, чтобы сражаться вместе с бельгийцами и вынудить принца Вильгельма Оранского и его армию отступить. В тот же день боевые действия прекратились.

Война с Бельгией продлится еще восемь лет, пока в 1839 году между голландцами и бельгийцами не будет подписан Лондонский договор. В 1840 году король Вильгельм I отрекся от престола в пользу принца Вильгельма Оранского, который с тех пор стал известен как король Вильгельм. II.Новый король, однако, приходил к власти на заре революции, которая охватила весь континент.

Времена меняются (конституционная монархия)

К 1848 году король Вильгельм II стал своего рода экспертом в отмене предложенных изменений конституции. Он наслаждался своей абсолютной монархией и не хотел отказываться от нее. Однако жители Нидерландов думали иначе.

Французский король уже отрекся от престола, и впоследствии родилась Французская республика.Голландцы хотели того же. Из страха быть вытесненным тем или иным способом король Вильгельм II поддержал поправку к конституции, а Йохан Рудольф Торбеке составил проект конституции 1848 года. Теперь Нидерланды официально были конституционной монархией.

Несмотря на то, что с тех пор она несколько раз пересматривалась, конституция, разработанная в 1848 году, по сей день является основой деятельности голландского правительства.

Промышленная революция (1850-1918)

В середине XIX века в Нидерландах произошел подъем промышленности и резко ухудшились условия труда рабочего класса.Как вы понимаете, вскоре последовали социальные волнения (и реформы).

Но прежде, чем рабочий класс получил должное, осталась другая часть населения, которой нужно было вернуть свои права — рабы.

Отмена рабства

В то время рабство было частью голландского общества на протяжении веков. Лишь в конце 18 века граждане начали осознавать несправедливость этой ужасной практики.

Нидерланды прекратили и объявили свою практику работорговли вне закона к 1814 году, но само рабство все еще действовало в полной мере, и оно будет продолжаться еще несколько десятилетий.Наконец, 1 июля 1863 года рабство было отменено в голландской колонии Суринам. Но для рабов это еще не все.

Отмена действительно сделала рабов свободными, но рабочие должны были продолжать работать на плантации еще десять лет по контракту. Рабы официально были свободны, но это была смехотворная последняя цена за свободу.

Законы о труде и профсоюзы

В начале промышленной революции в Нидерландах детский труд и чрезмерно долгий рабочий день были в полной мере.Двенадцатилетние (а иногда и младше) часто посещали рабочее место, и двенадцатичасовой рабочий день был нормой. Члены сообщества начали обращать на это внимание и страстно желали перемен.

Одним из этих членов был Сэмюэл ван Хаутен, член парламента, который в 1874 году инициировал закон, запрещавший трудоустройство детей в возрасте до двенадцати лет на фабриках. Однако законодательство не применялось строго, и детский труд, хотя и немного снизился, но все же получил широкое распространение.

В 1889 и 1911 годах были приняты будущие законы, которые будут регулировать количество часов, в течение которых женщины и дети могут работать, а также дополнительно обеспечивать соблюдение законов о детском труде, установленных в 1874 году.

Профсоюзы также стали неотъемлемой частью голландского общества во время промышленной революции. Рабочие объединились, чтобы добиться от своих работодателей больше прав и лучших условий труда. Это было особенно характерно для фабричных рабочих, которые, казалось, чаще всего оказывались на заднем плане.

Рельсы и Steam

Введение железнодорожного транспорта в Нидерландах медленно прижилось, но когда оно появилось, в середине 19 века, оно стало популярным.Железные дороги практически взорвались в мгновение ока, и по всей стране строилась железнодорожная система. Эта железнодорожная система также требовала новых мостов, которые были построены на заводах, которые теперь использовали пар для работы своего оборудования.

Паровая машина работала в полную силу во время промышленной революции. Пароходы заменили парусники. А пар стал основным источником энергии на заводах по всей стране.

Эта модернизация голландской промышленности привела к резкому увеличению в другой сфере — населения.К 1900 году только в Амстердаме проживало 500 000 жителей — на 300 000 больше, чем в первой половине 19 века. В ответ на этот новый всплеск роста начался новый жилищный бум, один из самых быстрых в истории Нидерландов.

Вторая мировая война (1940-1945)

Германия вторгается в Нидерланды

Начиная с 10 мая 1940 года и продлившись всего пять дней, немецкая нацистская армия вторглась в Нидерланды по воздуху и по суше. Атака началась в Гааге, и через несколько часов Германия взяла под свой контроль северные провинции.Однако голландцы не собирались сдаваться.

Они заняли оборонительную позицию в Утрехте, где немцы в конце концов вступили с ними в ожесточенные бои. Немцы быстро взяли верх. Голландцы, понимая, что у них нет шансов победить нацистскую армию, сдались 14 мая. Всего погибло более 4000 голландских граждан и еще 2700 были ранены.

Германия взяла Нидерланды, и худшее было еще впереди.

Холокост

Все началось с изоляции и изоляции.Вскоре после того, как Германия получила контроль над Нидерландами, голландским евреям был запрещен вход в большинство общественных мест. Кроме того, их увольняли с определенных работ, а их детям не разрешали посещать школу.

К 1942 году они были вынуждены носить желтую «звезду Давида» на своей одежде, чтобы их можно было отличить от остального населения. Значок использовался не только для унижения и унижения еврейских граждан, но и для того, чтобы контролировать их передвижения и следить за ними.Худшее было еще впереди.

Худшее случилось всего через пару месяцев после того, как голландские евреи были вынуждены носить «звезду Давида». Начались депортации в концентрационные лагеря, которые не прекращались до сентября 1944 года. Около 107 000 голландских евреев были депортированы в эти лагеря, и большинство из них погибло там.

Более шести миллионов евреев погибли в результате того, что впоследствии было названо Холокостом — одним из самых ужасных актов геноцида, которые когда-либо видел мир.

Голландское Сопротивление

По мере ухудшения отношения Германии к евреям гнев голландского населения усиливался.Вскоре голландские группы сопротивления начали появляться, чтобы либо помочь спрятать евреев, либо помочь Североатлантическому союзу в свержении нацистского режима.

По мере того, как война продолжалась, эти группы сопротивления предпринимали все более смелые действия, чтобы помочь союзникам — убивать немецких офицеров, взрывать важные транспортные средства, совершать набеги на офисы и фабрики, управляемые немцами, и многое другое.

Освобождение Нидерландов

После четырех долгих лет оккупации немцами Нидерланды были освобождены.Однако это произошло не в одночасье.

Южные Нидерланды были первыми, кто был освобожден осенью 1944 года. Остальная часть Нидерландов была официально освобождена 5 мая 1945 года, а 15 августа 1945 года Голландская Ост-Индия будет освобождена от японской оккупации, что положит конец войне. .

Прогресс после войны (1945 — настоящее время)

Общество Нидерландов коренным образом изменилось после войны. Экономика страны находилась в упадке, и люди все еще восстанавливались после огромных потерь, понесенных во время войны — как человеческих, так и структурных.

Однако голландцы стойкие и быстро восстанавливаются. Прошло совсем немного времени, и они добились больших успехов в улучшении своей страны, поднялись на новые высоты процветания и счастья.

Краны из США, использованные для восстановления гавани Роттердама

40-е и 50-е годы

Реконструкция началась вскоре после окончания войны. Соединенные Штаты оказали большую помощь в восстановлении Нидерландов, предоставив товары, продукты питания, материалы и средства для восстановления.

Виллем Дрис за это время расширил действие государства всеобщего благосостояния. Он добился того, чтобы правительство взяло на себя ответственность за благополучие своих граждан — обеспечение их предметами первой необходимости, необходимыми для жизни. Услуги общественного здравоохранения, финансовые льготы и доступное образование были частью этой новой системы.

В это время также произошел бэби-бум. Молодые мужчины и женщины пережили прошлые финансовые потрясения и ужасы войны и теперь с нетерпением ожидают светлого будущего и создания собственной семьи.

60-е и 70-е годы

60-е и 70-е годы ознаменовали собой период великих культурных и социальных изменений во всем мире, включая Нидерланды. Бэби-бумеры теперь были подростками и молодыми людьми, и все они собирались восстать против истеблишмента.

Это молодое поколение занялось такими вещами, как рок-н-ролл, сексуальные исследования, наркотики, идеализм и неформальная одежда. Они хотели максимально отличиться от прошлого поколения.И им это удалось.

В результате этого молодежного движения религия стала отходить на задний план голландского общества. Районы, города и страны стали более светскими, а религия обсуждалась все менее и менее публично — практика, которая широко распространена и по сей день.

80-е и 90-е годы

В 80-е и 90-е годы в страну прибыл массовый приток иммигрантов, за которым последовало массовое смешение разных культур.

Начиная с 60-х годов, Нидерланды начали разрешать иностранцам въезжать в страну в качестве гастарбайтеров из-за нехватки рабочих в рабочей силе.Их пребывание в Нидерландах должно было быть временным, но некоторые из них остались и получили постоянное разрешение на работу.

Эта тенденция продолжалась и в 80-е годы, а к 90-м годам уже существовал плавильный котел культур. Кухня, обычаи, язык и религия были привезены из таких стран, как Турция и Марокко, и прочно вошли в голландское общество, где они остаются по сей день.

2000-е годы по настоящее время

В 2000-е годы прошли большие политические дебаты по интеграции рабочих-мигрантов в голландское общество.Эти дебаты были отмечены не только беспорядками и раздорами, но и по сей день продолжают оставаться непрекращающейся битвой между политическими силами.

Однако Нидерланды продолжали процветать после окончания войны. Голландцы превратились в одну из самых гостеприимных, эгалитарных и процветающих стран в мире, и в ближайшее время они не выказывают никаких признаков замедления темпов роста.

Нидерланды (Голландское восстание / Голландская республика) — Возрождение и Реформация

Введение

К середине XVI века Нидерланды состояли примерно из двадцати княжеств и лордов, слабо связанных под властью императора Карла V.Наследник герцогов Бургундских, Карл правил этими землями как своей вотчиной. Они примерно покрывали территорию нынешних Нидерландов, Бельгии и Люксембурга, а также полосу северной Франции. Во время правления Филиппа II, короля Испании (годы правления 1555–1598), сына и преемника Карла, вспыхнуло восстание. С c . В 1580 году Филиппу удалось вернуть к повиновению южные провинции Нидерландов (примерно современная Бельгия), в то время как северные провинции (примерно территория, покрытая нынешними Нидерландами) сохранили свою независимость.Северные провинции стали называть «Объединенными Нидерландами» или «Голландской республикой», а южные — «Испанскими Нидерландами». То, что началось как восстание, превратилось в регулярную войну между Голландской республикой, с одной стороны, и Испанией и Испанскими Нидерландами, с другой. Так называемое Двенадцатилетнее перемирие прервало боевые действия между 1609 и 1621 годами. Только в 1648 году воюющие стороны заключили мир. После 1585 года (захват Антверпена испанской армией) Голландская республика и испанские Нидерланды постепенно отделились, превратившись в два отдельных государства, и, что еще медленнее, у них развились свои собственные национальные культуры и идентичности.Следствием для историографии является то, что история Нидерландов до конца XVI века лучше всего изучается в целом, в то время как истории Голландской республики и испанских Нидерландов в течение XVII века обычно изучаются отдельно.

Общие обзоры

Темы восстания в Нидерландах и Голландской республики образуют две отдельные, но частично совпадающие историографические традиции. Израиль 1995 и ван Дерсен 2004 охватывают период восстания, а также весь 17 век (причем первый охватывает еще более длительный период).Сосредоточившись на 17 веке, Израиль 1995 дает обзор, который на сегодняшний день является наиболее полным и авторитетным. С более чем 1200 страницами это также самое подробное исследование за весь период. Сосредоточение внимания на политических событиях и религии, van Deursen 2004 дает хорошее введение. Гренвельд и Левенберг 2008, богато иллюстрированный, охватывает весь период Восьмидесятилетней войны. Prak 2005 и Price 1998 уделяют мало внимания голландскому восстанию, но в них дается общий обзор истории Голландской республики в период ее «золотого века».Prak 2005 особенно силен в социальной истории, а Price 1998 предлагает краткое введение в голландское общество и культуру 17 века. Secretan and Frijhoff 2018 предлагает широкий и современный энциклопедический подход.

  • Groenveld, Simon, and H. L. Ph. Leeuwenberg. De Tachtigjarige Oorlog: Opstand en Consolidatie in de Nederlanden, ок. 1560–1650 . Зютфен, Нидерланды: Walburg Pers, 2008.

    Традиционное повествование о голландском восстании как борьбе за свободу вероисповедания и против испанского угнетения, направленное на широкую аудиторию.С обширным (тридцать страниц) руководством для дальнейшего чтения. Богато иллюстрированный, это переработанное издание двух более ранних книг тех же авторов, De kogel door de kerk? (Zutphen, Нидерланды: Walburg Pers, 1979) и De bruid in de schuit (Zutphen, Нидерланды: Walburg Pers, 1985).

  • Израиль, Джонатан I. Голландская республика: ее подъем, величие и падение, 1477–1806 . Oxford: Clarendon, 1995.

    Более чем 1200 страниц, основанный на широком чтении вторичных источников, а также на оригинальных исследованиях, это, безусловно, наиболее полный обзор, незаменимая отправная точка как для обучения, так и для исследований.Описание голландского восстания отличается от рассказа других авторов тем, что подчеркивает отдельные характеристики северных и южных провинций как предпосылку восстания. С обширной библиографией.

  • Prak, Maarten. Голландская республика в семнадцатом веке: золотой век . Перевод Дайан Л. Уэбб. Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2005.

    DOI: 10.1017 / CBO9780511817311

    В значительной степени мимо голландского восстания, это введение в историю Голландской республики, с сильным акцентом на экономической и социальной истории, особенно городской жизни и городского гражданства.С подробным библиографическим эссе. Английский перевод Gouden Eeuw: Het raadsel van de Republiek , впервые опубликовано в 2002 г. (Неймеген, Нидерланды: SUN).

  • Прайс, Дж. Л. Голландская республика в семнадцатом веке . Нью-Йорк: Сент-Мартинс, 1998.

    DOI: 10.1007 / 978-1-349-26994-5

    Очень краткое (171 страница) введение; умелое резюме существующей стипендии. Рекомендуется для обучения в бакалавриате, с краткой библиографией.

  • Секретан, Кэтрин и Виллем Фриджхофф, ред. Dictionnaire des Pays-Bas au siècle d’or: De l’Union d’Utrecht à la P a i x d’Utrecht , 1579–1713 . Paris: CNRS Éditions, 2018.

    Единственный энциклопедический подход к истории и культуре Нидерландов 1579–1713 гг., Этот том содержит 450 статей, написанных более чем 100 специалистами, охватывающих необычайно широкий круг тем из работорговли. к масляной живописи, войнам к производству сыра и катанию на коньках до радикального Просвещения.Английский перевод находится в стадии подготовки.

  • ван Дерсен, Ари Теодорус. De last van veel geluk: De geschiedenis van Nederland, 1555–1702 . Амстердам: Баккер, 2004.

    Хорошо написанное повествование о периоде восстания и обо всем 17 веке с упором на политические и религиозные события. Содержит краткое руководство для дальнейшего чтения. Направлен на широкую аудиторию.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на
эта страница.Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Расцвет торговых империй Англия и Нидерланды в эпоху меркантилизма, 1650-1770 гг.

Историю ранней Голландской республики иногда называют «чудом». Как могло случиться, что, несмотря ни на что, такая маленькая страна на берегу Северного моря могла стать ведущей торговой державой мира на протяжении большей части семнадцатого века? И против этого было много препятствий. Прежде всего, голландцам пришлось вести постоянную войну с морем.Было немного стран, где населению приходилось вкладывать столько средств в инфраструктуру, чтобы уберечь большие части страны от наводнений. Во-вторых, голландцам пришлось вложить значительные средства в затяжную войну против Испании, чтобы иметь тот тип правительства, которого они желали. В-третьих, Нидерланды были религиозным объединением, и в то время религиозные разделения обычно вызывали внутренние раздоры, если не гражданскую войну. Принимая во внимание все эти недостатки, действительно казалось чудом, что голландское первенство в мировой торговле вообще произошло.Начало голландского пути к первенству в мировой торговле обычно приходится на конец шестнадцатого века, а его конец либо после третьей англо-голландской войны (1672-74), либо после войны за испанское наследство (1701-1714). .

Странно, но коммерческое восхождение на Англию, Уэльс и Шотландию не было названо чудом. Тем не менее, во многих отношениях рост британской торговли был более впечатляющим и продолжительным, чем в Нидерландах. Начало господства Великобритании в мировой торговле пришлось на вторую половину семнадцатого века и продолжалось до начала двадцатого века.Еще более удивительным является тот факт, что первенство Великобритании в мировой торговле помогло сделать ее первой индустриальной страной в мире. С другой стороны, индустриализация Нидерландов произошла спустя много времени после того, как голландцы потеряли свое ведущее положение в международной торговле. В новой книге Дэвида Ормрода делается попытка распутать динамику, которая подпитывала коммерческое господство Англии, и те, которые лежали в основе упадка Голландии в этот период. Тем не менее, хотя эта работа явно представляет собой стипендию на всю жизнь, есть области исследования — в частности, обсуждение Ормрода английских и голландских операций в Восточной и Вест-Индии — которые, возможно, заслуживают более подробного исследования.Недавние исследования показали, что Великобритании удалось получить гораздо больше прибыли от «новой» экономики, созданной возможностями за пределами Европы, чем Франции, Испании, Португалии и Нидерландам.

В период с 1650 по 1770 год Голландская и Британская торговые империи поменялись местами. Почему это произошло, объяснить непросто. Вряд ли можно сомневаться в том, что коммерческий сектор экономики был наиболее инновационным. Изменения в темпах инноваций четко отражались на объеме и направлении торговли в большей степени, чем в сельском хозяйстве или даже в обрабатывающей промышленности.И даже кажется возможным провести различие между торговлей внутри Европы и за ее пределами. Торговля через Атлантику, Азию и Средиземноморье, вероятно, вовлекала больше новаторских торговцев, судоходных фирм и финансистов, чем более традиционные торговые операции в Европе. Нельзя сказать, что последний не был конкурентоспособным. Фактически, книга Дэвида Ормрода содержит обширную информацию о сложной голландской торговой сети начала семнадцатого века и последующих попытках проникновения в эту сеть британцев.

Я оставлю в стороне вопрос о том, в какой степени торговля способствовала росту голландской и британской экономик, потому что торговля была по крайней мере вдвое важнее для голландской экономики. Тщательный анализ Ормрода показывает, что на протяжении большей части семнадцатого века Нидерланды и особенно Амстердам обладали лучшей системой распределения в Европе. Однако после 1650 года английское судоходство и английские купцы бросили вызов этой голландской гегемонии. Таким образом, большая часть книги посвящена информации и обсуждению роста британской торговли после этой даты.Автор рассматривает законы о навигации как эффективный инструмент защиты, который поможет британскому судоходству и британскому производству на их пути. Он также указывает на другие факторы с течением времени, которые помогают объяснить упадок голландской торговли и подъем Великобритании к коммерческому первенству. Экспорт необработанных текстильных изделий из Великобритании снизился, как и зависимость Великобритании от голландского рынка основных продуктов для продажи готовой продукции. Британское судоходство стало более конкурентоспособным, о чем свидетельствует количество судов, проходящих через пролив Зунд между Данией и Швецией, некогда являвшийся опорой голландской торговой сети в семнадцатом веке.Около 1660 года доля Великобритании в торговле с Балтикой составляла всего 6 процентов, а столетие спустя — около 30 процентов. Еще одним признаком повышения британской конкурентоспособности в сфере судоходства является быстрое уменьшение количества вывозимых из британских портов иностранных судов. В конце семнадцатого века эта цифра составляла около 40 процентов, а в 1750 году снизилась до менее 10 процентов.

Показатели голландского и британского коммерческих секторов за пределами Европы особенно подходят для анализа их сильных и слабых сторон.Судоходство и торговля в незападные направления были хорошо зарегистрированы, что позволяет проводить сравнения. В связи с этим жаль, что Ормрод не посвятил специальный раздел голландским и британским соревнованиям в Азии и Атлантике. Одним гигантским ударом голландцы далеко опередили британцев в торговле с Азией, основав монопольную компанию еще в 1602 году. Однако со временем Британская Ост-Индская компания (EIC) смогла бросить вызов доминирующему положению. голландской Ост-Индской компании ( Vereenigde Oost Indische Compagnie , или VOC), переходя на новые направления торговли, импортируя новые продукты и разрешая британским подданным свободно торговать в Азии.После того, как EIC утратила монополию, «английская компания характеризовалась большей степенью публичной ответственности, чем ее голландский коллега» (стр. 203). В течение восемнадцатого века разница между EIC и VOC превратилась в разницу между прибылью и убытком. В конце концов, VOC стал бременем для голландской экономики, сковав большие суммы инвестиционного капитала, которые можно было бы использовать в другом месте для модернизации экономики. Суждение Ормрода кривое, но разрушительное: «Хотя многое было заявлено о ЛОС как хорошо управляемой бюрократии, далеко не ясно, что коммерческие компании имели хорошие возможности для реагирования на изменения в структуре спроса по мере развития семнадцатого века» ( п.54).

Аналогичное сравнение в Атлантике дает нам еще лучшее понимание различий между голландской и британской коммерческими империями. Создав атлантический аналог Ост-Индской компании, голландскую Вест-Индскую компанию или West Indische Compagnie (WIC), голландцы сломали самое слабое звено в обороне Иберийского Нового Света, завоевав часть португальской Бразилии. Это была ошибка, и между 1621 и 1654 годами «Бразильское приключение» дорого обошлось голландскому торговому сообществу.В то время как голландцы держали иберийцев в страхе в Южной Атлантике, Франция и Англия воспользовались озабоченностью голландцев , чтобы завоевать значительную часть Карибского моря. Голландские соперники основали колонии белых поселений, производящие табак для экспортного рынка. Ясно, что WIC была гораздо менее эффективной в Атлантике, чем многочисленные британские мелкие торговые и посадочные компании.

Вторым отклонением от модели британской деятельности в Атлантике был относительно большой объем голландской транзитной торговли.Недавние исследования показали, что незаконная торговля в / из Испанской Америки, в дополнение к транзитной торговле в / из Французского Карибского бассейна, стоила больше, чем общая стоимость продукции голландских плантаций. Предпочтение Нидерландов транзитной торговле можно объяснить тем фактом, что она требовала гораздо меньше инвестиций, чем плантационное сельское хозяйство. Однако недостатком было то, что голландцы не могли контролировать объем этой торговли.

Третье различие между британским и голландским опытом связано с тем, как эти две страны финансировали свою деятельность в Вест-Индии.Британские плантации получили стабильный приток инвестиций , , хотя большая часть из них была краткосрочной. Часть этого притока составляла капитал, который новый плантатор взял с собой в Вест-Индию, а другая часть была предоставлена ​​торговыми домами, которые специализировались на импорте и продаже плантационных продуктов и которые использовались для выдачи ссуд и ипотечных кредитов своим Вест-Индии. клиенты. Похожая схема сохранялась для голландских стран Карибского бассейна до середины восемнадцатого века, но затем характер финансирования изменился.Небольшие группы амстердамских инвесторов начали предлагать крупные ипотечные кредиты плантаторам из Вест-Индии в Суринаме, а также на недавно приобретенных британских «островах Сидед». Также в Европе произошел отход от покупки государственных облигаций и других инвестиционных инструментов с низким уровнем риска в пользу «пузырей» с высоким риском. Голландские инвесторы были частью этой схемы, но не всегда размещали свои рискованные инвестиции в Вест-Индии. Результат был плачевным. Общая сумма ипотечных кредитов, предоставленных плантаторам из Вест-Индии, намного превышала способность плантаторов выплачивать годовые проценты по этим ипотечным кредитам, не говоря уже о основной сумме долга.После 1773 года эта ситуация вызвала волну банкротств, и вскоре большинство плантаций перешло в собственность ипотечников. В результате уровень инвестиций резко упал после 1776 года, что серьезно затруднило расширение и модернизацию плантаций Суринама. Голландцы не смогли создать новую границу плантаций, как это смогли сделать британцы, французы, бразильцы и даже испанцы. Только после британского переворота в 1796 году некоторые бывшие голландские плантационные колонии расширились из-за притока капитала и плантаторов из Великобритании.

К концу восемнадцатого века замедленное развитие голландских плантационных колоний лучше всего иллюстрируется сокращением притока рабов. До краха фондовой биржи Амстердама плантаторы использовали переводные векселя, выставленные на купеческие дома в Нидерландах (их источник ипотеки), для оплаты капитанов невольничьих судов. Это означало, что рабовладельческие фирмы могли получить полную оплату за своих рабов по возвращении невольничьего корабля в порт приписки. После 1775 года этот способ оплаты внезапно прекратился, поскольку большинство переводных векселей больше не оплачивались в Нидерландах.Как следствие, сами судоходные фирмы были вынуждены взимать плату за своих рабов наличными или натурой с плантаторов. Полная оплата невольничьего груза часто занимала много лет. Это объясняет, почему работорговля в Голландии сократилась на 80 процентов за последнюю четверть восемнадцатого века, в то время как торговля рабами в Великобритании продолжала расти. Чтобы хоть как-то выжить, голландская работорговля нуждалась в государственной помощи в виде отмены обычных налогов и сборов.

Непрерывный рост британской торговли в Атлантике отчасти был основан на растущем превосходстве в производительности, о чем свидетельствует тот факт, что все большее число британских рабовладельцев могло продавать своих рабов за пределами Британской Вест-Индии.Отчасти жизнеспособность британской работорговли зависела от способа, которым за них платили те, кто покупал рабов в Вест-Индии. В случае с Голландией работорговцы должны были принимать переводные векселя непосредственно от плантаторов, и эти векселя были выписаны на купеческий дом в Нидерландах, который занимался коммерческими делами плантатора. В случае с Великобританией счета поступили от агентов этих столичных купеческих домов, проживающих в Вест-Индии. Такая установка обеспечивала британским работорговцам гораздо большую безопасность, чем их голландские коллеги.Тем не менее, покупательная способность плантаторов в Британских Карибах также должна была способствовать относительно высокой норме прибыли британской работорговли, поскольку плантаторы в Британской Вест-Индии получали доходы, частично основанные на защитных тарифах на их сахар. на внутреннем рынке Великобритании. Британский потребитель не только купил намного больше сахара, чем его континентальный коллега, но и был вынужден платить за него больше, чем где-либо еще. Цифры говорят сами за себя. В 1720-х годах Великобритания реэкспортировала около 20 процентов своего сахара на внешние рынки, а в последней четверти восемнадцатого века этот показатель упал до менее пяти процентов.С другой стороны, плантаторы в Голландской Вест-Индии не получали такой субсидии и вынуждены были конкурировать с самыми рентабельными производителями в мире, что приводило к относительно низким прибылям в работорговле, а также в плантационном сельском хозяйстве.

Плантации рабовладельческих хозяйств в Новом Свете получили новую жизнь после войны за независимость Америки. Одни голландцы оказались неспособными ответить на этот новый атлантический вызов. Им не удалось создать новую плантационную границу, и они не смогли воспользоваться возросшим спросом на рабов за пределами их собственных колоний.Между 1785 и 1805 годами стоимость суринамского экспорта сахара, кофе и хлопка снизилась на 20 процентов, несмотря на рост цен на сахар, а работорговля в Нидерландах упала на 75 процентов. Почему голландцы были таким исключением? Обычно причины этого уникального спада объясняются международными политическими факторами, не зависящими от голландского контроля, такими как потеря голландского нейтралитета во время Войны за американскую независимость и англо-французских войн после 1795 года. Однако плохие показатели голландского плантационного сектора и голландская работорговля в течение десяти лет мира между 1784 и 1794 годами предполагает, что голландский частный сектор не смог справиться с новыми вызовами атлантической рабовладельческой экономики.Именно в сфере работорговли наиболее ярко проявился провал частного сектора в Нидерландах. Всем другим национальным перевозчикам удалось не только перевезти больше рабов, но и снизить смертность на борту судов. Только голландские работорговцы испытали сокращение количества перевозимых рабов и рост смертности. Голландские рабовладельческие суда поставляли в голландские колонии так мало рабов, что плантаторы Бербиче решили на законных основаниях допускать британских и североамериканских рабовладельцев в колонию, пока Гаага не отменит это решение.Даже введение Закона Долбена (1788 г.), ограничивающего количество рабов на борту британских судов и, следовательно, возможности британской конкуренции, не повлияло на рост голландской работорговли.

Количество сахарных плантаций в голландской Вест-Индии практически не увеличилось. На новой границе рабства британские плантаторы могли производить сахар без защиты своей продукции на внутреннем рынке Великобритании. Вдобавок британские плантаторы могли производить хлопок более конкурентоспособно, чем голландцы, без какой-либо защиты внутреннего рынка.Таким образом, производство хлопка в Демераре резко выросло, как только британцы завоевали эту колонию в 1796 году. В течение следующего десятилетия она стала самой быстрорастущей рабовладельческой колонией. Импорт рабов увеличился в среднем с 397 в год в голландский период до более чем в десять раз больше, чем при британском правлении.

Ормрод мог бы более подробно остановиться на этих событиях в Атлантике. В его книге только последние страницы посвящены «атлантизации» Британской торговой империи, показывая, что голландские инвесторы скорее вкладывают свои деньги в британскую товарную торговлю, чем в ее голландский эквивалент.Автор не подчеркивает тот факт, что, что сбивает с толку, голландская торговая империя, как и ее британский аналог, также стала более зависимой от незападной торговли. Однако, в отличие от Великобритании, растущая доля неевропейской торговли в общем объеме голландской торговли была признаком коммерческой слабости и движения к защите, а не экономической жизнеспособности, как в случае с Великобританией. Поскольку коммерческий мир Голландии в самой Европе сократился, у голландских купцов не было другого выбора, кроме как начать торговлю с Азией и Атлантикой.

Честно говоря, эти упущения не следует рассматривать как жизненно важные. Ормрод произвел очень подробный анализ на основе многолетних исследований; Британскую и голландскую экономики сравнивали снова и снова, но никогда так глубоко, как в этом исследовании. В своем заключении автор подчеркивает то же, что и в начале обзора. В период ancien mode британская экономика представляла собой чудо, гораздо большее, чем голландская. В 1550 году ВНП на душу населения в Великобритании был аналогичен ВНП на континенте, а в 1820 году в три раза больше, несмотря на тот факт, что население Британских островов росло более чем в три раза быстрее.Промышленную революцию произвела британская экономика, а не голландская. Я согласен с Ормродом в том, что Британия перехватила имперскую инициативу, централизовав свои экономические и правительственные институты внутри страны и децентрализовав свою торговлю за рубежом.

Наконец, как показывает книга Ормрода, сравнение британской и голландской торговых империй всегда будет несбалансированным, поскольку Британия была в гораздо лучшем положении для обеспечения инфраструктуры и защиты своих торговцев, чем голландцы.Чтобы поддерживать военно-морской потенциал, аналогичный британскому, голландские налогоплательщики облагались бы еще более высокими налогами. Войны опустошили коммерческую прибыль, и частью успеха Британии в освоении Атлантического океана была военно-морская защита, которую она могла предложить для обеспечения безопасности на морских коммуникациях. В семнадцатом веке британцы могли учиться у голландцев и побеждать, но в следующие столетия голландцы никогда не могли надеяться сделать обратное.

Жизнь в Амстердаме XVI и XVII веков, Голландия: образование

Cor Snabel

В средние века в Амстердаме была только одна школа, Латинская школа,
где сыновей богатых готовили к университету.Они начали в
в возрасте шести лет, и они выучили латинскую грамматику, диалектику,
риторика и римские авторы, такие как Цицерон и Вергилий. Через восемь лет
они были готовы к поступлению в университет, но поскольку в Нидерландах не было
их собственный университет, они должны были поступить в Левен, Париж или даже дальше
далеко.

Амстердам стал торговым центром, и родители узнали о своих
детям было гораздо лучше изучать арифметику, бухгалтерию и
говорит на иностранных языках, чем цитирует Вергилия. Некоторые предприимчивые
мужчины открыли частные школы в 1503 году, но и эти школы были для
только богатые.

В 1575 году Вильгельм Оранский назначил Лейден первым университетским городом.
и выпускникам латинской школы не пришлось выезжать за границу.
больше.

Примерно в 1620 году до Амстердама дошли тревожные слухи. Много сыновей
Амстердамские купцы, обучающиеся в Лейдене, не подходили, вероятно, из-за
недостаток интеллектуального содержания. Все лекции были на латыни, так что мимо
латинской школы в Амстердаме только потому, что ваш отец был влиятельным
человек, заставил их потерпеть неудачу в Лейдене.

Чтобы защитить имя Амстердама, городской совет нанял двух
уважаемые профессора, Герард Иоганнес Воссиус и Каспар Барлеус, и
основали собственный университет.После нескольких протестов Лейденской
Университет (им были нужны амстердамские деньги) принца Оранского и
Высший совет решил, что Амстердаму не разрешено иметь собственное
университет, но назывался он Atheneum Illustre.

Деньги никогда не были проблемой в этой школе, они наняли известных ученых.
и даже Лейденскому университету пришлось признать, что они могли составить конкуренцию любому
университет в Европе, если говорить о преподавателях. Но докторская
степени можно было получить только в Лейдене до 1877 г., когда Атенеум
был повышен до Амстердамского университета.

Реформация имела огромные последствия даже для школ. В
учителя латинской школы Питер ван Афферден и Симон Сонниус были
заменены, потому что они отказались обучать новой религии. Желательно
священники взяли бы на себя образование, но городской совет сопротивлялся
против него изо всех сил. Они назначили совет управляющих,
который должен был контролировать все школы и тех, кто хотел начать
школа. Профессиональные знания не были приоритетом номер один; новый
учитель должен был быть истинно верующим, и ему не разрешалось использовать
папистские книги.

Реформатская церковь первой начала обучать бедных и
малообеспеченные. В 1657 году огромный приют распахнул свои двери для
Их приветствовали сотни бедных сирот и двое учителей. Один учитель для
девочек, чтобы научить их молиться, писать по буквам, читать, вязать и шить.

И один для мальчиков, чтобы научить их принципам единственно верного
Реформатская религия, чтобы читать и писать и готовить их к обучению
Торговля.
Эти учителя не только учили, им приходилось вставать в шесть и
присматривать за тем, как дети одеваются и завтракают, он или она
мыть туалеты, помогать в вечерней молитве и получать все эти
дети снова в постели.Так что очевидно, что нужен был сильный характер и
много дисциплины, чтобы держать этих детей под контролем.

Но Реформатская церковь позаботилась и о других детях.
Это было занозой в плоть церковного совета, которую родители разрешили
своих детей торчать на улицах весь день, и они решили
открыть школы для бедных. В этих школах они могли узнать о
дисциплина, послушание, покорность и усердие.

Чтобы отвести этих детей в школу, они сказали родителям, что
не отправляли своего ребенка в школу или заставляли своих детей работать,
их имена будут удалены из списков благотворительных организаций.Большинство уроков были заполнены выученными Господними молитвами, Десятью
Комментарии, Двенадцать статей, Гейдельбергский катехизис и др.
тексты и пословицы. Только первая статья школьного регламента была
об образовании, остальное было о поведении и религии.

Городской совет разделял озабоченность церкви, боялись
толпа нападет на имущество мирных жителей, если они будут
невежество для другого поколения. Бедные никогда не знали, что они живут в
Золотой век, но новое поколение осознало это и единственный способ
чтобы успокоить их, нужно было позволить им понять это.Так горсовет начал
основывать и государственные школы, чтобы обучать их, несмотря на их
заброшенное воспитание в благочестии, добродетели и прилежании.

В конце 17 века в Голландии был самый низкий процент
аналфабеты в Европе. В 1968 г. амстердамский архивист С. Харт
подсчитано, что в 1630 г. 57% женихов и 32% невест были
могут подписаться своими именами. В 1680 году эти цифры составляли 70% и 44%,
а в 1780 году 85% мужчин и 64% женщин подписали свой брак.
сертификат.

История Амстердама

Имя Амстердама всегда было хорошо известно в
Всемирная история. В 17 веке Амстердам был центром мира.
экономия, но сегодня город известен своим толерантным характером.

Ранний Амстердам

Голландия в 12 веке была почти непригодной для проживания. Земля была очень
влажный и состоял в основном из торфа. Различные реки пересекали
пейзаж. Одной из них была река Амстел, которая впадала в реку Эй.От
в конце XII века недалеко от плотины в этом
река. Благодаря этой плотине город называют Амстердамом. Кроме того,
эта плотина по-прежнему является самым важным местом в городе, но сейчас она используется
как квадрат. Амстердам стал городом в начале 13 века,
после того, как тогдашний государь объявил его юридическим городом.

Тем временем город медленно расширялся от центра вокруг плотины.
Были возведены различные валы и прорыты каналы.Около 1420 г.
снова был слишком маленьким. В восточной части была построена новая стена по
присутствуют Гельдерсекаде и Кловенирсбургваль. На Вестсайде канал с рвом
был выкопан. Экономика в то время особо не была развита: Амстердам
экономика была основана на пиве и селедке. Это было только после того, как Амстердам стал
часть Бургундской империи в 15 веке, когда все началось
идти быстрее. Гавань Амстердама выполняла стабильную функцию: ловить рыбу из
юг и зерно из стран Балтии торговали в Амстердаме.
рынки.Из-за экономического процветания Амстердам превратился в
Самый большой город Голландии с населением около 30 000 человек.

Во второй половине XVI века Европе пришлось столкнуться с
Реформация. Низкие страны отделились от Испании через восемьдесят лет.
Война, оставив в стороне католицизм. Долгое время Амстердам был союзником
с испанцами, но в 1578 г. Амстердам окончательно объединился с остальными
Нидерландов как один из новейших городов.Голландия была одной из
наиболее толерантные регионы Европы в этот период. По этой причине многие
Протестанты и португальские евреи, подвергавшиеся преследованиям в других странах Европы
переехал в города Голландии. Большое количество торговцев из Антверпена
возобновили свой бизнес в Амстердаме, что дало большой импульс местным жителям.
экономия.

Золотой век

Голландцы были вынуждены найти собственный путь в Индию из-за
аннексия Португалии Испанией в 1580 году.Первые рейсы на
Инди началась в Амстердаме и имела большой успех. Под влиянием этих
результаты планы были сделаны повсюду в стране, чтобы отправить больше кораблей в
Индии. Из всех этих инициатив Объединенная Ост-Индская компания
появился VOC. Более пятидесяти процентов капитала от
новая компания оказалась в руках Амстердама. Когда была основана VOC, не
были задействованы только торговцы, но граждане вкладывались в проект как
хорошо.

17 век был периодом славы Амстердама. Богатство, власть,
культура и терпение процветали в городе. Население увеличилось
быстро в течение этого периода, и из-за этого фактора, город расширился
сильно. Амстердам построил свое знаменитое кольцо каналов. Были построены высокие дома
на каналах выше, чем в других старых городских центрах Голландии. В
Правительство решительно поддержало это развитие, потому что оно добавило
Престиж Амстердама.В первой половине этого века две церкви
были построены: Zuiderkerk и Westerkerk. Старая готическая ратуша
был сожжен в 1652 году, и новая ратуша, нынешний дворец на
Дамсквер был построен. Площадь Plaetse или Damsquare была увеличена на
огромное количество, как и во всем городе. После того, как Иордан был
завершено, около 1700 г., около 200000 человек проживали в
Амстердам.

Культурно эти дни тоже бурлили.Из-за экономической
процветание Амстердама, его граждане могли позволить себе окружить себя
с предметами искусства. Бредеро, Вондел и П. Хофт написал свои знаменитые
поэзии, в то время как художник Рембрандт и его ученики вели свое ателье в
Амстердам. Философы, такие как Спиноза и Декарт, сформулировали свои идеи
на бумаге.

Но там, где дела идут хорошо, подстерегают неприятности. В
В 1672 году могущественные Нидерланды были вовлечены в войну с Францией, а также
с Англией.Гавань Амстердама была недоступна для парусного флота.
из Голландской Индии, и из-за этого бурное процветание
закончился к концу 17 века. Структура
Экономика Амстердама изменилась: город потерял позиции стабильного рынка
для мировой торговли. Однако денежные переводы становились все более важными.
и Амстердам стал финансовым сердцем мира, банкиром для
Европейские монархи, которые финансировали свои дорогостоящие войны заемными деньгами.

После 1850 г.

Амстердам двигался спокойно, пока индустриализация не захватила власть
о Нидерландах. После 1850 года население Амстердама внезапно
сильно выросло: со всей Голландии люди переезжали в город
в поисках работы. Потребовались новые жилые кварталы, в результате чего
городские застройки, такие как Пейп и Вонделпарк. После 1920 г.
последовало развитие новых районов на западе, юге и востоке.Строить планы
Зюйд архитектора Берлаге до сих пор пользуется большой популярностью. К северу от реки Эй новый
кварталы тоже поднялись.

Но в 1940 году одна из самых мрачных страниц мировой истории превратилась в ужасную
реальность: Вторая мировая война. Население Амстердама сильно пострадало.
В Амстердаме всегда было много евреев, и очень много из них.
были депортированы и не выжили. Во многих местах, например, в Анне Франкхёйс
и Национальный памятник на Дамсквер — напоминание об этом ужасном
период.После войны Амстердам продолжал расти. В шестидесятые годы
Был построен Бейлмер с его высокими многоквартирными домами и новым островом в
Река IJ, IJ-burg, в настоящее время находится в стадии разработки. 20 000 новых домов будут
построен здесь.

Амстердам до сих пор остается бесспорным культурным центром Нидерландов.
с оркестрами, балетом и сценами, музеями и галереями и двумя
университеты. Футбол играет важную роль в жизни многих
Амстердамцы. В семидесятые годы Амстердам снова прославился благодаря
Йохан Кройф и Аякс.Победы Аякса и голландской сборной
отмечается как настоящие национальные праздники в Амстердаме. Подводя итог, Амстердам — ​​это
и останется настоящей столицей Нидерландов!

Расцвет Голландской республики и их золотой век: история и хронология — видео и стенограмма урока

Независимость от Габсбургской Испании

До того, как голландцы сделали большую часть всего, что можно было бы назвать «золотым», голландцы сначала должны были получить независимость от Габсбургской Испании , правившей голландскими провинциями.Восстание было сначала спровоцировано религиозными мотивами, поскольку голландские провинции были в подавляющем большинстве протестантскими, и многие поддерживали радикальное, кальвинистское толкование Библии. В 1568 году голландский штатхолдер, Вильгельм Оранский , попытался вырвать контроль над голландскими провинциями у Испании, но в конечном итоге потерпел неудачу.

Хотя испанцы сохраняли номинальный контроль над территориями, мятежные настроения провинций сохранялись, и в 1572 году группа, известная как «Морские нищие » , дала толчок для дальнейшего восстания, когда они захватили северный город Бриэль.Несколько северных провинций немедленно заявили о своей верности повстанцам, и в 1579 году голландские провинции разделились между северными повстанцами и южной группой, которая предпочла остаться верной испанцам.

Бои продолжались до 1609 года, когда между восставшими северными провинциями и испанской короной было объявлено 12-летнее перемирие. Хотя между двумя сторонами были предприняты попытки установить прочный мир, война возобновилась в 1621 году в разгар Тридцатилетней войны в соседней Священной Римской империи.Несколько решающих голландских военных побед в конце 1630-х — начале 1640-х годов устранили финансово больной аппетит Испании к войне, и в 1648 году Испания была вынуждена официально признать Голландскую республику в качестве независимого государства.

Экономический рост

Несмотря на уникальное положение Голландской Республики как республики, окруженной абсолютистскими монархиями, на первый взгляд, Республика в 17 веке не обладала характеристиками, часто необходимыми для экономического успеха.Территория, контролируемая Голландской республикой, содержала мало полезных ископаемых или природных ресурсов, а значительная часть ее территории находилась ниже уровня моря, что было подвержено затоплению в случае выхода из строя дамб или насосов ветряных мельниц.

В ответ голландцы стимулировали рост внутренней промышленности, такой как текстильная, переработка сахара и выдувание стекла. Но самое главное, что голландцы были искусными кораблестроителями и торговцами. Их традиционные лодки, называемые «флейтами», могли перевозить больше груза, чем среднее торговое судно 17 века, но при этом требовали меньшего экипажа.

Голландцы также стали первопроходцами на финансовых рынках, сначала создав публичный банк Амстердам в 1609 году для стимулирования инвестиций и дальнейшего развития торговли и промышленности. Голландцы также создали товарный рынок , на котором товары, загружаемые и отправляемые в доках, могли продаваться публично.

Внешняя экспансия

Внутренний и европейский успех стимулировал голландские исследования и колонизацию за рубежом. В Америках голландцы торговали рабами и сахаром и основали свои собственные колонии, включая нынешний Нью-Йорк, который впервые был заселен голландскими торговцами мехом в начале 17 века.Голландцы расширили свою торговую империю на Африку и Юго-Восточную Азию, в основном благодаря Голландской Ост-Индской компании, основанной в 1602 году.

Одна из первых и наиболее успешных акционерных компаний в мире, Голландская Ост-Индская компания, основала колонии. на Батавии (нынешняя Джакарта) и в других местах в южной части Тихого океана, чтобы получить прибыль от прибыльной торговли специями . По мере того, как 17 век шел, и компания становилась еще более успешной, торговые посты были открыты на азиатском континенте в Персии и Индии , где голландцы сражались с португальцами за важные торговые права.

Общество и искусство

Наряду с этим экономическим процветанием за границей голландское общество и высокая культура также пережили период замечательных успехов. Голландский философ Спиноза , которого часто считают одним из отцов современного рационализма, и некоторые из величайших художников раннего современного периода, такие как Ван Дайк, Рембрандт, Вермеер и Франс Хальс, были произведениями этого периода.

Голландская республика также отличалась уникальным социальным строением, не похожим ни на что другое в тот период.В то время как остальная часть европейского общества имела власть и патронаж, централизованные в монархии, отсутствие в республике монархии позволило успешному классу купцов стать самыми могущественными и влиятельными членами общества.

Кроме того, экономическое процветание и децентрализованный характер власти способствовали росту среднего класса — беспрецедентной особенности любого европейского общества раннего Нового времени. В свою очередь, республика демонстрировала большую степень социальной мобильности между классами, поскольку богатство ценилось выше, чем место рождения.

Краткое содержание урока

В заключение, хотя 17-й век начался с голландских провинций, все еще борющихся за свое право на самоуправление, он завершил век как одна из великих держав Европы и одна из величайших историй экономического успеха в мире.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.