Разное

Столица йемена бывшая: pdf%3Fsymbol=ru/s/pv.7954 — E — pdf%3Fsymbol=ru/s/pv.7954 -Desktop

Содержание

Раздвоение Йемена | Статьи | Известия

Почти 10 тыс. погибших, 50 тыс. раненых, более 3 млн беженцев — такова, по последним данным, цена войны в Йемене. Регион находится на грани гуманитарной катастрофы, ООН предупреждает о грядущем массовом голоде. И словно этого было мало, сепаратисты во главе с подготовленными еще СССР офицерами и политиками захватили временную столицу — город Аден — и потребовали отставки правительства. Мятежников поддержали ОАЭ — один из столпов коалиции, бомбящей Йемен уже третий год. При этом Саудовская Аравия, которая до того пыталась балансировать между сторонами конфликта, отмалчивается. Что происходит — разбирался iz.ru.

Автор цитаты

«Мы даем президенту Абд Раббо Мансуру Хади неделю на то, чтобы отправить в отставку правительство. Южные силы сопротивления (SRF) объявляют чрезвычайное положение в Адене и заявляют, что уже начали процесс смещения правительства и замены его кабинетом технократов. Южные силы сопротивления станут фундаментом, на котором мы возродим прежние военные институты Южного Йемена».

Это цитата из заявления, опубликованного Южным переходным советом — новой самоназначенной властью на йеменском юге. В воскресенье, 28 января, отряды Сил сопротивления вошли в Аден — фактическую столицу Хади, официально признанного международным сообществом президентом Йемена. Им навстречу выдвинулись отряды президентской гвардии. По последним данным, в городе идут тяжелые уличные бои. Закрыты школы, правительственные здания, большая часть магазинов, не работает аэропорт. Медики сообщают о 36 погибших и 185 раненых с обеих сторон. Премьер Ахмед ибн Дагр заблокирован в своем дворце и, по некоторым данным, готовится бежать из страны.

Президент Хади призвал немедленно прекратить огонь и вывести из города все вооруженные отряды. Переходный совет ответил кратко: «Слишком поздно», — и пообещал, что битва за Аден будет продолжаться до тех пор, пока правительство не уйдет в отставку. Что же заставило солдат Хади и бойцов Сил сопротивления, еще недавно плечом к плечу сражавшихся против повстанцев-хуситов, поднять оружие друг против друга?

Есть два Йемена

На протяжении своей истории Йемен поочередно находился под властью персов, арабов, турок, британцев. К 60-м годам XX века территория страны оказалась разделена на две крупные части: на севере существовало независимое Йеменское Мутаваккилийское Королевство, на юге — Федерация Арабских Эмиратов Юга, фактически находившаяся под контролем англичан.

В итоге король Севера был свергнут, вместо королевства была провозглашена Йеменская Арабская Республика (ЙАР). На юге после ухода англичан образовалась Народная Демократическая Республика Йемен (НДРЙ). Однако объединения двух йеменских государств не произошло — помешали амбиции борцов за свободу и взаимная нелюбовь северных и южных племен. В итоге Север увяз сперва в гражданской войне между сторонниками свергнутого короля-имама аль-Бадра, которых поддерживали саудовцы и иранцы, и республиканцами, которым помогал Египет. А Юг под руководством Социалистической партии принялся строить у себя коммунизм по советскому образцу при поддержке СССР. Между ЙАР и НДРЙ десятилетиями продолжался вялотекущий вооруженный конфликт, на фоне которого и на севере, в Сане, и на юге, в Адене, регулярно происходили военные перевороты и убийства президентов.

Военный парад в Южном Йемене. 1977 год

Фото: Getty Images/John Bulmer

Всё закончилось в 1990 году. Советский Союз, находившийся уже на грани краха, не мог больше поддерживать дружественный режим в НДРЙ, и власти Южного Йемена пошли на мировую с северными соседями. Был заключен договор об объединении на формально равноправной основе: президентом стал лидер ЙАР Абдулла Салех, вице-президентом — генсек Йеменской соцпартии Али Салем аль-Бейд, премьером — председатель президиума Верховного народного совета НДРЙ Хайдар Абу Бакр аль-Аттас. Но на первых же выборах северные партии одержали сокрушительную победу (ЙАР в три раза превышала НДРЙ по численности населения), и в итоге три четверти всех руководящих постов в едином государстве заняли чиновники с Севера, офицерский корпус армии НДРЙ поувольняли, а главное — все финансовые потоки от продажи нефти, добываемой на юге, шли теперь в Сану.

Неудивительно, что южане вскоре разочаровались в идее единого Йемена. В 1994 году вспыхнул мятеж, который северойеменские части жестоко подавили. Погибли более 7 тыс. человек, Соцпартию запретили, бывшие лидеры НДРЙ и тысячи их сторонников бежали из страны. Но всех недовольных запугать не удалось. В 2007 году было создано подпольное «Южное движение» («Аль-Хирак»), выступавшее за восстановление независимости Южного Йемена. Ни в Сане, ни за рубежом никто не относился к нему всерьез — до тех пор пока в стране не начался политический кризис.

Абдулла Салех. 2017 год

Фото: Global Look Press/Hani Al-Ansi

В 2012 году бессменный президент Салех на волне «арабской весны» под давлением племенных элит и шиитских повстанцев-хуситов был вынужден уйти в отставку, его место занял Абд Раббо Мансур Хади — выходец с юга страны. Удержаться у власти он не смог: его не любили ни на Севере — из-за того, что он был южанином, ни на Юге — из-за того, что в 1994 году, когда решалась судьба восстания, он безоговорочно поддержал Салеха и предал повстанцев, получив взамен вице-президентский пост. В итоге торжествующие хуситы, объединившиеся с Салехом, вошли в Сану, а Хади бежал на юг — в Аден. Верные ему города сдавались повстанцам один за другим. Существенное сопротивление оказал только сам Аден, где против хуситов дрались местные отряды самообороны. Отряды хуситов захватили аэропорт, президент бежал из страны на лодке. Казалось, шансов у защитников нет.

Держаться до последнего

«Танки хуситов прорвались к президентскому дворцу»; «взрыв на фабрике по производству молочных продуктов, погибли 37 человек, десятки ранены; «авиация атаковала цели в порту, погибли грузчики»; «в городе начался голод, не хватает медикаментов».

Сводки из Адена в те дни давали лишь слабое представление о том, что происходило в городе. Легковооруженные отряды городского ополчения едва сдерживали натиск северян, активно применявших танки, бронемашины и артиллерию. В некоторых кварталах бои шли за каждый дом. Ополченцы оставили президентский дворец, вынуждены были сдать несколько районов, чтобы любой ценой удержать порт. И эта тактика себя оправдала: вскоре у пирсов начали швартоваться эмиратские и саудовские суда и корабли. Изгнанный президент Хади договорился с Эр-Риядом и Абу-Даби о помощи и вернулся с подмогой.

Войска Северного Йемена входят в Аден. 1994 год

Фото: Getty Images/Patrick Robert-Corbis

С эмиратской бронетехникой и саудовским воздушным прикрытием южане смогли отбить у хуситов весь Аден. Войска северян теперь поспешно отходили, сдавая рубеж за рубежом. Саудовские части, отлично вооруженные, экипированные и тренированные, часто просто не успевали вступить в бой: главной ударной силой, которую в мировых СМИ обычно скромно именовали как «поддерживаемое саудитами ополчение», стали отряды «Южного движения». Именно они сломали хребет хуситскому наступлению в Адене и зачистили большую часть южных провинций, безропотно передав их потом наскоро сформированной новой армии Хади.

Освободив территорию бывшего Южного Йемена, отряды «Аль-Хирака» остановились. Без них все попытки наступления войск Хади обернулись провалом: выяснилось, что плохо вооруженные йеменцы с Севера, не способные разгромить таких же йеменцев с Юга, легко справляются с саудовским спецназом, усиленным бронетехникой. Фронт застыл. Солдаты Хади и их саудовские союзники не смогли прорвать его даже, когда в лагере северян начался раскол и от хуситской пули погиб президент Салех. Южане наотрез отказались идти дальше. Им не нужна была Сана: куда больше их занимал вопрос, кто будет контролировать Аден и что теперь будет с освобожденной от хуситов территорией, где всё больший вес набирало «Южное движение», лидеры которого никак не могут договориться между собой.

Социализм на южный манер

«Аль-Хирак» — главная сила на юге страны, коалиция различных партий, группировок и племен. В «Аль-Хирак» выделяются два крыла: умеренное, добивающееся автономии в рамках единого государства, и радикальное — возглавляемые бывшим лидером Соцпартии Али Салемом аль-Бейдом оголтелые сепаратисты, выступающие за воссоздание Южного Йемена. За прошедшие годы южные повстанцы не раз меняли покровителей, переходя из одного лагеря в другой.

Самые сложные отношения у них с Саудовской Аравией. Изначально в войне Севера и Юга саудиты поддерживали северян, воюющих с коммунистами-южанами; однако после объединения Йемена в Эр-Рияде обнаружили, что новое государство мало того что имеет территориальные претензии к Саудовской Аравии, так еще и сравнялось с ней по численности населения. Саудиты резко изменили курс и поддержали южный сепаратистский мятеж в 1994 году, но после его подавления решили сделать ставку на улучшение отношений с режимом Салеха.

Абд Раббо Мансур Хади

Фото: Global Look Press/Mohammede Mohammed

Оставшихся без покровителей южных сепаратистов подобрал Иран, предоставивший их лидерам убежище, а бойцам — оружие. Однако после начала гражданской войны в стране Тегеран переориентировался на поддержку шиитов-хуситов на севере. Южные сепаратисты отвергли настойчивые просьбы иранского руководства поддержать хуситское восстание, и их тут же снова взяла под крыло Саудовская Аравия. Не последнюю роль сыграло в этом мощное южнойеменское лобби: за прошедшие годы в ваххабитском королевстве образовалось целое бизнес-сообщество выходцев из юго-восточного региона Хадрамаут.

Сейчас саудовское правительство ведет двойную игру: одной рукой поддерживает президента Хади, выступающего за единый Йемен, другой — тренирует бойцов «Южного движения», понимая, что без них весь южный фронт немедленно развалится. До последнего времени Эр-Рияду удавалось балансировать между ними: так, когда Хади принялся на только что отвоеванном Юге сажать на все руководящие посты своих родственников и соратников, саудиты заставили его поумерить аппетиты.

Но сейчас, судя по всему, хрупкое равновесие рухнуло. Более того, раскол наметился в самой коалиции, помогающей Хади вернуться к власти. Пресса сообщила, что на заседании Южного переходного совета присутствовали представители Объединенных Арабских Эмиратов — второго столпа антихуситской коалиции, и что ОАЭ заявили об активной поддержке южных сепаратистов.

Если «Южному движению» и Хади (вернее, стоящим за ними ОАЭ и саудитам) не удастся договориться и антихуситская коалиция рухнет, то гражданская война в Йемене из конфликта двух сторон рискует превратиться в драку всех против всех.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Открытие Йемена | Программа тура

  Вылет из Москвы из аэропорта «Домодедово» в Дубай, регулярным рейсом авиакомпании «Emirates» ЕК-132 в 23:40.
День 1 Прибытие в аэропорт Дубаи в 05:55. Регистрация на рейс в Сану. Вылет в 07:00 регулярным рейсом ЕК-961. Прибытие в Сану, столицу Йемена, в 09:00. Встреча в аэропорту, трансфер в отель.
Выезд на обзорную экскурсию по городу во второй половине дня: посещение Национального музея, красивейшей мечети аль-Джама аль-Кебир. Поездка и прогулка по старому городу, окруженному крепостными стенами. Осмотр характерных для Саны старинных глиняных домов-небоскребов. Прогулка по колоритному базару — золото, серебро, изделия из кожи, ковры и, конечно, знаменитый йеменский кофе мокко.
День 2

На целый день — поездка по окрестностям Саны: посещение Дар-аль-Хаджар («Скальный Дворец» или «Дворец на горе»), который расположен в 15 км от Саны. Дворец построен согласно традициям национальной йеменской архитектуры в 1930-е годы для Имама Яхья Хамидуддина в качестве его летней резиденции. Далее — старинный город Тхула (7–8 век н.э.), скальный город Шибам, нереальные пейзажи вокруг городков Кавкабан и Букур. Посещение 500-летней мечети — одной из святейших в Йемене — в Вади-Аль-Дхабабе. Длинный, насыщенный экскурсионный день.

День 3 Переезд из Саны через Ибб и Джиблу в старинный городок Таиз — одно из самых впечатляющих мест во всем Йемене. Осмотр самобытных городков, короткие остановки по пути в наиболее красивых местах — у горных ущелий и террасированных полей. Размещение в Таизе. Посещение национального музея, мечети Ашрафие и прогулка по традиционному базару.
День 4 Дальнейший переезд к морю, в Аден. Прибытие в Аден, крупнейший морской порт страны, бывшую столицу Народно-Демократического Йемена. Размещение в отеле и отдых.
День 5 Экскурсии на целый день по Адену. Город расположен в кальдере потухшего вулкана, поэтому один из исторических районов Адена так и называется — Кратер. Прогулка по старому городу. Осмотр аденских водных резервуаров («цистерн Тавила»), известных ещё с 6 века н. э., — искусственных бассейнов для хранения питьевой воды, частично вырубленных в скалах. Поездка в Национальный музей — бывший дворец султана Лахеджа. Посещение наиболее интересных мечетей Адена и возвышающейся над городом цитадели Сира.
День 6

Выезд по дороге вдоль морского побережья из Адена в сторону Мукаллы. Прибытие на один из наиболее живописных участков побережья Йемена — район рыбацкой деревушки Бир-Али. Бир-Али расположена в окружении песчаных дюн, зелёных гор и чёрных полей застывшей лавы. Подъем на конус потухшего вулкана с озером в кратере. Ночь в Мукалле на морском

побережье. 

День 7 Краткая экскурсия по Мукалле, переезд вглубь страны в Сейюн (около 250 км). По пути — остановка в Эль-Хаджарайне. Экскурсионная программа: посещение дворца султана Аль-Катири, прогулка по городу.
День 8 Поездка в Тарим и Шибам — осмотр глиняных небоскребов, объявленных ЮНЕСКО объектами всемирного культурного наследия. Ночь в Сейюне.
День 9 Длительный переезд в Мариб, на земли царицы Савской. Сегодня, глядя на безбрежное море песка и камня с темными островами гор, на глинобитные постройки современного Мариба, с трудом можно представить себе, что когда-то (XI — II вв. до н. э.) этот столичный город богатого государства был цветущим садом. Мариб расположен на высоте 2000 м над уровнем моря и виден путнику издалека. Впечатляющую панораму дополняют поднимающиеся рядом с посёлком двенадцатиметровые пилоны, частично засыпанные песком. Это — руины храма лунного бога Илумкуху (святилище построено около VII века до н. э.). Внимание: провинция Мариб часто бывает закрыта для проезда иностранных туристов, это не самое спокойное место в Йемене, у местных жителей достаточно оружия. Вариант программы «без Мариба»: возвращение в Мукаллу и перелёт в Сану на следующий день.
День 10

Прогулка по Марибу, осмотр храма Билкис, руин Большой дамбы. Дальнейший переезд в Сану. Размещение и отдых. Вечером — немного свободного времени. Хорошая возможность для покупки последних сувениров на базаре в старом городе.

День 11 Трансфер в аэропорт, вылет в Дубай в 10. 05 утра рейсом Emirates. Прибытие в 13:40. Стыковка с рейсом на Москву. Вылет в Москву в 17:40. Прибытие в Москву, в аэропорт «Домодедово», в 22:55.

22 миллиона на грани голодной смерти. В Йемене держится перемирие

В портовом городе Ходейда на западе Йемена уже более суток длится перемирие между отрядами международно признанного правительства, которое поддерживают воинские контингенты ОАЭ, Саудовской Аравии и Судана, и бойцами мятежного хуситского движения «Ансар Алла». Соглашение о прекращении огня с хуситами, первое в запутанной истории гражданской войны в Йемене, унесшей уже жизни сотен тысяч мирных жителей, стало результатом переговоров, состоявшихся в декабре в Швеции по инициативе ООН.

Война в Йемене и, в частности, блокада порта Ходейда, который удерживается хуситами, привели к тому, что большая часть мирных жителей этого беднейшего на Аравийском полуострове государства оказалась на грани смерти от голода. Официальные представители США и ООН говорят, что в срочной помощи сейчас нуждаются 22 миллиона из 29 миллионов всего населения Йемена.

Стратегически важный порт Ходейда на Красном море, кварталы которого несколько раз переходили из рук в руки, до последнего момента сотрясали интенсивные бои с применением артиллерии и ракет. Пока все участники конфликта обещают соблюдать перемирие в Ходейде, через которую в Йемен поступает 70 процентов всего импорта. В соответствии с соглашением, за прекращением огня, обменом пленными и отводом в течение нескольких недель (ориентировочно от 21 до 45 дней) сил воюющих сторон будет наблюдать специальный комитет, возглавляемый ооновскими офицерами во главе с отставным нидерландским генералом Патриком Каммаэртом. Временно управлять городом и тремя его портами будут местные чиновники и полиция под надзором ООН.

Прекращение боевых действий в Ходейде должно помочь избежать значительного роста числа жертв среди гражданского населения, который в ином случае был бы неизбежен. Хуситы, несмотря на поражения последних месяцев, в течение нескольких недель жестоких уличных боев в густонаселенных районах продемонстрировали удивительную боеспособность, хотя они противостояли правительственным войскам, поддерживаемым авиацией и техникой иностранных союзников официального президента страны Абд-Раббу Мансура Хади, изгнанного бойцами «Ансар Алла» из столицы Саны в 2014 году.

Ребенок в иностранной больнице в столице Йемена Сане. Октябрь 2018 года

На прошлой неделе международная группа, отслеживающая ситуацию в Йемене, сообщила, что в результате конфликта с 2015 года от голода и болезней умерло до 85 тысяч йеменских детей. Только за 11 месяцев этого года в боях непосредственно были убиты около 30 тысяч человек, как комбатантов, так и гражданских лиц, причем 37 процентов из них погибли в Ходейде.

Стоящие за йеменским президентом Хади Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия, лидеры союзной ему коалиции, в последнее время оказались под жестким давлением западных стран, в первую очередь США и Великобритании, так как именно организованная ими блокада Ходейды, по общему мнению, и стала причиной гуманитарной катастрофы. При этом Эр-Рияд сейчас находится под пристальным вниманием мирового сообщества еще и в связи со скандальным зверским убийством в саудовском консульстве в Стамбуле оппозиционного журналиста Джамаля Хашукджи (Хашогги). На сегодня, к моменту начала действия перемирия, суннитская коалиция держит под контролем южную столицу страны, город и порт Аден (еще с 2015 года) и еще ряд портов на западном побережье, в то время как хуситы удерживают большинство других городов в густонаселенных районах в центре и на гористом севере, включая Ходейду и Сану.

О последних событиях в Йемене и их возможных последствиях в интервью Радио Свобода рассуждает политолог-арабист Кирилл Семенов:

– Говорить о твердом перемирии в Ходейде вообще рано, так как оно действует очень недолго. Из города должны быть выведены силы коалиции, военнослужащие ОАЭ, Саудовской Аравии, суданцы и йеменцы Хади. В данном случае можно считать это все некоторым успехом хуситов, ведь город не переходит полностью под контроль коалиции, а должен теперь находиться под контролем ООН. Хуситов это устроило. Неизвестно, как дальше станут действовать эмиратцы и саудовцы, возможно, у них есть новые планы, например, что через какое-то время туда войдут представители некоей новой третьей силы, которые будут в большей степени лояльны Абу-Даби и Эр-Рияду. Пока в Ходейде пусть хотя бы установится режим прекращения огня и, во-вторых, появится буферная демилитаризованная зона по 500 метров с обеих сторон, то есть всего шириной в километр. И только после этого начнется вывод всех сил, возможно, очень долгий, в течение 45 суток.

– Какие важные события, повлиявшие на ход этой войны в уходящем году, вы бы отметили?

Бойцы-хуситы в Сане. Ноябрь 2018 года

– Коалиция, прежде всего ОАЭ и их союзники из Южного Йемена, добились успехов, попытавшись отсечь хуситов от побережья Красного моря и Баб-эль-Мандебского пролива, что им постепенно удавалось. Они более года назад провели операцию по захвату порта Моха, сейчас вошли в Ходейду. Это единственный крупный порт, оставшийся у хуситов, через который к ним поступают не столько даже вооружения (для этих поставок есть и иные возможные пути, и вообще они невелики сейчас), сколько важнейшие грузы с гуманитарной помощью, которые хоть как-то позволяли выживать йеменцам, оказавшимся на подконтрольной хуситам территории. Если поставки продовольствия через этот порт были бы прекращены, то ситуация стала бы вообще кошмарной. Поэтому, так или иначе, все стороны вынуждены сегодня идти на определенные уступки. Это понимают и хуситы, и коалиция – но последняя под давлением, прежде всего, мирового сообщества, которое уже не может игнорировать катастрофическую гуманитарную ситуацию в Йемене.

– ООН и международное сообщество в целом с каждым днем все больше говорят о гуманитарной трагедии в Йемене, о том, как эта война влияет на весь Большой Ближний Восток. А ООН и международные организации способны ли изменить ситуацию, как-то вмешавшись?

– Нет, как почти всегда в последнее время, они лишь могут выполнять некоторую посредническую задачу. Такое их вмешательство, которое способно было бы изменить саму сущность этого конфликта или привести его к урегулированию, вряд ли возможно. Главные роли играют именно позиции противоборствующих сторон. Если бы у ОАЭ и Саудовской Аравии были бы возможности решить все грубой силой, они бы так и сделали. И если бы хуситы могли нанести серьезное поражение этой коалиции и заставить ее пойти на переговоры на выгодных для себя условиях, то руководство повстанцев, естественно, на этот шаг бы пошло. А роль международных организаций здесь исключительно гуманитарно-посредническая.

– Когда мы говорим о коалиции, борющейся с хуситами, мы подразумеваем некую монолитную, единую силу? Или внутри нее есть свои противоречия?

– Сегодня более правильно говорить, во-первых, что это коалиция не во главе с Саудовской Аравией, а во главе с Объединенными Арабскими Эмиратами. Так как в последнее время именно Абу-Даби играет главную роль в боевых операциях в Йемене, то есть командование эмиратской армии. И все успехи, которых там добилась коалиция, были связаны исключительно с прямым вмешательством в войну ОАЭ. Это и взятие Адена еще в 2015 году, и операция в Эль-Мукалле, и наступление на Таиз, и все последние действия на побережье Красного моря. А армия Саудовской Аравии в принципе не может похвастаться чем-то в Йемене.

Истребитель-бомбардировщик F-16 ВВС ОАЭ в Йемене. Ноябрь 2018 года

Конечно, никакого сплоченного единства между ними нет. Наоборот, между Саудовской Аравией и ОАЭ есть определенные противоречия, хотя они не кардинальны и не способны привести к конфликту. Эмиратцы поддерживают, прежде всего, разные сепаратистские формирования и структуры южного Йемена, те силы, которые бы там действовали исключительно в интересах Абу-Даби. А Саудовская Аравия хочет распространить свое влияние на весь Йемен, сохранив его полную целостность.

– А какие интересы у ОАЭ в Йемене, почему так активно это государство стало участвовать в этой войне? Чего Объединенные Арабские Эмираты хотят там добиться?

– ОАЭ сегодня проводят собственную неоколониальную политику, можно так даже назвать происходящее, в том числе создавая в регионе сеть своих военных баз. Они уже построили такие базы в Сомали, в городе Бербера, и в Эритрее, в городе Асэб. Сейчас они создали базы в Адене, в Эль-Мукалле и на стратегическом йеменском острове Сокотра в Аравийском море. Плюс появилась еще и военная база ОАЭ в Ливии, это особо следует отметить. И когда, так или иначе, будет решен вопрос с будущим Ходейды, где-то в этом районе тоже у них, наверняка, будет своя база. ОАЭ таким образом пытаются выстроить свое многоэшелонированное присутствие на всем важнейшем транзитном пути углеводородного сырья из Персидского залива в Европу и в Америку, от Аденского залива через Красное море, опутав прибрежные территории сетью своих баз. Объединенные Арабские Эмираты давно уже стремятся играть роль нового регионального лидера, не боясь даже постепенно оттеснять Саудовскую Аравию. И интересно, что Саудовская Аравия в некотором смысле с такой ситуацией вынуждена мириться, так как у ОАЭ на данный момент имеется больше свободных ресурсов для проведения такой политики.

– Мне кажется, что мир до сих пор не очень четко понимает, на самом деле, кто такие хуситы, вернее, эта их организация «Ансар Алла». Которая сражается, на первый взгляд, в одиночку против коалиции мощных арабских государств региона. С одной стороны, они вроде бы вызывают симпатию просто потому, что выглядят этаким Давидом, вступившим в схватку с Голиафом. А с другой, если вникнуть в их лозунги, даже в покровительствующем им Тегеране выступления политического руководства звучат мягче. У хуситов имеется и призыв «Смерть Израилю», и «Смерть США», и идеи джихада против «неверных», и так далее. Они террористы, в западном понимании?

Склад гуманитарной помощи ООН в порту Ходейды после авианалета сил суннитской коалиции. Лето 2018 года

– Да, с точки зрения Запада, это движение того же спектра, что и «Хезболла», и во многом – ХАМАС. На первый взгляд – да, исламское революционное движение, антисионистское, антиамериканское. Но в действительности все эти лозунги звучат лишь для внешнего потребителя, для того чтобы популяризировать хуситское сопротивление в мусульманском мире и как-то привязать его к так называемой «иранской оси». А в действительности, конечно, это сугубо йеменское зейдитское движение, основанное на своеобразных внутренних йеменских традициях. Которое в действительности имеет мало общего с той же «Хезболлой» и другими проиранскими группировками. Главное – они являются именно убежденными зейдитами, несмотря на некоторый свой «политический хомейнизм», то есть «Ансар Алла» даже в религиозном смысле отличается от остальных шиитских проиранских группировок Ближнего Востока.

С точки зрения Запада, это движение того же спектра, что и «Хезболла», и во многом – ХАМАС

Хуситы – чисто йеменское движение, выступающее с патриотических позиций, например, против усиления роли салафитов в стране. Но при этом под «салафитским» подразумевается прежде всего саудовское влияние, а не весь салафизм как разновидность одного из учений в исламе. И еще хуситы выступают против присутствия в Йемене «Братьев-мусульман», видя в них проводников влияния Катара. Они хотели бы возродить зейдизм, ветвь шиизма, как основополагающую религиозную доктрину и вернуть Йемен к временам имамата, который пал в начале 60-х годов в результате революции, построить некое новое теократическое патриархальное государство. При этом они, на самом деле, ни в коем случае не выступают за какой-либо экспорт этой йеменской революции и ни за какой мировой джихад.

– Почему до сих пор хуситов не удалось одолеть, попросту говоря? За счет каких ресурсов они смогли так долго удерживать свои позиции? Неужели за счет одной лишь поддержки со стороны Ирана?

– Нет, конечно, у них имеется, прежде всего, внутрийеменская поддержка. Как я отметил, они обращаются к возрождению идей зейдизма как главной религиозной доктрины, и это находит поддержку многих йеменцев, которые в течение длительного времени, будучи в массе зейдитами, считали себя во многом ущемленными. Хотя те, кто правил страной ранее, были вроде бы как тоже зейдитами, они всячески выводили это ответвление шиизма из религиозного поля, формируя некую собственную религию. Так поступал покойный Али Абдалла Салех – он даже пытался и салафизм в стране распространить, хотя сам был зейдитом. Он фактически проводил реформу зейдизма, что, естественно, вызывало большое недовольство йеменцев.

Интересно, что именно недавний союз с Салехом, потом разорванный, в результате чего бывший президент и был убит, позволил хуситам обрести серьезную поддержку офицерских кадров бывшей йеменской армии. Так как большая часть ее осталась верна Салеху и, соответственно, в свое время перешла на сторону хуситов. Они получили все арсеналы вооружений, еще советского производства и российского: и танки, и артиллерию, и зенитные комплексы. Которые, правда, были слишком старыми, так что хуситы их переделывают в ракеты «земля – земля». Тем не менее они нашли свое применение в нынешней войне. Все это досталось хуситам благодаря союзу с Салехом.

Хуситы контролируют наиболее густонаселенные районы Йемена

Что касается иранской помощи, то ее объемы нельзя преувеличивать и она не способна изменить ситуацию. Хотя какие-то поставки из Тегерана, конечно же, идут, но они, скорее, очень единовременные. Но хуситы вообще особо не применяют танки и другую тяжелую технику в боях, и при рациональном использовании имеющихся ресурсов им их еще хватит надолго. Так же, как и ресурсов в виде живой силы. Хуситы контролируют наиболее густонаселенные районы Йемена, северные провинции, где проживает большинство населения, так как юг страны вообще мало заселен. Они вернулись, говоря откровенно, в свое естественное, архаичное, природное состояние, живя вновь племенами и общинами. Для большинства йеменцев, в принципе, несложно быстро самоорганизовываться в таких условиях и находить средства к существованию.

Но, как мы видим, не все у них получается. Население в горных областях увеличилось, и теперь без внешней поддержки, без импорта продовольствия происходит гуманитарная катастрофа. И вот это – главная проблема хуситов, а не необходимость думать о том, где достать патроны, снаряды и какие-либо виды оружия. Конечно, винить здесь, прежде всего, приходится именно начавшую войну против них первой Саудовскую Аравию и суннитскую коалицию. Так как, не будь морской и воздушной блокады йеменских портов, не было бы этих проблем.

– Из-за всех этих событий, блокады Ходейды, разрыва с Катаром, сближения с Израилем, убийства Хашукджи (Хашогги), репутация Саудовской Аравии, первой из иностранных государств прямо вмешавшейся в войну в Йемене, в исламском мире сильно сейчас подорвана?

Мухаммед бин Салман

– Конечно, да! Сейчас Эр-Рияд мусульмане мира воспринимают очень неоднозначно, ведь Саудовская Аравия смогла испортить свой имидж как в глазах традиционно настроенных, консервативных мусульман, так и, наоборот, в либеральных исламских кругах. Саудовские операции в Йемене сейчас вызывают, например, огромный гнев Турции, которая ведь сперва поддерживала действия Саудовской Аравии и ОАЭ против хуситов, считая все это войной суннитов против проиранских шиитов. Но в итоге, когда появились столь массовые и страшные жертвы, взгляды Анкары изменились, причем в сторону поддержки уже даже хуситского движения. А в это время наследный принц Мухаммед бин Салман приказывает убивать, как мы видим, критикующих его журналистов – в консульстве собственной страны в Турции!

Сейчас Эр-Рияд мусульмане мира воспринимают очень неоднозначно

И одновременно клерикальные круги, все те, кто выступает за сохранение старинных исламских ценностей, резко не приемлют его реформы. Показные, скажем откровенно, поверхностные, которые не затрагивают сути, как, например, разрешение женщинам водить автомобили или приглашения в страну западных звезд поп-музыки. Это бесит ортодоксов. А либералов – нежелание прекратить политические преследования инакомыслящих. В Саудовской Аравии человек в частном разговоре может какие-то критические фразы произнести в адрес Мухаммеда бин Салмана – и за это быстро оказаться в тюрьме. Саудовский наследный принц явно запутался в проведении своих реформ, пока лишь нажив себе врагов со всех сторон, – подчеркивает Кирилл Семенов.

По случаю Международного дня борьбы с коррупцией и Международного дня прав человека — Переводы


Français , English , العربية , اردو , Español , Português , فارسی

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Для немедленного распространения
Информационный бюллетень
10 декабря 2020 года

 

По случаю Международного дня борьбы с коррупцией и Международного дня прав человека Государственный департамент и Министерство финансов США объявили о введении санкций и визовых ограничений в отношении лиц, виновных в коррупции и серьезных нарушениях прав человека. Ниже приводится краткое изложение этих мер, принятых в соответствии с Административным указом (АУ) 13818 и Разделом 7031(c) Закона о финансировании Государственного департамента, иностранных операций и смежных программ на 2020 финансовый год (Div. G, P.L. 116-94), с переносом на последующий период Законом о продолжающихся ассигнованиях на 2021 финансовый год (Div. A, P.L. 116-159). Диаграмма, дающая представление о географическом охвате мер, принятых в рамках программы санкций в соответствии с Глобальным законом Магнитского, приводится здесь.

Кыргызская Республика

Райымбек Матраимов

  • Райымбек Матраимов, бывший Заместитель Председателя Государственной таможенной службы Кыргызстана, участвовал в преступной таможенной схеме, в рамках которой из Кыргызской Республики было отмыто не менее $700 млн. Матраимов включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое является нынешним или бывшим правительственным должностным лицом, ответственным или причастным или прямо или косвенно вовлеченным в коррупцию, включая незаконное присвоение государственных активов, экспроприацию частных активов для личной выгоды, коррупцию, связанную с государственными контрактами или добычей природных ресурсов, или взяточничество.
  • Кроме того, Государственный департамент вводит санкции в отношении Матраимова в соответствии с Разделом 7031(c) из-за его причастности к значительной коррупции при исполнении служебных обязанностей. Раздел 7031(c) предусматривает, что в случаях, когда Государственный секретарь располагает достоверной информацией о том, что должностные лица иностранных правительств причастны к значительной коррупции или грубым нарушениям прав человека, эти лица и их ближайшие родственники не имеют права на въезд в Соединенные Штаты. Закон также требует, чтобы Государственный секретарь публично или в частном порядке включил в санкционный список этих должностных лиц и их ближайших родственников. Помимо Матраимова, Госдепартамент подвергает санкциям его супругу Уулкан Тургунову.

Либерия

Гарри Варни Гбото-Намби Шерман

  • Гарри Варни Гбото-Намби Шерман, юрист, Сенатор Либерии и Председатель Судебного комитета Сената Либерии, предлагал взятки нескольким судьям, связанным с его судебным процессом по делу о взяточничестве 2010 года, и у него был незадекларированный конфликт интересов с судьей, который в конечном итоге вынес оправдательный вердикт в июле 2019 года. Шерман регулярно платил судьям за вынесение решений по делам в его пользу, а также, согласно сообщениям, содействовал выплатам либерийским политикам в поддержку импичмента судьи, который вынес решение против него. В рамках махинации 2010 года, которая привела к этому суду, Шерман был нанят британской горнодобывающей компанией в попытке получить один из последних оставшихся горнодобывающих активов Либерии – концессию на разработку месторождения железной руды в горах Вологизи. Шерман сообщил компании, что для получения контракта ей сначала необходимо добиться изменения закона Либерии о закупках и концессиях, подкупив высокопоставленных чиновников. В 2016 году Правительство Либерии предъявило Шерману и нескольким другим правительственным чиновникам обвинение в причастности к схеме взяточничества на сумму $950 000. В 2019 году председательствующий судья оправдал всех лиц, обвиненных в причастности к схеме взяточничества. Акты взяточничества Шермана демонстрируют более широкую модель поведения, направленную на оказание влияния на судебную систему и Министерство юстиции Либерии.
  • Шерман включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое является нынешним или бывшим правительственным должностным лицом, ответственным или причастным или прямо или косвенно вовлеченным в коррупцию, включая незаконное присвоение государственных активов, экспроприацию частных активов для личной выгоды, коррупцию, связанную с государственными контрактами или добычей природных ресурсов, или взяточничество.

Китайская Народная Республика

Ван Куок Кой

  • Ван Куок Кой, также широко известный по прозвищу “Сломанный зуб”, является лидером “Триады 14К”, одной из крупнейших в мире китайских организованных преступных организаций, которая занимается торговлей наркотиками, незаконными азартными играми, рэкетом, торговлей людьми и рядом других видов преступной деятельности. Помимо взяточничества, коррупции и подкупа, “Триада 14К” занимается аналогичной незаконной деятельностью на Палау. Кой включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, являющееся руководителем или должностным лицом организации, включая любую государственную организацию, которая участвовала, или члены которой участвовали в коррупции, включая незаконное присвоение государственных активов, экспроприацию частных активов для личной выгоды, коррупцию, связанную с государственными контрактами или добычей природных ресурсов, или взяточничество. Управление Министерства финансов США по контролю за иностранными активами (УКИА) также подвергло санкциям три организации, которые принадлежат Сломанному зубу или контролируются им:
    • Всемирная ассоциация истории и культуры Хунмэнь, базирующаяся в Камбодже и основанная в 2018 году Сломанным зубом;
    • Базирующаяся в Гонконге фирма Dongmei Group; и
    • Палау-китайская культурная ассоциация Хун-Мун, базирующаяся в Палау.

Хуан Юаньсюн

  • Хуан Юаньсюн – Начальник Уцуньского полицейского участка Сямыньского бюро общественной безопасности в провинции КНР Фуцзянь. Хуан был причастен к грубым нарушениям прав человека в Сямыне, представляющим собой особо серьезные нарушения свободы вероисповедания, в связи с задержанием и допросом практикующих Фалуньгун просто за то, что они исповедовали свои убеждения. Государственный департамент публично включил Хуана в санкционный список в соответствии с Разделом 7031(c) за его причастность к грубым нарушениям прав человека. Помимо Хуана, Госдепартамент также подверг санкциям его супругу.

Гаити

Джимми Шеризье

  • Во время службы в качестве сотрудника Гаитянской национальной полиции (HNP) Джимми Шеризье спланировал и участвовал в нападении в районе Ла-Салин в ноябре 2018 года в столице Гаити Порт-о-Пренсе. Шеризье включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое несет ответственность или является соучастником, либо прямо или косвенно участвовало в серьезных нарушениях прав человека.

Феднель Моншери

  • Феднель Моншери был Генеральным директором Министерства внутренних дел и местных органов власти и в этой роли участвовал в планировании нападения в Ла-Салине. Моншери включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое несет ответственность или является соучастником, либо прямо или косвенно участвовало в серьезных нарушениях прав человека.

Жозеф Пьер Ришар Дюплан

  • Жозеф Пьер Ришар Дюплан, который был представителем Президента Жовенеля Моиза в Департаменте во время нападения в Ла-Салине, обвиняется в том, что он был “интеллектуальным архитектором” нападения в Ла-Салине, и свидетели видели, как он обсуждал нападение с вооруженными членами банды в районе Ла-Салин. Дюплан включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое несет ответственность или является соучастником, либо прямо или косвенно участвовало в серьезных нарушениях прав человека.

Сальвадор

Хосе Антонио Альмендарис Ривас

  • Хосе Антонио Альмендарис Ривас был подполковником, который во время гражданской войны в Сальвадоре командовал Второй пехотной бригадой Вооруженных сил Сальвадора, в состав которой входила Четвертая рота BIC PIPIL. Альмендарис Ривас был причастен к грубым нарушениям прав человека, неся ответственность командования за внесудебное убийство, совершенное Четвертой ротой. Государственный департамент публично включил в санкционный список в соответствии с Разделом 7031(c) Альмендариса Риваса, а также его ближайших родственников.

Ямайка

Девон Орландо Бернард

  • Девон Орландо Бернард был сотрудником полиции в Управлении по борьбе с преступностью Полицейских сил Ямайки. Бернард был причастен к грубым нарушениям прав человека, а именно к внесудебным казням, как сотрудник Управления. Государственный департамент публично включил в санкционный список в соответствии с Разделом 7031(c) Бернарда, а также его ближайших родственников.
  • Кроме того, пять нижеуказанных сотрудников подразделения Бернарда были публично включены в санкционный список в соответствии с Разделом 7031(c) за их участие во внесудебных казнях. Также подвергнуты санкциям их ближайшие родственники.
    • Ренето Декордива Адамс
    • Патрик Энтони Коук
    • Шейн Сент-Обин Лайонс
    • Лефорд Гордон
    • Родерик Энтони Коллиер

Йемен: хуситские вооруженные формирования

Султан Забин

  • Как нынешний Директор хуситского Департамента уголовных расследований (CID) столицы Йемена Саны, Султан Забин и сотрудники возглавляемого им CID арестовывали, задерживали и пытали женщин под предлогом политики, направленной на пресечение проституции и организованной преступности. Забин включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое несет ответственность или является соучастником, либо прямо или косвенно участвовало в серьезных нарушениях прав человека. Забин включен в санкционный список в соответствии с АУ 13611 за участие в деятельности, прямо или косвенно, которая угрожает миру, безопасности или стабильности Йемена.

Абдул Хаким Аль-Хайвани

  • В качестве Заместителя хуситского Министра внутренних дел Абдул Хаким аль-Хайвани отвечал за многие места содержания под стражей и за службы безопасности, в том числе за CID Саны. Хайвани включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое является руководителем или должностным лицом организации, которая участвовала, или члены которой участвовали, в серьезных нарушениях прав человека в связи с его пребыванием в должности.

Абдул Рахаб Джарфан

  • Абдул Рахаб Джарфан – бывший Глава хуситского Бюро национальной безопасности (NSB). При Джарфане NSB систематически применяло пытки и жестокое содержание под стражей йеменских граждан, преимущественно тех, кто выступает против хуситских вооруженные формирований. Джарфан включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое является руководителем или должностным лицом организации, которая участвовала, или члены которой участвовали, в серьезных нарушениях прав человека во время его пребывания в должности.

Мотлак Амер аль-Маррани

  • Во время своего пребывания на посту бывшего Заместителя Директора хуситского NSB Мотлак Амер аль-Маррани осуществлял надзор за лицами, задержанными NSB, которые, как сообщается, во время содержания под стражей подвергались пыткам и другим видам жестокого обращения со стороны NSB. Маррани включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое является руководителем или должностным лицом организации, которая участвовала, или члены которой участвовали, в серьезных нарушениях прав человека во время его пребывания в должности.

Кадир аш-Шами

  • Кадер аш-Шами – бывший Директор хуситского Управления политической безопасности (PSO). С конца 2014 года хуситское PSO несет ответственность за регулярную практику задержания и пыток заключенных, в том числе детей. Шами включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, которое является руководителем или должностным лицом организации, которая участвовала, или члены которой участвовали, в серьезных нарушениях прав человека в связи с его пребыванием в должности.

Россия

Рамзан Кадыров

  • Рамзан Кадыров является Главой Чеченской Республики и включен в санкционный список в соответствии с АУ 13818 как иностранное лицо, являющееся руководителем или должностным лицом организации, включая любую государственную организацию, которая участвовала, или члены которой участвовали в серьезных нарушениях прав человека. Кадыров и силы, которыми он командует, широко известные как “кадыровцы”, причастны к убийству политика Бориса Немцова, занимавшего оппозиционную позицию по отношению к Президенту России Владимиру Путину, а также к другим серьезным нарушениям прав человека. 20 декабря 2017 года УКИА подвергло Кадырова санкциям в соответствии с Законом Магнитского о России как ответственного за внесудебные убийства, пытки и другие грубые нарушения международно признанных прав человека, совершенные в отношении лиц, стремящихся разоблачить незаконную деятельность должностных лиц Правительства Российской Федерации или получать, осуществлять, защищать или поощрять международно признанные права и свободы человека, такие как свобода вероисповедания, выражения мнений, ассоциаций и собраний, а также права на справедливое судебное разбирательство и демократические выборы в Российской Федерации. После его предыдущего включения в санкционный список кадыровцы под руководством Кадырова совершали и другие вопиющие нарушения прав, включая похищения, пытки и убийства представителей ЛГБТ-сообщества в Чеченской Республике.
  • 20 июня 2020 года Кадыров был включен в санкционный список в соответствии с Разделом 7031(c) Закона о финансировании Государственного департамента, иностранных операций и смежных программ на 2020 финансовый год за причастность к грубым нарушениям прав человека в Чеченской Республике, а именно – пыткам и внесудебным убийствам. Кадыров был публично включен в санкционный список, так же как и его супруга и двое детей.
  • Помимо Кадырова, УКИА включает в санкционный список следующие шесть компаний, зарегистрированных в России, которые продолжают приносить Кадырову значительную прибыль:
    • Абсолютный чемпионат “Ахмат” за то, что он принадлежит или контролируется Кадыровым.
    • Клуб “Ахмат” ММА за то, что он принадлежит или контролируется Кадыровым.
    • Футбольный клуб “Ахмат” (Грозный) за то, что он принадлежит или контролируется Кадыровым.
    • Фонд Ахмата Кадырова за то, что он принадлежит или контролируется Кадыровым.
    • ООО “Мегастройинвест” за то, что оно принадлежит Фонду Ахмата Кадырова или контролируется им.
    • ООО “Чеченские минеральные воды” за то, что оно принадлежит Фонду Ахмата Кадырова или контролируется им.
  • УКИА также включает в санкционный список пять человек, которые являются видными членами сети Кадырова:
    • Вахит Усмаев, Заместитель Премьер-министра Чечни, действовал или намеревался действовать в интересах или от имени Кадырова, прямо или косвенно.
    • Тимур Дугазаев, представитель Кадырова в Европе, действовал или намеревался действовать в интересах или от имени Кадырова, прямо или косвенно.
    • Зияд Сабсаби, представитель Кадырова, действовал или намеревался действовать в интересах или от имени Кадырова, прямо или косвенно.
    • Даниил Васильевич Мартынов, советник Кадырова по личной безопасности, действовал или намеревался действовать в интересах или от имени Кадырова, прямо или косвенно.
    • Сатиш Сеемар, тренер лошадей Кадырова, оказывал материальную помощь, спонсировал или предоставлял финансовую, материальную или технологическую поддержку, или товары и услуги, Кадырову или в поддержку Кадырова.
    •  

Дополнительные сведения об этих лицах, подвергнутых санкциям, приводятся в следующих заявлениях:

Министерство финансов США вводит санкции в отношении коррупционеров в Африке и Азии

Министерство финансов США вводит санкции в отношении серьезных нарушителей прав человека в Международный день прав человекаПубличное включение в санкционный список нынешних и бывших государственных должностных лиц в соответствии с Разделом 7031(c) Закона о финансировании Государственного департамента, иностранных операций и смежных программ в связи с причастностью к грубым нарушениям прав человека

Конфликт в Йемене: взгляд с 5 сторон

Йемен втянут в пучину гражданской войны: войска, лояльные президенту страны Абд Раббо Мансуру Хади противостоят повстанцам-шиитам (хоуситам).

Но внутренний с виду конфликт выплескивается далеко за пределы страны : здесь сплелись воедино и вечное противостояние между последователями двух основных ветвей ислама (шиитов и суннитов), и проблема терроризма (в регионе активно действует “Аль-Каида” и другие экстремистские группировки).

Саудовская Аравия пошла на открытое военное вмешательство, оправдывая его намерением восстановить в Йемене законную власть, вернуть в президентское кресло избранного главу государства, который покинул столицу Сану и бежал сначала на юг, во второй город страны Аден, а затем за границу.

Операция под кодовым названием “Буря решимости” началась в ночь на четверг 26 марта. Наряду с саудовской армией в ней принимают участие военные Бахрейна, Катара, Кувейта, Объединенных Арабских Эмиратов, Египта, Иордании, Марокко, Пакистана и Судана. Они утверждают, что речь идет пока лишь о воздушной операции, но саудовские войска, стянутые к границе, обстреливают йеменскую территорию.

Шиитский Иран поддерживает единоверцев – повстанцев-хоуситов. Хоуситы составляют около трети населения Йемена и проживают в основном на севере страны, в провинции Саада. Они неоднократно восставали, требуя предоставить этой провинции широкую автономию. Один из мятежей – в 2009 году – также помогла подавить Саудовская Аравия.

Боевое крыло движения хоуситов – группировка “Ансар Аллах”. Она борется не только с правительственными войсками, но и с “Аль-Каидой”, а также связанной с ней группировкой “Ансар аш-Шариа”.

Хоуситы активизировались на севере Йемена в 2011 году, во время протестов против режима президента Али Абдаллы Салеха. В августе прошлого года они начали массовые демонстрации протеста, а в середине сентября стали захватывать государственные учреждения столицы Саны. В настоящее время хоуситы контролируют Сану и значительную часть северных районов страны.

Корреспонденты “Евроньюс” рассказывают о том, как видится йеменский конфликт из Тегерана, Эр-Рияда, Анкары, Брюсселя и Вашингтона.

Йемен и Иран

Хосейн Алави

Хоуситы – умеренные шииты. В течении долгих лет они пользовались поддержкой Тегерана. Открыто оказывать им военную помощь Иран не может, однако он несомненно заинтересован в укреплении позиций хоуситов в преимущественно суннитском Йемене. Иран рассматривает Йемен в качестве ключевой стратегически важной страны в регионе, в котором он хочет осуществлять свое политическое влияние.

Власти Исламской республики утверждают, что происходящее в Йемене – внутренние дела этой страны, и кризис должен быть урегулирован путем диалога. Хоуситов Тегеран представляет как значительную часть населения, которая пользуется широкой поддержкой, и военную операцию против них называет стратегической ошибкой.

Удары с воздуха, которые ВВС Саудовской Аравии наносят по позициям хоуситов, в Иране приравнивают к войне. Власти Исламской республики подозревают, что это демонстрация силы в ответ на поддержку Тегераном шиитского ополчения в Ираке, которое борется против боевиков группировки “Исламское государство”.

Саудовская Аравия и другие сунниты Персидского залива

Рияд Муассес

26 марта 9 других суннитских стран присоединись к Саудовской Аравии в военной операции против повстанцев-шиитов в Йемене. К этому времени хоуситы при поддержке сторонников бывшего президента Али Салеха уже контролировали столицу Сану.

Ослабить влияние шиитов в Йемене – стратегическая задача Рияда. От этого зависит место королевства на политической карте Ближнего Востока и его успех в противостоянии давнишнему сопернику в регионе – Ирану, который поддерживает мятежников.

Ситуацию в Йемене Саудовская Аравия квалифицирует как проявление экспансионистских амбиций ее главного конкурента в Ираке, Сирии, Ливане и Бахрейне.

Руководство Ирана и большинство населения страны принадлежат к шиитской ветви ислама, в то время как большинство других региональных держав следуют суннитскому учению.

Новый альянс между двумя бывшими врагами – сторонниками экс-президента Салеха и хоуситами – стремится контролировать весь Йемен. Успех этого союза в продвижении по территории страны вынудил Саудовскую Аравию сотоварищи к ответным действиям. Они не могут допустить, чтобы Баб-эль-Манде́бский пролив, дающий доступ к Красному морю и Суэцкому каналу, контролировали недружественные силы.

Йеменский интерес Анкары

Бора Байрактар

Турция, где сунниты составляют большинство населения, объявила о своей поддержке Саудовской Аравии, возглавившей борьбу против хоуситов.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который планирует посетить Тегеран в начале апреля, обвиняет Иран в желании доминировать на Ближнем Востоке.

“Как можно позволить такое? Этот процесс уже начался, он беспокоит нас, Саудовскую Аравию и страны Персидского залива. Это совершенно недопустимо, и Иран должен это понять,” – заявил Эрдоган.

Анкара считает, что конфликт превратился в межконфессиональное противостояние, которое Иран разжигает для дестабилизации региона и достижения своих целей – в том числе в Сирии, Ливане и Ираке.

Турецкие власти выразили готовность оказать материально-техническую поддержку арабской коалиции в борьбе против хоуситов и готовы ради этого рискнуть политическими и торговыми отношениями с Ираном, которые в последнее улучшились.

Turkey’s siding with Saudis in Yemen crisis further sours Iran ties #Turkey#Yemenhttp://t.co/sivkK74kjfpic.twitter.com/xtn03xdwDm

— Middle East Eye (@MiddleEastEye) 30 Mars 2015

Европейский Союз выжидает

Олаф Брунс

Как заявила на прошлой неделе глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини, “военные действия не могут быть путем решения кризиса в Йемене”. Она добавила, что применение силы может привести к активизации в регионе экстремистских и террористических группировок, которые воспользуются ситуацией. “Единственный путь урегулирования ситуации – дипломатический,” – настаивает Могерини.

Брюссель не считает йеменский кризис важным фактором, способствующим росту экстремизма. Совсем иначе относятся в ЕС к ситуации в Сирии и Ливии, расположенным гораздо ближе к его границам .

Угроза возвращения в Европу из Йемена радикально настроенных и хорошо подготовленных боевиков кажется менее актуальной. Хотя в Брюсселе не забыли, что ответственность за расправу с редакцией парижского французского сатирического еженедельника Charlie Hebdo в январе этого года в Париже взяло на себя йеменское крыло “Аль-Каиды”.

К тому же ЕС вместе с США, Россией и Китаем спешит разрешить проблему ядерной программы Ирана в отведенный для этого срок, и йеменский конфликт, который больше похож на прямую конфронтацию между Эр-Риядом и Тегераном, разгорелся в самое неподходящее время. А потому ЕС занял пока выжидательную позицию и старается держаться в стороне.

Взгляд на Йемен из Вашингтона

Штефан Гробе

В США многие рассматривают конфликт в Йемене как очередное свидетельство ухудшения заходящей в тупик ситуации на Ближнем и Среднем Востоке.

В американских политических кругах этот конфликт стал причиной новых споров между администрацией президента Обамы и контролирующими Конгресс республиканцами о правильности подхода к решению проблем ИГИЛ, Ирана, Ливии и даже сокращения численности американского контингента в Афганистане.

Республиканцы теперь припоминают Обаме его слова: несколько месяцев назад президент США назвал Йемен “примером успешной антитеррористической стратегии” своей администрации. Обама намекал тогда на использование американских беспилотников для борьбы с “Аль-Каидой” на Аравийском полуострове (об этой секретной миссии американские власти открыто никогда не говорят).

Но несмотря на то, что ситуация с безопасностью вышла в Йемене из-под контроля, Обама на прошлой неделе вновь заявил, что США и дальше будут сотрудничать с йеменскими властями в борьбе с терроризмом.

Проваленная война Королевства в Йемене by Amin Saikal

КАНБЕРРА – Несмотря на более чем пятилетнюю военную интервенцию в Йемене, кампания коалиции возглавляемой Саудовской Аравией не смогла спасти страну от распада. Южный переходный совет (ЮПС), поддерживаемый Объединенными Арабскими Эмиратами, в настоящее время занимает важный порт Адена и, к большому разочарованию Саудовской Аравии, объявил о самоуправлении над югом. Но в конечном счете, это де-факто разделение не может снизить нестабильность в Йемене и регионе.


  1. A Golden Opportunity to End Destructive Fishing Subsidies







    Yao Feng/VCG via Getty Images

В действительности, Йемен уже фактически разделен на три территориальных образования. Поддерживаемый правительством Саудовской Аравии президент Абду Раббух Мансур Хади, сейчас находящийся в изгнании, и поддерживаемые Ираном повстанцы-Хуситы контролируют две других единицы. Это продлило боевые действия – описанные как “гражданская война в рамках гражданской войны” – с глубокими геостратегическими последствиями.

Конфликт продолжается с начала 2015 года, когда Арабская коалиция, состоящая из Саудовской Аравии и восьми других стран, включая ОАЭ, начала массированную военную интервенцию. Главным архитектором был наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бен Салман (МБС), ныне де-факто правитель королевства. Решающим сторонником был столь же сильный Мохаммед бен Заид (MБЗ), наследный принц эмирата Абу-Даби и заместитель верховного главнокомандующего вооруженными силами ОАЭ.

Цель МБС была двоякой. Одна состояла в том, чтобы укрепить свои позиции в королевской семье, чтобы стать преемником своего отца, стареющего короля Салмана ибн Абдель Азиза аль-Сауда. Другая состояла в том, чтобы восстановить правление Хади, которое закончилось в сентябре 2014 года, когда боевики из меньшинства шиитов – хуситов зейдитского направления захватили Сану, столицу Йемена, и изгнали его. MБС также хотел продемонстрировать шиитскому Ирану, что суннитская Саудовская Аравия – место двух самых святынь Ислама – больше не будет пассивной силой и не потерпит расширения влияния Ирана в регионе, особенно до границы с Саудовской Аравией.

Антииранская цель МБС нашла отклик у МБЗ и других союзников, которые сформировали противовес Исламской Республике. Администрация Президента США Барака Обамы находилась в процессе переговоров по иранскому ядерному соглашению, которое было подписано в июле 2015 года. Несмотря на то, что продолжающиеся переговоры вызвали у Обамы сомнения по поводу интервенции под руководством Саудовской Аравии, Американский традиционный альянс с королевством одержал победу, и США поддержали коалицию.

Саудовская Аравия предполагала, что в течение нескольких недель вооруженная интервенция и воздушные бомбардировки нанесут поражение хуситам и восстановят власть Хади в Сане. Но они недооценили социальную и политическую сложность страны, которая воссоединилась только в 1990 году, когда коммунистический юг объединился с поддерживаемым Саудовской Аравией севером.

Subscribe to Project Syndicate

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world’s leading thinkers, including weekly long reads, book reviews, topical collections, and interviews; The Year Ahead annual print magazine; the complete PS archive; and more. All for less than $9 a month.


Subscribe Now

Президент Северного Йемена Али Абдулла Салех сыграл ключевую роль в воссоединении и управлял объединенным Йеменом железной рукой до 2012 года, когда народное восстание вынудило его передать власть Хади. Но политическая кончина Салеха вскоре привела к политической, социальной и религиозной раздробленности, поскольку вакуум власти заполнили группировки от хуситов до Аль-Каиды.

Интервенция под руководством Саудовской Аравии для всех сторон оказалась дорогостоящей как в человеческом, так и в экономическом плане. Хотя официальных данных предоставлено не было, по оценкам, расходы на войну к 2018 году превысили $100 млрд., со значительными потерями как войск, так и военной техники.

Ущерб, нанесенный конфликтом йеменскому народу, был астрономическим. По данным Организации Объединенных Наций, около 112 000 человек были убиты, в том числе 12 000 гражданских лиц, причем почти 70% гражданских лиц погибли в результате воздушных ударов коалиции. Более того, 80% граждан страны – 24 миллиона человек – нуждаются в гуманитарной помощи, и в 2019 году ООН сообщила о том, что почти десять миллионов находились “в одном шаге от голода”. Страна также претерпела обширное физическое разрушение.

Растущее число жертв и гуманитарный кризис побудили Обаму раскритиковать операции Арабской коалиции, и в декабре 2016 года он прекратил продажу некоторых видов вооружения Саудовской Аравии. Преемник Обамы, Дональд Трамп, изменил курс и предоставил саудовцам оружие и карт-бланш в Йемене.

И все же, цель Трампа, Иран, имеет причины чувствовать себя стратегически устойчивыми. Хуситы теперь командуют значительной частью Йемена вдоль границы с Саудовской Аравией, а ЮПС разрушил юг. Между тем, силы Хади занимают меньшие территории, что должно обеспокоить не только MБС, но и Трампа, который утверждает, что Иран является источником всех проблем в регионе и он должен быть сдержан любой ценой.

На протяжении большей части войны, MБС пытался консолидировать власть дома. Несмотря на растущую международную критику военной кампании и разногласия в Арабской коалиции – особенно между королевством и ОАЭ – MБС не желал признавать бесполезность этой авантюры. Это соответствовало его решимости пренебречь всей остальной критикой, включая его предположительное разрешение на убийство Джамаля Хашогги в Стамбуле в октябре 2018 года и арест потенциальных противников внутри Саудовской королевской семьи.

Война может находиться в новой фазе. В то время как саудиты предпочитают прекратить контроль ЮПС над югом, существуют признаки того, что они отступают, после нарушения соглашения о прекращении огня и распада Эр-Риядского соглашения, мирного договора, заключенного в ноябре 2019 года. Союзники и враги королевства не отступят в своем стремлении к превосходству как на севере, так и на юге, даже несмотря на то, что на страну надвигается пандемия COVID-19 (первый случай был подтвержден в прошлом месяце).

Разделение вряд ли послужит делу стабильности и безопасности в Йемене. Но это дает возможность MБС и Трампу подвести итоги своей политики, которая усугубила неопределенность в Персидском заливе. Легких решений не существует. Но только при поддержке мирных переговоров между враждующими сторонами под руководством ООН можно будет даже достичь политического урегулирования, которое избавит регион от дальнейшего соперничества за власть – и дальнейшего кровопролития.

РСМД :: Аналитические статьи

Все темыАТРБезопасностьВнешняя политика РоссииГлобальное управлениеМир через 100 летМногополярный мирОбразование и наукаОбщество и культураТехнологииЭкологияЭкономикаЭнергетика

Все регионыАнтарктикаАрктикаАфрикаБалканыБлижний ВостокВосточная Азия и АТРЕвропаКавказЛатино-Карибская АмерикаОкеания и АвстралияПостсоветское пространствоРоссияСеверная АмерикаЦентральная АзияЮго-Восточная АзияЮжная Азия

Все проектыБудущее Большой ЕвропыВекторы развития европейской части постсоветского пространства: вызовы для РоссииВосточная Азия: приоритеты внешней политики РоссииГлобализация 2.0: новые подходы к преподаванию и исследованиямГлобальная наукаГородские завтраки РСМДГуманитарное измерение российско-европейских отношений: проблемы и перспективы развития науки, образования и культурыЕвразийская экономическая интеграция: эффективные модели взаимодействия экспертовЕжегодник СИПРИ 2011Зеленая повестка: политическое измерениеЗимняя школа РСМД «Миграция в глобальном мире»Искусство дипломатии и политический опыт: преемственность поколенийИсламский фактор в современной мировой политикеКонкурс «Глобальные перспективы»Конкурс молодых журналистов-международниковКонкурс онлайн-курсов по международным отношениямЛекции в Музее современной истории РоссииЛетняя школа «Дорожная карта международного сотрудничества в Арктике»Летняя школа «Интерактивные ресурсы для публичной и корпоративной дипломатии»Летняя школа «Молодежный саммит АТЭС: цели, приоритеты и перспективы»Летняя школа в Екатеринбурге «Ситуация в Центральной Азии: безопасность, экономика, человеческое развитие»Летняя школа ЕЭК и РСМД «Евразийская экономическая интеграция: приоритеты, перспективы, инструменты»Международное измерение информационной безопасностиМеждународное научно-техническое сотрудничество РоссииМеждународное сотрудничество в АрктикеМеждународные и социальные последствия использования технологий искусственного интеллектаМеждународные миграционные процессы: тренды, вызовы, перспективы Монография «Великая конвергенция: Азия, Запад и логика единого мира» Монография «Дилеммы Британии: российский взгляд»Новая Восточная Европа: анализ ситуации и стратегическое позиционирование России в регионах ЦВЕ, Балтии и на европейском фланге постсоветского пространстваНовая повестка российско-британских отношенийНовая повестка российско-французских отношенийОбразовательная и научная миграция в РоссиюОрганизация международной экспертизы проектов для РНФПовышение эффективности участия России в «Группе восьми», «Группе двадцати» и БРИКСПолитическая и экономическая динамика стран Центральной АзииПолитические риски для российских проектов в области мирного атомаПроблемы формирования нового мирового порядкаПрогнозирование динамики международной средыПути преодоления проблем российско-грузинских отношенийРазработка рекомендаций по интернационализации высшего образования России в целях повышения его качества и конкурентоспособности на период 2013–2017 гг.Российская стратегия на Африканском континентеРоссийско-американский диалог в области кибербезопасностиРоссийско-германский диалог по международным отношениям (GRID)Россия — США — Китай: протекционизм, вопросы безопасности и конкуренция в сфере высоких технологийРоссия и АТР: концептуальные основы политики в области безопасности и развитияРоссия и Вьетнам: пределы и возможности двусторонних отношенийРоссия и Греция: перспективы и возможности двусторонних отношенийРоссия и Евроатлантическое сообществоРоссия и ЕС: возможности партнерства и построение сети экспертно-аналитических центровРоссия и Индия: к новой повестке двусторонних отношенийРоссия и Иран: становление стратегического сотрудничестваРоссия и Италия: двустороннее сотрудничество и региональный контекстРоссия и Италия: Средиземноморские диалогиРоссия и Китай: партнерство в контексте вызовов безопасности и развития в АТРРоссия и Мексика: новые двусторонние отношенияРоссия и Пакистан: подходы к безопасности в регионе Персидского заливаРоссия и Республика Корея: перспективы двусторонних отношенийРоссия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовахРоссия и Турция: партнерство в контексте вызовов безопасности и развития в Западной АзииРоссия и Япония: пути решения проблем двусторонних отношенийСанкции против России: направления эскалации и политика противодействияСборник «Украинский кризис через призму международных отношений»Система безопасности на Ближнем ВостокеСправочник «Военно-политические исследования в России»Справочник «Международные исследования в России. 1000 экспертов и 100 организаций»Справочник «Международные исследования в России»Справочник «Миграционное поле России»Стратегическая стабильность и снижение риска ядерной угрозыТезисы о внешней политике России (2012–2018 гг.)тесттТрехтомная хрестоматия «Современная наука о международных отношениях за рубежом»Трехтомный сборник «Внешняя политика России: 2000–2020»Хельсинки +40Хрестоматии «Арктический регион: проблемы международных отношений»Хрестоматия «Миграция в России. 2000–2012»Хрестоматия «Мир через 100 лет»Хрестоматия «Россия в глобальном мире: 2000-2011»Хрестоматия «Теория международных отношений: современные тенденции»Хрестоматия «Эволюция постсоветского пространства: прошлое, настоящее, будущее»Электронная интернационализация российских университетовЮжная Азия: возможности и вызовы для России

Все страныАвстралияАвстрияАзербайджанАландские острова, ФинляндияАлбанияАлжирАмериканские Виргинские острова, СШААмериканское Самоа, СШААнгильяАнголаАндорраАнтигуа и БарбудаАргентинаАрменияАрубаАфганистанБагамыБангладешБарбадосБахрейнБеларусьБелизБельгияБенинБермуды, БритБолгарияБоливияБонайреБосния и ГерцеговинаБотсванаБразилияБританские Виргинские острова, Брит.БрунейБуркина-ФасоБурундиБутанВануатуВатиканВенгрияВенесуэлаВиргинские острова, СШАВосточный ТиморВьетнамГабонГаитиГайанаГамбияГанаГваделупаГватемалаГвиана, ФранцияГвинеяГвинея-БисауГерманияГернси, Брит.ГибралтарГондурасГондурасГонконгГренадаГренландияГрецияГрузияГуам, СШАДанияДжерсиДжибутиДоминикаДоминиканская РеспубликаЕгипетЗамбияЗападная СахараЗимбабвеИзраильИндияИндонезияИорданияИракИран, Исламская РеспубликаИрландияИсландияИспанияИталияЙеменКабо-ВердеКазахстанКаймановы острова, Брит.КамбоджаКамерунКанадаКатарКенияКипрКиргизияКирибатиКитайКНДРКНРКокосовые острова, АвстралияКолумбияКоморыКонгоКонго, Демократическая РеспубликаКоста-РикаКот-д’ИвуарКубаКувейтКюрасаоЛаосЛатвияЛесотоЛиберияЛиванЛивияЛитваЛихтенштейнЛюксембургМаврикийМавританияМадагаскарМайоттаМакаоМакедонияМалавиМалайзияМалиМальдивыМальтаМароккоМартиникаМаршалловы островаМексикаМикронезияМозамбикМолдавияМонакоМонголияМонтсерратМьянмаНамибияНауруНепалНигерНигерияНидерландыНикарагуаНиуэ, Новая ЗеландияНовая ЗеландияНовая КаледонияНорвегияОбъединенные Арабские ЭмиратыОманОстров МэнОстров Норфолк, АвстралияОстров Рождества, АвстралияОстрова КайманОстрова КукаОстрова ПиткэрнПакистанПалауПалестинаПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруПольшаПортугалияПуэрто-РикоРеспублика КореяРеюньонРоссияРуандаРумынияСальвадорСамоаСан-МариноСан-Томе и ПринсипиСаудовская АравияСвазилендСеверные Марианские острова, СШАСейшелыСен-Бартелеми, ФранцияСен-Мартен, ФранцияСен-Пьер и Микелон, ФранцияСенегалСент-Винсент и ГренадиныСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСербияСингапурСинт-МартенСирияСловакияСловенияСоединенное КоролевствоСоединенные ШтатыСоломоновы островаСомалиСуданСуринамСьерра-ЛеонеТаджикистанТаиландТайвань (Китай)Танзания, Объединенная РеспубликаТеркс и КайкосТогоТокелауТонгаТринидад и ТобагоТувалуТунисТуркменияТурцияУгандаУзбекистанУкраинаУоллис и ФутунаУругвайФарерские островаФедеративные Штаты МикронезииФиджиФилиппиныФинляндияФолклендские островаФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияХорватияЦентральноафриканская РеспубликаЧадЧерногорияЧешская РеспубликаЧилиШвейцарияШвецияШпицбергенШри-ЛанкаЭквадорЭкваториальная ГвинеяЭль-СальвадорЭритреяЭстонияЭфиопияЮжная АфрикаЮжная ОсетияЮжный СуданЯмайкаЯпония

Санаа | История, население и факты

Sanaa , арабский anʿāʾ или Sana , город, столица Йемена. Он расположен у западного подножия горы Нукум, на высоте более 7200 футов (2200 метров) над уровнем моря, в западной части страны. Сана на протяжении многих веков была главным экономическим, политическим и религиозным центром Йеменского нагорья. Название города означает «укрепленное место».

Британская викторина

Города мира

Обелиски, небоскребы и карнавалы — это лишь некоторые из достопримечательностей, которые делают эти города знаменитыми.Проверьте свои знания о больших городах и их особенностях.

История

Санаа — один из старейших постоянно населенных городов мира, хотя точная дата его основания неизвестна. Согласно йеменской легенде, он был основан Симом, одним из трех сыновей Ноя. Он расположен на месте древней доисламской крепости Гумдан, которая может датироваться I и II веками до нашей эры. Сана был арабским центром христиан и евреев до того, как он был обращен в ислам Али, четвертым халифом и зятем Пророка Мухаммеда в 632 году нашей эры.История города как мусульманского центра — это история спорадического соперничества между неортодоксальными зайдитскими имамами (лидерами) и соперничающими династиями; Зайдийский имамат, первоначальная столица которого находился в Хагде на севере, просуществовал с частыми перерывами с IX века по 1962 год. В XII – XV веках состояние города резко упало по мере того, как сменявшие друг друга завоеватели Йемена создавали их столицы в других городах. Во время правления Абд аль-Ваххаба ибн Шахира из династии Шахиридов в начале 16 века город был украшен множеством прекрасных мечетей и медресе (исламских богословских школ).

Номинально находившаяся под османским владычеством с середины 16 века, Сана эффективно контролировалась имамами с начала 17 века до 1872 года; только тогда османам удалось захватить и удержать город. Гражданская борьба между османами и имамами продолжалась до 1911 года, когда договор предоставил последним почти полную автономию. Сана стала национальной столицей независимого Йемена после поражения Османской империи в Первой мировой войне. При имаме Ахмаде (правил в 1948–1962 годах) столица была перенесена на юг в Тахиз, но Сана снова стала столицей после революции 1962 года и провозглашения Йеменская Арабская Республика (Северный Йемен).Революция изгнала имамата Зайди и открыла Сану для политических и культурных изменений, но она также вызвала восьмилетнюю гражданскую войну. В 1990 году Сана стала столицей объединенной страны, когда Северный Йемен объединился с Народной Демократической Республикой Йемен (Южный Йемен).

Часть западной части Саны, Йемен, на фоне горы Нкум.

Art Resource, Нью-Йорк

Современный город

Старый город окружен массивной стеной высотой 20–30 футов (6–9 метров), пронизанной многочисленными воротами.Наиболее примечательными с архитектурной точки зрения являются Йеменские ворота (Баб аль-Яман), переименованные в Ворота Свободы после революции 1962 года. Старая Сана включает 106 мечетей, 12 хаммамов (бань) и 6500 домов, построенных до 11 века нашей эры. Многоэтажные дома-башни, построенные из темного базальта и кирпича, украшены замысловатым фризом и красивыми резными окнами. Самая известная мечеть Саны, Аль-Джамих аль-Кабир (Великая мечеть), содержит священную святыню, которая когда-то была главным объектом почитания Зайди. Старые базары (араб. suq s, рынки) начинаются в Баб-эль-Ямане и простираются на север мимо Великой мечети.Район называется Сук аль-Миль (Соляной рынок), но состоит из множества небольших базаров, где продаются самые разные товары. К северо-западу от старого города находится бывший летний дворец имама, расположенный на крутом выступе скалы с видом на Вади Дхарр. В садовом пригороде Равах, к северу от Саны, есть прекрасная мечеть в мавританском стиле. Ках аль-Яхуд (еврейский квартал), обнесенное стеной гетто в западной части города, долгое время был центром практики традиционных ремесел, таких как изысканные изделия из золота и серебра и вышивка.Практически все столичные евреи эмигрировали в Израиль в 1949–1950 годах, нанеся почти смертельный удар по кустарному хозяйству.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишитесь сейчас

Традиционная изоляция Саны была смягчена открытием (1961 г.) всепогодной дороги к порту Аль-Худайда на юго-западе; дорога была профинансирована Китаем. Другая автомагистраль ведет к Тахизу, который связан со старым портом Мокко (Аль-Муха), который сейчас мало используется. Международный аэропорт Саны находится в соседнем Аль-Рахабе.

Помимо функции города как регионального торгового центра, развитие современной промышленности стимулировалось иностранной помощью; особенно важна хлопчатобумажная фабрика, построенная китайцами (открыта в 1966 г.). Многие жители города — государственные служащие. Несколько жилых домов и общественных зданий в столице и ее окрестностях были повреждены во время гражданской войны 1962–70. Университет Саны был основан в 1970 году.

В конце 20 века население Саны росло в геометрической прогрессии, примерно с 35 000 в начале 1960-х годов до более 400 000 к середине 1980-х; его большая столичная территория (городская агломерация) превысила 1 000 000 человек в начале 21 века.Город расширялся во всех направлениях с увеличением населения, но Старая Сана, уменьшившаяся до одной десятой населения и площади города, оставалась без внимания до 1980-х годов, когда ЮНЕСКО и правительство Йемена начали усилия по сохранению и ремонту города-крепости. . В 1986 году он был внесен в список Всемирного наследия. Поп. (2004) 1 707 586; (2009 г.) 2 022 867.

Сана

Сана, Йемен.

Глен Эллисон / Getty Images Последняя редакция и обновление этой статьи проводились Адамом Августином, управляющим редактором справочного содержания.

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

  • Зайдия

    Зайдия, секта мусульман-шиитов, верность Зайду ибн Али, внуку Хусейна ибн Али. Зайд был сыном четвертого шиитского имама Али ибн Хусейна и братом Мухаммада аль-Бакира. В то время, когда обозначение и…

  • Йемен

    … условие соглашения об объединении, Сана , бывшая столица Северного Йемена, функционирует как политическая столица страны, а Аден, бывшая столица Южного Йемена, функционирует как экономический центр.Два компонента Йемена пережили поразительно разные истории: тогда как в Северном Йемене никогда не было периода…

  • История Аравии: Сабеи

    … также ознаменовался появлением Саны как правительственного центра и королевской резиденции (во дворце Гумдан), почти соперничающей со статусом Махриба.Тем не менее, Махриб (с его дворцом Салкин) сохранял свой престиж до VI века нашей эры.…

Йемен — Профиль страны — Республика Йемен

Официальное название:
Аль-Джумхурия аль-Ямания
краткая форма: Аль-Яман
международная полная форма: Республика Йемен
международная краткая форма: Йемен

Код страны ISO : ye

Телефонный код страны: +967

Столица: Sana’a (Sanaa, pop, 1.6 миллионов)

Другие города: Аден, аль-Ходейда, аль-Райан, Таиз (Таиз), аль-Моха и аль-Мукала.

Правительство:
Президентская Республика
Объединение бывшего Южного и Северного Йемена: 22 мая 1990 года.
Независимость: 1918 год (от Османской империи)
1967 (Южный Йемен от Великобритании)
Конституция: принята 21 мая 1990 года и ратифицирована в мае 1991 года.

География:
Местоположение: Ближний Восток, на берегу Аравийского моря, Аденского залива и Красного моря, между Оманом и Саудовской Аравией.
Площадь: 527 970 км² (203 796 кв. Миль)
Местность: Гористая местность, граничащая с пустыней с плоской песчаной прибрежной равниной.

Климат:
Умеренный климат в горных районах западной части страны, чрезвычайно жаркий с минимальным количеством осадков в остальной части страны. На побережье влажно.

Люди:
Национальность: йеменцы.
Население: 26 миллионов (2014 г.)
Этническая группа: преимущественно арабы, второстепенные афро-арабы, выходцы из Южной Азии и европейцы.
Религии: ислам, включая шафиитов (суннитов) и зайдитов (шиитов), небольшое количество евреев, христиан и индуистов.
Языки: арабский.
Грамотность: всего около 50%, в том числе 30% женщин.

Природные ресурсы: Нефть, природный газ, рыба и морепродукты, каменная соль, небольшие месторождения угля и меди.

Продукция сельского хозяйства: Кофе, хлопок, фрукты, овощи, зерновые, животноводство и птица; Кат (куст, содержащий натуральный амфетамин).

Отрасли: Добыча сырой нефти и нефтепереработка; мелкосерийное производство хлопчатобумажных тканей и кожгалантереи; переработка пищевых продуктов; ремесла; малый завод алюминиевых изделий; цемент; ремонт торговых судов.

Товарная продукция экспорта: нефть сырая, кофе, рыба сушеная и соленая, газ сжиженный.

Партнеры по экспорту: Китай 24,5%, ОАЭ 16,5%, Южная Корея 10%, Саудовская Аравия 10%, Кувейт 9,1%, Индия 8,5% (2015)

Импорт — товары: продукты питания и живые животные, оборудование и оборудование, химия

Импорт — партнеры: ОАЭ 20,9%, Китай 14,3%, Саудовская Аравия 9,9%, Кувейт 7,4%, Индия 4,6% (2015)

Валюта: Йеменский риал (YER)

Йемен в цифрах
Йемен ключевые статистические данные.

Древний Йемен

С появлением великих древних цивилизаций в
Египет, Месопотамия и Средиземное море, исторический Йемен
стал важным сухопутным торговым связующим звеном между этими цивилизациями
и высоко ценимые предметы роскоши в Южной Аравии и на восток
и юг. В результате выросло несколько доисламских торговых королевств.
верхом на торговом маршруте благовоний, который пролегал на северо-запад между
предгорья и край пустыни.Во-первых, была минайская
царство, которое длилось примерно с 1200 по 650 год до нашей эры, и чье
процветание было связано в основном с торговлей ладаном и специями.
Большое и процветающее царство Саба (Шева), основанное в
X век до н.э. и правил Билкис, царицей Савской, среди
другие, были известны своим эффективным земледелием и обширным орошением.
система построена вокруг большой плотины, построенной в Марибе. Дальше на юг
и восток, в регионе, который позже стал Южным Йеменом, были
царства Катабан и Хадрамаут, которые также участвовали в
торговля благовониями.Последним из великих доисламских царств было то, что
Химьяра, который просуществовал примерно с 1 века до н.э. до 500-х гг.
Н.э. (см. Химьяриты). На их высоте Сабеи и Химьяриты
королевства охватывали большую часть исторического Йемена. Из-за их
известность и процветание, государства и общества древнего Йемена
все вместе назывались Аравия Феликс на латыни, что означает «Счастливый
Аравия ». Однако, когда римляне оккупировали Египет в I веке
До н.э. они сделали Красное море своим основным торговым путем.С
упадок караванных путей, королевства южной Аравии потеряны
большая часть их богатства и впала в безвестность. Красное море проплыло
мимо Йемена, и то, чем занимался Йемен по морю, мало
влияние на интерьер страны. Район Тихама, который был жарким,
влажный, унесенный песчаными бурями и окутанный дымкой, изолировал
сравнительно обводненные и густонаселенные высокогорья. Ослабленный
Йеменские режимы, которые следовали за торговыми королевствами, не могли
предотвратить оккупацию Йемена христианским абиссинским королевством
(современная Эфиопия) в 4-м и начале 6-го веков нашей эры и
Сасаниды Персии в конце VI века, незадолго до подъема
ислама.Расцвет ислама. Исламская эра, начавшаяся в 7-м веке.
века, содержит множество событий, имеющих решающее значение для формирования Йемена и
йеменский народ. Сила, с которой ислам распространился из
истоки в Мекке и Медине в соседнем регионе Аль-Хиджаз (
Хиджаз) привели к быстрому и основательному обращению Йемена в ислам.
Йеменцы были широко представлены среди первых воинов ислама, которые
прошел на север, запад и восток от Аравии, чтобы расширить мусульманскую территорию.
Йеменом правили мусульманские халифы, начиная с
Династия Омейядов, правившая из Дамаска во второй половине
7 век; Правлению Омейядов следовали халифы Аббасидов в
начало 8 века (см. Халифат).Основание местного йеменца
династия в 9 веке фактически положила конец правлению Аббасидов с
Багдад и власть арабского халифата. Это позволило Йемену
развивать свой вариант арабо-исламской культуры и общества в
относительная изоляция. В 10 веке создание
Зайдинский имамат, по сути теократия, на крайнем севере Йемена.
установили глубокую и прочную связь между городами и племенами
северное нагорье и зайдитская шиитская секта ислама.Напротив,
двухвековое правление Расулидов, начиная с 1200-х гг.
и первоначально базировавшаяся в Адене, определила прибрежные районы и
южные нагорья с шафиитским исламом. Расулиды, одна из главных
династий в истории Йемена, отколовшихся от египетских Айюбидов
династия править самостоятельно. Их столица, позже расположенная по адресу
Таиз был известен своим разнообразным художественным и интеллектуальным разнообразием.
достижения. Османское владычество в португальском начале XVI века.
купцы пришли в Аравию и овладели торговыми путями Красного моря
между Египтом и Индией.Португальцы аннексировали остров
Сокотра в Индийском океане, и с этой точки зрения
безуспешно взять под контроль Аден. Вслед за португальцами
египетские мамелюки пытались захватить власть в Йемене,
успешно захватил Сану, но не смог взять Аден. Армии
Османская империя завоевала Египет в 1517 году, а в 1538 году принесла большую часть
Йемен под их контролем. Османы были изгнаны почти
столетие спустя, после долгой борьбы, которую возглавил Зайдинский имамат,
объединили и укрепили йеменскую идентичность и положили начало долгому периоду
Зайди.Йемен развил обширную торговлю кофе под
Османское владычество, когда прибрежный город Мокко (Аль-Муха) становится
кофейный портвейн международного значения; несмотря на это, высокогорье
Йемена оставался экономически и культурно изолированным от
внешний мир с середины 17 века до почти середины 19 века.
век, период, в течение которого Западная Европа находилась под сильным влиянием
современной мыслью и технологиями. Процесс, с помощью которого Йемен и
Народ Йемена разделили на две страны, начав с британцев.
захват Адена в 1839 г. и повторная оккупация Северного Йемена
Османы в 1849 году.На протяжении второй половины XIX века
и османы, и британцы расширили свой контроль над Йеменом.
земли. В начале 20 века две державы провели границу.
между своими территориями, которые стали называть Северным и Южным
Йемен соответственно. Эта граница оставалась нетронутой на протяжении большей части
20 век. В Северном Йемене османское правление встретило значительные
оппозиция в начале 1900-х гг. Под руководством Зайди
имам, йеменцы устроили множество восстаний.После многих лет восстания в
1911 г. османы наконец предоставили имаму автономию в отношении большей части
Северный Йемен. Поражение в Первой мировой войне заставило османов эвакуироваться
Йемен в 1918 году. Последний из имамов на следующие 44 года Север
Йеменом правили два могущественных имама. Имам Яхья ибн Мухаммад и
его сын Ахмад создал там королевское государство, как и короли
Англия и Франция сделали это столетиями раньше. Два имама
укрепили государство и обезопасили его границы. Они использовали
имамат, чтобы изолировать Йемен и возродить его исламскую культуру и
общества в то время, когда традиционные общества во всем мире
снижается под имперским правлением.Пока Йемен под двумя имамами
казались почти застывшими во времени, небольшое, но увеличивающееся количество
Йеменцы осознали контраст между автократическим обществом.
они считали застой и политическую и экономическую модернизацию
происходящие в других частях мира. Это привело к важному
цепь событий: рождение националистического движения за свободный Йемен
в середине 1940-х годов, сорванная революция 1948 года, в которой имам Яхья был
убит, неудавшийся переворот 1955 года против имама Ахмада и, наконец, 1962 год.
революция, в ходе которой имам был свергнут группой националистических
офицеров и Йеменская Арабская Республика (YAR) была провозглашена в соответствии с
руководство Абдуллы ас-Саллала.Первые пять лет президентства
Правление ас-Саллала с 1962 по 1967 гг. Составило первую главу в
история Северного Йемена. Отмеченный революцией, с которой он начался,
этот период стал свидетелем продолжительной гражданской войны между йеменскими республиканскими
силы, базирующиеся в городах и поддерживаемые Египтом, и роялисты
сторонники свергнутого имама, которых поддерживают Саудовская Аравия и Иордания.
В 1965 году президент Египта Гамаль Абдель Насер встретился с королем Фейсалом.
Саудовской Аравии рассмотреть возможность урегулирования гражданской войны.Встреча привела к соглашению, согласно которому обе страны обязались
прекратить их участие и позволить народу Северного Йемена
выбрать собственное правительство. Последующие мирные конференции были
Однако безрезультатно, и в 1966 году бои снова разгорелись. К 1967 году
война зашла в тупик, и республиканцы разделились на
противостоящие фракции относительно отношений с Египтом и Саудовской Аравией.
В конце 1967 года правительство Аль-Саллала было свергнуто, и он был
сменил на посту президента Абдул Рахман аль-Ириани.Бои продолжаются
до 1970 года, когда Саудовская Аравия прекратила помощь роялистам и
установил дипломатические отношения с Северным Йеменом. Аль-Ириани осуществил
долгожданное перемирие между республиканскими и роялистскими силами, и
председательствовал над принятием демократической конституции в 1970 году.
В июне 1974 года военнослужащие во главе с полковником Ибрагимом аль-Хамди устроили
бескровный переворот, утверждая, что правительство Аль-Ириани стало
неэффективно. Конституция была приостановлена, а исполнительная власть была
наделен командным советом, в котором доминируют военные.Аль-Хамди
председательствовал в совете и пытался укрепить и реструктурировать
политика в Северном Йемене. Аль-Хамди был убит в 1977 году, и его
преемник, бывший начальник штаба Ахмед Хусейн аль-Гашми, был
убит в июне 1978 года. Длительное пребывание на посту президента Али Абдуллы
Салех, правивший Северным Йеменом с 1978 года до его слияния с Южным
Йемен в 1990 году.

Война в Йемене | Отслеживание глобальных конфликтов

Последние изменения

Бои между коалицией, возглавляемой Саудовской Аравией, и поддерживаемыми Ираном повстанцами-хуситами в Йемене продолжают причинять вред мирным жителям, вызывать перемещение населения в регионе и ограничивать гуманитарный доступ.В феврале 2021 года повстанцы-хуситы начали наступление, чтобы захватить Мариб, последний оплот международно признанного правительства Йемена, а в начале марта повстанцы-хуситы нанесли ракетные удары с воздуха по Саудовской Аравии, в том числе по нефтяным танкерам, объектам и международным аэропортам. Коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, ответила на учащение нападений авиаударами по Сане, столице Йемена. Наступление стало самым смертоносным столкновением с 2018 года, в результате которого погибли сотни боевиков и осложнились мирные процессы.

Хотя президент Джо Байден объявил о прекращении поддержки США наступательных операций под руководством Саудовской Аравии в Йемене в ответ на возобновление наступления хуситов, остается неясным, как Соединенные Штаты определяют наступательные операции и какие виды поддержки, включая поставки оружия, средства и материально-техническое и разведывательное обеспечение — прекратится. Более того, хотя Соединенные Штаты объявили о прекращении поддержки наступательных операций, они воздержались от побуждения Саудовской Аравии к прекращению блокады на побережье Йемена, которая не позволяла танкерам с топливом заходить в Ходейду, главный порт и пункт доступа для гуманитарной помощи. перетекать в страну.

Фон

Гражданская война в Йемене началась в 2014 году, когда повстанцы-хуситы — шиитские повстанцы, связанные с Ираном и исторически восставшие против суннитского правительства, — взяли под контроль столицу и крупнейший город Йемена Сану, потребовав снижения цен на топливо и создания нового правительства. После неудачных переговоров повстанцы захватили президентский дворец в январе 2015 года, что вынудило президента Абд Раббу Мансура Хади и его правительство подать в отставку. Начиная с марта 2015 года коалиция стран Персидского залива во главе с Саудовской Аравией начала кампанию экономической изоляции и воздушных ударов по повстанцам-хуситам, в которой участвовал У.С. Материально-техническое и разведывательное обеспечение.

Хади отказался от своей отставки и вернулся в Аден в сентябре 2015 года, и с тех пор боевые действия продолжаются. Усилия ООН по посредничеству в мирных переговорах между союзными повстанцами-хуситами и международно признанным правительством Йемена застопорились летом 2016 года. По состоянию на декабрь 2017 года Хади, как сообщается, проживал в изгнании в Саудовской Аравии.

В июле 2016 года хуситы и правительство бывшего президента Али Абдуллы Салеха, свергнутые в 2011 году после почти тридцати лет пребывания у власти, объявили о формировании «политического совета» для управления Саной и большей частью северного Йемена.Однако в декабре 2017 года Салех порвал с хуситами и призвал своих последователей выступить против них с оружием в руках. Салех был убит, а его войска разбиты в течение двух дней.

Вмешательство региональных держав в конфликт Йемена, включая Иран и страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией, угрожает втянуть страну в более широкий суннитско-шиитский раскол. Многочисленные поставки иранского оружия повстанцам-хуситам были перехвачены в Аденском заливе в результате морской блокады, введенной Саудовской Аравией с апреля 2015 года.В ответ Иран направил свой военно-морской конвой, что еще больше рискует эскалацией военных действий между двумя странами.

Между тем, конфликт продолжает наносить тяжелый урон мирным жителям Йемена, превращая Йемен в самый серьезный гуманитарный кризис в мире. По оценкам ООН, 131 000 из 233 000 смертей в Йемене с 2015 года являются результатом косвенных причин, таких как отсутствие продовольственной безопасности и отсутствие доступа к медицинским услугам. Около двадцати пяти миллионов йеменцев по-прежнему нуждаются в помощи, пять миллионов находятся под угрозой голода, а вспышка холеры затронула более миллиона человек.Сообщается, что все стороны конфликта нарушили права человека и международное гуманитарное право.

Помимо продолжающейся гражданской войны, Соединенные Штаты продолжают контртеррористические операции в Йемене, в основном полагаясь на авиаудары по «Аль-Каиде» на Аравийском полуострове (АКАП) и боевикам, связанным с самопровозглашенным «Исламским государством». В 2016 году США нанесли примерно 35 ударов по Йемену; в 2017 году их было проведено около 130. В апреле 2016 года Соединенные Штаты развернули небольшую группу сил, чтобы консультировать и помогать саудовским войскам отбить территорию у АКАП.В январе 2017 года в ходе рейда Сил специальных операций США в центральном Йемене был убит один военнослужащий США, несколько боевиков, предположительно связанных с AQAP, и неизвестное количество йеменских гражданских лиц.

Проблемы

Соединенные Штаты глубоко инвестируют в борьбу с терроризмом и насильственным экстремизмом в Йемене, сотрудничая с правительством Йемена в борьбе с терроризмом с момента бомбардировки авианосца «Коул» в 2000 году. С 2002 года Соединенные Штаты нанесли почти четыреста ударов по Йемену.Хотя повстанцы-хуситы не представляют прямой угрозы для Соединенных Штатов, их атаки на инфраструктуру и территорию Саудовской Аравии угрожают важному партнеру США.

йеменских повстанцев арестовали бывшего министра в столице, сообщает семья

КАИР (AP) — В воскресенье повстанцы Йемена задержали бывшего министра культуры и писателя, который открыто критиковал их правление, сообщили его родственники и адвокат.

Повстанцы, известные как хуситы, на рассвете штурмовали дом Халида ар-Рвайшана в пригороде столицы Саны, захватив личные бумаги и документы.Затем Аль-Рвайшан был доставлен в неизвестное место, сказал его адвокат Ваддах Кутаиш.

Сын бывшего министра, Ваддах аль-Рвайшан, подтвердил арест, заявив, что хуситы «похитили» его.

Представитель повстанцев-хуситов не ответил на телефонные звонки с просьбой прокомментировать ситуацию.

Халид ар-Рвайшан родился в Сане в 1962 году. В 2006 году он занимал пост министра культуры в правительстве бывшего президента Али Абдуллы Салеха.

Ар-Рвайшан не покинул Сану в 2014 году, когда повстанцы-хуситы захватили город и большую часть северного Йемена, свергнув международно признанное правительство президента Абеда Рабо Мансура Хади.

Ар-Рвайшан критиковал повстанцев за задержание тысяч йеменцев, в том числе правозащитников, во время жестокой гражданской войны в стране.

Хуситы, связанные с Ираном, задержали множество активистов, журналистов и юристов. Правозащитные группы задокументировали десятки случаев насильственных исчезновений и произвольных арестов и говорят, что задержанных пытали до смерти в учреждениях, управляемых хуситами.

Ранее в этом месяце суд, возглавляемый повстанцами-хуситами, приговорил четырех журналистов к смертной казни по обвинению в шпионаже.

Эти четверо входили в группу из 10 журналистов, задержанных хуситами и обвиненных в «сотрудничестве с врагом», имея в виду коалицию под руководством Саудовской Аравии, которая ведет войну с повстанцами с 2015 года.

Коалиция, поддерживаемая США, с тех пор нанесла безжалостные авиаудары и блокаду Йемена, беднейшего государства арабского мира.

Несмотря на то, что коалиция под руководством Саудовской Аравии объявила об одностороннем двухнедельном прекращении огня с 9 апреля, о насилии сообщали как международно признанное правительство, так и хуситы.

Сообщается, что самые ожесточенные бои происходят на севере, недалеко от границы с Саудовской Аравией, а также к востоку от столицы. Саудовская Аравия также нанесла удар по Сане в четверг.

В результате конфликта в Йемене погибло более 100 000 человек и возник самый серьезный в мире гуманитарный кризис, в результате чего миллионы людей страдают от нехватки продовольствия и медицинских услуг.

Авторские права © 2021. Все права защищены. Этот веб-сайт не предназначен для пользователей, находящихся в Европейской экономической зоне.

Политические разногласия на юге Йемена — Европейский совет по международным отношениям

Сводка

  • С 2010-х годов широкий спектр сепаратистских движений представлял основные политические требования на юге Йемена.
  • Эти группы мотивированы своим географическим и историческим происхождением, поддерживаются различными иностранными державами и разделены своими требованиями независимости или автономии.
  • Южный переходный совет, наиболее известная сепаратистская группировка, утверждает, что представляет юг в целом, но имеет ограниченный контроль над некоторыми частями западных провинций.
  • Столкновение в 2019 году между советом и международно признанным правительством представляет самую серьезную угрозу для антихуситской коалиции с начала конфликта в Йемене.
  • Реализация Эр-Риядского соглашения сильно отстает от графика, и неясно, сможет ли Саудовская Аравия обеспечить выполнение соглашения, учитывая уход ОАЭ из Йемена.
  • Европейский Союз должен продолжать поддерживать развитие и государственное строительство в Йемене, активизировать свои усилия по посредничеству между йеменцами и развивать институциональные и демократические платформы, на которых южане могут достичь самоопределения.

Введение

5 ноября 2019 года международно признанное правительство Йемена (IRG) подписало Эр-Риядское соглашение с сепаратистской группой Южного переходного совета (STC), направленное на урегулирование вооруженного конфликта между сторонами, который возобновился тремя месяцами ранее, когда STC изгнал IRG из его временной столицы Адена. Эта вспышка насилия вынудила международное сообщество сосредоточить внимание на южном вопросе после того, как оно отодвинуло его на второй план, чтобы справиться с кризисом, возникшим в результате захвата хуситами Саны и большей части высокогорья страны в 2014 году.Иностранные державы, вовлеченные в более широкую войну в Йемене, уделяют ограниченное внимание южному сепаратизму, отчасти потому, что все они хотят, чтобы страна оставалась единой. Однако их подход неустойчив: война ставит страну под угрозу распада. Только путем решения разнообразных сложных проблем, возникших на юге Йемена, Европейский союз может добиться успеха в своих усилиях по созданию нейтральных, конструктивных возможностей для посредничества и развития по всей стране.

Этот документ посвящен истокам, развитию и перспективам политических проблем на юге Йемена.Он начинается с анализа исторических разделений на юге, в котором освещаются ключевые проблемы в конкретных провинциях, включая политическую раздробленность, которая произошла с 2015 года, когда война в Йемене впервые приобрела международный характер. В конце статьи исследуется значение Эр-Риядского соглашения, а также последствия для юга нынешних попыток положить конец войне. В нем утверждается, что директивным органам ЕС необходимо решать разнообразные сложные проблемы, стоящие перед южным Йеменом, если они хотят найти устойчивое решение конфликта, и даются несколько рекомендаций о том, как они могли бы этого достичь.ЕС должен продолжать поддерживать развитие и государственное строительство в Йемене и должен активизировать свои усилия по посредничеству между южанами, а также между южанами и северянами. Это будет способствовать сотрудничеству и сосуществованию, поощряя развитие институциональных и демократических платформ, на которых южане могут достичь самоопределения.

Два десятилетия Йеменской Республики

Йеменская Республика была образована в 1990 году в результате слияния Йеменской Арабской Республики (YAR) со столицей в Сане и Народной Демократической Республики Йемен (PDRY), которая со столицей в Адене была преемник британской колонии Аден и протекторатов.Президент Али Абдулла Салех пришел к власти в YAR в 1978 году. Он стал президентом Йеменской Республики с момента ее создания и занимал этот пост до тех пор, пока арабские восстания не вынудили его уйти в отставку в 2012 году. Его заменил его вице-президент Абд Раббу. Мансур Хади на выборах одного кандидата в соответствии с Соглашением о Совете сотрудничества стран Залива (ССЗ). Этот процесс поддержали не только государства Персидского залива, но и другие крупные мировые державы, проявляющие интерес к Йемену. Южные сепаратистские движения не воспринимают Хади как союзника, потому что он — южанин, мигрировавший в Сану после поражения его фракции в борьбе внутри НДРЮ в 1986 году.

Двухлетний переходный процесс в рамках Соглашения ССЗ также включал Конференцию по национальному диалогу, призванную объединить все политические силы страны и выработать консенсусное решение бесчисленных политических, экономических и социальных проблем страны. Хотя большинство ее членов были южанами, конференция не смогла привлечь к столу некоторые сепаратистские фракции, поскольку они отказались участвовать в любой дискуссии, в которой юг рассматривался как часть Йемена, и требовали, чтобы он был признан независимым образованием, основанным на на границе до 1990 г.Южный вопрос был одним из многих вопросов, которые переходный период и Конференция по национальному диалогу не смогли решить, в основном из-за упорства и разногласий внутри южных движений.

Международное сообщество, в том числе страны ЕС и страны Персидского залива, которые образуют военную коалицию под руководством Саудовской Аравии, осуществляющую интервенцию в Йемен, официально признает Йеменскую Республику как представителя всего Йемена, включая юг. Он поддерживает IRG с 2015 года, когда Хади перенес свою столицу в Аден.

Истоки южных движений

До независимости

Территория, представляющая интерес для южных сепаратистских движений, оставалась под эффективным британским контролем до обретения независимости. С 1950-х годов в этом районе активно противостояли британским колониальным проектам. Он был домом для активного профсоюзного движения со связями со своими британскими коллегами и, в меньшей степени, с Британской лейбористской партией. В 1960-х годах, после свержения имамата в Сане и создания YAR, на юге усилилось антиколониальное движение.Он был разделен на две соперничающие группы, первой из которых была Насеритская народная социалистическая партия, группа во главе с Абдуллой аль-Аснагом, которая постепенно превратилась в поддерживаемый Египтом Фронт освобождения оккупированного Южного Йемена (FLOSY). Вторым движением был Фронт национального освобождения, который возник в рамках Движения арабских националистов — организации, у которой были напряженные и сложные отношения с президентом Египта Гамалем Абдель Насером.

Эти два движения боролись против Британии, оставаясь соперниками.В 1967 году Фронт национального освобождения победил в серьезной борьбе с FLOSY. Захват Фронтом национального освобождения большей части территории протекторатов убедил Великобританию договориться с ним о независимости летом 1967 года, прежде чем передать ему контроль над страной в ноябре следующего года. В дальнейшем НДРЮ стала единственным арабским государством, открыто присоединившимся к советскому блоку на протяжении оставшихся двух десятилетий холодной войны.

Народно-Демократическая Республика Йемен

Режим PDRY, который проводил социальную политику, ориентированную на благосостояние, и пытался создать ориентированную на социализм смешанную экономику с сильной ролью государственного и кооперативного секторов, характеризовался деструктивной борьбой фракций.(Спорный вопрос, в какой степени эти конфликты внутри Йеменской социалистической партии были результатом идеологических разногласий или более традиционного регионального или племенного соперничества.)

За 23 года существования НДРЮ режим проводил антиплеменную политику и отвергал региональную приверженность, например, сначала нумерацию, а не наименование губернаторств. Когда руководство в конечном итоге выбрало названия провинций, оно выбрало те, которые относились к географическим или древним историческим образованиям, а не к современным социальным или племенным принадлежностям.Режим также поощрял йеменцев использовать имена своих отцов и дедов, а не фамилии или племенные имена. На политическом уровне он также пытался обеспечить, чтобы люди из всех частей страны, а также все социальные группы были представлены на руководящих должностях, стремясь включить садов ( прямых потомков Пророка Мухаммеда), племенные группы , и с низким статусом. Эти инициативы, однако, не смогли предотвратить возникновение острых внутренних конфликтов, которые привели к неконституционному отстранению от должности высших руководителей в 1969, 1978 и (наиболее заметно) 1986 году.

Конфликт 1986 года был самым продолжительным и кровопролитным из трех. Первоначально борьба за власть в политическом бюро Йеменской социалистической партии, борьба вылилась на улицы и переросла в региональный конфликт. Людей задерживали или убивали, полагая, что место их рождения определяло их принадлежность к определенной стороне. Таким образом, многие наблюдатели описали конфликт 1986 года как возврат к трайбализму. Нет никаких сомнений в том, что официальная политика поощрения национальной, а не региональной приверженности не может изменить многовековую культуру всего за два десятилетия.Это особенно верно в отношении региональных разделений и соперничества, столь же интенсивных, как на западе НДРЮ.

Эти события имеют непосредственное отношение к ситуации в Йемене в начале 2020 года, поскольку стороны, подписавшие Эр-Риядское соглашение, в значительной степени разделены на те же две фракции, которые сражались друг с другом в конфликте 1986 года. Сегодня ЮТК является преемником группы, которая продолжала править НДРЮ в течение оставшихся четырех лет ее существования (но главные лидеры которой были убиты в процессе), в основном из провинций Лахидж и Дали.С другой стороны, Хади и многие его министры имеют корни в побежденной фракции, члены которой были в основном из провинций Абьян и Шабва и укрылись в Сане после своего поражения в 1986 году.

Объединение и рост недовольства южан

Из всех официальных политических лозунгов в НДРЮ «Йеменское единство» было самым популярным. Социалистический режим не пытался создать национальную идентичность южного Йемена, но поддерживал популярную концепцию йеменской нации, как и руководство в YAR.Когда в 1990 году произошло объединение, его приветствовала вся страна. Йеменцы повсюду надеялись на свободное передвижение и процветающую экономику, надеясь, что позитивные элементы политической, социальной и экономической политики двух предыдущих режимов возобладают в единой стране.

южан, однако, вскоре были горько разочарованы. Официальный трехлетний переходный период ознаменовался быстрым падением уровня жизни на юге, прекращением субсидий на основные продовольственные товары и ростом цен, поскольку на практике риал немедленно заменил динар.Официальные лица и другие лица, переехавшие в Сану, чтобы быть ближе к центру власти, пренебрегли городом Аден. Бедные отдаленные сельские районы пострадали, когда правительство отменило свои аграрные реформы: более 20 000 мелких землевладельцев потеряли свои права узуфрукта и были вынуждены работать издольщиками или поденщиками. Тем временем элита до обретения независимости восстановила свои привилегии, как и другие близкие соратники режима Салеха. Среди бенефициаров нового порядка были семьи, которые стали богатыми после миграции в Саудовскую Аравию и были готовы инвестировать в йеменские общины, из которых они произошли.

Ухудшение отношений между режимом Салеха и Йеменской социалистической партией, разделившей с ним власть в переходный период, отразилось в убийстве или попытке убийства более 150 лидеров партии, а также в участившихся взаимных обвинениях между два лидерства. Парламентские выборы 1993 года привели к маргинализации Йеменской социалистической партии, которую в новом правительстве сменила исламистская партия Ислах. Отношения между южным и северным руководством еще больше ухудшились, что привело к гражданской войне 1994 года между сторонниками Салеха и фракциями Йеменской социалистической партии, которые призвали вернуть границу, существовавшую до 1990 года.Салех решительно выиграл эту войну благодаря поддержке изгнанников из предыдущих конфликтов на юге (включая бывших военных, таких как Хади). Его победа привела к разграблению Адена и других городов исламистскими фундаменталистами, включая членов бывших южных режимов, боевиков, вернувшихся с джихада в Афганистане, и северян, считавших юг рассадником атеизма и коммунизма.

В последующие годы экономическое положение южан ухудшилось, а их социальная жизнь все больше подпадала под влияние консервативных религиозных норм, что особенно сказывалось на женщинах.В условиях, когда в политической жизни на юге преобладали партии Ислаха и Салеха, Всеобщий народный конгресс, разрыв между бедным большинством и небольшим меньшинством богатых людей, большинство из которых были сподвижниками Салеха (как с севера, так и с юга), увеличивался. Таким образом, многие люди убеждаются, что режим дискриминировал юг.

Развитие южного сепаратистского движения, 2007-2017 гг.

В 2006 году йеменские военнослужащие и сотрудники служб безопасности, которые были вынуждены уйти в отставку после 1994 года, начали движение, которое первоначально требовало выплаты пенсий в поисках средств для достижения разумного уровня жизни.Жестокое подавление этого движения режимом Салеха привело к его распространению за пределы Дали и Лахиджа, захватившего город Аден и такие районы, как восточная провинция Хадрамаут. После начала арабских восстаний в 2011 году тысячи йеменских сторонников движений начали призывать к политическим, социальным и экономическим реформам для улучшения условий жизни людей и сокращения неравенства. Южане объединили свои силы с другими йеменцами на короткий период, но после подписания Соглашения ССЗ сепаратисты стали сильнее, а другие элементы реформаторского движения ослабли.

После краха переходного периода Соглашения GCC в 2014 году и захвата Саны хуситами, IRG Хади попыталась восстановить свое положение в Адене. Сепаратисты выступили против присутствия ИРГ в городе отчасти потому, что в его правительстве было много северян. Это отражало все более ожесточенные анти-северные предрассудки на юге, что привело к жестокому обращению со многими людьми северного происхождения и их изгнанию из Адена и соседних провинций.

Начиная с 2010-х годов, основные политические требования на юге выражались широким кругом сепаратистских движений, единственное идеологическое отличие которых заключается в том, требуют ли они полной независимости или автономии.Эти движения подверглись значительной фрагментации. Некоторыми руководят бывшие соперничающие лидеры НДРЮ или их сыновья — как, например, Али Салем Аль Бид и Хасан Баум, оба из Хадрамаута и получают большую часть своей поддержки от этой провинции, но утверждают, что представляют всю юг. Движения, представляющие собой смесь союзников и соперников, организованы в рамках Высшего совета мирной борьбы за освобождение и восстановление Юга (который в последнее десятилетие получил несколько другие названия).Некоторые из движений, например, возглавляемые семьей аль-Джифри, возникли в колониальный период, в то время как другие возникли в последние годы, способствуя политической раздробленности, которая характерна для Йемена с 2015 года. Али Насер Мохаммед, бывший президент PDRY и один из многих южан, бежавших на север после 1986 года, также был активен на протяжении всего периода, проводя собрания в различных местах, хотя он поддерживал создание федеральной системы, а не отделение.

Европейские страны и другие иностранные державы безуспешно пытались поощрять различные сепаратистские движения к реорганизации в управляемое количество организаций с ясными целями. Это включало серию встреч в Абу-Даби, Аммане, Бейруте, Каире и различных европейских столицах, на которых присутствовали различные комбинации лидеров сепаратистов и их сторонников (последняя из них состоялась в Брюсселе в декабре 2019 года). В лучшем случае эти лидеры обязуются посещать последующие встречи.Но им постоянно не удавалось согласовать даже краткосрочные программы или цели. Хотя все они призывают либо к автономии юга в рамках единого Йемена, либо к прямому возвращению к независимому южному государству вдоль границы до 1990 года, любое громкое объявление о формальной группировке сепаратистских организаций сразу же привело к отрицанию со стороны некоторые из подписавших. Этот беспорядок является результатом отсутствия у них фундаментальной политики: никто из них не продвигал никаких социальных, экономических или иных программ, кроме призыва к отделению.Это также является результатом их ограниченных, корыстных целей, которые игнорируют потребности широких слоев населения, включая их сторонников, которые все страдают от нестабильности и глубоких экономических проблем.

Однако с 2017 года одна фракция стала доминировать в национальном и международном дискурсе о южном сепаратизме: STC, организация, созданная в апреле того же года бывшим губернатором Адена Айдаруса аль-Зубайди и его ближайшими союзниками Хани бин Брейком, бывший министр без портфеля в правительстве Хади и Шалал Шай.На Хади оказывала давление коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, в частности Объединенные Арабские Эмираты, которые представляли ее в Адене, с целью уступить Зубайди и его союзникам правительственные должности (несмотря на их поддержку сепаратизма и их оппозицию фракции Хади в конфликте 1986 года). Хади так и сделал, но рост напряженности в правительстве в конечном итоге заставил его уволить Зубайди и бин Брейка, что побудило их сформировать STC.

Геополитические раскладки

Было бы ошибкой разграничивать соперничающие южные группы строго по провинциям.Каждая провинция Йемена, определенная режимом НДРЮ и лишь немного измененная после объединения, содержит множество политических образований, которые сформировались до обретения независимости, особенно на территориях нынешних Абьян, Дали, Лахидж и Шабва. Политическое соперничество времен до обретения независимости и времен НДРЮ будет оставаться источником нестабильности на долгие годы. За три десятилетия после объединения возникло и другое соперничество. Более того, поддержка объединения распространена среди многих на юге, включая не только выходцев из семей со смешанным прошлым, но и йеменцев, которые работают, путешествуют и поддерживают отношения по всей стране.

Тем не менее, для большей части внешнего мира южные сепаратистские движения теперь синонимичны ЮТК. Такое упрощение ситуации может привести к опасным политическим выборам. STC добился своего международного признания благодаря стратегии ОАЭ в йеменском кризисе. Одно из двух государств, наиболее ответственных за интернационализацию гражданской войны в Йемене, ОАЭ сосредоточили свои интервенции на юге страны. После развертывания войск в Адене в июле 2015 года и сыграв важную роль в изгнании сил хуситов-салехов из города, ОАЭ возглавили операции коалиции в южных мухафазах.До Эр-Риядского соглашения Саудовская Аравия участвовала в этих мероприятиях только в качестве посредника между силами, поддерживаемыми ОАЭ, и IRG.

В ОАЭ создано несколько организаций, призванных обеспечивать безопасность в южных провинциях: «Пояса безопасности» в Абьяне, Адене, Дали, Лахидже и Сокотре; и «Элитные силы» в Хадрамауте и Шабве. Эти группы возглавляются салафитами (суннитами-фундаменталистами), прошли обучение и были развернуты при помощи Эмиратов, и им платят непосредственно ОАЭ.Хотя формально они работают на IRG, они не подчиняются министерству обороны или министерству внутренних дел Йемена. Помимо реализации стратегии ОАЭ по подрыву Ислах — партии, которую они считают связанной с Братьями-мусульманами — в Адене и за его пределами, эти силы связаны с ЮТК в западных мухафазах. Таким образом, STC может обеспечить выполнение своей воли с помощью поясов безопасности.

STC открыла офисы в некоторых западных столицах и получила доступ к услугам компаний по связям с общественностью, в то время как его командиры путешествуют, чтобы встретиться с мировыми лидерами и продвигать свое дело.Это позволило ему достичь международного статуса за счет множества других южных сепаратистских организаций, которые он маргинализировал. За последние два года соперничество между STC и IRG усилилось, кульминацией которого стало изгнание IRG из Адена в августе 2019 года. Событие совпало с официальным уходом ОАЭ из Адена, который покинул Саудовскую Аравию, чтобы согласовать STC с IRG. .

Как обсуждалось выше, из-за своей фрагментации южные сепаратистские группы до сих пор не могли выработать общие позиции или создать прочные союзы, что мешает международному сообществу находить между ними собеседников.Если международные политики хотят изменить это, им необходимо понять различные направления сепаратизма, которые проходят через юг по отношению к границам Йемена до 1990 года.

Аден

Как бывшая столица НДРЮ, Аден был официально назван экономической столицей Йемена, когда страна была объединена — хотя это было в значительной степени формальностью, поскольку до 2015 года правительство совершало короткие визиты в город зимой, когда Погода там приятная (а в Сане холодно).В ходе боев 2015 года в местные силы сопротивления входили бойцы с широким спектром идеологий и союзов, некоторые из которых получили значительную поддержку со стороны ОАЭ.

Учитывая положение Адена в качестве временной столицы, все фракции считают важным поддерживать там публичное присутствие. Это особенно актуально для IRG: без своей базы в Адене это не более чем правительство в изгнании. Отсюда усилия Саудовской Аравии по выработке того, что стало Эр-Риядским соглашением. С 2015 года Аден изо всех сил пытается стать настоящей столицей IRG.Это связано с тем, что Хади и большинство его министров используют Эр-Рияд в качестве своей основной базы и поэтому редко бывают в Адене, где расположено большинство оставшихся посольств в Йемене. Международные организации имеют свои основные йеменские офисы в Сане и иногда действуют из Аммана и Джибути, поддерживая лишь минимальное присутствие в Адене.

Более того, отношения между правительством Хади и различными южными сепаратистскими группировками в Адене с самого начала были напряженными. Немногие члены местных сил сопротивления признают легитимность Хади на посту президента, поскольку большинство из них поддерживает сепаратистов.Непростой союз между сторонами продлился до 2017 года, когда Хади снял Зубайди с поста губернатора Адена. Показателем баланса сил в городе является позиция Шая, который сохранил свой пост после увольнения Зубайди, номинально подчиняясь IRG до 12 августа 2019 года — когда его союзники по ЮТК изгнали правительство Хади из Адена. В конце концов, он был уволен в середине августа 2019 года после того, как STC захватил Аден, но в начале 2020 года, похоже, продолжает активно участвовать.

Помимо того, что Аден является основным местом конфликта между IRG и STC, он также страдает от значительной незащищенности, вызванной борьбой между различными силами.В частности, «Пояс безопасности» и другие салафистские силы, связанные с ЮТК, — в соответствии с пожеланиями своих эмиратских спонсоров — часто совершали нападения на лиц, связанных с соперничающими политическими группами, в основном с Ислахом. ОАЭ и STC публично называют эти нападения «антиджихадистскими», тем самым отождествляя последователей Ислаха с членами «Аль-Каиды» или группировки «Исламское государство» (ИГИЛ). С помощью этих местных сил ОАЭ якобы содержали секретные тюрьмы по всему региону, в которых они пытали задержанных и содержали их без суда в течение длительных периодов времени.Более того, ОАЭ якобы нанимали иностранные группы наемников для убийства членов Ислах и других предполагаемых врагов.

Запутанная политическая ситуация в Адене отражает сложную историю города, особенно его роль в качестве центра миграции в прошлом веке. Помимо того, что это место назначения для сельских йеменцев, ищущих возможности трудоустройства, Аден также был основным портом, из которого эмигрировали йеменцы. Люди приезжали в Аден из протекторатов, имамата и YAR, создавая основу для очень смешанного общества — такого, которое намного либеральнее, чем другие части Йемена, — а также интеллектуального и политического центра.Эти факторы делают ксенофобские нападения на северян в Адене еще более резкими.

Шабва и Абьян

Во время внутренних конфликтов НДРЮ группировки в Шабве и Абьяне часто сражались бок о бок с группами в Лахидже, но также соперничали друг с другом. Например, в конфликте 1978 года фракции из низменного прибрежного Абьяна противостояли группировкам из средней полосы иол (плато). Помимо газопровода Мариб-Балхаф в Шабве и небольших нефтяных месторождений, обе провинции экономически зависят от сельского хозяйства и кустарного рыболовства.Мухафазы в основном населены племенами и включают значительное количество фермеров из групп с низким статусом.

После Адена, Шабва и Абьян являются главным очагом конфликта между STC и правительством — один из многих индикаторов того, что STC находится во власти лидеров и получает большую часть своей поддержки от Лахиджа и Дали. Шабва имеет стратегическое значение, поскольку он примыкает к Аль-Байде и Марибу и является ключевым пунктом доступа к восточным провинциям, таким как Хадрамаут и Аль-Махра.STC и IRG обвиняют друг друга в попытке взять под контроль углеводороды Шабвы. Элитные силы Шабвы, группа, обученная в ОАЭ с якобы целью защиты провинции от джихадистских группировок, оставались активными до сентября 2019 года, когда IRG вытеснила свои 6000 боевиков из большей части провинции. К началу 2020 года IRG контролировала большую часть, если не всю, Шабву — частично с помощью самых влиятельных фигур там, включая Мохамеда Салеха бин Адью, губернатора Шабвы, и генерала Али бин Рашида аль-Харти, которого США обвиняется в принадлежности к «Аль-Каиде».В 2017 году Шабва подверглась большему количеству рейдов США против «Аль-Каиды», чем любая другая провинция.

Абьян был домом для одного из первых оплотов «Аль-Каиды», созданного в Йемене, а также для некоторых из первых джихадистских организаций, созданных в Йемене, таких как Исламская армия Аден-Абьяна. В 2012 году экстремистские боевики захватили два района в Абьяне (Джаар и Зинджибар), что побудило правительство начать военную кампанию по возвращению этих районов. В 2015 году часть прибрежного Абьяна снова временно попала под влияние джихадистов, но теперь большая часть провинции находится под контролем ЮТК.Абд аль-Латиф аль-Сайед, лидер Абьянского пояса безопасности и предположительно бывший член «Аль-Каиды», пережил четыре покушения с тех пор, как перешел на сторону ЮТК в 2017 году. Его люди контролируют большую часть Джаара, Зинджибара и части Ахвара. Тот факт, что Сайед получил лечение, оплаченное ОАЭ после одной попытки убийства, указывает на его ценность для коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, хотя с тех пор эта ценность упала из-за конфликта в Абьяне между его силами и силами, возглавляемыми ОАЭ.Министр внутренних дел Ахмед аль-Майсари попросил Сайеда присоединиться к IRG после последнего раунда боев между IRG и STC в августе 2019 года, но до сих пор он оставался верным своим покровителям из Персидского залива.

В отличие от Шабвы, в Абьяне есть лишь небольшое присутствие ислахов. Абу Бакр Хусейн Салем, который был назначен губернатором Абьяна в 2017 году, является одним из немногих поддерживаемых Ислахом деятелей IRG, которые сохранили определенную степень влияния там после частичного захвата провинции ЮТК.

Лахидж и Дали

Мухафаза Дали была образована в 1998 году, когда правительство объединило небольшую часть Лахиджа с частями Ибба, Таиза и Аль-Байды.Дали и Лахидж раньше включали в себя множество микрогосударств. Они экономически зависят от мелкого сельского хозяйства, кустарного рыболовства и эмиграции (за счет денежных переводов и инвестиций). Их жители, в основном принадлежащие к племени, составляли основную часть вооруженных сил и сил безопасности НДРЮ. «Хирак», общее название южных сепаратистских группировок, было создано в Дали в 2006 году как Ассоциация отставных военных, сотрудников службы безопасности и гражданского персонала. Ассоциацию возглавляли генерал Насер аль-Нобах, Абду аль-Маатари и Салах аль-Шанфари до 2017 года, когда Нобах начал руководить ею из Адена.Он сохранял эту роль до тех пор, пока ЮТК не захватил город. Нобах встал на сторону Хади во время поглощения STC, в то время как Маатари и Шанфари начали свои собственные сепаратистские движения в Дали, где они продолжают конкурировать с группой (с небольшим успехом).

В западной части Лахиджа проживает шейх Хамди Шукри аль-Субайхи, лидер Сопротивления Субайха против хуситов и его собственной сепаратистской группировки, состоящей из боевиков-салафитов. Он является одним из командиров бригады гигантов (силы, которые ОАЭ создали и активно поддерживают).Несмотря на то, что он сепаратист, он выступает против СТС и пользуется популярностью среди салафитов. Его влияние распространяется на Аль-Субайху.

Лахидж и Дали сегодня являются сердцевиной ЮТК, несмотря на то, что, по крайней мере на бумаге, в его руководство входят люди из всех провинций. Отчасти это связано с тем, что большинство командиров группы родом из Дали. Тем не менее, даже в этих двух мухафазах есть значительное количество боевиков, которые не входят в состав СТС или его поясов безопасности. СТК полностью контролирует только район Дали, центральную и южную части Лахиджа и районы западного Абьяна у побережья.В 2019 году другие районы Дали (ранее входившие в состав YAR) стали фронтом конфликта между IRG и хуситами. STC не интересуется северным Дали, но хуситы, воюя вдоль границ 1967 года, надеются контролировать весь Йемен.

Хадрамаут

До создания НДРИ Хадрамаут был разделен между султанатами Катири и Кайти. Это самая большая провинция Йемена с разнообразным населением. sada сыграли здесь важную экономическую и политическую роль — в отличие от других провинций.Племенные группы в Хадрамауте базируются в основном на йол и прибрежных равнинах. Хотя сада и племенные группы владеют сельскохозяйственными землями в провинции, члены групп с низким статусом занимаются там большей частью сельского хозяйства. Люди в провинции имеют давние связи с Саудовской Аравией и Юго-Восточной Азией благодаря миграции в прошлом веке и девятнадцатом веке соответственно. Некоторые члены диаспоры стали очень богатыми и после объединения инвестировали в провинции.В прошлом доходы мухафазы от нефти не приносили прямой выгоды Хадрамису, что вызывало некоторое недовольство.

Хадрамаут фактически имеет три различных подобласти. Первый из них — это прибрежный регион со столицей Мукалла, который Аль-Каида захватила в 2015 году, а через год правительство снова захватило. (Хотя ОАЭ заявили, что это крупная победа своих бойцов и элитных сил Хадрами, передача контроля была согласованным событием, в ходе которого боевики Аль-Каиды ушли с оружием и другой добычей, которую они приобрели.Вторая подобласть — это удаленная, малонаселенная и недоступная иол , по которой рассредоточены джихадистские группы — и откуда они время от времени совершают атаки.

Третья подобласть — это богатый сельским хозяйством вади (русло сухой воды), столицей которого является Сэйюн. В политическом отношении эта область в настоящее время связана с IRG. В районе вади , где Ислах силен и контролирует значительное количество мест в йеменском парламенте, мало сепаратистских сил — во многом благодаря поддержке низкостатусного сельскохозяйственного сообщества и работе его благотворительных организаций.Некоторые из его бывших сторонников перешли к более радикальной форме исламизма; В последние годы «Аль-Каида» и ИГИЛ совершили убийства в Катне, Шибаме и Сейюне, как правило, против представителей йеменской армии и коалиции. Большинство этих нападений происходит среди бела дня, тем самым нагло подрывая авторитет государства. В северной части Хадрамаута вооруженные силы IRG, в том числе на военной базе Аль-Абр, Аль-Хаша и Бин-Айфан (в 40 км к западу от Аль-Катна), находятся под командованием вице-президента Али Мохсена аль-Ахмара.Присутствие ислахов и джихадистов в отдаленных районах вызвало у местных жителей и некоторых экспертов по терроризму некоторые предположения о том, что они могут сотрудничать друг с другом. Самая влиятельная фигура ислахи в вади — Салах Батаис, который в настоящее время проживает в Турции вместе со многими фигурами ислахитов. Другие влиятельные лидеры включают шейха Абдуллу Салеха аль-Катири — члена бывшей правящей семьи и в настоящее время советника Хади — и шейха Авада бин Салема бин Мунифа аль-Джабри, вождя племени, широко уважаемого как в вади , так и в йол .Все они выступают против сепаратистов, хотя они, вероятно, больше привержены Хадрамауту, чем йеменскому государству в целом.

Существует реальная возможность усиления напряженности между сторонниками суфийских традиций и недавно созданными салафитскими движениями, ислахом и группами джихадистов. Суфии особенно важны в Тариме, где находится Дар аль-Мустафа, известное суфийское заведение, которое привлекает множество иностранных студентов. Это появление экстремистских салафитских группировок в этом районе представляет собой реальную угрозу для разнообразной социальной структуры Тарима, его богатой культурной самобытности и выдающихся семей.Это может обострить сектантство в Хадрамауте и еще больше подорвать религиозную терпимость по всей стране. Между тем сторонники бывших султанатов — одна из нескольких групп, которые предприняли попытки восстановить свое влияние в провинции, возродив ряд давних соперничеств.

В прибрежных районах, где государство практически отсутствовало с 2011 года, элитные силы Хадрами приветствовали местные жители и губернатор как обеспечивающие безопасность и стабильность. У местных жителей были очевидные стимулы присоединиться к этим силам, поскольку они платят более высокие зарплаты, чем в йеменской армии.Состоит из примерно 11 000 бойцов и обеспечивает присутствие STC в прибрежном Хадрамауте. В настоящее время этот район находится в ведении губернатора Фараджа Сулеймана аль-Бахсани, назначенного в 2017 году. Хотя он был рекомендован саудитами, репутация Бахсани побудила местных жителей принять власть Хади. Бахсани и его заместитель в первую очередь лояльны к Хадрамауту, а не к IRG или поддерживаемому ОАЭ STC, но он поддерживает хорошие дипломатические отношения как с Абу-Даби, так и с Эр-Риядом.

С 2017 года политики хадрами в Йемене и диаспора запланировали Хадрамаутскую инклюзивную конференцию, посвященную будущему своей провинции, — жест единства, который объединил влиятельных фигур разного происхождения. Они провели серию подготовительных встреч, но сама конференция была преждевременно прекращена вскоре после первого дня встречи. Тем не менее, организация выросла в силе, активно продвигая проблемы, касающиеся Хадрамаута, под руководством Амра бин Хабриша, главного шейха важного в военном отношении племени Хамум, а с 2019 года — заместителя губернатора.Генеральным секретарем конференции является Тарек аль-Акраби, который официально представляет ее в Эр-Рияде. Ахмед Ба Муалим, представитель сепаратистской фракции Бида и близкий союзник STC, присоединился к конференции, поддерживая хорошие отношения с другими фигурами хадрами. Позитивный характер этих отношений породил предположения о том, что саудовцы и эмиратцы теперь могут поддержать усилия конференции по поддержанию мира в провинции. Организация продолжает участвовать в общественной жизни Хадрамаута, финансируя экономические и экологические проекты, такие как инициативы в интересах детей.У него также есть офисы в вади и на побережье. Конференция получила широкую поддержку благодаря своей способности объединить самых разных деятелей хадрами в провинции и за ее пределами.

Несмотря на то, что между Хадрамаутской инклюзивной конференцией и Бахсани есть разногласия по поводу будущего провинции, он также укрепил свои связи с Хадрамисом, выступая за народные инициативы. Например, он призвал Хадрамаут удерживать 20 процентов своих доходов от нефти, пригрозив остановить добычу нефти, если правительство отклонит это требование.Таким образом, и губернатор, и конференция пытаются защитить интересы Хадрами, сохраняя при этом хорошие отношения с лидерами коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией. В Мукалле ЮТК и Бахсани стараются поддерживать хорошие отношения друг с другом, поскольку в городе находится самое большое и самое активное присутствие ЮТК в провинции. Известные деятели STC в Хадрамауте включают генерала Ахмеда бин Брейка — бывшего губернатора Хадрамаута и бывшего члена Всеобщего народного конгресса (но не имеющего отношения к вице-президенту STC Хани бин Брейк) — и Акиля аль-Аттаса, члена STC. президентский совет и бывший сторонник ислаха.

Многие влиятельные фигуры в Хадрамауте стремятся оставаться нейтральными в нынешней войне, защищая местные интересы Хадрами. Однако для хадрами нейтралитет может быть опасен. Хакам Салех бин Али Табет аль-Нахди, бывший сторонник Всеобщего народного конгресса, возможно, понес личную цену за свой нейтралитет в 2018 году, когда его сын был убит. Многие хадрами считают, что это убийство должно было предупредить нейтральных лидеров, чтобы они выбрали сторону.

Аль-Махра

Эль-Махра — вторая по величине, но наименее населенная провинция Йемена с населением всего 120 000 человек.Он также является наиболее удаленным, в результате чего его население исторически поддерживало более тесные отношения с Абу-Даби, Маскатом и Эр-Риядом, чем с Саной. Его население состоит в основном из соплеменников и малообеспеченных фермерских и рыболовных сообществ различного происхождения. Жители восточной части мухафазы имеют тесные связи с мухафазой Дофар в Омане. Его культура, в том числе язык химьяри, значительно отличалась от культуры остальной части страны, но за последние пять десятилетий она в значительной степени стала «йеменизированной».

Коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, обвинила хуситов в контрабанде оружия через Аль-Махру, который долгое время служил центром торговли. В более широком смысле, коалиция утверждает, что ее интервенция в Йемене направлена ​​на предотвращение контрабанды оружия Ираном хуситам через Оман — несмотря на то, что большая часть этой деятельности сосредоточена на прямых морских путях в восточные районы Йемена и не связана с Оманом. Это оправдание вмешательства Саудовской Аравии и Эмиратов в дела Аль-Махры вовлекло относительно мирную провинцию в международную дискуссию о войне в Йемене.

Нынешняя ситуация в Аль-Махре определяется теми же факторами, которые преобладают в других частях юга, включая политическое и племенное соперничество, а также стремление иностранных держав извлечь выгоду из фрагментации йеменского государства. С начала войны Эр-Рияд и Абу-Даби соперничали за контроль над Аль-Махрой. В 2018 году Саудовская Аравия заняла лидирующую позицию в провинции, где, как многие считают, планируется построить нефтепровод, который освободит ее от зависимости от Ормузского пролива.Власти Саудовской Аравии захватили порт Ништун, мощность которого они увеличивают.

Война также повысила важность торговых путей, пересекающих сухопутные границы Йемена. Действительно, пограничный пост Шехен превратился в процветающий город и стал важным связующим звеном со страной. Таможенные и другие сборы, собранные там, приносят губернаторству значительный доход. Однако в августе 2018 года власти Саудовской Аравии вынудили администрацию Махри повысить таможенные пошлины на 70 процентов и отклонить таможенные документы, выданные в Оманской зоне свободной торговли — меры, направленные на подрыв торговли между Оманом и провинцией.

Оман считает, что эти шаги приблизили войну к его границам. Страна желает сохранить свои прочные связи и свое влияние в Аль-Махре из-за тесных племенных отношений между Дофарисом и Махрисом. Маскат также обеспокоен тем, что присутствие там Саудовской Аравии может разжечь экстремизм на границе Омана, особенно после недавнего открытия салафитской школы в Сайхуте на западе провинции. Конкуренция между соседними с Йеменом государствами и финансирование, которое они предоставляют своим сторонникам, вызвали напряженность среди Махри.Islah присутствует в Эль-Махре, и, как и в других провинциях, он является самым сильным среди социальных групп с низким статусом.

Саудовская Аравия успешно оказала давление на власти Йемена с целью назначить своего союзника, сильного человека Раджеха Бакрита губернатором Аль-Махры в ноябре 2017 года. До сих пор он пытался уравновесить все силы в провинции и в регионе в целом. Он заменил Мохаммеда бин Куддоха, который был ближе как к Оману, так и к ОАЭ (несмотря на соперничество между этими двумя государствами). Самым популярным политическим образованием в провинции является Генеральный совет сыновей Аль-Махры и Сокотры, возглавляемый султаном Абдуллой бин Иса аль-Афраром — членом семьи, правившей султанатом Махра и Кишн до его упразднения в 1967 году.С момента своего создания в 2012 году главной целью совета было создание федерального округа в границах бывшего султаната. Совет стремится восстановить языковую, культурную, социальную, географическую и историческую независимость и однородность султаната, а также повысить свою роль в принятии политических решений в Аль-Махре после его исторической изоляции и политической маргинализации.

В октябре 2019 года, когда напряженность в отношениях между STC и IRG нарастала, Южный совет спасения был сформирован путем объединения антикоалиционной группы «Молодежь Аль-Махры» во главе с шейхом Али Салемом аль-Хурайзи и элементами южного Хирака. включая Баум.У Хурайзи прочные племенные связи как на севере, так и на юге, а Баум был лидером сепаратистского движения с момента его появления. Хотя Баум позже вышел из Южного совета спасения, организация остается популярной, поскольку она выступает против политики Саудовской Аравии по косвенному контролю над провинцией через проекты развития и оказания помощи, а также ее военное присутствие. Совет также выступает против участия Эмиратов в мухафазе и, в отличие от большинства южных движений, поддерживает единство Йемена.Хотя Южный совет спасения и Генеральный совет принципиально расходятся во мнениях относительно будущего Аль-Махры, они едины в своем противодействии иностранному вмешательству. Как и Хадрамаут, Аль-Махра относительно успешно избегал насильственных конфликтов благодаря формированию племенных и технократических союзов, основанных на представлениях об общей аполитичной идентичности.

Soqotra

Сокотра — объект всемирного наследия, занимающий стратегически важное положение между Аденским заливом и Аравийским морем.Тем не менее, в Сокотре нет военно-морских баз, поскольку острова практически недоступны примерно четыре месяца в году в сезон дождей. В основном благодаря международному интересу к его уникальной экологии, а также десятилетия миграции в ОАЭ 60 000 жителей острова все больше и больше связаны с внешним миром. Миграция Сокотри в ОАЭ в прошлом веке была важным фактором — большинство мигрантов уезжали в Аджман, где они стали очень богатыми по сравнению с ситуацией дома.Эти тесные связи усилили влияние Эмиратов на острова.

Конфликт в Сокотре стал микрокосмом более широкой войны между IRG и ОАЭ. Две администрации теперь конкурируют за контроль над островами: поскольку ОАЭ увеличили свое военное вмешательство и проекты «развития» там, Саудовская Аравия с некоторым успехом попыталась выступить посредником в конфронтации между силами Эмиратов и IRG. Например, в мае 2018 года — когда тогдашний премьер-министр Йемена Ахмед бин Дагер отказался покинуть Сокотру, если силы Эмиратов не уйдут с островов, — посредничество Саудовской Аравии способствовало уходу некоторых войск ОАЭ.(Позже Абу-Даби усилил свое присутствие там, отправив истребители STC.)

В октябре 2019 года Саудовская Аравия начала новую посредническую деятельность после того, как STC отказался передать штаб-квартиру Департамента безопасности главе службы безопасности провинции, недавно назначенной Хади. Ранее в этом году IRG обвинила эмиратцев в том, что они тренировали множество боевиков-сепаратистов и отправляли их в Сокотру. О контроле ОАЭ над островами свидетельствует тот факт, что они продолжают выдавать туристические визы тем, кто летит прямыми рейсами в Сокотру, — инициативе, против которой выступают власти Сокотри и IRG.Лидер STC в Сокотре — Яхья Мубарак Саид, который координировал инициативы по вербовке в Эмиратах и ​​пытался создать элитные силы Сокотри, аналогичные тем, что были в Хадрамауте и Шабве. Саид с помощью эмиратского офицера Халфана Мубарака аль-Мазруея продолжает призывать к протестам против поддерживаемого IRG губернатора Рамзи Махруса. Исса Салем бин Якут, проживающий в Омане старший шейх Сокотры, продолжает яростную кампанию против присутствия ОАЭ, осуждая его в своих показаниях перед Конгрессом США в октябре 2019 года.Короче говоря, в начале 2020 года у всех йеменских политических партий и тенденций теперь есть сторонники в Сокотре, и поэтому лояльность на островах разделена между йеменскими фракциями, ОАЭ и самой Сокотрой.

Эр-Риядское соглашение

5 ноября 2019 года STC и IRG подписали Эр-Риядское соглашение в присутствии Хади, наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана и наследного принца Эмиратов Мохаммеда бин Заида. Сделка последовала за вспышкой боевых действий в августе 2019 года, когда « пояса безопасности » и другие ополчения STC, поддерживаемые ОАЭ, взяли под контроль Аден.Также было несколько ранее столкновений между силами STC и поддерживаемой Саудовской Аравией IRG, особенно в Адене в январе 2018 года и в Сокотре в течение 2018 и 2019 годов. Как и в некоторых из рассмотренных выше случаев, Саудовская Аравия возглавила посреднические усилия, которые привели к соглашение. Сделка формализует передачу военного присутствия коалиции на юге Йемена из ОАЭ в Саудовскую Аравию — процесс, который на практике восходит к июню 2019 года, когда ОАЭ объявили о своем выходе из йеменского конфликта, оставив лишь некоторые из них. военный персонал позади (в прибрежных Хадрамауте, Шабве и Сокотре, а также в районе Баб-эль-Мандаба).

В 2019 году хуситы не только усилили контроль над северной частью Йемена, увеличились их вторжения и ракетные запуски по Саудовской Аравии, но и реализация Стокгольмского соглашения, спонсируемого ООН (подписанного в декабре 2018 года), застопорилась, в то время как напряженность в отношениях с Ираном также значительно ухудшилось. В этом контексте потеря IRG Адена в качестве временной столицы представляла серьезную угрозу легитимности правительства и подорвала коалицию, возглавляемую Саудовской Аравией. Поэтому Саудовской Аравии было необходимо восстановить IRG в городе.Халед бин Салман, недавно назначенный заместителем министра обороны Саудовской Аравии, предпринял серьезные посреднические усилия, направленные на наложение соглашения между STC и IRG. Эта инициатива по легитимации правительства Хади потребовала сотрудничества со стороны союзников Саудовской Аравии из Эмиратов, которое, судя по событиям в месяцы, последовавшие за подписанием соглашения, было реализовано лишь частично.

Соглашение призывает к формированию нового правительства в Адене, состоящего из 12 южных и 12 северных министров (предыдущая администрация включала большую долю южан и большее общее количество министров).Военные и службы безопасности обеих сторон должны быть выведены из городов Йемена вместе с их тяжелой военной техникой. Ополчения, поддерживаемые Эмиратами, должны быть интегрированы в вооруженные силы Йемена и подчиняться министерству обороны, а другие службы безопасности должны действовать в ведении министерства внутренних дел. Руководство двух министерств должно измениться. Между тем, новое правительство «активирует все государственные учреждения в различных освобожденных провинциях… и будет работать над выплатой заработной платы и финансовых пособий служащим всех военных секторов».

Согласно соглашению, все государственные финансовые ресурсы должны управляться через Центральный банк Йемена в Адене и подотчетны парламенту. Этот пункт, вероятно, будет непопулярным по двум причинам: во-первых, некоторые провинции — Мариб, Хадрамаут и Шабва — взяли под свой контроль часть своих доходов от нефти, а во-вторых, сепаратисты не позволили парламенту собраться в Адене. Реализация соглашения потребует беспрецедентного уровня сотрудничества и компромисса не только между Саудовской Аравией и ОАЭ, но и между йеменскими фракциями.Как показывает недавняя история, это может быть за пределами возможностей и воли сторон, которые до сих пор не продемонстрировали своей приверженности делу мира или благополучия йеменского гражданского населения. В этом процессе уже произошли значительные задержки — и есть сомнения, что он удастся в 2020 году, — поскольку южные провинции, похоже, более прочно, чем когда-либо, разделены между районами, находящимися под контролем IRG и STC соответственно. Признак грядущих проблем и серьезная угроза Эр-Риядскому соглашению в целом возник 18 января, когда в результате ракетной атаки погибло более 100 членов подразделения президентской гвардии, дислоцированных в военном лагере в Марибе, и из-за быть переброшенным в Аден.Хотя IRG обвинила в нападении хуситов, напряженность между IRG и STC вполне может быть связана с этим инцидентом, особенно с учетом заявлений Зубайди, сделанных Agence France-Presse всего несколькими днями ранее.

Соглашение должно осуществляться под контролем комитета, созданного коалицией, в которой, учитывая выход ОАЭ, доминируют саудовцы. Это вызывает опасения по поводу суверенитета йеменского государства и IRG. Эта договоренность напоминает власть, предоставленную в 2011 году Соглашению GCC, которое способствовало распаду Йемена.Эр-Риядское соглашение также имеет другие характеристики с аналогичными договоренностями в Йемене: сочетание неточных механизмов реализации, нереалистичных сроков и идеалистической последовательности. Однако, если прямые саудовско-хуситские переговоры увенчаются успехом, угроза суверенитету Йемена может уменьшиться, поскольку хуситы вряд ли позволят Йемену стать саудовским протекторатом. Более того, Эр-Риядское соглашение отвлекает от долгосрочной цели коалиции по восстановлению власти IRG во всем Йемене и изгнанию хуситов из их опорных пунктов.

Отсутствие значимого ответа США на ракетный удар по объектам Saudi Aramco в сентябре 2019 года убедило Эр-Рияд, что Вашингтон не будет принимать ответные меры против Тегерана от его имени. Это побудило саудовских лидеров попытаться договориться с хуситами о прекращении огня и урегулировании, что способствовало их усилиям по продвижению Эр-Риядского соглашения. 20 ноября 2019 года на ежегодном саммите GCC король Саудовской Аравии Салман публично выразил надежду на то, что Эр-Риядское соглашение проложит путь к более широкому урегулированию между внутренними йеменскими субъектами, указав, что правительство Саудовской Аравии перешло к признанию того, что хуситы присутствие в йеменской политике сохранится.

Одним из препятствий на пути осуществления Эр-Риядского соглашения является его неспособность разрешить фундаментальные разногласия между IRG и STC: первое стремится сохранить единство Йемена, в то время как существование последнего основывается на призывах к отделению юга. Чтобы быть эффективным, соглашение, которое предназначено исключительно для разрешения спора между IRG и STC, должно каким-то образом исключить тот факт, что оно основано на признании единого Йемена. Еще одна проблема сделки заключается в том, что она игнорирует все другие сепаратистские группировки.Учитывая сложные политические, экономические и исторические факторы, о которых говорилось выше, соглашение не обеспечивает целостного, долгосрочного решения ни южного вопроса, ни йеменского кризиса в целом.

Сделка также зависит от готовности ОАЭ сделать отношения с Саудовской Аравией приоритетными, а не поддерживать ЮТК. В последние месяцы появились признаки того, что ЮТК слабее, чем он заявляет, поскольку он потерял военный контроль над всеми районами, кроме тех, в которых проживают его основные лидеры.Организация также отказалась участвовать в последней спонсируемой международным сообществом встрече, призванной помочь южанам достичь консенсуса (состоявшейся в Брюсселе в декабре 2019 года). STC даже осудил шейха Салеха бин Фарида аль-Аулаки, который ранее был их главным союзником в провинции Шабва и который в последние десятилетия проявлял значительную гибкость в своих позициях, за участие во встрече.

Таким образом, глубокая враждебность между STC и правительством Хади и исключение других южных политических групп из Эр-Риядского соглашения предполагает, что широко распространенная похвала этой сделке вполне может быть неуместной.Сторонам следует извлечь уроки из Стокгольмского соглашения, которое было подписано более года назад и вызвало громкую международную похвалу, но было выполнено весьма частично. Единственным реальным достижением этой сделки стало временное военное прекращение огня в городе Худайда, которое не распространялось на другие части провинции.

Заключение и рекомендации

На юге существует множество групп, разделенных как воспринимаемой идентичностью, так и соперничеством за скудные природные ресурсы региона.Эти группы определяются не по месту жительства в нынешних мухафазах, а по различным факторам: их преданность, прежде всего, связана с памятью о «национальных» образованиях Адена и протекторатов, а затем — с новыми политическими институтами и движениями, возникшими за десятилетия после объединения. Например, в вади Хадрамаут теперь существует политическое образование, охватывающее территории, которые когда-то входили в состав государств Катири и Квайти, но объединились благодаря широкой лояльности сторонников ислама с низким статусом.В результате они составляют значительную часть вооруженных сил ИРГ под руководством вице-президента Али Мохсена аль-Ахмара. Дальше на запад особенности конфликта 1986 года в значительной степени совпадают с нынешним соперничеством между IRG и STC.

Стратегически важный, малонаселенный Аль-Махра вынужден иметь дело со многими внешними претензиями на своей территории. Хотя у Шабвы есть некоторые углеводородные ресурсы и газопровод Мариб-Балхаф, эти активы не обеспечивают значительной занятости для населения.Дальше на запад, Абьян, Лахидж и Дали, ранее входившие в состав НДРЮ, имеют мало природных ресурсов и в основном бедное население, которое веками поддерживалось миграцией и набегами. Конфликты между историческими микрогосударствами, входящими в состав этих провинций, вероятно, снова появятся в новой форме. Действительно, эти провинции сейчас предоставляют большую часть войск и лидеров салафитских сил, которых ОАЭ обучили и развернули.

Между тем интернационализация йеменского конфликта и интересы двух основных лидеров коалиции добавляют еще одно измерение к этому соперничеству.Например, ситуация в Эль-Махре сформирована решимостью Саудовской Аравии достичь одной из своих долгосрочных стратегических целей: обойти ограничения, налагаемые ее опорой на Ормузский пролив, который угрожает ее доступу к открытому морю для торговли энергоносителями. . Точно так же поддержка ОАЭ STC в Адене и других портах направлена ​​на развитие морского господства Эмиратов на побережье Аравийского полуострова, а также на оказание влияния на соперника IRG и, таким образом, на противодействие Ислаху.Иностранные военные интервенции в последнее десятилетие усугубили разрушительный гуманитарный кризис в Йемене и ускорили административные неудачи как де-факто, так и международно признанных местных властей. Эти экзогенные инициативы усиливают зависимость Йемена от внешних агентств, подрывая при этом способность местных субъектов и институтов разрабатывать свои собственные механизмы для разрешения ситуации.

Война усугубила политическую раздробленность юга, и южные сепаратисты оказались неспособными преодолеть межфракционное соперничество или разработать стратегии, направленные на решение проблем социального, экономического и политического развития населения.Они не предлагают никакой программы, которая генерирует поддержку за пределами региона, который они представляют, и, следовательно, подвержены иностранному влиянию. В то время как юг разрывается между множеством расходящихся движений и сепаратистскими претензиями, хуситы жестко держат свои позиции в контролируемых ими районах, надеясь распространить свою модель управления на всю страну. Хотя их идеология вызывает всеобщее отвращение, хуситы предлагают такой сильный централизованный контроль, которого так жаждут некоторые люди. Так же, как многие йеменцы выступали против социалистического режима, но уважали его за установление закона и порядка — и за его более широкие организационные возможности — они могут видеть преимущества правления хуситов, особенно учитывая хаос внутри IRG.Фрагментация может быть заманчивой: как Тихами и другие группы продемонстрировали на конференции по национальному диалогу, разрешение одному политическому образованию требовать особых прав в конкретном регионе только побуждает других последовать их примеру.

В этой сложной и рискованной среде европейские политики должны быть осторожны, чтобы избегать действий, которые могут привести к дальнейшему расколу Йемена и, в частности, его юга. Стране нужно сильное, но чувствительное новое правительство, которое граждане, которые привыкли видеть силу оружия в качестве основной формы контроля властей, считают справедливым и законным.При планировании и осуществлении интервенций иностранные державы должны учитывать исторические, геополитические, экономические и социальные нюансы южного Йемена. В поисках урегулирования, которое положило бы конец войне, ЕС и другие члены международного сообщества должны работать над восстановлением чувства государственности в Йемене. Для этого им следует запустить проекты и другие мероприятия, направленные на снижение социальной напряженности между южанами и северянами. ЕС должен помочь йеменским партиям участвовать во внутренних дискуссиях о будущем юга в рамках единого Йемена, предоставив им более сильную и прочную возможность для автономии через демократический процесс.

Политика поддержки Йемена как единого государства важна для предотвращения будущих конфликтов, поскольку альтернатива — позволить стране распасться на множество взаимно антагонистических, бедных ресурсами микрогосударств — феномен, который будет особенно очевиден в юг. Там единственной территорией, которая имеет достаточно экономических ресурсов и политической стабильности для независимой деятельности, является Хадрамаут — и Хадрамис уже совершенно ясно дал понять, что они не согласятся на интеграцию в южное государство вдоль границ, существовавших до 1990 года.Стремление ЮТК и других южных сепаратистских группировок восстановить южное государство нереалистично по нескольким причинам: учитывая значительный рост населения в последние десятилетия, большинство этих образований было бы экономически нежизнеспособным; Йеменцы могут решить свои огромные проблемы, в том числе проблемы, вызванные изменением климата и нехваткой воды, только путем сотрудничества в рамках национальной стратегии. Более того, такая попытка усугубит недовольство, порожденное многочисленными вооруженными конфликтами между соперничающими политическими образованиями, о которых говорилось выше, что приведет к дальнейшему насилию.Также вероятно возникновение других противоречий: в Хадрамауте значительная социальная напряженность между племенами, сады, и сельскохозяйственными рабочими с низким статусом, вероятно, усилится перед лицом растущего сектантства.

Напротив, хорошо спроектированное и тщательно управляемое федеральное государство могло помочь залечить эти раны, не вызывая новых недовольств. Региональное деление в таком государстве должно основываться на социальной сплоченности и равенстве природных ресурсов и экономического потенциала, а не на бюрократических соображениях.Диалог между южными политическими образованиями, основанный на социально-экономическом положении территорий, которые они контролируют, должен продолжаться. Тем не менее, как показали неудачи ЕС и других сторон в продвижении этого диалога за последнее десятилетие, необходим новый подход. Вместо того, чтобы объединять существующие фракции и политические партии, будущий диалог должен быть сосредоточен на вопросах социального и экономического развития, стремясь определить программы для решения повседневных проблем, с которыми сталкивается население. Здесь ЕС мог бы спонсировать серию встреч и исследовательских инициатив, охватывающих различные сектора.

Усилия по административной и политической реструктуризации Йемена должны основываться на серии конкретных обсуждений основных проблем развития страны в таких областях, как вода, образование, природные ресурсы, сельское хозяйство и социальная сплоченность. Подробный анализ и предложения по этим отраслевым вопросам могут лечь в основу дальнейшего диалога и, в конечном итоге, стать основой для федеральной структуры, которая изменяет границы каждого региона. В идеале, этот процесс должен возглавляться техническими экспертами, а не сторонниками, с целью разработки решений, основанных на потенциале развития, а не на индивидуальных проблемах.Такой подход изменил бы определение южных регионов, исходя из их экономической и политической жизнеспособности, а не фракционных интересов, и мог бы способствовать восстановлению чувства общей идентичности и солидарности, а не взаимной враждебности, характерной для нынешней ситуации.

Об авторах

Хелен Лакнер — приглашенный научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям и научный сотрудник Лондонского университета SOAS. Ее последняя книга — Йемен в кризисе: автократия, неолиберализм и распад государства (опубликована Saqi Books в 2017 году, Verso в 2019 году и на арабском языке в 2020 году).Она является редактором журнала Британо-йеменского общества и постоянным автором статей в журналах Open Democracy, Arab Digest и Oxford Analytica. Она также говорит о йеменском кризисе на многих публичных мероприятиях, в том числе в Палате общин Великобритании.

Райман аль-Хамдани — исследователь и консультант, специализирующийся на вопросах безопасности и развития на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Он родился в Сане, годы становления провел в Йемене, перемещаясь между Нидерландами, Саной и Нью-Йорком.Он имеет степень магистра международной безопасности и управления конфликтами Американского университета в Каире и степень магистра исследований развития Лондонского университета SOAS в качестве стипендиата Chevening.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Салеха аль-Батати и двух других людей, которые предпочли остаться анонимными, за их помощь с данными и анализом. Авторы несут ответственность за любые ошибки в тексте.

Европейский совет по международным отношениям не занимает коллективных позиций.Публикации ECFR отражают только взгляды отдельных авторов.

Йемен — Википутешествие

Йемен

ВНИМАНИЕ: Ни при каких обстоятельствах не отправляйтесь в Йемен. Страна охвачена гражданской войной, и ситуация на местах продолжает ухудшаться. Террористические группы продолжают планировать и проводить нападения в Йемене и могут атаковать без предупреждения или практически без предупреждения, нацеливаясь на туристические места, транспортные узлы, рынки / торговые центры и объекты местного самоуправления.Ни одна часть Йемена не застрахована от насилия. Прекращение боевых действий по всей стране ухудшилось после августа 2016 года, и с тех пор высокий уровень насилия, включая вооруженный конфликт, артиллерийский обстрел и авиаудары, в настоящее время сохраняется по всей стране. Попытки самостоятельного путешествия близки к самоубийству и, скорее всего, приведут к вашей смерти.
Информация о поездках для правительства: Австралия • Канада • Новая Зеландия • Великобритания • США
Расположение
Флаг
Краткая информация
Капитал Sanaa
Правительство Временное правительство
Валюта Йеменский риал (YER)
Площадь 527 970 км²
Население 18 701 257 (июль 2002 г., оценка)
Язык Арабский
Религия мусульманина, включая шафи (сунниты) и зайди (шииты) 97%, евреи, христиане и индуисты 3%, зорастризм 1%
Электроэнергия 220/50 Гц (вилка для Великобритании)
Код страны +967
Интернет-домен .ye
Часовой пояс UTC +3

Йемен находится на южной оконечности Аравийского полуострова и граничит с Саудовской Аравией и Оманом.В последнее время Йемен переживает тревожную историю с преобладанием гражданских войн и межплеменных конфликтов.

Понять [править]

Йемен — это сложная страна для передвижения, но награда для настойчивого посетителя — это незабываемые впечатления, населенные очень дружелюбными и открытыми хозяевами. Несмотря на то, что Йемен граничит с Саудовской Аравией и находится на том же полуострове, что и Объединенные Арабские Эмираты, это определенно особенное место.

История [править]

Йемен издавна существовал на перекрестке культур, он связал некоторые из старейших центров цивилизации на Ближнем Востоке благодаря своему расположению в Южной Аравии.Между XII веком до н.э. и VI веком он был частью царств Минаев, Сабеев, Хадрамаут, Катабан, Аусан и Химьяритов, которые контролировали прибыльную торговлю пряностями, а позже перешли под власть Эфиопии и Персии. В 6 веке химьяритский царь Абу-Кариб Асад обратился в иудаизм. В 7 веке исламские халифы начали контролировать этот район. После распада этого халифата Южная Аравия перешла под контроль многих династий, которые правили частью, а часто и всей Южной Аравией.Имамы персидского происхождения правили Йеменом с перерывами в течение 160 лет, создав теократическую политическую структуру, которая просуществовала до наших дней.

Египетские суннитские халифы населяли большую часть Йемена в XI веке. К XVI веку и снова в XIX веке Йемен был частью Османской империи, и в некоторые периоды имамы осуществляли контроль над всем Йеменом.

Современная история Южной Аравии и Йемена началась в 1918 году, когда Йемен получил независимость от Османской империи.С 1918 по 1962 год Йемен был монархией, управляемой семьей Хамидаддин. Затем Северный Йемен стал республикой в ​​1962 году, но только в 1967 году Британская империя, которая в 19 веке создала защитную зону вокруг порта Аден в Южной Аравии, вышла из того, что стало Южным Йеменом. В 1970 году южное правительство приняло коммунистическую систему правления. Две страны были формально объединены в Йеменскую Республику 22 мая 1990 года.

Климат [править]

Преимущественно пустыня; жарко и влажно вдоль западного побережья; умеренный климат в западных горах, подверженных сезонным муссонам; необычайно жаркая, сухая, суровая пустыня на востоке.В местах с большой высотой погода может быть прохладной. Сана, например, находится на высоте 2250 метров над уровнем моря. В зимние месяцы температура может упасть до нуля ночью.

Пейзаж [править]

Узкая прибрежная равнина, окруженная холмами с плоскими вершинами и скалистыми горами; расчлененные возвышенные пустынные равнины в центре склона переходят в пустыню на Аравийском полуострове. Внутренняя часть страны представляет собой пересеченную долинами возвышенность. Йемен можно разделить на пять регионов:

Прибрежная равнина: Прибрежная равнина Тихама — это низменная плоская равнина, на которой есть участки с очень плодородной почвой, вытекающей из горных ручьев, впадающих в нее.Некоторые из самых жарких мест на Земле находятся в Тихаме. Большинство его городов расположены на побережье, потому что соленый морской воздух может уменьшить воздействие жары.

Западное нагорье: Прибрежная равнина резко заканчивается у западных гор, где муссонные дожди, идущие из Африки, набирают силу через Красное море, и приходящие облака запутываются в зубчатых пиках западных гор и осаждают все, что держит облака. . В некоторых районах западного нагорья, особенно в Иббе и Таизе, выпадают осадки, похожие на дождевые леса, что обеспечивает плодородные земли, удобные для выращивания кофе, кат, пшеницы и сорго.Известно, что здесь горы имеют длительные подъемы; большинство гор возвышаются на высоте 2000 футов над уровнем моря до вершин от 7000 до 10000 футов. Известные вершины включают Джебель-Сумара, Джебель-Бадан, Джебель-Сабир и Джебель-ад-Дукайик, все они имеют высоту около 10 000 футов.

Центральное нагорье: это больше похоже на плато с холмами на вершине, так как горы менее изрезаны и получают меньше осадков, поскольку большая их часть выпадает на Западное нагорье. Здесь находятся одни из самых высоких гор Аравийского полуострова, в том числе легендарный Джебель-ан-Наби-Шуайб недалеко от столицы Саны, на высоте около 12000 футов над уровнем моря.Некоторые районы центрального нагорья имеют чрезвычайно плодородную почву, например, в Дхамаре, а температура в центральных нагорьях также чрезвычайно высока. Дневные температуры являются самыми высокими в мире: дневные максимумы составляют около 80 ° F, а ночью они могут опускаться до ниже нуля. Большая часть центрального нагорья, за исключением гор, имеет высоту более 7000-8000 футов.

Центральное плато: По мере того, как начинается постепенный спуск с центрального нагорья, оно в конечном итоге выравнивается на плато 3000-5000 футов, которое делится пополам долинами и вади или ручьями.Эта местность не такая суровая, как центральная или западная возвышенность, но растительность возможна только в долинах или около вади, поскольку они обеспечивают много поливной воды за счет осадков, которые выпадают только в отдаленных районах. Здесь очень часто случаются внезапные наводнения. Это простирается от Шабвы через Хадрамаут и Аль-Махра до Дофара в Омане, который также почитается многими йеменцами как часть Великого Йемена, не говоря уже о Наджране, Джизане и Асире в Саудовской Аравии.

Пустыня: Руб-эль-Хали, также известная как Пустой квартал, самая коварная пустыня в мире, а также самая большая песчаная зона в мире, находится на северо-западе Йемена, юго-востоке Саудовской Аравии и северо-западном Омане.В течение многих лет здесь не бывает дождя, а растительности практически нет. Температура может достигать 61 ° C (142 ° F)

Регионы [править]

Йеменское нагорье
Регион, медленно спускающийся на восток с гор на западе.
Сокотра
Более крупный остров дальше в Аравийском море.
  • Сана — столица
  • Аден — приморская бывшая столица Южного Йемена.
  • Аль-Худайда — относительно большой город на берегу Красного моря с прекрасными пляжами
  • Аль-Мукалла — крупнейший город и шумный порт Восточного Йемена, ворота в исторический регион Хадрамаут
  • Кавкабан
  • Шибам — знаменитый исторический город Хадрамаут, пожалуй, самое захватывающее и экзотическое место Йемена
  • Ta’izz; самый густонаселенный город Йемена

Другие направления [править]

Визовые ограничения :

Во въезде может быть отказано тем, кто предъявил штампы и / или визы из Израиля.

Визовые ограничения :

  • Путешественникам, которые посетили Йемен, будет отказано в разрешении ESTA для въезда в Соединенные Штаты Америки, и поэтому им потребуется получить визу в ближайшем посольстве или консульстве.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Саудовская Аравия, по-видимому, заблокировала все уровни въезда в Йемен (порты, дороги, аэропорты), поэтому, если вы все еще хотите туда попасть, вам придется найти другой путь.

Визовые правила меняются довольно регулярно, и следует связаться с посольством, чтобы убедиться, что соответствующая документация получена (рекомендуется также спросить одного из лицензированных туроператоров в Сане). С января 2010 года визы по прибытии больше не выдаются, и гражданам большинства стран (за возможным исключением членов Совета сотрудничества стран Персидского залива) необходимы предварительные визы. Большинство виз действительны в течение 30 дней с даты выдачи (3 месяца для Европейского Союза, но иногда это зависит от настроения официального лица, имеющего дело с вами).Другой способ получения визы — через одного из лицензированных туроператоров, так как им разрешено готовить предварительные визовые документы для своих клиентов в Министерстве иностранных дел. Такая предварительная виза действительна в течение 30 дней со дня выдачи, после чего в аэропорту Саны выдается настоящая виза.

В январе 2010 года власти Йемена приостановили выдачу всех виз по прибытии во все йеменские порты. это действие было предпринято для минимизации угрозы терроризма в Йемене.

Самолетом [править]

По состоянию на июнь 2021 года YEMENIA выполняет только коммерческие рейсы из международного аэропорта Адена (ADE / OYAA) в Амман, Каир, Эр-Рияд, Джидду, Джибути и Хартум.Другие рейсы включают рейс YEMENIA из аэропорта Сэйюнь (GXF / OYSY) в Каир.

Поездом [править]

Нет поездов в Йемен и в пределах Йемена.

На машине [править]

Можно пересечь оманско-йеменскую границу на машине, хотя на пограничных постах часто трудно договориться. Пересечь из Саудовской Аравии на автомобиле значительно сложнее, так как правила ввоза автомобиля в Саудовскую Аравию очень сложны.

Автобусом [править]

Некоторые автобусы, курсирующие по всему Аравийскому полуострову, отправляются в Йемен.Автобусы в основном комфортабельны и оснащены кондиционерами, хотя в парке иногда есть старые автобусы, которые могут быть не очень удобными для нескольких часов поездок. Обратите внимание, что прибытие из Омана может оказаться трудным, особенно если вы пытаетесь добраться до Саны. Из Салалы в Саюн ходят автобусы в Вади Хадрамаут и Мукаллах в Индийском океане, но в настоящее время туристам (особенно из неарабских стран) не разрешается пользоваться общественным транспортом по дорогам, соединяющим Восток и Запад. Йемен: Мукаллах — Аден и Сайюн — Сана.Чтобы попасть из западной части страны в восточную, туристам необходимо сесть на самолет.

На лодке [править]

Есть пассажирские паромы из Джибути. Они дешевые, но не очень удобные.

Обойти [править]

Йемен — непростая страна для передвижения, поскольку для иностранных граждан требуются разрешения на поездку, а в некоторых регионах самостоятельное путешествие невозможно. В восточной части региона Махра отсутствует дорожная инфраструктура, в то время как во всех других регионах Йемена есть сотни километров новых дорог.Если вы отважный путешественник, местный транспорт (такси, автобусы, самолет) идеально подходит для дешевых поездок. Более дорогое, но более эффективное путешествие — это забронировать тур через одного из зарегистрированных туроператоров, которых вы можете найти в Министерстве туризма Йемена. Имейте в виду, что в Йемене есть много незарегистрированных туроператоров, предлагающих услуги более низкого качества, не имеющих отношения к делу, и зачастую туристы не получают всех платных услуг. В случае возникновения каких-либо проблем Министерство туризма не сможет вам помочь, если вы решите путешествовать с незарегистрированным туроператором или поставщиком услуг.

Для поездок за пределы столицы многие путешественники предпочитают автомобиль (предпочтительно полноприводный) и могут нанять водителя через местное туристическое агентство. Более бесстрашным путешественникам непременно стоит воспользоваться услугами местных внутригородских автобусов, которые дешевы, удобны и являются прекрасным способом познакомиться с страной. Автобусы обычно останавливаются каждый час или около того, что делает это медленным, но гораздо более интересным способом передвижения для тех, кто готов к приключениям и дружеским разговорам.Самая большая компания Йемена — Yemitco, их офисы находятся в крупных городах.

Кроме того, для всех поездок за пределы столицы потребуется разрешение на поездку (tasriih) от туристической полиции, ее участок расположен в 30 метрах вверх по каналу от отеля Arabian Felix. Вам нужен паспорт, список пунктов назначения и временной интервал, на который вы собираетесь оставаться за пределами столицы. Фотографии не требуются, однако возьмите с собой ксерокопию визы и страницу с изображением в паспорте, так как ксерокс часто не работает.Это занимает около 15 минут. Офис закрыт с полудня до (скажем) 14 часов. Затем вы делаете множество фотокопий тасриих, которые обрабатываете на военных контрольно-пропускных пунктах по пути. Это может показаться неудобным, однако оно предназначено для того, чтобы путешественники случайно не попали в районы племенных волнений — и наоборот. В некоторые районы страны запрещено передвигаться без военного сопровождения, а в другие районы вообще запрещено передвигаться. Хотя концепция постоянного информирования о местных условиях в предполагаемых пунктах назначения используется слишком часто, в Йемене это важно, поскольку невыполнение этого требования может привести к похищениям или еще более худшему.Тасрий не проверяется, если вы летите в основные города Йемена, такие как Аден, Аль-Худаида и т. Д.

В Йемене существует обычная ближневосточная система маршрутных такси. В каждом городе, а часто и в городах, есть хотя бы одна станция маршрутных такси ( bijou, , от Peugeot), откуда машины отправляются в разные пункты назначения. Просто спросите кого-нибудь о своем пункте назначения, и они укажут вам машину, которая едет туда. Водитель не уедет, пока все сиденья не будут полностью заполнены, что означает 2 человека на пассажирском сиденье, четверо посередине и трое сзади в стандартном Peugeot, который почти всегда используется для этой цели.Если вы хотите путешествовать с большим комфортом, вы можете заплатить за два места или за целый ряд. Если вы женщина, путешествующая одна, вам могут предложить два места впереди по цене одного, но часто вас просят заплатить за оба.

Официальным языком является арабский. Хотя многие местные жители будут хотя бы пытаться общаться с людьми, не говорящими на арабском, на других языках, любому посетителю почти наверняка понадобится хотя бы немного арабского, особенно если он путешествует за пределами столицы. Даже в пределах Саны двуязычные знаки, распространенные на большей части Ближнего Востока, обычно отсутствуют с преобладанием арабского письма и чисел.При этом йеменцы очень открыты для общения, и махание руками, шумы и улыбка могут увести вас очень далеко, даже если не всегда туда, куда вы хотели попасть (обычно на сеанс жевания кат).

Йеменцы говорят с множеством разных акцентов из-за исторической недоступности частей страны. Посетителю нередко говорят, что его или ее кропотливые попытки говорить по-арабски на самом деле являются «арабскими», а не «йеменскими» или «достаточно йеменскими». Более шумным деревенским детям почти наверняка понравится слышать попытки посетителя говорить на их языке, и они выразят эту признательность либо смехом, либо задавая вопросы о родине посетителя.

Сана: Бабель Йемен (старый город), Вади Дхар (дворец Дар аль-Хадшар — также известный как каменный дом). Обратите внимание, что Сана находится на высоте более 2200 м (7200 футов) над уровнем моря. Старый город — это мистическое и удивительное место, а также объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Улицы оживленные и шумные, вокруг многоэтажных домов, похожих на имбирные бусины, — одного из старейших городов мира.

Сокотра: у южного побережья Йемена — идиллический остров, нетронутый современным человеком и являющийся домом для многих редких видов и растений.Море бирюзово-голубое, а песок чистый и чистый. Один из самых ценных островов на планете, который часто называют самым инопланетным местом на Земле. Его пляжи напоминают пляжи Карибского моря, его горы и горы Йемена, покрытые 300 видами, которые встречаются только на Сокотре. Должен увидеть.

Кавкабан: Старый город-крепость к северо-западу от Саны высотой 3000 м (10 000 футов) с элегантными старыми зданиями, являющимися артефактами древней химьярской цивилизации 2000 лет назад. Можно увидеть химьярские надписи, а также старые «Звезды Давида» из старых еврейских корней Химьяра.Под горой открывается великолепный вид на равнину, усеянную старыми городами из сырцового кирпича.

Саада: Самый северный крупный город Йемена, старый город полностью построен из крепкой грязи, которая поддерживает температуру внутри в суровые зимы. Его окрестности известны своим восхитительным виноградом, изюмом, финиковыми пальмами и другими фруктами.

Аль-Махвит: город на северо-западе от Саны, Аль-Махвит — красивый и величественный город на вершине горы, где зеленые пейзажи и выдающиеся архитектурные образцы Йемена проявляются в лучшем виде.Это часть западного нагорья, где летом могут быть сильные дожди, а под горами всегда можно увидеть облака.

Бура: охраняемая территория в Йемене в провинции Аль-Худайда, это место представляет собой гору высотой 2200 метров (7200 футов), покрытую естественными лесами, напоминающую один из тропических лесов Африки. В Буре много разновидностей флоры и фауны, расположенных только в Йемене и его исторических границах (Наджран, Джизан, Асир, Дофар и Ар Руб аль-Хали). Это одно из красивейших мест Йемена.

Манаха: Большой старый город на пике высотой 2700 м (9000 футов), известный своим смелым расположением и красивыми пейзажами. Этот город — прекрасный образец жизни средневекового Йемена.

Мариб: столица Сабейского королевства, построенная около 3000 лет назад, со знаменитой плотиной Мариб, одним из инженерных чудес света. Было сказано, что тысячи лет назад величественная плотина помогла создать одни из самых зеленых зон в мире, и эта идея также подтверждается историческими текстами, такими как Коран.Известно, что здесь находилось царство царицы Савской, и артефакты и храмы ее правления до сих пор сохранились и сохранились.

Ибб: Зеленое сердце Йемена с годовым количеством осадков около 1200 мм в год. Он расположен примерно в 10 000 футов высотой в горах. Город Ибб, однако, находится в долине, но водопады, как известно, присутствуют и красивы. Исторический город Джибла расположен недалеко от города Ибб. А с самым свежим климатом на всем полуострове неудивительно, почему его называют Зеленым сердцем Йемена.

Аль-Хаука: в одном из самых жарких мест на земле вам нужен пляж, а в Аль-Хауке — один из лучших пляжей в Йемене. Берег длинный и позади него есть пальмовые поля и небольшой симпатичный городок. Красное море относительно спокойное и прохладное, отлично подходит для тех мест, где летние температуры обычно превышают 48 ° C.

Таиз: культурная столица Йемена, самый либеральный и дружелюбный город страны. Он был столицей Йемена, когда у власти был последний имам, и является средневековым городом.Над Таизом возвышается Джебель-Сабир высотой 3000 м (10 000 футов), который известен во всем Йемене своим великолепным подъемом и видом с вершины. Эта гора очень плодородна и является домом для десятков тысяч людей, живущих на горе и вокруг нее.

Шибам: обычно называемый Манхэттеном пустыни, этот город, расположенный в Вади Хадрамаут, имеет первые небоскребы в мире. Сотни глинобитных домов высотой от 5 до 11 этажей заключены в обнесенную стеной территорию, которая просто изумительна.Столешницы окрашены гипсом, минералом, который обычно встречается в Йемене. Некоторым зданиям более 700 лет.

Тарим и Сай’ун: Эти близлежащие города почти полностью построены из самана. Города хорошо организованы и элегантны, в каждом городе есть знаменитые дворцы и мечети.

Аль-Мукалла: Аль-Мукалла, пожалуй, самый развитый город в Йемене, жемчужина Аравийского моря. Однако вокруг него, вокруг прекрасных пляжей, лучший в Йемене, как известно, находится в Бир-Али, который находится в протяженных 100 км езды, хотя это того стоит.

Национальный парк Хауф: единственный естественный лес на Аравийском полуострове, поскольку он подвержен сезонным муссонным дождям, которые также влияют на Индию. Горы и холмы покрыты зеленой шапкой на милю с дикой жизнью, похожей на один из тропических лесов, этот лес также простирается до оманской стороны границы, от Кишна, Йемен, до Салалы, Оман.

Йемен — страна, которую везде просто необходимо посетить. Это туристическая страна, где хотя условия проживания могут быть не самыми лучшими, но сама страна хранит так много сокровищ, которые понравятся любому непредубежденному посетителю.Достопримечательности потрясающие, люди дружелюбные, их культура уникальна, а их еда вкусная. Совершите поездку с личным водителем по горам, чтобы увидеть природные красоты, нигде больше на планете нет. Посмотрите, какую историческую роль сыграл Йемен, поскольку он выжил даже во времена шумеров и древних египтян, и как никому не удалось полностью завоевать Йемен. И наслаждайтесь тем, что дает страна, например, драгоценными камнями, буквально разбросанными по горам, драгоценными пляжами и историческими артефактами этой многоликой нации, в одно мгновение.

Практически везде, куда бы вы ни посмотрели, у вас будет возможность купить изогнутый кинжал (джамбия), который носят местные жители. Это может быть просто кинжал и его ножны, однако ремни ручной работы и серебряные мешочки также продаются, и многие туристы предпочитают покупать каждый предмет отдельно. Покупая джамбию, помните, прежде всего, что она считается оружием для таможенных целей, даже если больше не используется в качестве оружия. Во-вторых, имейте в виду, что ножны преимущественно кожаные с добавлением основного металла или (в более дорогих моделях) серебра.Традиционно ручки изготавливались из рога животных или даже из слоновой кости. Хотя сомнительно, что продаваемые сегодня ручки, сделанные из любого из этих продуктов, настоящие, деревянная или янтарная ручка может быть лучшим вариантом. Если настоящая джамбия кажется слишком большой, есть также обычно доступные подвески и броши в форме ножа и его ножен.

Ожерелья и украшения также являются обычными сувенирами, и многие из них фактически сделаны из полудрагоценных камней, как утверждают продавцы сувениров.Тем не менее, к любой уверенности в том, что кто-то действительно покупает колье из лазурита или что-то в этом роде, следует добавить здоровую крупицу соли.

Торг (даже с деревенскими детьми) ожидаем и стоит. Если вы путешествуете с местными гидами, обычно они просят «йеменскую цену», однако любой торг со стороны туриста приведет к скидкам. Также имейте в виду, что то, что может показаться абсурдно низкой ценой на товар в западных терминах, по-прежнему будет отличной отдачей для многих местных жителей.

На туристических объектах везде есть продавцы сувениров. В некоторых горных деревнях, таких как Кавкабан, их техника заключается в том, чтобы почти заманить туристов в тачки, полные сувениров. Решительно отказаться от предлагаемых товаров — это искусство, даже если продавцом является мальчик или девочка, находящиеся в крайне плохих обстоятельствах.

Йеменская валюта, риал (риял), подвержена высокой инфляции. В результате многие цены (особенно те, которые указаны для светлокожих посетителей) будут указаны в долларах США или даже в евро.Любая из этих трех валют будет принята продавцом, поэтому запрашивайте стоимость в той валюте, которую вы носите в данный момент. Скидки при оплате в той или иной валюте недостаточно высоки, чтобы гарантировать оплату только местными деньгами (например), но удача может быть на вашей стороне.

Из-за войны два типа банкнот; 500 и 1000 риалов выпущены в 2001 году; используются в регионе Хоути, в то время как 100, 200, 500 и 1000 риалов, выпущенные в 2018 году, используются в Южном Йемене.

Йеменская кухня заметно отличается от остальной части Аравийского полуострова и является настоящей изюминкой любой поездки в страну, особенно если ее разделяют местные жители (это приглашение, которое большинство посетителей будет получать чаще, чем они могли ожидать).

Фирменное блюдо — сальта , тушеное мясо на основе мяса, приправленное пажитником, которое обычно подается в конце основного блюда. Вкус совершенно не похож на какие-либо западные блюда, что может удивить новичков, но это вкус, который стоит приобрести.

Йеменский мед особенно известен во всем регионе, и в большинстве десертов он отличается широкой подачей. Особо следует отметить бинт аль-сан , своего рода плоскую форму из теста, пропитанную медом.Другой сладкий продукт, который стоит попробовать, — это йеменский изюм. Также вы найдете несколько пекарен, которые продают халву, густой десерт, приготовленный из различных ингредиентов, таких как молоко, мука, сахар и множество других ингредиентов.

Лист qat , хотя и не является «пищей» как таковой, еще можно положить в рот. Это йеменский социальный наркотик, и его жует почти все население с обеда до обеда. Это растение выращивают по всей стране, и большинство йеменцев более чем рады предложить посетителям одну-две ветки.На самом деле жевать кат — это что-то вроде искусства, но общая идея состоит в том, чтобы жевать маленькие мягкие листья, мягкие ветки (но не твердые) и образовать большой комок на щеке. Способность жевать все увеличивающиеся шарики кат — предмет гордости йеменцев, а вид мужчин и мальчиков, идущих по улице днем ​​с выпуклыми щеками, — это то, к чему посетитель скоро привыкнет. Фактические эффекты катарана неясны, хотя обычно он действует как мягкий стимулятор.Он также имеет что-то вроде подавления аппетита, что может объяснить, почему в Йемене так мало людей с избыточным весом, несмотря на характер их кухни. Бессонница — еще один побочный эффект.

Йемен официально является засушливой страной, однако немусульмане имеют право ввозить в страну до двух бутылок любого алкогольного напитка. Их можно пить только в частной собственности, и выходить на улицу в состоянии алкогольного опьянения — не самое мудрое решение. Алкоголь официально запрещен везде, кроме Адена и Саны, где возраст употребления / покупки алкогольных напитков составляет 21 .

Многие соки и безалкогольные напитки легко доступны, но вам следует избегать более неряшливых магазинов соков, поскольку они могут использовать в качестве основы водопроводную воду. Многие йеменцы пьют чай (шай) или кофе (кахва или булочка) во время еды. Йеменский кофе значительно слабее крепкого турецкого кофе, который можно найти в других частях полуостровной Аравии.

Следует избегать использования водопроводной воды. Это сравнительно легко сделать, так как вода в бутылках — как охлажденная, так и комнатной температуры — доступна повсюду.

За пределами столицы и крупных центров (Сана, Аден и аль-Мукалла) жилье, как правило, довольно простое и, как правило, с матрасами на полу, как правило, с общими ванными комнатами. В большинстве крупных деревень будет по крайней мере один фонд Funduq , который обеспечит такое жилье. Места обычно называются Туристической гостиницей [Название деревни]. Имейте в виду, что электроснабжение обычно немного нестабильно, поэтому на горячую воду не всегда можно рассчитывать.

Размещение в Funduq оценивается не по звездной шкале, используемой в других странах, а скорее по йеменской «листовой» шкале, где «без простыни» является самой простой, а «двухсторонней» — верхней оценкой.Некоторые другие отели, в основном в Сане, имеют звездную шкалу, в первую очередь Movenpick, Sheraton и Sheba Hotel. Это не означает, что на «безпечатном» фундуке не получится получить простыню, хотя в некоторых местах может быть стоит принести ее! Большинство фундук предлагают еду, почти всегда местную кухню, а лучшие подадут ее в комнате в стиле дивана , где можно есть, лежа на подушках. В некоторых фундук за ужином следует «вечеринка» с исполнением традиционной музыки и танцев джамбия — иногда с участием публики.

В частности, в Сане есть институты, предлагающие обучение на арабском языке. Преимущества изучения языка в Йемене заключаются в том, что используемый диалект очень близок к классическому арабскому языку, а также в том, что на других языках, помимо арабского, говорят гораздо реже, чем в соседних странах. Однако одним важным исключением из этого правила является диалект старого сана, который трудно понять даже арабам из других стран, и который становится совершенно непонятным в сочетании с большим комом кат на щеке говорящего.

Работу в Йемене трудно получить иностранцу. Группы молодых людей, ожидающих работы в общественных местах и ​​у дороги в поисках работы, не отражают нехватку рабочих мест. Скорее, это отражает то, что многие йеменцы не имеют достаточного образования, чтобы работать не вручную. В результате иммигранты из стран Африки к югу от Сахары часто работают в сфере услуг (среди экспатов популярна шутка о том, что «что-то типично йеменское» на самом деле является эфиопской горничной). Однако образованным жителям Запада нелегко, поскольку существует множество бюрократических препятствий для работы в Йемене.Большинство жителей Запада, которые находят там работу, как правило, работают в качестве экспатов в западной компании с интересами в стране.

Единственное исключение: если вы носитель английского языка, многие места в больших городах, от школ до университетов до правительственных организаций и компаний, отчаянно нуждаются в учителях английского языка и обычно не требуют никакой квалификации. Иногда даже можно устроиться преподавателем, если английский не является вашим родным языком.

Также в Сане местным англоязычным журналам часто требуются корректоры.

Оставайтесь в безопасности [править]

ВНИМАНИЕ: Не въезжайте в Йемен, если вы ЛГБТ. ЛГБТ-деятельность в Йемене строго запрещена. Любая однополая деятельность влечет за собой автоматическую смертную казнь с поркой, химической кастрацией, избиением, пытками, штрафами или, в редких случаях, когда вам повезет, вы переживаете все остальное, и они вас жалели, тюрьма с депортация. Казни виджиланте происходят постоянно и полиция будет закрывать глаза, присоединяться к насилию или быть соучастником. Ни один бизнес не является дружественным к ЛГБТ. и полиция без колебаний арестует любого, кого подозревают в принадлежности к ЛГБТ.

Вы не можете полагаться на помощь полиции, поскольку многие из них коррумпированы и закрывают глаза на мошенничество и даже насильственные действия.

Неуважение к исламу или попытка обращения в ислам караются смертной казнью.

Любой, кто въезжает в страну, должен стараться быть в курсе точной ситуации с безопасностью в предполагаемых пунктах назначения и быть готовым изменить планы, если ситуация требует этого.

В марте 2009 года произошло два отдельных, но связанных террористических акта. 5 южнокорейских туристов были убиты и 3 получили ранения в результате теракта-самоубийства во время посещения Старого города-крепости Шибам, и произошло еще одно нападение, направленное на следователей и родственников первоначальных убийств.

В июне 2009 года 9 иностранных гуманитарных работников — 7 немцев, 1 англичанин и кореец — были похищены в регионе Северный Саада. Позже были обнаружены 3 тела. Судьба остальных заложников в настоящее время неизвестна.[1]

В январе 2012 года по меньшей мере шесть гуманитарных работников разных национальностей были похищены в туристической зоне к западу от Саны. [2]

В сентябре 2012 года большая толпа напала на территорию посольства США. Демонстрации продолжаются в различных частях страны и могут быстро перерасти в насилие. В декабре 2012 года в центре Саны были похищены мужчина из Австрии и пара из Финляндии, изучающая арабский язык. Попытки похищения жителей Запада продолжаются. Таким образом, многие посольства по всему миру советуют не ездить в эту страну, тем более что насилие, похоже, распространяется на когда-то считавшиеся более безопасными регионами страны.

В Йемене потребление алкоголя в общественных местах является наказуемым деянием. Гомосексуальные отношения также запрещены и могут караться смертью.
Движение справа. В то время как йеменские водители имеют репутацию плохих водителей, в действительности все обстоит немного сложнее. Риски идут, особенно в Сане, которые обычно не принимаются в других местах, но местные жители ожидают этого и компенсируют соответственно.

Однако для поездок за пределы Саны использование полного привода почти обязательно, поскольку большинство дорог вдали от маршрутов, соединяющих главные города, не имеют твердого покрытия.Путешественникам также следует серьезно подумать о найме местного водителя / гида, поскольку карты, как правило, не так полезны, как в других странах. Требуется пропуск через границу в пределах города, так как они хорошо защищены военными. Также стоит отметить, что в Йемене одна из самых высоких групп вооруженного гражданского населения, поэтому будьте осторожны.

Оставайся здоровым [править]

Водопроводная вода следует избегать . Чтобы оставаться в безопасности, рекомендуется придерживаться бутилированного сорта.

Кроме того, имейте в виду, что страна исключительно пыльная.Путешественники с затрудненным дыханием (например, астмой) могут столкнуться с проблемами в более отдаленных местах.

Сухой воздух (особенно с сентября по апрель) может быть неприятным, вызывая трещины на губах и иногда кровотечение из носа. Всегда носите с собой палочку с вазелином, которую можно купить в большинстве аптек Йемена, и пачку салфеток.

Помните, особенно во время пеших прогулок, что большая часть страны находится на высоте. Поэтому, помимо обычных мер по питью большого количества воды и защите от солнца (что может быть очень суровым в Йемене), помните о любом головокружении, которое может возникнуть при быстром подъеме.Многие из наиболее популярных пешеходных маршрутов покрыты рыхлыми камнями, поэтому будьте осторожны. Некоторые пиковые подъемы могут быть под углом около 70-80 градусов, поэтому любое падение будет разрушительным. Будьте готовы к использованию повязок и / или антибактериальных кремов на случай, если вы порежетесь, что является нормальным явлением во время пеших прогулок.

Малярия присутствует в низменных районах Красного моря.

Respect [править]

При изучении Йемена всегда следует соблюдать три правила:

1. Это мусульманская страна.Таким образом, будьте внимательны к тому, куда вы направляете камеру. За каждым углом есть множество отличных возможностей для фотосъемки (обычно вопрос в том, что нельзя исключать из каждого изображения), но когда фотографируете людей, всегда спрашивайте в первую очередь. Арабская фраза «мамкин ахуд сура минак?» действительно очень полезно. Никогда, никогда не пытайтесь фотографировать женщин , даже если вы сами женщина. Это считается серьезным оскорблением и может привести к более чем нескольким резким словам. Также не пытайтесь фотографировать что-либо, что выглядит так, как будто это может иметь какое-либо стратегическое значение (т.е. есть хотя бы один солдат или полицейский, охраняющий его).

2. Несмотря на близость к более богатым нефтедобывающим странам, Йемен является одним из самых бедных государств на земле. Условия жизни многих местных жителей очень тяжелые. Как турист, ожидайте, что местные торговцы потребуют от вас более высоких цен. Помня об уровне бедности в Йемене, туристы должны сопротивляться сочувствующим побуждениям заплатить первую цену торговцу. Торговля — это образ жизни во многих странах мира, которого ожидают от всех покупателей.

3. Если зона закрыта, это происходит по очень уважительной причине. Как ни заманчиво играть в бесстрашного исследователя, нет причин увеличивать риск похищения или того хуже, если только в этом нет крайней необходимости.

Кроме того, будьте готовы к тому, что вас попросят ручки (калам, галам) для местных школ, а также сладости (конфетки). В первом случае, если у вас есть лишний, вы можете рассмотреть его. В последнем случае не поддавайтесь желанию раздать подачку, так как это вызовет ожидание прибытия следующего иностранца.Само собой разумеется, что нельзя давать детям деньги («фулус!», «Бизнес!»). Вместо этого пожертвуйте местным благотворительным организациям.

Связаться [редактировать]

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *